Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

ДИАЛОГ И ПАРТНЕРСТВО ЦИВИЛИЗАЦИЙ: МЕЖКОНФЕССИОНАЛЬНОЕ И КРОССКУЛЬТУРНОЕ ИЗМЕРЕНИЯ
30.10.2011

Борис Филиппов
Церковь и политика: российская перспектива

С точки зрения советской власти любая религия в нашей стране выступала в качестве деструктивного элемента системы. Церковь своим существованием и своей проповедью ставила под сомнение «исторические решения» очередных пленумов и съездов. Как сказал один из польских католических деятелей, «коммунисты смотрят на Церковь как на пережиток ушедших эпох, а Церковь смотрит на коммунизм как на одну из социальных революций, которые Она пережила за 2 тысячи лет своей истории».

Когда рухнула советская власть, возникла проблема восстановления нормальных социальных связей и отношений, а также строительства на их основе институтов гражданского общества. Именно разрушение нормальных социальных связей явилось одним из итогов большевистской культурной революции и проводимого на протяжении десятилетий массового террора.

Восстановления нормальных социальных связей – условие функционирования современного правового (демократического) государства и одновременно тяжелейшая задача.

Как написал барон Ральф Дарендорф, один из старейших и авторитетных западных политологов, демократию как систему учреждений и свобод можно организовать и провозгласить (чисто формально) за два года. Но без экономической основы, которой для нее служит рынок, демократия как система названных учреждений и свобод функционировать не будет. Рынок также можно построить лет за десять–пятнадцать. Но и он, продолжает Дарендорф, действует нормально только при условии активного функционирования в обществе моральных ценностей, то есть в здоровом обществе. Это обеспечивается третьей (наряду с системой власти и рынком) составной частью любой демократии – его социальной основой которой, как это понимается на Западе, является гражданское общество. Ядром и одним из структурообразующих элементов последнего служит Церковь.

Когда рухнула советская власть, у нашей новой политической элиты возникло впечатление, что и Русская православная церковь сможет играть в нашем обществе роль, подобную той, что играла в переходный от советского строя период Католическая церковь в Польше. Первоначально епископов избирали в депутаты, перед каждыми выборами начиналась «борьба» за голоса верующих, финансировалось проведение социологических исследований. Была предпринята попытка создания нескольких христианских партий. Но эта партии проиграли все выборы, участие в них священнослужителей не принесло желаемого эффекта, и интерес к исследованию положения Церкви и религиозности в обществе резко сократился.О реальных же процессах по восстановлению разрушенного прежде общества и тем самым строительства гражданского общества, о процессах, в которых значительнейшую, если не важнейшую, роль играет Церковь, не говорили, не писали и не пишут в центральных СМИ. Анализ явлений, связанных с этим процессом, составляет предмет моего выступления.

То, о чем я буду говорить, это результат моих личных наблюдений.

Исторически процесс создания гражданского общества в нашей стране был прерван революцией, а его находившиеся в зародыше институты уничтожены. Но возникновение и развитие этих институтов – один из главных признаков здорового общества, его способности к самоорганизации. Падение советской системы освободило общество и привело в действие механизмы его самоорганизации. Но оказалось, что этой свободой не все смогли воспользоваться.

Под стягивающим, по образному выражению английского социолога Зигмунта Баумана, корсетом/панцирем, в роли которого выступала правящая коммунистическая партия и ее структуры, полноценного общества не оказалось. Все инициированные партией псевдообщественные структуры мгновенно разрушились. Способность к быстрой самоорганизации в нашей стране проявили прежде всего криминальные и полукриминальные сообщества и верующие.

Приведу примеры.

В 1988 году председатель Совета по делам религий при СМ СССР Константин Харчев сказал мне, что по случаю 1000-летия Крещения Руси он предложил Св. Синоду взять 1000 разрушенных храмов на восстановление. Св. Синод отказался, ссылаясь на отсутствие средств. К началу 1991 года по инициативе верующих было взято на восстановление 4200 храмов и около 60 монастырей. Это было не самое благоприятное время для строительства. В условиях жесточайшего экономического кризиса восстанавливались тысячи сакральных объектов, в чем приняли участие десятки тысяч верующих.

Восстановленные церкви – это не только удовлетворение потребности религиозной общины, но и преображение вида городов, архитектурное оформление городской среды, безмолвная проповедь (своим активным служением), а также явный признак возвращения нашей страны к нормальности.

Возникновению новых храмов предшествовало появление инициативной группы, зародыша нового церковного прихода. Эти новые церковные приходы вокруг возводимых верующими, по их инициативе и на их средства храмов стали источниками возникновения и развития новых социальных связей, на основе которых возникли зародыши гражданских демократических институтов. Первыми формами объединений между дружественными приходами были братства с их издательствами, воскресными школами и «традиционными» гимназиями, магазинами и детскими лагерями отдыха.

