Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Ислам в современном мире №7 (2007)
24.04.2008
МИРОВАЯ УММА И РЕГИОНАЛЬНЫЕ МУСУЛЬМАНСКИЕ СООБЩЕСТВА В ЭПОХУ ГЛОБАЛИЗАЦИИ

А.Г. Браницкий,
д.и.н., доцент кафедры регионоведения ФМО ННГУ (Н.Новгород)

Вечно в хвосте очереди?
(Проблема вступления Турции в ЕС)

3 октября 2005 г. открылись переговоры о вступлении Турции в ЕС, но сейчас, в начале 2007 г., они практически приостановлены. Новая стратегия расширения Евросоюза, принятая Комиссией 8 ноября 2006 г., включила специальный доклад, посвященный «интеграционной способности союза», где подчеркивалось, что расширение должно быть увязано с углублением интеграции и во всяком случае требуется учет «способности ЕС интегрировать новых членов»[1]. Проще говоря, председатель Комиссии Жозе Мануэль Дуран Баррозу взял курс на углубление интеграции, реформу институтов ЕС и консолидацию полноправных стран — членов союза за счет «паузы» в расширении.

29 ноября 2006 г. Комиссия представила свои очередные рекомендации по продолжению переговоров о вступлении Турции в ЕС. Комиссар по расширению Олли Рен заявил: «Европа нуждается в стабильной, демократической и все более преуспевающей Турции. Вот почему мы начали переговоры о вступлении год назад. В свете стратегической важности европейско-турецких отношений сегодня мы подтверждаем, что эти переговоры продолжаются, хотя и в более медленном темпе. Мы будем способны вернуться к нормальной скорости, как только Турция выполнит свои обязательства, относящиеся к Анкарскому протоколу». Комиссия отметила, что Турция не полностью имплементировала дополнительный протокол к Анкарскому соглашению и что в силе остаются ограничения на свободное передвижение товаров (включая транспортные средства). Речь шла прежде всего о нарушении турецкой стороной договоренностей, относящихся к кипрской проблеме. Поэтому КЕС рекомендовала межправительственной конференции по принятию Турции не открывать с данной страной переговоры по целому ряду важнейших статей (а именно — 1, 3, 9, 11, 13, 14, 29, 30)[2].

Являясь признанным кандидатом, Турция, большая часть территории которой находится в Азии, твердо заявляет о себе как о европейской державе, многократно увеличивая тем самым армию «истинно европейских» мусульман. Если Турция все-таки вступит в ЕС, то по численности населения (около 70 млн. чел.) она займет второе место после Германии и должна будет получить соответствующие квоты во всех органах Европейского Союза. Кроме того, после вступления Турции в Евросоюз последний будет граничить с зоной нестабильности на Ближнем Востоке, в том числе с Ираком. Неудивительно поэтому, что (согласно опросам общественного мнения) большинство европейцев, живущих в странах — членах Евросоюза, высказываются против полноправного членства Турции в ЕС. Меж тем в самой Турции около 63% населения выступает за присоединение своей страны к Европейскому Союзу. При этом турки имеют весьма слабое представление о том, как обстоят дела в единой Европе. Так, результаты опроса 4500 турецких абитуриентов (элитной группы молодежи), проведенного в 2005 г., дали следующие результаты: 35,4% полагали, что США — член ЕС, 25% причислили американский доллар к европейской валюте и столько же указали, что европарламент расположен в Париже, а подавляющее большинство (62,3%) заявили, что в ЕС входят только 12 стран. Премьер-министр Турции Реджеп Тайил Эрдоган, сделавший вступление в ЕС приоритетом своей внешней политики, одновременно усиленно поддерживает мусульманские школы в стране (он сам ходил в такую школу). Парадоксален тот факт, что среди учеников турецких мусульманских школ враждебность по отношению к ЕС выражена сильнее, чем среди населения в целом. Только половина выпускников религиозных школ хотели бы переехать в какую-либо страну ЕС и работать там (для сравнения: 75% выпускников технических гимназий на данный вопрос ответили утвердительно). Согласно опросам, около 55% учащихся мусульманских школ всерьез полагают, что европейские сверстники страдают от «разрушения моральных ценностей»[3].

