Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Ислам в современном мире №7 (2007)
24.04.2008
ИСЛАМ В ДИАЛОГЕ КУЛЬТУР

Д.З. Хайретдинов,
к.и.н., этнолог (Москва)

МУСТАЛИТЫ: история и настоящее

Процессы, происходящие в сегодняшнем мире, выдвигают перед религиозными общинами вопросы, ответов на которые не было ни у одного из предшествующих нам поколений. С другой стороны, глобализация дает великолепную возможность общинам, разделенным тысячами километров, многочисленными государственными границами, отличающимся своими языками, вероучениями и обычаями, изучать и познавать опыт друг друга. В настоящей статье мы познакомимся с историей одной из таких далеких от России конфессиональных групп, пытающейся в меру своих возможностей ответить на вызовы времени, и хотя между российскими мусульманами и этой общиной колоссальные различия по всем перечисленным пунктам, проблемы, стоящие перед нами, по большому счету, одни и те же.

I

Исмаилизм как течение зародился в недрах шиитского ислама в VIII в. Как это нередко происходило в шиитской среде до и после этого события, формальным поводом для раскола тогдашней общины стал вопрос признания в качестве имама того или иного потомка Пророка Мухаммада (с.а.в.)[1]. После кончины в 765 г. шестого имама Джаафара ас-Садика шииты разделились на две фракции: большинство признало законным, седьмым имамом его сына Мусу аль-Казима. Однако еще раньше часть шиитов признала имамат другого сына ас-Садика — Исмаила, умершего еще при жизни отца, в 762 г., — они получили название исмаилитов. Имамом исмаилитов был признан сын Исмаила, Мухаммад. После его смерти вновь произошел раскол: одни считали его последним, седьмым имамом, ожидая его возвращения в качестве обещанного аль-Каима, или Махди. Другие продолжали признавать потомков Мухаммада, который при жизни бежал от преследования Аббасидов в Южную Персию; ни о его жизни, ни о его потомках достоверной информации не имеется. В условиях «сокрытия имама» в исмаилизме на первый план выходят проповедники (араб. ду’ат, в ед. числе — да’и), которые вещали от имени «скрытого имама». Впоследствии эта категория религиозных деятелей стала настолько значительной, что во многом подавляла и определяла линию поведения самих имамов, когда они «вышли из сокрытия».

Доктрина исмаилитов в целом носила тайный, эзотерический характер; в ней смешались самые экстремальные идеи гностиков, неоплатоников, зороастрийцев, манихеев, астральных культов сабейцев, индуистов и крайних шиитов, обожествлявших своих имамов. Это течение создало высокоорганизованную мощную конспиративную сеть пропагандистов со строгой градацией посвящения. Строгая и тщательно разработанная система обучения предусматривала несколько степеней посвящения; и лишь небольшая часть руководителей, посвященных в высшие степени, имела полную картину истинной сути учения.

Исмаилиты представляли собой самое активное из всех политических движений в истории ислама; в силу ряда особенностей (конспирология; в политическом плане — активная оппозиция Аббасидам; желание создать свою государственность; эксклюзивизм в богословских взглядах и т. п.) это течение отличалось склонностью к мятежам и активно использовало в своих методах терроризм. Результатом деятельности да’и исмаилизма стало образование нескольких государств: 1) карматов Ирака, Сирии и Бахрейна в 890 — конце XI в.; 2) Фатимидов Северной Африки и Египта в 910—1171 гг.; 3) низаритов крепости Аламут в Персии в 1090— 1256 гг., а также 4) друзов (с XI в.) в горах Ливана, религию которых сами исмаилиты не признают.

