Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

ДИАЛОГ И ПАРТНЕРСТВО ЦИВИЛИЗАЦИЙ: МЕЖКОНФЕССИОНАЛЬНОЕ И КРОССКУЛЬТУРНОЕ ИЗМЕРЕНИЯ
30.10.2011

Глава 3.
Религиозный и светский подходы к оценке качества
цивилизационного взаимодействия на современном этапе

Сухейль Фарах
Научная и религиозная истина
Понятие истины

Когда понятие истины берется само по себе, на первый взгляд кажется, что существует одна твердая истина. Когда же речь идет об истинах в форме множественности, поскольку есть проблемы, относящиеся к разным сферам бытия, то истина приобретает частичный, относительный характер. В рамках научного познания говорится, например, о так называемой научной истине. Но эта истина разделяется на многие варианты, такие как истина физическая, истина биологическая и истина социологическая, охватывая далее такие гносеологические поля бытия, как истина художественная, истина религиозная и т. д. Такая постановка вопроса, по нашему мнению, оправданна, так как помогает нам уяснить различие между многообразными формами истины. Такой подход помогает установить различия между так называемой истиной абсолютной и истиной относительной, истиной аксиоматической и истиной предполагаемой или вероятностной, истиной физической и конкретной и истиной воображаемой и духовной, истиной субъективной и истиной объективной.

К тому же кругу вопросов относится проблема аксиом или истин, сформулированных в рамках научной мысли или же вне этих рамок на базе заблуждений, которые, накапливаясь со временем, приобрели значение формул, не допускающих сомнения в их истинности, а в некоторых случаях – даже характер святости. Это обстоятельство осложняет дело, ибо, исследовав сущность таких формул и выявив их генеалогию вплоть до самых истоков, убеждаешься в том, что в основе их лежит лишь относительное знание. Необходимо рационально-критическое видение понятий и истин, бытующих в реалиях человеческой жизни, в образах мысли и нравственных установках людей, в мире их сознания и мире бессознательного. Что же касается истины космического порядка, то она, возможно, присутствует и бытует в рамках того, что невозможно непосредственно почувствовать, то есть в пределах внутреннего разума, или в рамках законов и тайн природы и космоса, все еще не поддающихся пониманию научного разума.

Мы склоняемся к эпистемологическому видению понятия истины, рассматривая его как состояние, имеющее бытие в совокупности человеческих знаний и наук. В то же время мы признаем, что существует множество истин бытийного и космического порядка, недоступных для непосредственно эпистемологического анализа. Никто не должен утверждать, что его видение полностью правильно. Тот, кто притязает на полную правоту, утверждает по существу, что ему принадлежит исключительное право на обладание абсолютной истиной. Современная философия науки, однако, не признает идей, сторонники которых исходили из полного соответствия между элементами этого мира и разумом.Исходя из изложенных выше представлений об истине, мы утверждаем, что трудно и даже невозможно прийти к единому и всеохватывающему видению истины. Единственный вывод, который может быть сделан из изучения взглядов представителей различных философских школ, касается относительного характера истины. Истина не есть нечто готовое и неизменное. Будучи предметом творческого поиска, она подвержена развитию. Я вижу истину иначе, чем ее видит другой, ибо обладают иными знаниями, которые являются продуктом времени и места. Такой подход не означает, что я подчиняюсь неизбежному ходу событий. Наоборот, я исполняюсь уверенности в самодостаточности относительных истин на том или ином этапе развития познания, жизни и космоса, понимая, однако, сколь опасно впасть в заблуждение и утратить правильный путь, если опираться на одни лишь относительные истины бытия.

Научная истина

Бесспорна роль научного разума в открытии тайн природы и космоса, и нет необходимости доказывать исключительную важность его вклада в улучшение материальных условий жизни человека. Общеизвестно также, что достижения в области точных и гуманитарных наук открыли перед человеком широкие горизонты, развеяв иллюзии и заблуждения, существовавшие в истории познания, включая познание научное. Как говорит один из крупнейших философов науки, история науки есть история ее заблуждений и процесс постоянного освобождения от них. Наука, не останавливаясь, идет вперед, раскрывая все новые и новые тайны земли и космоса – тайны, которые являют собой неистощимый материал для исследования и освоения. Кто станет отрицать эти очевидные факты, отрицать роль научного разума в жизни людей, отвергать силу, которая помогает сохранить и улучшить жизнь разумных существ, обеспечивая продолжение их рода?

