Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Ислам в современном мире №8 (2007)
17.04.2008
МУСУЛЬМАНЕ В СИСТЕМЕ МЕЖЭТНИЧЕСКИХ И МЕЖКОНФЕССИОНАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ

А. С. Сорокин

Роль исламского фактора в ближневосточной политике Турецкой республики

Несмотря на светский характер государства в Турции, исламский фактор оказывает мощное воздействие на ее внешнюю и внутреннюю политику. Турецкое руководство, само принадлежащее к партии считающейся умеренно исламистской, вынуждено постоянно лавировать между стремлением произвести выгодное впечатление в исламском мире и необходимостью сохранить прозападную ориентацию своей внешней политики. Региональная политика Турции на Ближнем Востоке так или иначе строится под воздействием исламского фактора.

Ислам является доминирующей религией на Ближнем Востоке. Он является государственной религией ряда стран, и его исповедует большая часть населения региона. Все эти факты не могут не приниматься во внимание турецким руководством при выработке своей внешней политики. Сама Турция принадлежит к мусульманскому миру, но в течение всего XX века активно претерпевала процесс «вестернизации», что отразилось и на ее внешнеполитическом курсе. Турция является членом НАТО и выступает союзником США на Ближнем Востоке, что накладывает определенный отпечаток на отношение к ней со стороны других государств региона.

Идея развития отношений с мусульманскими странами как альтернатива курсу на вестернизацию Турции имеет немалую поддержку внутри страны. Это продиктовано не только общностью религии, но и явным пробуксовыванием курса на интеграцию в ЕС. Непопулярность американской политики также спровоцировала стремление турецкого руководства к более многовекторной политике. Исламский фактор может быть использован для популяризации турецких инициатив в мусульманском мире.

Воздействие радикальных настроений в исламском мире на политику правительств всех государств региона стало за последние годы очевидным. Турция не составляет исключения. Важнейшим фактором воздействия на внешнеполитический курс всех стран региона является арабо-израильское противостояние и в частности палестинская проблема. Сложилась такая ситуация, когда противостояние израильской оккупации арабских территорий и агрессивным шагам израильского правительства облачено в религиозную форму. Вследствие этого фактор противостояния «сионистской угрозе» активно эксплуатируется именно исламистскими группировками.

Развивая свою политику на Ближнем Востоке, Турция неминуемо принимает во внимание то воздействие исламского фактора, которое выражается в давлении на общественное мнение арабских стран. В частности, существенные коррективы вносятся турецким руководством в отношения с Израилем. Неприятие радикально настроенными слоями общества арабских стран тесного израильско-турецкого сотрудничества нередко приводит к таким шагам в турецкой политике, которые призваны продемонстрировать дистанцирование Анкары от жесткого курса Тель-Авива.

Главной причиной большинства проблем в израильско-турецких отношениях является палестинская проблема [1]. Турция как страна с абсолютным преобладанием мусульманского населения весьма болезненно реагирует на решительные шаги израильского руководства в пресечении террористических актов организуемых и направляемых с территории Палестинской автономии. Особенно осложнилась обстановка после прихода к власти группировки ХАМАС. Всякое турецкое правительство будет вынуждено выступать с весьма резкими заявлениями в адрес израильского руководства при каждом обострении обстановки в Палестине, чтобы не лишиться поддержки избирателей. Это уже не раз приводило к серьезным осложнениям в отношениях сторон и неопределенность израильской политики по отношению к палестинской национальной администрации чревато новыми кризисными ситуациями.

Соли Оузел, эксперт по Ближнему Востоку в стамбульском университете Бильджи, высказал такую точку зрения: «В последние годы Турция нормализовала отношения с ранее враждебными странами, такими как Греция, Сирия и Россия, — говорит он. — Так что естественно, что связи с Израилем сокращаются пропорционально, чтобы достичь баланса в новой геополитической реальности» [2].

