Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Сатанинские финансы-Освободитель
21.12.2011

Часть 5.

Освободитель

Пастух спасает овцу от волка, который вцепился ей
в горло, и она видит в пастухе своего избавителя,
но волк обличает его как нарушителя свободы.

Авраам Линкольн

Экономический кризис — действительно несчастье для человека. Для меня, Сатаны, напротив, кризис — самое урожайное время. Это время, когда экономическая модель, которую мы утвердили как лучшую систему для человечества, с «бумажными деньгами», резервными требованиями и процентами на капитал как основополагающий принцип системы, достигает своего пика. Это время, когда обманчивый рост экономики раздувает экономический «пузырь» до критического размера, и он более не может выдержать экономического перекоса. В результате он лопается, что приводит к ужасным последствиям: массовой бедности и, с другой стороны, гигантскому обогащению незначительной кучки людей, преимущественно наших представителей.

Сейчас мы пребываем в радостном возбуждении. Нищета является золотым ключиком в деле совращения человека с истинного пути. Мы можем превратить бедность в мощное оружие борьбы с верой. Это прямая дорога к безбожию. Тот, кто потерял веру, никогда более не будет прислушиваться к своему сердцу, поскольку в этом нет ни капли здравого смысла. Люди перестанут стыдиться продавать себя и творить дикие вещи.

Те, кто извлекает выгоду из нашей системы, станут безумцами. Это именно то, что имеется в виду в Священном Коране. Эти люди оказываются помешанными на своём статусе, богатстве и женщинах (28). По существу, они теряют человеческий облик, становясь одними из нас: людьми с душой дьявола, считающими себя цивилизованными и религиозными.

Однако в действительности, среди засилья ненормальных людей, есть несколько человек, противостоящих нам. Эти люди уже показали нам свой враждебный оскал в качестве либертадоров (29). Это прозвище. Принадлежит оно Симону Боливару, который принес свободу от испанского засилья нескольким латиноамериканским странам — Венесуэле, Колумбии, Боливии и Перу, а вместе с ними Канаде от Франции.

Они призывают начать кампанию сопротивления и требуют внедрения новой системы, способной сделать людей свободными. Эта система — не более чем альтернатива банковской системе. Они предпочитают называть её исламским банком. Это система, которая пытается разрушить наши три столпа Зла, и в особенности, третий — проценты на капитал. Конечно же, мы не сидим, сложа руки. Надо проявить находчивость, чтобы противостоять этим «освободителям». Для начала мы нашептываем их лидерам, что слишком рискованно использовать слово «Ислам» применительно к банковскому делу: «Пожалуйста, не употребляйте словосочетание „исламский банк“. Используйте другие слова, ведь слово „Ислам“ может провоцировать исламофобию. Мусульман и так часто связывают с экстремистами», — говорим мы.

«Разве не странно, что слово „банк“, которое отождествляется с модернизацией, сочетается со словом „Ислам“, последователи которого являются закомплексованными и невежественными», — говорим мы.

В одной стране — извините, что мы не называем ее, дабы защитить наших представителей — мы с успехом убедили в этом местную элиту. Теперь вместо слова «Ислам» там используется слово «шариат» (исламский закон). Для некоторых наших противников «шариат» до сих пор означает специфическую банковскую систему, отличающуюся от общепринятой. Они не знают, что это эвфемизм, который используется лишь для уменьшения воинственной окраски слова «Ислам». Как идеология, Ислам соединяет в себе веру (акыда), закон (шариат), поклонение (ибадат) и этические нормы (ахляк). Когда мы используем словосочетание «исламский банк», мы имеем в виду четыре вышеназванных аспекта. Когда же мы заменяем его выражением «шариатский банк», все эти аспекты сводятся только к одному. Слово «шариат» может означать правовые установления других религий, не подразумевая непосредственной связи с Исламом. По крайней мере, радикализм, который может быть навеян наименованием «исламский банк», будет ослаблен.

Всего этого было не так просто достичь. У Сатаны есть возможность умалить экономическую значимость шариатского банка, доля которого в национальной банковской системе крайне мала и занимает около двух процентов. Хотя его производительность лучше, чем у традиционных банков, мы игнорируем это как незначительное достижение. Мы постоянно нашептываем власть имущим, что исламский банк является всего лишь дополнительным инструментом и не нуждается в развитии.