Задача данной работы – прояснить роль научного разума в управлении нашими мирскими делами. Однако насущный философский вопрос состоит в выяснении отношения науки к жизни, материи, духу и космосу. Постижимы ли через науку и разум все богатства жизненных проявлений? Существуют ли иные истины в жизни и в космосе? Обладает ли человек одним лишь материальным измерением или также и иными? Существуют и другие философские вопросы, на основе которых мы формулируем правильные или ложные суждения об истине, принимая одни принципы и не принимая другие. Как, например, провести различие между разными критериями истины? Как провести различие между причинами, приняв лишь один из принципов? Мы признаем истинность определенного высказывания, если из него следует вывод, верифицируемый наблюдением и опытом, иными словами, судим о правильности высказывания по его результатам. Так, мы признаем истинность законов Ньютона, ибо с их помощью можем вычислить траекторию движения небесных тел. Мы признаем истинность высказывания и в случае, если можем логически вывести его из четких начал. На нашем современном научном языке мы называем это научными критериями. Все правильные научные выводы построены на гипотезах, которые могут быть верифицированы лишь опытом. Однако все предположения и результаты суть относительны и существуют до тех пор, пока не появляются иные гипотезы и выводы, занимающие их место. Потому в науке нет бесспорной и окончательной истины. Научный критерий истины исходит из видения, которое отождествляет видение глаза и видение разума. Но этот критерий подвержен анализу, выводы из которого могут быть далеко не однозначны. И здесь неизбежно возникает вопрос: насколько несомненна польза от таких принципов. Эти принципы должны были бы давать убедительное и, возможно, достаточное описание космоса и человека. Но исчерпывается ли описание космоса, основанное на научной гипотезе, которая гласит, что все физические истины выводимы из законов электромеханики, силы и атома? В этом случае мы можем прийти к опасному заключению, что все существующее есть материя, тогда как есть множество явлений, недоступных видению глаза и разума, в бескрайнем мире духа, искусства и творчества, и эти явления обладают истинным бытием и, возможно, исполнены большего смысла.

Философия науки, как известно, не примыкает к позитивистскому видению, полагающему, что научный разум есть предел всему, как будто не существует сферы духовности и бессознательного, выводящей существование за пределы рационального. Наука по природе своей не является неизменной, и так же не являются неизменными ее истины. Она непрерывно обогащает себя новыми видениями, опираясь на инструментарий концепции и метода. История науки, как говорит Гастон Башляр, «не только являет собой попеременное чередование теории атома и теории энергии, реализма и позитивизма, дискретного и непрерывного, рационализма и эмпиризма. Ученый психологически не только теряет точку опоры, наблюдая тождественность законов и разнообразие вещей, но и в каждом вопросе научная мысль раздваивается между должным и сущим».

Потому структуру научного знания, все его эксперименты и открытия, нужно рассматривать как нечто подвижное, а в более глубоком философском видении эта структура представляется загадкой.

В науке, указывает Макс Перутц, «как и в любом виде деятельности, можно найти святых, трусов, борцов, отшельников, гениев и глупцов, угнетателей и рабов, благополучных и несчастных. Но есть качество, которое лучшие из них разделяют с величайшими писателями, музыкантами и художниками. Это – творчество. Мысль людей привыкла следовать проторенными путями. Создать же нечто совершенно новое чрезвычайно трудно». Это определение побуждает нас отличать в научной истине рутинное качество от динамически движущегося начала, иллюзорное и ошибочное от реалистического и правильного, частное, близорукое и традиционное от глобально-космического творческого.

В заключение можно было бы сказать, что наука обогащает нас объективными знаниями и приводит к лучшему пониманию космоса. Наука дает человеку широкий набор конкретных знаний, блестящим образом систематизируя весь свой опыт. Однако она нема, сама по себе не одушевлена. «Абсолютная» картина, которую рисуют классики позитивизма и неопозитивисты, полагая, что наука в состоянии полностью понять то, что происходит, создает представление о человеке, который, подчиняясь науке, живет и действует как механические часы, без вмешательства сознания, воли, усилия, не испытывая боли и радости, не ощущая ответственности. Наука не знает и не чувствует наслаждения и боли, не различает красоты и безобразия, добра и зла, не признает Бога и вечности.

Научный разум, понимающий свои границы и свои эпистемологические задачи, весьма скромен. Он действует в области материального и конкретного, стремясь, помимо изучения реального и рационального, понять существо иррационального, метафизического и бессознательного и даже постичь некоторые общие тайны космоса. Крупнейшие ученые этого столетия, от Эйнштейна до Циолковского, от Планка до Вернадского, от Тейара де Шардена до Капицы, хорошо понимали титаническую мощь науки и значение ее великих завоеваний. Однако они отдавали себе отчет и в том, что наука имеет свои границы, и хорошо знали, что в основе гармонии космоса лежит взаимодействие духа и материи. Поэтому мы, со своей стороны, полагаем, что при рассмотрении разнообразных научных истин и множества истин космического и духовного порядка, прочтении и анализе высказываний, особенно тех, которые насыщены символами и метафорами, плодами воображения, интуиции и духовности, нельзя исходить из строго рационалистических определений.

