Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Ислам в современном мире № 1-2 (21-22) 2011 — После арабских революций
27.10.2011

После арабских революций

Л. С. Перепелкин,
старший научный сотрудник Центра арабских исследований Института востоковедения РАН,
зав. сектором проблем культурной политики Российского института культурологи, кандидат исторических наук

30 марта текущего года я присутствовал на выступлении посла Египта в России, состоявшемся в Институте востоковедения РАН. Если сформулировать основные тезисы выступления посла, то они могут звучать так: в египетском обществе много неустроенной молодежи; мировой экономический кризис ухудшил ее положение, в частности, за счет повышения цен на продукты питания и уменьшения количества рабочих мест; общественный взрыв был распространен по социальным сетям и привел к смене режима в Египте[1]. И что очень важно, по мнению посла, в египетских событиях свою роль сыграл «эффект домино», то есть социальное «заражение» событиями в других странах, начиная с Туниса. Предполагается, что в Египте через 8–12 месяцев будут проведены выборы и временное руководство будет сменено полностью легитимным правительством. Что меня заинтересовало в выступлении посла, так это скрытое повторение тезиса Л. Д. Троцкого о том, что «молодежь — это барометр революции», а также обращение к современной концепции социальных сетей[2].

Возможно, так оно и было в Египте, а также в других государствах Арабского Востока, где накопилось множество причин для недовольства широких народных масс. Об этом весьма подробно говорится во всевозможных комментариях. Однако есть смысл сказать о тех вещах, которым уделяется меньше внимания. Последующие замечания будут иметь разрозненный характер, так как вообще любой тщательный анализ социальных изменений может быть проведен только post factum.

Сценарий «цветных революций»

Обращает на себя внимание внешнее сходство между нынешними событиями в Северной Африке, на Ближнем Востоке с различного рода «цветными революциями», которые произошли на «постсоветском пространстве» в широком его понимании (Сербия, Грузия, Украина, Киргизия, Молдавия (именно в этой стране широко применялись социальные сети)).

Что же включает общая модель? Вo-первых, это наличие элиты, которая «обжирается» за счет граждан. Во-вторых, существование системы преемственности власти, не дающей формироваться новой элите. В-третьих, существование узкой группы борцов (контрэлиты) за народные интересы. В-четвертых, присоединение к этой группе борцов широких народных масс (социальной сети). Наконец, в-пятых, это переход на сторону восставшего народа армии. Тем из читателей, которым эта модель ничего не напоминает, советую прочитать или перечитать повесть Ю. Олеши «Три толстяка». Мне эта книга сразу вспомнилась, когда я читал материалы о «революции роз» в Грузии или «оранжевой революции» на Украине. Если кому-то непонятен тезис о наследственности власти, то ведь у Олеши существует такой персонаж, как «наследник Тутти», который заблаговременно «перешел на сторону народа» (в Египте и Ливии по крайней мере эта карта разыгрывалась). Жизнеутверждающая повесть Ю. Олеши, правда, не имеет позитивного конца, кроме «победы революции».

Как всем хорошо известно, эти «цветные революции» были организованы странами Запада за счет подкупа «постсоветский элит». Они преследовали основную цель — еще более разорвать «постсоветское пространство» и не дать возможности для развития здесь интегративных процессов. Во многом эта цель была достигнута. Я не имею никакого представления о том, использовалась ли «модель Олеши» на «постсоветском пространстве» сознательно или она представляет общий стереотип современной социальной жизни. Да это и неважно.

Общее и отличное у «цветных революций» и «арабской весны»

Несомненно, «арабские революции» имеют общее с «цветными революциями» на «постсоветском пространстве». Едина мотивация: неприемлемость коррупции и накопления богатства элитами за счет граждан, формальная или фактическая наследственность власти, отсутствие или неразвитость социальных лифтов для смены элит. Для мусульман же такая ситуация может трансформироваться в принцип права на восстание против нечестивого правителя. Следует также отметить высокую роль молодежи в событиях обоих типов. Впрочем, на этом сходства, кажется, прекращаются.

