Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Центральная Азия: проблемы развития и безопасности2
21.12.2011

АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ВНУТРЕННЕГО РАЗВИТИЯ ЦЕНТРАЛЬНО-АЗИАТСКИХ ГОСУДАРСТВ

Республика Казахстан. В изданной в течение 1991–2001 гг. литературе отмечается, что новейшая политическая история Казахстана началась 1 декабря 1991 г., когда в стране состоялись прямые президентские выборы. С принятием 28 января 1993 г. новой Конститу­ции Казахстан стал президентской республикой с однопалатным парламентом.

С точки зрения отдельных авторов1, за годы независимости Президент Н. Назарбаев зарекомендовал се­бя сторонником сильной государственной власти. В принципиальном плане, с этим выводом нельзя не согласиться, особенно с учетом «формализации» отношений на уровне жузов, власти-оппозиции, этнических групп и т. д.

В данной литературе президент Н. Назарбаев довольно часто характеризовался как осторожный и расчетливый политик. По оценкам политологов, 1995-й год в политической карьере казахстанского Президента занял особое место, что связано с так называемым «башизмом» (по аналогии с Туркменбаши). В частности, к Казахстану этот термин в литературе стали применять с весны 1995 г., когда на всенародном референдуме срок президентских полномочий Н. Назарбаева был продлен до конца ХХ века, а затем он был переизбран вновь на «неопределенный период времени».

В литературе принято считать, что Казахстану пришлось идти к «башизму» дольше, чем, например, Туркменистану. Казахские исследователи считают, что это было связано с тем, что молодому государству необходимо было культивировать практику развития «демократических ценностей», столь важную для приглядывающихся к Казахстану западных инвесторов2.

Кроме того, несмотря на получение после референдума условного карт-бланша, команде казахстанского лидера пришлось все же придерживаться имиджа «демократического президента» и опровергать распространяемые в СМИ обвинения в просматривающимся в его политическом курсе стремлении к диктатуре. В своих речах он неоднократно отмечал составляющую национальной безопасности, подчеркивая, что к запад­ным стандартам демократии следует "продвигаться такими темпами и способами, чтобы не вы­звать катаклизмов«3.

Как писали сочувствующие политике Н. Назарбаева исследователи4, казахстанский президент, подтвердив «курс на либерализацию, создающую наиболее благоприятные условия для реализации экономиче­ских свобод», постоянно давал понять Западу, что "никому не позволит расшатывать основы демократии и межнационального согласия в стране«5.

Авторы некоторых публикаций указывают на то, что закрепив за собой президентский пост, Н. Назарбаев взял на себя инициативу по укреплению отношений с Россией. Он, в частности, направил Б. Ельцину обращение, в котором говорилось, что главным приоритетом двусторонних отношений является бессрочное продление Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), которое, с точки зрения казахской стороны, «должно окончательно заморозить тенденцию располза­ния этой угрозы». По мнению отдельных политологов6, которое при желании можно оспорить, в этом проявилась «амбициозность» Н. Назарбаева, посчитавшего возможным «указать Москве» на то, что именно Россия нуждается в динамичном развитии связей с Казахстаном, а не наоборот7.

Инициатива по предложенному Н. Назарбаевым новому формату сотрудничества не была воспринята Кремлем. Москва проигнорировала и его предложение о создании Евразийского союза, хотя данная инициатива, по мнению современных политологов, еще тогда могла дать импульс реинтеграционному процессу между Россией и странами региона, а также на постсоветском пространстве в целом8.

Следует отметить, что особой темой в исследованиях и публикациях, прежде всего, российских авторов, стали вопросы условий проживания в Казахстане русскоязычного населения9 и разыгрывание казахским руководством «русской карты». Согласно высказываемым оценкам, отношения властей с этой этнической группой населения характеризуются известной сложностью.