II

Наиболее крупным и важнейшим государством не только для исмаилизма, но и для всей истории ислама в целом был Фатимидский халифат. История его создания восходит все к той же системе пропагандистов, которые в конце IX в. прибыли в Северную Африку из своего центра в Сирии с целью агитировать местные берберские племена признать имамат «скрытого имама Махди». Уже в самом начале Фатимидского государства оно столкнулось с конфликтом между ду’ат и имамом, который «вышел из сокрытия», — им стал Саид ибн Ахмад, принявший имя Убайдуллах и считавший себя прямым наследником (через «скрытых имамов») Мухаммада ибн Исмаила, седьмого имама исмаилитов. Во-первых, многие малопосвященные проповедники оказались не готовы к тому, что имамом Махди стал вовсе не ожидаемый ими Мухаммад ибн Исмаил, который должен был «выйти из сокрытия» через столетие после своего «ухода» в него, а его неизвестный потомок. Во-вторых, между главным в Северной Африке да’и и прибывшим из Сирии имамом возник конфликт, который разрешился путем убийства верховного проповедника. Тем не менее корпорация ду’ат была крайне важна для Фатимидских имамов-халифов (Фатимиды, или в суннитской историографии Убайдиты, не признавая Аббасидов халифами, провозгласили в таком качестве себя). Дело в том, что ду’ат поддерживали правление Фатимидов путем постоянной, тщательно налаженной проповеди исмаилитских идей во многих концах исламского мира. Непосредственно на территории государства Фатимидов, в Северной Африке, это было особенно важно — ведь здесь в отличие от Персии, Ирака, Бахрейна, Йемена или Индии никогда не проживали не только исмаилиты, но и шииты вообще, то есть регион был совершенно не готов к восприятию исмаилитского учения, и потому легитимность правителей была под угрозой. Только благодаря неустанной работе проповедников государственная идеология огромного региона Северной Африки была выстроена на столь экзотическом для суннитов вероучении.

Появление Фатимидов, считавших себя наследниками дочери Пророка Фатимы и Али ибн Аби Талиба, стало большим событием в истории ислама. Во-первых, будучи руководителями конкурирующего религиозного течения, они рассматривали себя единственной законной властью в исламе, что способствовало размыванию государственности Аббасидского халифата. Во-вторых, Фатимиды сняли «торговое эмбарго», которое де-факто существовало на протяжении нескольких веков в отношениях между богатейшим Аббасидским халифатом и отсталой натурально-феодальной сельскохозяйственной Западной Европой, что привело в итоге сначала к торгово-экономическому подъему Южной Европы, а затем и к культурному европейскому Ренессансу. В-третьих, собственная государственность привела исмаилитов к необходимости отказа от ряда экстремистских идей (в частности, они разорвали отношения с мятежниками-карматами Бахрейна) и к выработке официального кодекса исмаилитского мазхаба (который описал Кади ан-Ну’ман ибн Мухаммад, по аналогии с суннитским правоведом получивший у исмаилитов прозвище Абу Ханифа). Наконец Фатимидское государство, особенно после включения в свой состав Египта в 969 г., достигло периода великого процветания, чему способствовали и активная торговля с Индией, Италией, западным Средиземноморьем и Византией, и расцвет интеллектуальной мысли под покровительством правителей.

В расцвете своего могущества государство Фатимидов включало в себя всю Северную Африку, Сицилию, Сардинию, Хиджаз (включая Мекку и Медину), Йемен, Палестину и Сирию. Толерантность режима в целом благоприятствовала осмыслению наук и знаний, изучению и пересмотру античных и собственно мусульманских трудов по культуре, богословию, гуманитарным наукам. Символом интеллектуального расцвета Фатимидского халифата стало основание мечети аль-Азхар в 970 г. в новой столице этого государства (аль-Кахира аль-Му’иззийя — «Победоносная столица» аль-Му’изза», четвертого фатимидского халифа; сокр. аль-Кахира, или Каир), заложенной год тому назад. Изначально построенный только как мечеть для нового города, аль-Азхар постепенно превратился в крупнейший центр богословия в мире ислама, став фактически общемусульманским средоточием традиционного образования и наук. Таким образом, хотя современные мусульмане представляют исмаилитов в качестве некоего воплощения еретичества, на самом деле их вклад в достижения исламской цивилизации весьма значителен, в качестве лишнего доказательства чего можно привести только одно имя Абу Сины (Авиценны) — выходца из исмаилитской семьи.