Все или большинство «цветных революций» проходили в рамках выборных кампаний, то есть по существу выступали как кризис представительной демократии. С ней же были связаны и основные лозунги оппозиции. Конечно, на Арабском Востоке такие лозунги тоже были, но, во-первых, я не очень-то верю, что здесь в массе правильно понимают представительную демократию в ее европейском (общечеловеческом?) обличии, а во-вторых, политического процесса в виде перевыборов здесь практически не существует. Иными словами, здесь нет «слабого звена» любой европейской политической системы в виде выборов[3]. Далее можно сказать о том, что большинство «цветных революций» осуществилось мирным путем (мирным и со стороны оппозиции, и со стороны правящих кланов)[4], чего нельзя сказать о Северной Африке и Ближнем Востоке. Наконец, если роль западных политиков в событиях «цветных революций» очевидна, то на Арабском Востоке она пока едва просматривается.

Следует добавить и о молодежной безработице. Если для Арабского Востока это понятие абсолютное[5], то для «постсоветский революций» в то докризисное время безработица не была существенным фактором: в них широко участие принимала явно не безработная учащаяся молодежь. В киргизских событиях роль безработной молодежи была выше: недаром теперь она так заметна в Москве. Роль оппозиции также весьма существенно разнится в «цветных революциях» и в «арабской весне». В первом случае легальная оппозиция показала свою мобилизационную силу и выиграла противостояние с властью (это относится и к Киргизии). На Арабском Востоке легальная политическая оппозиция была почти неразвита, в большинстве случаев представляя собой или исламистское подполье, или конкурирующие кланы. Это предопределило высокий уровень стихийности событий. Но вот кто воспользуется плодами «революции»? Многие склоняются к тому, что это будут религиозные радикалы.

Эффект домино

Нет серьезных свидетельств того, что «весенние революции» на Ближнем Востоке и в Северной Африке сознательно готовились политиками Запада[6]. Ведь эти события, и прежде всего взрывные процессы в Египте, чрезвычайно невыгодны и опасны для тех, кто дорожит мирным процессом на Ближнем Востоке. США и ЕС относятся к их числу.

Но стоит вспомнить тезис посла Египта об «эффекте домино», чтобы понять, что организованные в одном месте провокации (или даже случайные и незапланированные события) отольются (могут отлиться) сторицей в другом месте. Такое уже было, когда усилиями Запада в Афганистане пришли в столкновение Советский Союз и «исламисты». Эта политика отлилась в трагедию 11 сентября[7]. Если политики не учатся даже на собственных ошибках, на ошибках своего клана и недавнего времени, то они вообще невоспитуемы. А какие они тогда политики[8]? Я говорю о том, что весенние события в арабском мире должны были быть целенаправленно локализованы, а затем и ослаблены политиками и Запада, и России, — ибо последствия их малопредсказуемы.

Обращает на себя внимание следующее. Текущие весенние волнения охватили в первую очередь арабский мир: Тунис, где они начались, Ливию, Алжир, Египет, Иорданию, Сирию, Ливан, Ирак, Судан, Саудовскую Аравию, Бахрейн, Оман, Йемен [Мусафир С., Веселов А., 2011, с. 37]. Когда пишутся эти строки (первая декада мая), наиболее тяжелая ситуация сохранилась в Ливии (гражданская война с угрозой иностранной интервенции), Сирии и Йемене (угроза гражданской войны). Эти волнения практически не перекинулись на другие, неарабские страны с мусульманским большинством. По существу, арабский мир проявил себя как единое политическое пространство, несмотря на разницу политической организации местных сообществ, на их уровень и образ жизни, наличие или отсутствие племенных структур[9] и пр.

Сказанное означает, что фактически единое политическое пространство[10] может стать таковым в реальности, то есть могут развиваться интеграционные процессы. Существовала же в свое время Объединенная Арабская Республика (при Гамале Абделе Насере), сейчас есть Объединенные Арабские Эмираты, а также Лига арабских государств. Важным аргументом к тезису о формировании единого политического пространства может служить наличие единого миграционного пространства в рамках региона [например, Малышева, 2007, 2008, 2010][11]. Характерно, что в результате революционных событий в Северной Африке количество беженцев из региона распределялось так: 30 тысяч из Туниса и Ливии попытались перебраться в Европу (итальянский остров Лампедуза), а только из Ливии в Тунис и Египет переместилось 200 тысяч человек [Сумленный, 2011, с. 32–33].