Мы именуем его подчиненным банком, потому что задумали подчинить его обычной банковской системе, и продолжаем влиять на управленческие структуры с целью ослабить исламские банки. Если будет возможно, мы сделаем шариатский банк обычным банком в новом обличье. Продукт, который он будет предлагать, является тем же самым, но он получит новый ярлык — «халяль» — («дозволено исламским законом»), включая, к примеру, кредитные карты. Некоторые наши противники пытаются нас критиковать: «Почему именно кредитные карты? Неужели они не обременяют людей долгами и не поощряют расточительство? Неужели Ислам не призывает своих последователей быть осторожными с долгами? Если людям приходится брать в долг, кредитные карты должны быть использованы для капиталовложения», — говорят они.

Мы отстаиваем свою позицию от подобного рода критиков, которые притворяются религиозными людьми, используя наши, как всегда сильные мошеннические аргументы:

«Давайте посмотрим, что будет дальше. Ведь шоу продолжается. Если вы ограничиваете себя продукцией халяль на сто процентов, то вы непременно очень себя ограничите. Как вы сможете конкурировать с другими банками, которые применяют инновационные и разнообразные инструменты?».

Мы не отрицаем, что некоторые люди ведутся на высказывания наших противников, но мы не падаем духом. Но мы не унываем от этой мысли. Мы можем потерять здесь, но не упустим своего в другом. Факты свидетельствуют об этом. Некоторые страны, которые развивают беспроцентные банки, все же предлагают кредитные карты в качестве своего основного продукта. Это странно и смешно. Мы успешно убеждаем тех, кто считает себя сторонником шариата , что нужно научиться приспосабливаться. В конечном счёте, ростовщичество продолжает господствовать, но у него новое имя — халяль.

«Если вы так будете так педантично относиться к выполнению (религиозного) закона, ваши банки закроются, неужели вы не понимаете?!», — заявляем мы.

Вот почему мы продолжаем наши попытки превратить этих либертадоров, которые называют себя моджахедами (бойцами за веру) в обычных защитников интересов бизнеса. Шариатский это банк или нет — об этом можно поспорить. Определённость исчезает. Вот тут-то и нужно договариваться.

Это тот принцип, которого мы придерживаемся, занимаясь устройством «шариатского» банка. Позднее мы попытаемся распространить наше влияние и на мусульманских лидеров. Проценты на капитал — вот лучший для нас результат.

«Сегодняшние проценты на капитал отличаются от лихвы, упоминаемой в Священном Коране. Лихва запрещена, потому что она является умножением капитала (30), а банковский процент — нет», — добавляем мы. Мы считаем, что проценты на капитал являются благом для всех.

«Проценты на капитал — это что-то вроде смазки, которая помогает крутиться колесам экономики. Процент — это стоимость капитала. Пока проценты на капитал установлены согласно разумному коэффициенту, они ни у кого не вызывают возражений, не так ли? Нам следует отвергать умноженный процент на капитал, но пожалуйста, не надо отказываться от нормального процента», — просим мы.

Это замечательная мысль. Она вполне доходчива, и с ней трудно спорить. Даже мусульманские лидеры, которые знают исламский закон, но не разбираются в финансовых вопросах, не могут оспорить ее. Когда они критикуют нас, нам необходимо быть настороже, но пока у нас еще есть козыри.

«Вам не кажется, что ситуация все еще остается опасной? Вам известно, что сеть этих беспроцентных банков занимает менее двух процентов в мире? Если бы такая банковская система занимала, скажем, пятьдесят процентов, то можно было бы не волноваться. Суть в том, чтобы использовать обычные банки как те, что вы называете шариатскими. Иногда это даже лучше. Давайте сравним. Какую прибыль вы получаете от шариатского банка? Сравните её с прибылью банка, который вы называете банком условных денег! Давайте же, сравните их рационально!».

И всё же нас критикуют. Борцы за веру могут отстаивать свою точку зрения, говоря: «Традиционные банки устанавливают свой курс на один или два процента выше. Но прибыль еще и в том, что мы получаем и вечный покой в следующей жизни. И это, конечно же, нельзя сравнить ни с какими одним-двумя процентами дополнительной выгоды. Что бы вы выбрали: два процента прибыли в этой жизни или вечно гореть в аду? Кроме того, на ваш бизнес не распространяется милость Всевышнего. Может быть, вы успешны, но вы несчастны. Какое значение имеет богатство, если вы несчастны?»

Фу! До чего упрямы эти люди, которые своим «романтизмом» усложняют нам жизнь. Их рассуждения могут свести на нет нашу пропаганду и ввести в заблуждение наших агентов. Но мы никому не угрожаем. Ведь мы поклялись превратить людей в покорных нам союзников. И неважно, каким методом и какими усилиями мы этого добьемся.

Вот почему мы часто находим все новые и новые методы. И они не всегда прямолинейны. Это могут быть и мягкие меры, которые действительно могут пошатнуть веру.