III

Споры относительно признания того или иного наследника правящего халифа-имама привели исмаилитов к долговременному расколу уже в период единого Фатимидского государства. В конце 1094 г. в Каире умер восьмой халиф и восемнадцатый исмаилитский имам Ма’адд аль-Мунтасир, и корпорация ду’ат разделилась во мнениях относительно его преемника. Последовавшие за старшим сыном Низаром вслед за военно-политическим поражением своего имама бежали в Персию к Хасану ас-Сабаху, «Старцу горы», основавшему независимое государство с центром в крепости Аламут; они получили название низаритов. Оставшиеся в Фатимидском государстве были названы мусталитами по имени своего имама аль-Муста’ли, младшего сына умершего халифа. Уже в 1130 г. ситуация вновь повторилась: халиф аль-Амир, сын аль-Муста’ли, был убит низаритами, которых послал могущественный «Старец горы». Прямого наследника не осталось, хотя у части ду’ат тут же возникли сомнения на этот счет: они полагали, что за несколько месяцев до убийства у халифа родился сын, нареченный ат-Тайибом, — о его последующей судьбе ничего не известно. Мусталиты разделились на тайибитов, вытесненных в Йемен, и хафизитов Египта. Через несколько десятилетий ослабленное Фатимидское государство, столкнувшееся с целым рядом вызовов от крестоносцев в Палестине до фактической утраты власти халифами в пользу визирей, пало: его последний визирь, знаменитый Салахуддин аль-Айюби (Саладин), призванный четырнадцатым халифом аль-’Адидом, 10 сентября 1171 г. приказал ввести в Каире суннитские нормы ислама, а через несколько дней скончался от болезни и последний фатимидский правитель. Уже в ближайшее время после этого исмаилизм окончательно исчез из Северной Африки, не оставив здесь своих последователей; с ликвидацией Фатимидского государства ушли в историю и мусталиты-хафизиты.

Однако мусталиты-тайибиты сохранились: они создали базу в Йемене, откуда постепенно мигрировали в Индию, особенно активно с XVI в. Но кого же они приняли за имама, ведь ат-Тайиб исчез (если он вообще существовал когда-либо), будучи малолетним ребенком! Ответ известен, однако, чтобы его понять, нужно еще раз вспомнить, как вообще исмаилизм существовал до периода государственности Фатимидов… Не просто огромную, но решающую и подавляющую роль в формировании и распространении этого вероучения играли ду’ат, которые, собственно, и направляли развитие исмаилизма в нужное им русло. И вот теперь, в отсутствие имама, именно ду’ат взяли на себя прямую ответственность за дальнейшую жизнь своей общины — не только фактическую ответственность, которая и до того лежала на них целиком и полностью, но и административную. Мусталиты-тайибиты отныне и навсегда признали ат-Тайиба своим «скрытым имамом», связь с которым поддерживается через да’и мутлак (араб. «да’и, имеющий абсолютную власть»). Очень скоро ду’ат разработали новую систему иерархии посвященных: вторым человеком в ней является ма-зун, третьим — мукасир и т. д. В их руках оказался весь корпус литературы исмаилитов фатимидского периода (доступ к которой запрещен до сих пор), право на законодательные решения, обязательные для исполнения каждым членом общины, и одновременно исполнительная власть в рамках своей общины, вынос судебных постановлений и сбор финансовых отчислений. Такая система позволила исмаилитам-мусталитам выжить и сохраниться в отсутствие собственной государственности.

Но жизнь исмаилитской общины в Йемене была сопряжена с постоянной опасностью: на протяжении всей истории ее существования она испытывала на себе враждебные отношения со стороны местных мусульман, и не столько суннитов, сколько шиитов-зайдитов. Воинственные горцы, исповедовавшие зайдизм[2], видели в исмаилитах исторических соперников и еретиков, и постоянно воевали с ними. Это подвигло мусталитов все в большей степени переселяться в Индию, которая постепенно стала основной территорией распространения исмаилизма. Здесь их до определенной поры никто не притеснял, и именно здесь исмаилитские да’и развернули широкую пропаганду своего учения. Постепенно большинство исмаилитов составили новообращенные индусы и их потомки.

IV

Индийская община мусталитов последовательно развивалась, начиная с XI в., в основном в Гуджарате. В Западной Индии новообращенные мусталиты стали известны под названием бохрá (от слова «торговать» на языке гуджарати). Считается, что бохра по своему происхождению принадлежали к торговой общине или особой касте; они и сегодня являют собой влиятельную торговую общину. Длительные периоды своей истории гуджаратские исмаилиты-мусталиты не испытывали притеснений со стороны иноверцев в отличие от другой исмаилитской (низаритской) ветви. Однако в XIV в., после мусульманского завоевания Гуджарата, и особенно в начале XV в. с образованием независимого Гуджаратского султаната их положение значительно осложнилось. Вследствие этого ду’ат приняли решение широко использовать метод такийя — «благоразумного сокрытия своей веры». Длительное использование такийя привело к двойственному результату: с одной стороны, бохра сохранились как отдельная конфессиональная община, но с другой — их значительное число (более половины гуджаратских бохра) вышло из состава общины и приняло суннизм в период 1411—1442 гг. Одной из причин этого, помимо такийя, стали разногласия между ду’ат, подчиненными да’и мутлак в Йемене, и местными оппозиционерами.