На мой-то взгляд, сейчас интеграционным процессам противостоят в первую очередь местные элиты. Только непонятно, чего им теперь нужно больше бояться: внутренних или внешних вызовов. Возможно, внешние вызовы будут посерьезнее: ведь сдали же вполне прозападного и проамериканского египетского президента Хосни Мубарака. Почти везде неустойчивыми оказались конструкции взаимодействия «арабская элита — арабская улица»[12], «арабская элита — западная элита». Нет перспектив у такой конструкции — «арабская улица — западная элита» (что предполагается идеей демократизации/вестернизации Арабского Востока). Но пока совершенно неиспробована система социального баланса типа «элиты всех арабских стран, соединяйтесь». Возможно, у нее есть перспектива. Надо напомнить, что идеи интеграции арабского мира[13] (а впоследствии и идеи панафриканского единства) пропагандировал Муаммар Каддафи. И сейчас среди лидеров арабских стран он находится в наиболее сложном положении[14]. Не поэтому ли?

США versus Европа. Европа versus Европа

Противостояние США и Европы в рамках НАТО (точнее говорить о весьма умеренных противоречиях между сторонами) — отнюдь не новость. Это было и тогда, когда ЕС планировало завести собственные вооруженные силы, и в связи с американской интервенцией в Ираке, и по поводу введения евро как второй мировой резервной валюты. Но, как мне кажется, США впервые идут в кильватере внешнеполитической активности некоторых ведущих стран ЕС. В целом очевидно, что «арабская весна» стала весьма неприятным событием для властей США: попали под угрозу налаженные отношения с энергодобывающими странами Персидского залива и с руководством Египта. Участие в блокаде, а в перспективе и в вооруженных действиях в Ливии нынешнему руководству США в свете перспектив переизбрания Барака Обамы на второй срок также вряд ли нужно.

Далеко не все страны ЕС одобрили планы Великобритании и Франции по изоляции Ливии и смене руководства страны. Оппонентов выступила Германия — важнейший экономический мотор ЕС. Трудно понять позицию Франции и ее президента Николя Саркози, ведь активные действия против Ливии противоречат его идее создания зоны средиземноморского сотрудничества. В прессе звучали предположения о том, что Франция и Британия имеют в Ливии экономические интересы (энергоносители, подземные запасы пресной воды), а также о том, что активное участие Франции в арабских (в первую очередь ливийских) событиях повышает рейтинг действующего президента на предстоящих выборах.

Возможно, все эти мотивы действительно имеют место. Но, как мне кажется, нынешнее участие и американцев, и европейцев в событиях «арабской весны» демонстрирует в первую очередь отсутствие четкой стратегии их правительств относительно региона, а также плохое знание его реалий [например, Петров, 2011, с. 1, 7]. Сказанное означает, что «арабская революция» застала западные элиты врасплох, и они за отсутствием стратегии занимались решением тактических вопросов по накатанному шаблону (права человека, демократия, избыточное применение силы, авторитаризм/деспотизм и т. д.). Это еще один аргумент в пользу тезиса о том, что события в Северной Африке и на Ближнем Востоке вряд ли были спланированы Западом. И похоже, что элиты Европы и США все еще продолжают пережевывать положения утопии Фрэнсиса Фукуямы о «конце истории».

Трагедия мультикультуралзма (Еропа versus иммиграция)

Еще одним свидетельством выраженные противоречий в рамках ведущих стран ЕС стало отношение к проблеме ливийских и тунисских беженцев. Как уже говорилось, около 30 тысяч беженцев из Северной Африки сосредоточилось на итальянском острове Лампепдуза. Но никто из стран Евросоюза не пожелал принять у себя этих людей, вплоть до разрыва Шенгенских соглашений [например, Сумленный, 2011; Григорьев, 2011]. Получается, что одна только Италия должна нести тяготы демографических последствий гражданской войны в Ливии. Если учесть, что продолжение гражданской войны в Ливии, а следовательно, и нарастание потока беженцев из региона, тесно связано с позицией НАТО, поддерживающей одну из сторон конфликта, логичным, морально и гуманитарно оправданным было бы стремление оказать беженцам помощь, включая их временное обустройство на территории ЕС. Даже если эти 30 тысяч растворяться в Европе, перейдя на статус нелегалов, это кардинально не изменит ситуацию (численность мигрантов в одной только Германии составляет 10,8 млн. человек).