«Итак, воины Ислама настаивают на развитии шариатских банков. Что нам действительно необходимо, так это нашептать в уши управляющим о конкуренции между собой. Да как же вы могли забыть о других шариатских банках?! И вот они начнут выяснять отношения между собой, а мы станем тешить их нафс1 и сделаем их индивидуалистами. К чему им сотрудничать? К тем, кто будет располагать большими активами, мы скажем: «Вы же стали самым крупным банком! Вам не нужно опускаться до сотрудничества с мелкими банками. Имейте гордость. Не снисходите до мелких шариатских банков».

Что же касается финансовой элиты, то тут мы совершенствуем методы своей подпольной войны. Мы заставляем их заниматься бесконечной бюрократической возней. Наша цель — сосредоточить свою деятельность на том, чтобы измотать малые шариатские банки организационными проблемами. Таким образом, их внимание будет переключено с решения главных проблем на решение малозначительных. В конце концов, пытаясь организовать шариатскую систему управления своими банками, они попадут в ловушку собственной зарегулированности.

Но это лишь промежуточная цель. Наша главная задача заключается в том, чтобы заставить их забыть о главном вопросе повестки дня: о трансформации банков в шариатские. Честно говоря, это самое страшное. Почему? Да, потому что, если мы не предотвратим этого, все наши карты будут спутаны. Исходя из нашего замысла, шариатские банки должны стать лишь вспомогательными или альтернативными банками. Следует препятствовать выработке любой методики, способной изменить существующую систему основных банков. Если представители шариатских банков сосредоточатся на поиске такой методики, для нас это будет гибелью. Мы будем переживать голодные времена, а у бойцов за веру наступит время сбора урожая.

Наше беспокойство в последнее время сильно растет. Мы упорно стараемся не допустить развития шариатского банка и уничтожения третьего столпа зла. Мы трудимся не покладая рук, ибо некоторые наши противники уже высказывают безумную мысль о возврате к золоту.

Эта идея, вне всякого сомнения — смерть для Сатаны, который имеет дело с финансами. Если эта идея воплотится в жизнь, то два оставшихся столпа зла — бумажные деньги и процент могут исчезнуть в одночасье. Бред, это полный бред! Эта идея способна разрушить наш порядок и дело, которому мы посвятили десятки лет борьбы. Конечно, мы не хотим этого. Мы призываем наших коллег, творцов зла в человеческом образе, уничтожить эту мысль. Есть лишь одна цель: не дать этой идее воплотиться на практике. «Мы живём в век модернизации. Каким образом вы собираетесь перенестись в ваш век дикости?» — гласит наша логика.

К счастью, те, кто выдвигает эту идею, приняты лишь среди маргиналов. Пока ключевые люди в правительствах и финансовой сфере остаются нашими близкими союзниками, их идея не более, чем бумажный солдатик. Он вооружен, но не страшен. У нас нет времени спорить с оппонентами. Наша задача — гарантировать тем, кто занимает стратегические посты, возможность оставаться в исполнительных (включая денежную сферу), законодательных и судебных органах власти. Мы должны быть уверены, что эти посты занимают бессердечные люди или, хотя бы злодеи от экономики. Они могут быть известны как набожные и религиозные люди, но их мысли и чувства должны быть подвластны нам. Наша задача — засорить им мозги рутинными заботами и сделать их неспособными выбирать приоритеты.

Мы подталкиваем людей к тому, чтобы они постоянно конфликтовали. В правительствах присутствуют наши советники, которые всячески поддерживают нас. Короче говоря, что бы ни делали политики, какую бы экономическую политику не проводили, они постоянно находятся под влиянием наших агентов — бессердечных негодяев.

Всё вышеперечисленное в нашей власти. Пока элита богата, пока она берёт в долг, больше думая о своих групповых интересах и не обращает внимания на людей, у нас есть шанс сбить её с истинного пути.

Нас одолевает тревога, когда элита делает неправильный выбор, когда лидеры оказываются мужественными людьми и начинают бороться за независимость. Такие лидеры готовы к скромной жизни без излишеств. Для нас это рискованное время. Это время, когда мы не можем больше спать спокойно. Это время, когда мы настороже: либо мы убираем таких лидеров, либо они уничтожат нашу систему, которую мы строили десятки лет.

У нас нет выбора, кроме сотрудничества с нашими союзниками — бессердечными злодеями. В противном случае, мы не снимем урожая. Либертадор отнимет его у нас.

1 Нафс — букв. «душа», употребляется также в значении «эгоизм», «гордость», «заносчивость».



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.