Казалось бы, с «уходом» последнего мусталитского имама «в сокрытие» исчезла и почва для дальнейших расколов общины. Однако наличие двух географических центров, отдаленных друг от друга, — Йемена и Индии — наряду с желанием добиться абсолютного (!) контроля над административными и финансовыми делами привели эту общину, хотя и не сразу, к новым дроблениям. В 1589 г. смерть очередного, 26-го да’и мутлак, привела к спору относительно его преемника, следствием чего стало появление двух ветвей: сулейманитов, ставших большинством в йеменской общине и слабо представленных в Индии, и даудитов, составивших большую часть индийской общины и меньшинство — йеменской.

Догматических разногласий между двумя ветвями мусталитов практически не существовало, хотя сулейманиты развивались в основном в арабской языковой и культурной традиции, а даудиты — в индийской. С расколом свой да’и мутлак появился и в Индии. Но стремление, во-первых, противостоять могущественной верхушке ду’ат, а во-вторых, заполучить с свои руки абсолютную власть над общиной еще не раз приводило бохра к расколам. В 1624 г. из индийских даудитов выделилась группа ’алийя, или алави-бохра, со своей собственной линией да’и. В 1754—1779 гг. возникла еще одна ветвь — хиптийя.

Да’и мутлак по-прежнему рассматривался мусталитами как верховное звено в иерархии ду’ат и самое главное — как непосредственный заместитель «скрытого имама», общающийся с ним во всех делах. Вслед за имамами, которые почти во всех течениях шиизма рассматриваются в качестве непогрешимых, боговедомых идеальных людей с божественным началом, да’и мутлак также претендовали на подобные атрибуты и прерогативы. Свой титул они передавали по наследству в рамках одной и той же правящей семьи (разумеется, у каждой линии мусталитов есть собственная правящая семья). Из числа родственников да’и мутлак назначает своего заместителя — ма-зуна и следующего за ним в иерархии мукасира. Абсолютный да’и устанавливает личный контроль над всеми общинными доходами и финансовыми ресурсами, что имеет особое значение для исмаилитских общин вообще (дело в том, что исмаилиты платят закят не 2,5%, а порядка 10%; помимо этого, любое религиозное действо, равно как и продвижение по социально-религиозной иерархии, облагается установленными сборами, без чего не может быть совершено) и для богатой торговой общины бохра в особенности.

V

В 1960-х гг. клерикальной корпорации ду’ат бросила вызов группа реформаторов. Ее коренным отличием от предыдущих раскольников стало новое видение на проблемы развития бохра: реформаторы не выдвинули новую линию да’и во главе с новым «абсолютным правителем-да’и», но отказались от услуг ду’ат в принципе.

Еще раз бросая взгляд на историю исмаилизма, мы должны признать в качестве факта, что само его возникновение и развитие на протяжении всей истории осуществлялось корпоративными клерикальными кругами ду’ат; более того, иерархия стала неотъемлемой частью исмаилизма, его стержнем и ключевым звеном вероучения и ритуальной практики. В реальности именно ду’ат, а не имамы являлись законодателями и интерпретаторами религиозного закона. Помимо этого, ду’ат выступали в качестве хранителей исмаилизма, особенно в период гонений, и распространителями этого течения. При необходимости они же реформировали вероучение или кодифицировали его. Каждого достигшего 15-летнего возраста члена общины священнослужители приводили к присяге на верность «скрытому» имаму и их да’и; присяга включает в себя требование безусловного повиновения да’и мутлак. Последний имеет абсолютное право изгнания из общины провинившихся членов (напомним, речь идет о традиционном индийском обществе, где индусы и в меньшей степени мусульмане подчинены жесткому кастово-общинному делению и изгои были обречены на существование во внесоциальной среде либо на выезд из страны). Наконец да’и мутлак являлся связующим звеном между общиной и «скрытым имамом», без чего данное вероучение вообще не может существовать. И вот появилась группа реформаторов, которая решила нарушить плавный ход истории общины. Чем же они обосновывали свои взгляды?