С другой стороны, Совет Европы по настойчивым просьбам Турции определил в качестве приоритетной задачи на ближайшее будущее борьбу с проявлениями нетерпимости по отношению к мусульманам. Об этом договорились участники состоявшегося в Варшаве в мае 2005 г. саммита СЕ, отметив, что антиисламские настроения являются опасной тенденцией, развитие которой необходимо остановить. Примечательно, что в заключительном отчете саммита (впервые в официальном документе такого уровня) был употреблен термин «исламофобия»[4]. Таким образом, официальная Европа признала факт усиления негативного отношения к представителям исламского вероисповедания на континенте.

16 марта 2006 г. Европейский парламент принял резолюцию, призывающую Комиссию ЕС до конца текущего года определить «природу ЕС, включая его географические границы». Документ был утвержден 397 голосами депутатов (при 95 «против» и 37 воздержавшихся). В отношении Турции члены европарламента выразили «надежду, что открытие переговоров будет стимулировать дальнейшие реформы». Они приветствовали «решение не преследовать турецкого автора Орхана Памука», но «предрекли» дальнейшие преследования других лиц за «непроизвольное выражение своего мнения». Парламентарии еще раз призвали Турцию к устранению всех ограничений, наложенных данной страной на движение кораблей и самолетов Республики Кипр, а также отметили «рост насилия в Юго-Восточной Турции после возобновления террористических атак»[5].

В единой Европе все громче слышатся голоса тех, кто полагает, что «абсорбционная способность» (absorption capacity) ЕС небезгранична. Вместо полноценного членства многим странам, в том числе и Турции, предлагаются «тесные многосторонние взаимоотношения» (close multilateral relationship). Многие европейцы вовсе не жаждут иметь общую границу с нестабильным Ираком, а вместе с укреплением позиций ЕС в Средиземноморье получить «в нагрузку» курдскую проблему и более 70 млн. мусульманского населения, довольно быстро растущего и являющегося «питательной средой» для деятельности разного рода экстремистов и террористов. Законодательство Турции все еще не соответствует европейским нормам, а судебная система явно оставляет желать лучшего. Кроме того, Турции благодаря ее огромному (по европейским меркам) населению придется выделять квоты во всех институтах ЕС на самом высшем уровне, практически наравне с ФРГ.

Четвертый копенгагенский критерий — это способность самого союза абсорбировать новые государства-члены, не ставя под угрозу собственную цельность и стабильность[6]. Именно этот критерий исключает принятие в ЕС такой огромной европейской страны, как Россия (хотя «европейским» официально признается каждое государство, хотя бы часть территории которого находится в Европе). Поэтому и с Турцией ведутся вялотекущие (и мало кого в союзе радующие) переговоры о вступлении. Достаточно сказать, что начаты они были только осенью 2005 г., хотя Турция подала свою заявку еще в 1987 г. Эту «евразийскую» страну долгое время никто в ЕС не рассматривал в качестве вероятного полноправного члена. В знак протеста в 1998 г. турецкая делегация отказалась от участия в Лондонской конференции, посвященной пятому расширению. В результате длительных дебатов в институтах ЕС в 1999 г. Турции предоставили все же статус официального кандидата. Однако на заседании Европейского совета в Хельсинки в декабре 1999 г. было принято решение не открывать переговоры с Турецкой Республикой[7]. Из всех признанных кандидатов одна только Турция осталась в «подвешенном состоянии» и «выпала» из зафиксированного Ниццским договором расчета голосов в Совете и европарламенте после завершения пятого расширения[8].

12—13 декабря 2002 г. в Копенгагене, когда на очередном заседании Европейского совета десятка успешных кандидатов завершила переговорный процесс, Великобритания, Испания, Италия и Греция активно выступили за одобрение кандидатуры Турции. Однако они добились лишь подтверждения ее статуса «страны-кандидата»[9]. Интересно в этой связи отметить, что было принято решение о включении в ЕС только греческой части Кипра. Вопрос о членстве турецкой части острова решено было обсудить отдельно. Референдум о воссоединении Кипра, проведенный в преддверии вступления страны в ЕС под эгидой ООН, не дал положительного результата. Греки-киприоты в массе своей высказались против, в то время как турки-киприоты поддержали идею объединения страны.

Турция и Хорватия начали переговоры о вступлении одновременно — 3 октября 2005 г. (притом что Хорватия подала заявку на членство только в феврале 2003 г.). В апреле 2004 г. КЕС дала положительное заключение, и в июне того же года Европейский совет признал Хорватию страной-кандидатом. Для сравнения: на данный процесс у Турции ушло 12 лет, у Хорватии — чуть больше года. Следует также учесть, что открытие переговоров с Хорватией откладывалось из-за позиции Гаагского суда (требовавшего выдачи генерала Анте Готовины, обвиняемого в совершении преступлений против жителей Сербской Краины в годы гражданской войны). Условие это было выполнено, и (не без труда) переговоры с Хорватией и Турцией были открыты одновременно. Серьезную роль в данном процессе сыграла Австрия, которая согласилась поддержать кандидатуру Турции (вопреки собственной — ясно обозначенной ранее — позиции) только в обмен на поддержку Хорватии.