Большие возможности для развития всех векторов своей политики на Ближнем Востоке Турция получит в случае разрешения палестинского вопроса или хотя бы снижения напряженности в палестино-израильских отношениях. Она приветствовала также намерение Турции оказать палестинцам помощь в экономическом развитии их территорий и создании государственных структур [3]. Об этом, в частности, заявил министр иностранных дел Израиля С. Шалом после своей встречи с коллегой из Турции Абдуллой Гюлем по итогам саммита в Шарм аш-Шейхе в феврале 2005 года. Тогда Турция решила, в частности, изготовить униформу для палестинских полицейских [4].

Победа ХАМАС на парламентских выборах в январе 2006 года нанесла ошеломляющий удар по процессам палестино-израильских переговоров, но не исключено, что роль Турции в этих условиях лишь возрастет [5]. Существует возможность, что каналы турецкой, египетской и иорданской дипломатии станут единственным путем опосредованной связи израильского руководства с руководством Палестины. Соответственно роль турецкой дипломатии будет заключаться не только в поддержке уже достигнутых договоренностей, но и в поддержании контакта между сторонами как такового.

Важно также учитывать то, что сам факт тесного взаимодействия страны мусульманского мира с еврейским государством провоцирует радикальные силы исламских фундаменталистов на активные действия [6]. Причем опасность исходит как от внутренних сил недовольных светским характером турецкого государственного строя, так и от сил внешних, всецело поддерживающих такие настроения, внутри страны. Свои возможности эти силы продемонстрировали, организовав несколько громких терактов в Турции в 2003 году. Деятельность их по-прежнему представляет угрозу, о чем может свидетельствовать разоблачение и арест турецкой полицией 30 января 2007 года 48 человек в семи провинциях страны, готовивших серию терактов в Турции [7].

Эксперты считают, что все же в Турции имеются значительные основания для развития процессов исламизации. Неудача первых попыток не говорит о бесперспективности этой доктрины для Турции. Вместе с тем американские эксперты высказали несколько новое для американцев видение перспектив Турции [8]. По мнению профессора Н. Макфарлайн, даже в случае исламизации, Турция не пойдет на солидаризацию с Ираном и с другими исламскими государствами. Примером тому может служить политическая практика правительства Эрдогана, которое не отказалось, даже в частностях, от сотрудничества с Израилем и провозглашало упрочение отношений с США и с НАТО. Показная политика в отношении готовности сотрудничества с Ираном имела прагматические цели — получение природного газа по низким ценам, но одновременно в стране получило развитие антииранская пропаганда и обвинения Ирана в сотрудничестве с курдами и другими антиправительственными группами в Турции. Именно исламисты стали все активнее поднимать вопрос о дискриминации тюркско-язычного населения в Иране, проводили проазербайджанские демонстрации [9].

Совершенно очевиден расчет исламских фундаменталистов на подрыв существующего режима, причем для оправдания своих действий эти силы склонны обвинять нынешнее турецкое правительство в сотрудничестве с такими враждебными исламу силами как США и Израиль. Учитывая высокую религиозность турецкого населения, эти факторы заставляют турецкое руководство не афишировать уровень своих контактов с израильтянами, в каких бы сферах деятельности данные контакты ни развивались.

Можно сделать вывод о том, что строгое соблюдение принципов светского государства и следование в русле собственной политической линии, пересекающейся с линией США, наносит существенный ущерб имиджу Турции в исламском мире. Стремление избежать репутационных потерь сталкивается в турецкой политике со стремлением сохранить те преимущества, которые предоставляет стране сотрудничество с США, Израилем, ЕС.

Ислам оказывает глубокое влияние на внешнеполитический курс Турции в регионе Ближнего Востока. Идея исламского единства и взаимопомощи достаточно активно эксплуатируется Турцией, в частности в рамках ее деятельности в Организации Исламская конференция. Эта идея очень популярна внутри Турции, в особенности среди сил оппозиционных идеям вестернизации и вступлению в ЕС. Аналогичная поддержка этих идей в арабских странах и мусульманском мире в целом позволяет Турции рассчитывать на определенное продвижение своих интересов в этих странах. Применительно к Ближнему Востоку речь идет прежде всего об урегулировании проблем и развитии отношений с соседней Сирией, с Иорданией и палестинской национальной администрацией. Популяризации отношений с этими странами способствует принадлежность Турции к мусульманскому миру.