Конечно, это свидетельствует о дефиците солидарности в рамках Евросоюза. Но еще более важен другой момент: крах политики мультикультурализма в Европе[15]. Это проявилось сначала в активизации и росте авторитета европейских националистических партий, потом в бунтах мусульманской молодежи и в скандалах типа «карикатурного». В прошлом и текущем годах крах политики был официально сформулирован канцлером Германии Ангелой Меркель (17.10.2010), премьер-министром Великобритании Дэвидом Кэмироном (05.02.2011), президентом Франции Николя Саркози (10.02.2011) [Куликов, 2011, с. 10].

Я готов согласиться с тем, что многочисленная инокультурная и инорелигиозная миграция представляет собой определенный вызов для принимающих европейских сообществ[16]. Но ситуация получается какая-то очень «выпуклая». Отказ от политики и практики мультикультурализма (которые пока нечем заменить) и отказ от приема беженцев, появившихся в результате собственной же политики, имеют определенный расистский привкус. И его обязательно почувствуют (если уже не чувствуют) в тех регионах, где ЕС, НАТО и Запад в целом пытаются проводить свои интересы (да и мусульмане самой Европы тоже почувствуют). И речь в первую очередь идет о ближайшей к Европе мусульманской периферии. «Арабская весна» (спасибо ей) выявила застарелые болячки не только ближневосточных, но и европейских сообществ.

Убийство злодеев: новое обоснование
империализма

Одним из заметных событий текущей весны, входящих в общий контекст «арабской революции», стала гибель Усамы бен Ладена[17], террориста № Вероятно, сам бен Ладен давно уже был не у дел: уже многие годы его серьезно обложили спецслужбы. На какое-то (весьма недолгое) время это событие стало сенсацией. Но пора разобраться в нем спокойно. Само звание террорист № 1 представляет собой идеологическую чепуху. Терроризм — это не вертикально организованная, а сетевая структура с неизвестным первым номером. Не вдаваясь в детали, можно сказать, что подобного рода персонификация позволяет избежать проблематизации: борьба с причинами терроризма заменяется уничтожением лидеров. Это скрывает реальные причины введения войск в Афганистан, Ирак, а теперь возможно и Ливию.

Получается очень интересная последовательность. Саддам Хусейн, обвиненный в разработке ОМП и международном терроризме, пойман и казнен без суда и следствия. Усама бен Ладен, обвиняемый в международном терроризме, убит без суда и следствия. За несколько часов до нападения на резиденцию бен Ладена был совершен налет на резиденцию Муаммара Каддафи (в свое время его обвиняли в международном терроризме, в разработке ОМП, а сейчас в геноциде по отношению к собственному народу), в результате которого погибли его сын и несколько внуков. Если бы сам Каддафи погиб, то оппозиция, несомненно, уже праздновала бы победу и можно было бы говорить о победоносном завершении войны с Ливией. Нет сомнения, что Каддафи если и погибнет, то бессудно.

Я сам не большой любитель этих персонажей. Но получается так, что огромные военные машины работают только для того, чтобы убить отдельных конкретных людей, а это абсурд. Я думаю, что можно говорить скорее об идеологическом трюке, посредством которого обосновываются скрытые цели установления влияния в отдельных стратегически важных уголках мира. И это месседж элитам других стран: смиритесь, если не хотите, чтобы вас постигла учесть Милошевича[18], Хусейна, бен Ладена, Каддафи.

Эта тема имеет и иной аспект. Насколько мы помним, и Саддам Хусейн, и Муаммар Каддафи в свое время отказались от разработок ядерного оружия и других видов ОМП. Много ли теперь будет таких охотников? Иран уж точно от этого не откажется.