У непредвзятого наблюдателя складывается впечатление, что не только Хорватия, но и некоторые другие страны, даже не являющиеся сегодня признанными кандидатами, могут вступить в ЕС гораздо раньше Турции[10]. Следует иметь в виду, что Македония получила статус кандидата в декабре 2005 г. (переговоры еще не открыты), на очереди — Черногория и Сербия (вероятно, уже без Косова и Метохии). Папа Римский Бенедикт XVI в бытность свою кардиналом Ратцингером неоднократно указывал на «христианские корни» Европы и открыто заявлял о том, что Турция должна связывать свое будущее с другими исламскими нациями, а не с Европейским Союзом: «Связывать эту страну с Европой было бы большой ошибкой»[11]. Однако — став папой — он радикально пересмотрел свои взгляды и во время визита в Турцию в декабре 2006 г. поддержал вступление этой страны в ЕС,

Турция и Россия, являясь «евразийскими» государствами, развивались в прямо противоположных направлениях: Россия шла из Европы в Азию, а Турция — из Азии в Европу. Долгое время Османская империя служила прямой антитезой Европы. К середине ХV века Турция закончила завоевание Балканского полуострова и устремилась в Северное Причерноморье. В 1475 году Османская империя захватила прибрежную полосу Крыма, а само Крымское ханство оказалось в вассальной зависимости от Турции. Такая же судьба ждала ханства Казанское, Астраханское и Сибирское ханства. Полукольцо исламских стран, взявшее в осаду Европу с юго-востока и востока, могло получить единый организационный центр. Если бы Турции удалось расшириться не только в южном направлении, захватив Междуречье и Северную Африку, но и в северо-западном, приняв в свой состав (или на правах вассалов) все осколки Золотой Орды, то с такой империей, равной по мощи и размерам Монгольской, не смог бы справиться весь христианский Запад в целом. Однако именно данному расширению и воспрепятствовала молодая Россия, чем значительно облегчила как свою собственную участь, так и дело “второй реконкисты”. Как мы видим, несмотря на многочисленные противоречия между европейским Западом и европейским Востоком, они имели общего грозного врага в лице Османской империи и образовывали две половинки единого геополитического пространства Европы уже в начале XVI века. Поэтому нет оснований говорить о том, что Европа «кончалась» на границах Турции и России (как утверждали многие западноевропейские авторы). Европа — с точки зрения геополитики — действительно «кончалась» на границах Османской империи. Но на границах России «кончался» лишь Запад — и начинался восток Европы.

Границы европейского геополитического пространства на юго-востоке длительное время упирались именно в границы Османской империи. Однако в ХХ в. возникли предпосылки включения Турции в состав геополитической Европы. Лозаннский мирный договор от 24 июня 1923 г. установил современные границы Турции — в пределах бывшей византийской геополитической ниши. Страна была провозглашена республикой, затем был ликвидирован халифат и принята республиканская конституция. В течение последующего десятилетия была проведена целая серия реформ, направленных на «европеизацию» страны: секуляризация экономической, политической и общественной жизни; упразднение норм мусульманского права, отделение церкви от государства, предоставление избирательного права женщинам, введение европейского календаря. Таким образом, к середине 30-х гг. ХХ в. Турция перестала быть исламским государством с правовой точки зрения. Однако это еще не делало страну европейской державой. Главный «геополитический сдвиг» произошел после Второй мировой войны, что напрямую связано с процессом структурирования биполярного мира (в целом) и биполярной Европы (в частности). США остро нуждались в подобном государстве, граничащем с Советским Союзом и исторически враждебно к нему настроенном. Турция стала «европейской державой» никак не ранее 1945 г., когда началось структурирование биполярного европейского геополитического пространства, но и не позднее 1955 г, когда этот процесс благополучно завершился. Важными рубежами на этом пути стали: участие Турции в «плане Маршалла», принятие данной страны в Совет Европы и в НАТО. Приблизительно к 1952 г. Турция была наконец прочно интегрирована в европейское геополитическое пространство[12].