Прежде всего реформаторы выступали за светское образование и индивидуальные права членов общины. Далее, они требовали демократизацию учреждений даудитских ду’ат. Наконец они посчитали крайне необходимым ввести финансовую подотчетность да’и мутлак общине.

Вначале реформаторы образовали объединенный фронт «Прогрессивная группа» («Прагати Мандал»). Затем активисты этой группы, поняв, что на одних теоретических построениях изменить жизнь общины невозможно, приступили к планомерной пропаганде своей реформы в общинах бохра. Это оказалось крайне сложным делом, учитывая тот вес и абсолютное влияние, которым обладают ду’ат.

Тем не менее несколько общин последовали за реформаторами. Одна из общин, в г. Удайпуре, полностью отказалась от услуг ду’ат, чем заслужила с их стороны обвинение в сатанизме. Реформаторы стараются организовать жизнь своих последователей таким образом, чтобы они не чувствовали себя ущемленными в религии по сравнению с другими даудитами-бохра, однако сделать это очень нелегко. На стороне ду’ат выступают не только многовековые обычаи и вероучение исмаилитов-мусталитов, но и светские власти Республики Индия. Так, в октябре 2003 г. да’и мутлак даудитов-бохра встретился в Гуджарате с главным министром штата Н. Моди, который, будучи членом правящей в то время в Индии и в Гуджарате индусской националистической партии «Бхарати Джаната Парти», нес личную ответственность за массовую резню мусульман со стороны воинствующих националистов-индусов в 2001 г. Встреча, как говорится, прошла «в теплой и дружеской обстановке», что не могло не вызывать резко негативной реакции со стороны реформаторов-бохра и других мусульманских течений Индии.

Особой критике реформаторов подвергается непрозрачная финансовая политика клерикальной верхушки бохра. Мусталиты должны выплачивать в адрес ду’ат религиозные сборы по любому поводу в семейной и общественной жизни. Скажем, как только женщина узнала о своей беременности, семья платит сбор; когда ребенок родится — сбор уже другой. По большому счету, это практикуется во многих мусульманских общинах по всему миру, но имеет совершенно другой статус — садака, необязательной милостыни, которая подается неимущим либо в мечеть и не может иметь каких-либо определенных размеров. В общине бохра ду’ат поясняют: это не налог, ведь женщина платит их совершенно добровольно, осознавая себя полноценной частью общины и беря на себя тем самым определенные религиозные обязанности. Реформаторы возражают: тем самым любой, еще не родившийся ребенок из числа бохра попадает в финансовый плен к клерикалам; его родители и он сам обязаны платить налоги в карман да’и мутлак по малейшему поводу. Племянник нынешнего престарелого да’и мутлак даудитов говорит в интервью индийской прессе: «Я вас заверяю, что Его светлость Сайидина[3] с самого подъема в 4.30 утра и до ухода на отдых примерно в полночь непрерывно молится о благополучии своей общины».

VI

Действительно, нынешний даудитский 52-й да’и мутлак Сайидина Мухаммад Бурхануддин ибн Тахир Сайфутдин, ставший правителем в 1965 г. в возрасте 53 лет вслед за своим отцом, создает на постороннего наблюдателя впечатление живой святости. Одетый во все белое, в прекрасной белой красиво повязанной чалме, с длинной белой бородой, он сидит на невысоком троне в мечети в окружении своих последователей, также одетых во все белое; трон усыпан тысячами цветов, и десятки верных муминин[4] робко подходят к нему по очереди в надежде прикоснуться челом к его рукам или стопам. Если не знать историю исмаилитов-мусталитов, легко принять эту общину за некий суфийский орден, которые в превеликом множестве распространены в Индии и по всему миру. С одной стороны, это результат многовекового сосуществования мусталитов с суфиями на Индийском субконтиненте; с другой — исмаилиты нередко прибегали к методу такийя под видом суфийскийх тарикатов. Собственно, многие идеи исмаилизма и суфизма родственны: получение благости от Аллаха посредством шейха — имама — верховного да’и; беспрекословное подчинение ему; его право толкования священных текстов ислама; сильсиля — цепь преемственности шейхов — имамов от Пророка посредством предшественников и пр. Тем не менее мусталиты, хоть и маркируют себя как суфиев (в наши дни это уже большая редкость; в основном такое происходит в Саудовской Аравии, где находится центр мусталитов-сулейманитов), отличны от них не только в силу своего происхождения, но и по вероучению.