Говоря о внутриполитической ситуации в Казахстане, следует подчеркнуть, что политические партии этой страны, как правого, так и левого толка не оказывали сколько-нибудь серьезного влияния на ситуацию в республике, а большая часть населения была и остается политически малоактивной. Однако в Казахстане имелось и оппозиционное движение. Оппозиция в Казахстане, начавшая свое существование в 1987 г. преимущественно с русскоязыч­ных клубов так называемых «неформалов», прошла через подъем экологического движения, завершившегося в феврале 1989 г. созданием националь­но-экологического движения «Невада-Семипалатинск». Затем оппозиционное движение приобрело национально-демократической уклон с появлением движения «Азат» в июне 1990 г.10 Конечно, это напрямую не относится к исследуемому периоду времени, однако дает представление о предпосылках для расстановки политических сил на национальной арене в условиях независимости.

В литературе неоднократно отмечалось, что в первое десятилетие ХХ в. национальное движение в Казахстане отличалось «достаточной осторожностью». Н. Назарбаев и члены его команды постоянно «опекали» политические организации и независимую прессу. Все политические силы в Казахстане, за исключе­нием Компартии и либеральной части социал-демократов, проявляли лояльность официальному политическому курсу.

Политологи отмечали также, что политическая ситуация в Казахстане развивалась таким образом, что дала возможность Н. Назарбаеву со временем превратиться в руководителя, который умело использовал общественно-политические процессы в стране как в целях создания демократического имиджа государства, так и неуклонного проведения собственных политических решений. Оппозиция при этом сохраняла лояльность Президенту, отчасти ввиду осознания того, что антипрезидентские акции не получат поддержки населения.

Как отмечают некоторые исследователи, политическая ситуация в Казахстане определялась целым рядом постоянных и временных факторов внешнего и внутреннего характера11, от существа которых зависят качественные характеристики стабильности государства и устойчивости его политической системы.

В литературе по Казахстану можно встретить тезис о том, что ключевым фактором, определяющим внутреннюю ситуацию в стране, является ее полиэтничность. Во-первых, указывалось на наличие в Казахстане крупных инонациональных общин как традиционно проживающего в регионе, так и «пришлого» населения; а во-вторых, на особенность субэтнической фрагментации казахского этноса, традиционно разделенного на три жуза, восходящих к этнически различным предкам и находящихся между собой в непростых отношениях.

Выделяя основную социально-политическую тенденцию внутреннего развития Казахстана, исследователи полагают, что страна в этот период переживала нарастание межэтнических противоречий. В обществах кочевого типа внутренние противоречия решаются в максимальной степени без внешней огласки, наличие которой обычно знаменует их переход в стадию открытого противоборства12.

Политологи прослеживают также определенные различия в социальных характеристиках этнических казахов и русских. По некоторым, приводимым исследователями данным, среди занятого населения во всех отраслях экономики доля казахов составляет около 35 %. Тогда как русских — более 40 %; в промышленности, соответственно, — 22,4 % и 52,6 %, в сельском хозяйстве — 56,9 % и 18,7 %. В определенных условиях эти различия способны влиять на развитие конфликтных ситуаций13.

Но вместе с тем, в литературе констатировалось, что наиболее острые внутренние противоречия в Казахстане заложены в структуре отношений субэтнических групп казахов14.

Некоторым этнополитологам Казахстан представлялся нестойким политическим образованием с ограниченными возможностями для внутриполитического маневрирования. Утверждалось, что особенность подобного рода этнических образований состоит в отсутствии возможностей саморазвития и трансформации, а также в способности выживания исключительно в стабильных условиях. Важнейшим фактором выживания такого государства, по мнению исследователей, является единство политической элиты15 доминирующего этноса, что существовало на протяжении всех десяти исследуемых лет независимости Казахстана.

При этом, как отмечают авторы публикаций, в качестве основного элемента «стратегии балансирования» выступало стремление Старшего жуза поддерживать свои доминирующие позиции внутри казахской элиты. Для достижения своих целей Н. Назарбаев, с одной стороны, акцентировал внимание на национально-государственном возрождении казахской нации, с другой же пытается подорвать устои традиционализма за счет отсечения представителей влиятельных кланов от политически зависимых, но экономически значимых позиций16.