Как создавалась эта социальная ткань? «Помощь старикам в больнице «потянула за собой» организацию патронажной службы, богаделен; появились группы прихожан, которые заботились о детях в интернате для инвалидов, о бомжах и т. д.» Это рассказ не только о создании службы социального служения, но и о формировании новой социальной ткани, новых социальных (межчеловеческих) отношений. Все эти виды и формы социального служения Церкви ранее были запрещены в нашей стране.

Появление кабельного телевидения привело к созданию у наиболее «продвинутых» приходов собственных телевизионных программ и фильмов. Приходы издают свои внутриприходские газеты. У приходов появляется и развивается собственная культурная жизнь. Организуются вполне светские концерты, в том числе классической музыки (исполнители – профессиональные музыканты). Территория вокруг храмов и в монастырях организуется по нормам садового искусства. Широкое распространение получили иконописные мастерские.

Центрами социального служения и одновременно культурно-просветительными центрами стали монастыри. Многие из них обзавелись издательствами. Издается не только сугубо церковная литература, но и книги по истории культуры, истории Церкви.

Из самых значимых центров восстановления церковной и гражданской жизни я хотел бы обратить ваше внимание на создание сети автономных от государства учебных заведений – школ и вузов. Церковь, или точнее люди Церкви, была инициатором процесса создания независимых учебных заведений, его активным участником.

Этот процесс идет фактически уже 15 лет, если датировать его начало празднованием 1000-летия Крещения Руси (1988 год). В последние пять лет можно говорить о переходе нашей церковной жизни на другой уровень развития.

И здесь следует сказать об отношении к этому процессу со стороны светской власти. В разных регионах нашей страны складывается различная ситуация. И зависит она от человеческого фактора.

Позволю себе высказать гипотезу. Отношения между духовенством и властью на местах полностью зависят от наработанного церковью авторитета. Авторитет должности (авторитет института), о котором мы могли говорить в первые годы, во все большей степени заменяется авторитетом конкретного священнослужителя: епископа, настоятеля монастыря, настоятеля храма. И за этим авторитетом стоят годы труда. И в каждом конкретном случае можно говорить о достигнутых плодах.

Например, весь Север знает настоятеля Антониево-Сийского монастыря архимандрита Трифона. Бывший моряк-подводник. Монастырь находится в сосновых лесах, в окружении озер. Бывшие заключенные. Духовное окормление. Создание разноуровневой прессы: общий ежемесячный журнал, журнал для интеллигенции, в перспективе – издание журнала для монашествующих. Монастырь опекает систему воскресных школ и школьного образования епархии, раз в несколько лет проводит национальные научно-практические конференции по вопросам образования. Теснейшее сотрудничество с университетом, со СМИ.

Раифский Богородицкий монастырь под Казанью. У стен монастыря два детских учреждения, которые там окормляются. Одно – для подростков, совершивших тяжкие преступления. Другое – детский дом. Детей в монастырь приводили, они приходили и сами...

Камчатская епархия. Несколько лет назад появился первый священник. Затем епископ. Первый год – отказ от контактов. Ни власть, ни пединститут, ни местные СМИ, ни местные предприниматели. Сегодня все это есть. Строятся монастыри, заложен фундамент под кафедральный собор.

Важным свидетельством принципиальных изменений последнего периода стало образование теологических факультетов в государственных университетах. На них учится отнюдь не духовенство... Получив с падением СССР свободу, наша Церковь оказалась в ситуации, когда очень многое пришлось воссоздавать с самого начала. И если храмы и церковные учебные заведения удалось восстановить очень быстро, то гораздо труднее идет восстановление благоприятной атмосферы вокруг Церкви. До сих пор общая тональность светских СМИ враждебна Церкви. Последствия 80 лет атеистического воспитания так легко не преодолеть. А вне атмосферы благожелательности и понимания Церковь может воспринимать себя только осажденной крепостью.

По мере замещения авторитета института авторитетом личности епископа и священника возрастает влияние духовенства и Церкви в целом. Но теперь это влияние имеет под собой организованную структуру приходов и парацерковных организаций и групп. Православное сообщество организовано не только храмами, но и также прессой и общим делом.

И хотя в стране до сих пор не удалось восстановить единство православного сообщества как целого, на пути консолидации верующие достигли гораздо больших успехов, чем российское общество в целом. До сих пор в России отсутствует и структурированное гражданское общество.

Присутствие православного сегмента избирателей было замечено (в размерах, превышающих статистическую погрешность) на последних парламентских выборах 2003 года.

Дерево растет и укрепляется.



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.