В начале XXI века границы Европы как единого геополитического пространства охватывают как Турцию, так и Россию. Насколько они показательны «с точки зрения вечности» — не нам судить. Ясно лишь, что эти границы не окончательны и подлежат постоянным изменениям. После 1991 г. образовался новый «разделительный пояс» между Европой и Азией (в геополитическом смысле), куда вошли государства Средней Азии и Закавказья. Статус Турции, Казахстана и России также часто определяется термином «евразийское государство». Однако судьбы стран-«евразийцев» складываются различным образом. Казахстан никому даже в голову не приходит рассматривать в качестве европейского государства, хотя «европейской» официально признается любая страна, хотя бы часть территории которой находится в Европе. А у Казахстана такая территория, безусловно, имеется. Россия является членом Совета Европы и строит с ЕС четыре «общих пространства». А Турция, несмотря на явное преобладание в данной стране азиатского начала, уже ведет переговоры о вступлении в Европейский Союз. Безусловно, именно растущее во Франции, ФРГ, Австрии, Дании, Нидерландах, Польше и некоторых других странах — членах ЕС недовольство по поводу возможного членства Турции в Евросоюзе уже подтолкнуло КЕС к принятию решения о приостановке расширения в данном направлении. В любом случае очень и очень многие европейцы не хотели бы видеть свой Европейский Союз граничащим с Сирией и Ираком.

Известный немецкий политик Барбара Бетчер, которая в свое время работала в директорате внешних сношений КЕС, утверждает, что «вступление Турции в ЕС вероятнее в 2020 г., чем в 2015 г.». Однако даже она признает: «Начало переговоров не означает, что Турция станет членом ЕС, поскольку переговоры не ведут автоматически к присоединению… страны — члены ЕС не будут гореть желанием в итоге принять Турцию, если общественная поддержка этого будет явно недостаточной. Можно ожидать проведения национальных референдумов для окончательного одобрения вступления Турции в ЕС»[13].

Действительно, даже подписание официального договора о вступлении Турции в ЕС, скорее всего, не поставит точку в данном вопросе. При условии проведения национальных референдумов (а они почти наверняка состоятся, пусть и не во всех без исключения странах — членах ЕС) в Евросоюзе всегда найдутся два-три государства, которые «сумеют» данные референдумы провалить (например, Кипр и Греция). И тогда Турция вновь окажется в конце длинной очереди…


[1] Comission proposes renewed consensus on enlargement. Brussels, 8 Nov. 2006 // http://www.europa.eu.int — Официальный сайт Комиссии ЕС.

[2] Comission presents its recommendation on the continuation of Turkey’s accession negotiations. Brussels, 29 Nov. 2006 // Ibid.

[3] Калноки, Б. «ЕС основал Папа», или Как турки видят Европу /Б. Калноки // ИноПресса. — 1.10.2005.

[4] Тихий, Й. Станет ли ислам «могильщиком» Европы? / Й. Тихий // Yoki.ru. — 20.05.2005.

[5] Enlargement: EU must keep its promises but take account of absorption capacity // http://www.europarl.eu.int — официальный сайт Европейского парламента.

[6] Шемятенков, В.Г. Европейская интеграция /В.Г. Шемятенков. — М.: Междунар. отношения, 2003. — С. 308—309.

[7] Presidency conclusions. Helsinki European Council. 10—11 Dec. 1999 // http://europa.eu.int/council

[8] Treaty of Nice amending the Treaty on European Union, the Treaties establishing the European Communities and certain related acts. — Luxembourg, 2001.

[9] Presidency conclusions. Copenhagen European Council, 12—13 Dec. 2002. Press Release. Copenhagen, 13.12.2002 // http://ue.eu.int/pressData.

[10] Браницкий, А.Г. Erit una Europa? (Будет ли единой Европа?) История объединения Европы: противоречия, проекты, перспективы / А.Г. Браницкий. — Н. Новгород: ННГУ, 2006. — С. 283—284.

[11] Папа Римский Бенедикт XVI: Исламской Турции не место в христианской Европе // ИА Regnum. — 21.04.2005.

[12] Браницкий, А.Г. Становление границ единого европейского геополитического пространства / А.Г. Браницкий // Нижегородский журнал международных исследований. Осень 2000 — зима 2001. — Н. Новгород: ННГУ, 2001. — С. 72—77.

[13] Бетчер, Б. Турция на пути в Европейский Союз. Пер. с англ. / Б. Бетчер // Расширение Европейского Союза и Россия / Под ред. О.В. Буториной, Ю.А. Борко. — М.: Деловая литература, 2006. — С. 266—278.



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.