В этом контексте в литературе показано, что Н. Назарбаев и поддерживающие его клановые и родовые структуры были недостаточно сильными, чтобы вступить в открытую борьбу со Старшим жузом. Особенно с учетом того, что значительная часть центральной казахской бюрократии, включая самого президента, являлись и являются выходцами из Старшего жуза17. Политологи не раз обращали внимание на то, что автономистские тенденции в Младшем жузе блокировались за счет разжигания антирусских настроений и генерирования нестабильности на севере страны18. Недостатком этих оценок является то, что они не дают представления о том, как же сложилась столь противоречивая ситуация, когда президент страны начал работать на раскол Старшего жуза, представителем которого он сам и является, и какие цели он мог преследовать, борясь с представительством Старшего жуза во властных структурах.

Думается, что следует принять во внимание тот факт, что казахская государственность в эти годы делала первые шаги на пути своего становления, а потому руководство Казахстана не считало для себя возможным принести нациестроительство в жертву «жузовому патриотизму». Положение национального лидера обязывало Назарбаева учитывать интересы всех политически влиятельных групп, поскольку национальное согласие было единственным средством избежать превращения страны в еще одно т. н. «провальное государство».

Справедливости ради отметим также, что жузовая структура казахского общества не всеми авторами трактовалась как противоречивая. Напротив, отдельные авторы рассматривали и продолжают рассматривать ее как залог здоровой политической конкуренции и основу стабильности государственной системы за счет многочисленных внутренних связей.19

Из иноэтничных общин Н. Назарбаев, по мнению политологов, опирался на корейскую диаспору, контролирующую важные сферы экономической жизни, что помимо внутренних дивидендов, дает возможность апеллировать к Южной Корее за экономико-инфраструктурным и инвестиционным содействием20.

С точки зрения ряда казахстанских и российских авторов, Н. Назарбаев, в силу своего прошлого, «излишне вестернизирован», что вызывало критику со стороны традиционалистов всех направлений. Утверждалось также, что Президент теряет авторитет в кругах племенной аристократии, в том числе и своего жуза, и это толкает его к проведению политики "авторитарного бонапартизма«21.

В целом, исходя из опубликованных материалов, имеются основания полагать, что аналитики начала 1990-х гг. считали основной проблемой политической власти Н. Назарбаева недостаточную диверсификацию его социально-клановой опоры22. Исследователям представлялось, что единственно возможным внутриполитическим подходом могла стать «политика балансирования» между различными национальными, экономическими и политическими группами.

Совокупный анализ внутренней ситуации в Казахстане, проведенный исследователями, показал, что в целом общественно-политическое положение в стране характеризовалось как весьма неустойчивое и, в принципе, имело тенденцию к дальнейшему ухудшению. Основные причины исследователи видели в следующем:

— во-первых, в стране выстраивалась «пирамидальная» система экономики;

— во-вторых, происходило обнищание части населения республики, что указывает на недостаточную инфраструктурную политику руководства страны;

— в-третьих, отмечался низкий уровень развития социальной сферы, особенно проявляющийся в области выплаты пенсий и пособий, развития системы образования, здравоохранения, социального страхования и т. д.;

— в-четвертых, территория Казахстана постепенно превращалась в зону повышенного внимания международных организованных преступных группировок;

— в-пятых, в стране существовала разветвленная коррупция в государственной системе, отсутствовала отлаженная система государственной и общественной дисциплины;

— в-шестых, отмечалась борьба за власть между различными политическими группировками;

— в-седьмых, имелись серьезные разногласия между властью и оппозицией по принципиальным вопросам общественно-политического и социально-экономического развития республики;

— в-восьмых, весьма жестко протекали миграционные процессы, наблюдался отток активного трудового населения за рубеж;

— в-девятых, ущемлялись права национальных меньшинств, этнополитическая ситуация в республике была крайне нестабильной и др.

В этом контексте симптоматичной оценкой политологов стал вывод о том, что возможность повышения уровня социально-экономического развития, несмотря на некоторый рост экономики за счет увеличения мировых цен на сырьевые ресурсы, в дальнейшем слабо прогнозируема.