После прихода к власти Партии справедливости и развития внешняя политика Турции существенно активизировалась на всех направлениях. Нормализованы отношения с Афинами, достигнут значительный прогресс на пути вступления Турции в ЕС, укрепляются позиции Турции на Кавказе и в Центральной Азии. Были нормализованы отношения с Сирией, Ливаном, получили дальнейшее развитие отношения с Египтом и арабскими странами Персидского залива [10].

Однако влияние этого фактора не стоит переоценивать. Влияние военных, традиционно поддерживающих сохранение светского характера государства не позволит турецкому руководству излишне способствовать укреплению исламских ценностей во внешней политике. Особенно если они вступят в противоречие с магистральными направлениями развития Турции. Отказ от сотрудничества с США, Израилем и Европейским союзом в пользу мусульманских стран невозможен. В течение всего XX века Турция постоянно использовала преимущества своего геополитического положения для построения тесных отношений с западным миром. Западное направление остается императивом турецкой политики по сей день.

В своей речи от 9 февраля 2007 года господин Гюль недвусмысленно заявил, говоря о ситуации в Ираке, что успех США будет успехом Турции [11]. Продемонстрировав в очередной раз близость своей региональной политики и политики США, глава МИД Турции косвенно подчеркнул и необходимость развития сотрудничества двух главных региональных союзников Вашингтона.

Перечень вопросов, который глава МИД Турции отнес к сфере интересов своей страны, столь широк, что можно говорить о серьезных лидерских амбициях Турции на нескольких направлениях, в том числе и на Ближнем Востоке [12]. Исходя из этого и обстановки в регионе, израильско-турецкий стратегический союз становится актуальнейшим вопросом региональной политики.

Турецкое руководство рассчитывает разработать сбалансированный курс своей ближневосточной политики, сочетая использование возможностей стратегического союза с США и Израилем с развитием отношений с арабскими странами. Турция занимает важное место в геополитических построениях США на Ближнем Востоке, но у нее существуют возможности широкого маневра в политике. Опираясь на исламский фактор, Турция может открыть перед собой новые возможности региональной политики, однако не допуская резких перекосов в сторону исламизации самой Турции. Гарантом сохранения светского характера государства, как и прежде, выступает армия, чье влияние на внутриполитическую жизнь страны по-прежнему можно признать огромным.

Примечания

1. Волович, А. Турция-Израиль: «стратегический союз» под угрозой / А. Волович // Ресурс «Зеркало Недели» // www.zerkalo-nedeli.com/

2.Турбулентность израильско-турецких отношений / Центральный Еврейский ресурс // www.sem40.ru

3. FM Shalom speaks with colleagues after Sharm Summit, February 9 2005 // Official website of the MFA of Israel // www.mfa.gov.il/

4. Ibid.

5. Cabinet Communiqué. 29 January 2006 // Israeli PM official website // PMO.gov.il/

6. Statement by FM Shalom in light of Terrorist Attacks in Istanbul, Turkey November 15, 2003 // Official website of the MFA of Israel // www.mfa.gov.il/

7. Турецкая полиция задержала 48 человек, подозреваемых в связях с организацией «Аль-Каида» / Ресурс «Комментатор» // www.commentator.ru/

8. Пайпс, Д. Две команды на ближнем востоке // Д. Пайпс // Международная политика.1999. № 7. С. 22.

9. Там же.

10. Гурьев, А. А. Ситуация в Турции: ноябрь 2005 года / А. А. Гурьев // Сайт института Ближнего Востока РАН // www.iimes.ru/

11. Speech of H.E. Mr. Abdullah Gül Deputy Prime Minister And Foreign Minister Of Turkey, Turkey, Iraq, And The Middle East: Future Prospects, Council On Foreign Relations New York, 9 February 2007 // Official website of the MFA of Turkey // www.mfa.gov.tr./

12. Ibid.



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.