В этой связи нельзя рассматривать религию, предание и религиозный язык под строго рационалистическим углом зрения или с позиций так называемой научной истины, которая, по утверждению некоторых, охватывает собой все. Представление, истина или субъективный опыт верующих возникают благодаря существованию так называемой религиозной истины, которая обладает своими свойствами, своими особенностями, своим языком и своей системой рассуждений. Потому перед нами возникает вопрос: является ли религиозность реальным или действительным состоянием?

Религиозная истина

Правы ли позитивисты и вместе с ними Фрейд, утверждая, что религиозная вера представляет состояние незрелости, которое будет преодолено наукой? На этот вопрос не может ответить наука сама по себе, в том числе и через позитивистский анализ, как нельзя найти на него ответа и в сектантско-религиозном видении. Научная истина не может найти для себя естественное окончательное место в позитивистской установке. Религия же, как поэзия или музыка, не может проникнуться строго научным мышлением или подчиниться экспериментальному методу. Религия и религиозная истина суть плоды духовного творчества, распахивающего объятия для абсолютного. Ученые и философы, не находившие места для Бога в своих рассуждениях и конструкциях, ограничивались обычно упоминанием идеи Бога в качестве первопричины. Выдающиеся авторы христианского, мусульманского и иудейского религиозных направлений искали Бога, пытаясь доказать его существование как некой бесспорной объективной истины. Однако Бога нельзя описать в рамках материалистической системы космоса. Нет смысла и в попытках доказать его существование логическим путем. Веру в Бога нельзя объяснить приступами страха, не имеющего никакого отношения к рационалистическим понятиям. Ее истоки – в мудрости человека, открывающей его сердце и разум для Бога и каждодневно призывающей Бога явить себя в наших нравственных и космических идеалах.

Берясь за религиозное предание, мы не должны допускать прочтения его, исходя из сциентистского видения. Неверующий в своем светском видении представляет религиозные стихи и доктрины как суеверия и мифы. Рассматривая предания с такой точки зрения, он полагает, что ничто в них не соответствует действительности в буквальном смысле. Буквальное прочтение предания побуждает человека опираться механически и формально на законы логики, что убеждает его в итоге в недостоверности предания, которое все есть «представления и мифы». От такого строго буквального прочтения ускользает важный аспект, связанный с отношением человеческого Я к абсолютному. Именно этот аспект и есть то, что движет нами, приближая к мысли о Боге, обретающей в религиозном сознании высокий символический смысл: Бог необходим для продолжения бытия мира и космоса, и возможно, что эта могучая символическая сила проявляет свое действие, как она действовала в прошлом и будет действовать в грядущем, посредством самих законов природы. Так устанавливается гармония между естественным и божественным. Научные доказательства и доводы разума не действуют, когда речь идет о Боге. Лучше и правильней в этой связи говорить о духовном понимании смыслов бытия, открывающего широкий простор для упования и надежды, которых не могут дать ни разум, ни материя, ни любое из человеческих действ.

Конечно, следует уважать людей, отвергающих представление о Боге, ради которого развязывались истребительные войны и возникали жестокие распри. В благости Бога могут сомневаться, либо видеть в ней порождение благодушной фантазии. Идея Бога, по словам Маркса, не раз использовалась как опиум для народа. Бога понимают и так, как наше человеческое инобытие или, иначе говоря, как «наш образ и наше подобие», только лучшее, чем мы, воплощающего полноту бытия, всего, чего желает человек в этой жизни. В то же время многие утверждают, что представление о Боге необходимо для духовной поддержки людей, сталкивающихся с несправедливой и враждебной им действительностью.

Религия в высоком нравственном смысле отражает размышления людей перед лицом страдания, заблуждения и греха.

Пагубны попытки, направленные на отчуждение религии от жизни индивида и коллектива. Важно установить разумные границы между научной истиной и истиной религиозной, истиной политической и истиной нравственной и уяснить, что есть между ними общего и различного и где между ними возникает разрыв. Отношения между религиозным и мирским будут исполнены гармонии, если для каждого из измерений человеческой личности установить его естественный предел. Человек в его физическом, рациональном и духовном измерениях есть плод природной и биологической структуры земли и космоса. В рациональном измерении он – плод непрерывной эволюции человеческого рода, в духовном измерении – больше всех других существ сопричастен вечности. Бытие человека как биологического существа, члена социума, носителя определенной психики и культуры, не может быть ограничено одним или двумя измерениями. Картина будет более полной, если рассматривать его в трех исходных измерениях. Риск неверно понять его будет меньше, если полнее охватить все три измерения. Важно признать их существование и действовать ради укрепления ценностей научного знания в первом, тенденции к открытости – во втором и любви, внутреннего мира и духовного совершенства – в третьем.



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.