Помимо прочего, в литературе был сделан акцент на то, что в окружение Н. Назарбаева входят конфронтирующие политические группировки, стремящиеся к обеспечению устойчивости своих собственных позиций на случай резкого изменения политической ситуации, в том числе по причине возможной смены руководства страны. Хорошо известные в свое время «группы влияния» Р. Алиева, Т. Кулибаева, по мнению политологов, скомпрометировали себя. Однако сам факт их наличия свидетельствовал тогда о весьма «непростой» внутриполитической повестке в Казахстане.

В этих условиях, как следует из политологических статей и исследований, руководство Казахстана фактически оказалось в политическом замешательстве, которое проявилось в неспособности осуществлять продуманную долгосрочную стратегию и тактику внутреннего развития. В течение ряда лет Н. Назарбаев осуществлял непринципиальные для развития внутренней системы управления кадровые перемещения и назначения. Единственной их целью было укрепления его собственных политических позиций. Они отвечали лишь интересам текущего момента борьбы за власть и передела собственности.

Авторы публикаций обращали внимание и на то, что Н. Назарбаев, по сути, был лишен надежной опоры в своем ближайшем окружении. Его доверие родственникам и приближенным пошатнулось, о чем, по мнению политологов, говорит открытое «выяснение отношений» с «кланом» Р. Алиева, к чему были подключены спецслужбы, руководители отдельных регионов, ряд депутатов, средства массовой информации и пр.

Если проследить содержание и динамику развития политологической мысли по этой стране, можно предположить, что на самом деле ситуация в Казахстане в исследуемый период была не столь однозначной, как ее зачастую пытались представить околовластные политологи. В данном случае мы умышленно избегаем конкретных примеров, поскольку это касается большого числа материалов таких хорошо известных научных учреждений, как Казахстанский институт стратегических исследований и др., хотя, их логика, в общем и целом, понятна и вполне объяснима.

В целом, как мы видим, фиксируется противоречивость оценок политологов в отношении смысла и содержания, происходивших в Казахстане политических процессов. Представляется, что это нельзя отнести только за счет близости конкретной группы аналитиков к той или иной группе политиков или идеологов. Скорее, такой разброс мнений следует отнести на счет недостатка информации, возникшего из-за разрыва экономических, информационных, академических и иных связей в исследуемый период. Неудивительно, что наиболее проблемными для анализа оставались и наиболее «закрытые» аспекты политического процесса: формирование элиты, консолидации ее с помощью идеологических инструментов, роль и механизм действия межклановых отношений. В то же время следует иметь в виду, что особенностью литературы 1990-х годов, на наш взгляд, является тот факт, что исследователи и публицисты23 показывали происходящие внутренние процессы в той или иной постсоветской республике Центральной Азии, что называется, «по горячим следам». В то же время, достаточно очевидным представляется то, что данный тезис можно отнести на счет не только Казахстана, но также и других республик ЦА.

В целом, рассмотрение политико-экономических процессов в Казахстане позволило политологам, писавшим о Казахстане в первое десятилетие 1990-х гг. сформулировать тезис о том, что система государственной власти и общественной жизни в стране переживала кризис, а экономика находилась в сложном состоянии.

Однако последующее развитие ситуации показало, что в республике также имелся немалый потенциал и возможности для преодоления возникших трудностей.

1 См., напр.: Ертысбаев Е. К. Политические преобразования и особенности избирательного процесса в постсоциалистических странах // Казахстан-Спектр. — 1999. — № 3 (9).

2 См.: Сатпаев Д. Иллюзия многопартийного рая // Новое поколение. — 1998. — 6 ноября.

3 См., напр.: Политическая система Казахстана: Проблема стабильности // PANORAMA. — 1999. — 12 февраля.

4 См.: Петров Н., Гафарлы М. Курс [Казахстана] на политическую стабильность и сотрудничество с соседями // Постсоветская Центральная Азия: Потери и обретения. — М.: Восточная литература, 1998. — С. 38–39.