Да’и мутлак рассматривается в мусталитской среде в качестве натик аль-Куран — человек, которому ниспослано откровение, который отменяет предыдущий религиозный закон и несет новый шариат, толкуя Коран согласно исмаилитской интерпретации. Истинное толкование Корана доступно только посвященным да’и. Учение мусталитов говорит о том, что Аллах предвечным волеизъявлением выделил из себя ряд творческих субстанций — 10 Разумов, которые выступают одновременно в нескольких «ипостасях». Творцом физического мира называется десятый, активный Разум — то есть создание первоматерии стало возможным благодаря Перворазуму. История человечества делится на циклы, каждый из них состоит из семи малых циклов, разграниченных пророческими посланиями, и каждый из этих малых циклов определяется семью имамами. Согласно второму да’и мутлак, души верующих, соединяясь друг с другом световыми точками, переходят от одной духовной силы к другой, пока не образует форму аль-Каима — «владыки цикла откровения», или ожидаемого имама. Души же неверующих остаются в своих телах, превращаясь в прах.

Очевидно, что космогония исмаилитов чрезвычайно далеко отошла от исламской акиды, вобрав в себя элементы множества пантеистических вероучений и эклектичных верований Ближнего Востока и Индии. Тем сложнее реформаторам-бохра понять, как можно изменить образ жизни и религию большинства даудитов. Они пытаются воздействовать на разум членов этой 700-тысячной общины (более половины которых проживают в Гуджарате), апеллируют к общедоступному пониманию Корана, приводят в качестве доводов современные социально-политические реалии исламского мира, цитируют британского певца-мусульманина Юсуфа Ислама (до принятия ислама — рок-звезда Кэт Стивенс), активно используют Интернет и прессу. Однако и их оппоненты-традиционалисты не дремлют, также популяризируя свою веру через Интернет, путем финансовых воздействий на общины в Индии, Пакистане, Восточной Африке и в странах Запада и самое главное — через сеть верных и преданных «делу отцов» проповедников, членов клерикальной корпорации ду’ат. Чья сторона возьмет верх в этом споре — покажет будущее; пока же очевидно, что геополитический и общественно-цивилизационный кризис развития, переживаемый сегодня исламским миром, дает знать о себе во всех течениях и общинах, даже и весьма далеких от основной части мусульман.

Литература

Дафтари Ф. Краткая история исмаилизма. Традиции мусульманской общины. — М., 2004.

Ислам. Энциклопедический словарь. / Под ред. С.М. Прозорова. — М., 1991.

Котин И.Ю. Ислам в Южной Азии. — СПб., 2005.

Рахман Х. Хронология исламской истории: 570—1000 гг. от Р. Х. / Пер. с англ. Хайретдинова Д.З. — Нижний Новгород, 2000.

http://www.alavibohra.org — официальный сайт мусталитов-’алийя.

http://www.dawoodi-bohras.com — официальный сайт реформаторской группы мусталитов-даудитов.

http://www.mumineen.org — официальный сайт мусталитов-даудитов.


[1] Здесь и далее после имени Пророка Мухаммада следует ритуальная формула салавата — «мир ему и благословение Всевышнего».

[2] Течение умеренного шиизма, отколовшееся от общей ветви после 740 г. Эта часть шиитов признала своим пятым имамом Зайда ибн Али, одного из внуков аль-Хусейна, вместо его брата Мухаммада аль-Бакира. Зайд погиб в ходе антиомейядского восстания, и с тех пор зайдиты считали, что любой потомок Фатимы и Али может претендовать на имамат при условии отстаивания своего права с оружием в руках. Впоследствии зайдиты выработали свой фикх, который из всех шиитских течений по своим догматическим положениям наиболее близок к суннитскому вероучению.

[3] Араб. «наш господин»; так именуют мусталиты своего «абсолютного ’даи», не склоняя и не переводя это слово.

[4] Араб. «верующие»; используется мусталитами для самоназвания, вероятно, без перевода.



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.