5 См.: Ертысбаев Е. К. Указ раб.; Козыбаев М.К. Эволюция института президентства: От формального суверенитета к императивам национальной государственности // Деловое обозрение «Республика». — 2001. — 12 апреля. — № 14 (81).

6 См.: Петров Н., Гафарлы М. Указ. раб.

7 Парамонов В., Строков А., Столповский О. Россия и Китай в Центральной Азии: полтика, экономика, безопасность. — Бишкек, 2008. — С.15.

8 См., напр.: Лебедева Н. М. Новая русская диаспора: От миграции к сопротивлению вынужденной миграции // Межнациональные отношения в России и СНГ. — М., 1995. — С. 103–119; Докучаева А. В. Положение русских в Казахстане осложнено отсутствием перспектив // Россия и этнороссияне стран СНГ и Балтии: Проблемы и пути их решения. — М., 1998. — С. 51–56; Полоскова Т. Современные диаспоры: Внутриполитические и международные аспекты. — М., 1999; и мн. др.

9 См.: Выборы законодательных органов Казахстана и России: Истоки и последствия // Panorama. — 1999. — 3 сентября; Выборы в представительные органы: Ожидания и реальность. // Там же. — 22 октября; Название партии — ориентир для избирателя // Казахстанская правда. — 1999. — 27 августа

10 См.: Уровень политического риска в Казахстане. — Алматы, 2001; Алимжанов К. Коррупция угрожает национальной безопасности Казахстана // Эксперт Евразии. — М., 2001. — август.

11 См.: Ашимбаев М. С. Политический транзит в Казахстане. — Алматы, 2001; Машан М. С. Этапизация политического процесса в Казахстане // Государство и политические партии: История и современность / Материалы республиканской научно-практической конференции. Алматы, 27 апреля 1998. — Алматы, 1998. — С. 106–110.

12 См.: Бижанов А. Х. Республика Казахстан: Демократическая модернизация общества переходного периода. — Алматы, 1997. — С. 77.

13 См.: Амрекулов Н. Жузы в социально-политической жизни Казахстана // Центральная Азия и Кавказ. — 2000. — № 3 (9). — С. 131–146.

14 См.: Султанов Т., Жусупов С. Трайбализм на фоне казахской истории // Время По. — 1999. — 8 октября; Турсунов С. Казахское ханство и казахские жузы // Энергия. — 1998. — № 10; Группы давления в правящей элите Казахстана // Центральная Азия: Политика и экономика. — Алматы, 2000. — № 2. — С. 10–11.

15 См.: Илеутова Г., Туреханова Б. Казахстан и Кыргызстан: во всём виноваты элиты? // Центральная Азия... — 2000. — № 2. — С. 14–16.

16 См.: Амрекулов Н. Указ. раб.

17 См.: Козыбаев М. К. Указ. раб.

18 Абильситов Г. Жузы в социально-политической жизни Казахстана. 2000.

19 См.: Чеботарев А. Указ. раб.

20 См.: Амрекулов Н. Пути к устойчивому развитию, или Размышления о главном...

21 См.: Жусупов С., Жусупов Б., Еженов К. Динамика общественных процессов в Казахстане: Анализ экспертных оценок. — Алматы, 1997. — С. 7, 10; Смирнов Л. Маргинализация населения как фактор социально-политической нестабильности в Казахстане // Центральная Азия и Кавказ. — 2000. — № 4 (10). — С. 42–49.

22 См.: Своик П. Казахстан: самостоятельность без самодостаточности // Центральная Азия и Кавказ. — 2000. — № 2 (8). — С. 221–231; Дьяченко С. Политические партии Казахстана в контексте избирательных кампаний // Там же. — 2001. — № 5 (17). — С. 20–32.

23 Публицисты, наряду с учеными, конечно же, «имеют право» на собственное суждение по тем или иным проблемам, в ряде случаев максимально приближаясь к политологическим выводам и оценкам. В этом контексте статьи и материалы публицистов, к которым чаще всего относят общественных деятелей, писателей, людей науки, культуры и т. д., несомненно, могут выступать в качестве самостоятельного (либо консолидированного — наряду с публикациями собственно политологов) объекта политологического исследования.



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.