Стабильность на Ближнем Востоке (Израиль)

Недавно в Каире было подписано перемирие между ХАМАС (контролирует сектор Газа) и ФАТХ (контролирует Западный берег реки Иордан). Как можно понять, в результате вокруг Израиля не воцарятся мир, спокойствие и безопасность, а, наоборот, поднимется градус религиозного радикализма. Не исключено, что Палестинская автономия в одностороннем порядке провозгласит свою государственность (хорошо еще, если в границах 1967 г.). До недавнего времени у Израиля были вполне приличные отношения по крайней мере с Турцией и Египтом. С Турцией они испортились несколько лет назад (по турецкой инициативе), а сохранение израильско-египетских отношений стоит под большим вопросом. Не вдаваясь в конкретные выкладки, можно предположить, что ситуация чревата или глобальным, или региональным конфликтом[19]. Интересно, пожертвуют ли страны Запада, и в первую очередь США, судьбой Государства Израиль?

* * *

Мозаика событий, связанных с «арабской революцией», с трудом складывается в общую картину. Здесь трудно отделить закономерное от случайного и выделить общие тенденции. Возможно, это происходит потому, что политика местных правительств, так же как и политика ведущих стран Запада в регионе, не была в последние несколько десятков лет концептуальной, то есть не исходила как из местных реалий, так и из перспектив дальнейшего развития. Не буду скрывать, что одной из таких перспектив я вижу развитие интеграционных процессов в арабском мире. Но их конкретные проявления и результаты предсказать трудно.

Что будет после «арабских революций»?

Никто не знает.

Литература

Ахмедханов Б. Буря в пустыне // Однако. 2011. 7 февр.

Ближневосточные революции подготовлены на американские деньги // Мир новостей. 201 3 мая. С. 4.

Бурмистров П. Обама достал Усаму // Русский репортер. 201 5–12 мая.

Бурмистров П. и др. Буря против заклинателя пустыни // Русский репортер. 201 24–31 мар.

Глумсков Д. Революция forever // Эксперт. Лучшие материалы. Революции XXI века. 201 № 9.

Григорьев Е. Подкоп под Шенген // Независимая газета. 201 14 мая.

Кузнецов А. Просто Аравия // Однако. 2011. 18 апр.

Куликов Д. Крах того, чего не может быть // Однако. 201 2 мая.

Малышева Д. Б. Миграционные процессы на Ближнем Востоке и в Северной Африке // Миграционные процессы в развивающихся странах Азии и Африки (динамика и современное состояние): Сб. ст. — М., 2007.

Малышева Д. Б. Актуальные проблемы миграционной политики государств Ближнего Востока и Персидского залива // Миграционные процессы в развивающихся странах Азии и Африки (основные проблемы, попытки решения). — М., 2008.

Малышева Д. Б. Ближний Восток и Северная Африка: государственное регулирование миграции в условиях глобального экономического кризиса // Миграционные процессы в странах Азии и Африки. Опыт государственного регулирования. — М., 2010.

Мамаев Ш. Нефтяной королевский поход // Эксперт. 201 2–8 мая.

Мирзаян Г. Зыбучая Ливия // Эксперт. 2011. 28 мар. — 3 апр.

Мирзаян Г. Ливийский капкан // Эксперт. 2011. 18–24 апр.

Мирзаян Г. Срок годности истек // Эксперт. 2011. 9–15 мая.

Молодых А. Бунт сытых // Русский репортер. 2011. 14–21 апр.

Мусафир С., Веселов А. Осада Триполи // Русский репортер. 201 31 мар. — 7 апр.

Панфилова В. Революционный кафтан для Центральной Азии // Независимая газета. 2011. 14 мая.

Петров Н. Брюссельский «Виртуозо» заменит Джеймса Бонда // Независимая газета. 201 12 мая.

Подопригора Б. Третья мировая — информационная? // Однако. 201 25 апр.

Сумленный С. Шенген заменят на контроль // Русский репортер. 201 12–19 мая.

Терентьев-мл. А. Робкий лев // Однако. 2011. 11 апр.

Терентьев-мл. А. Аравийский пожар // Однако. 2011. 14 мар.

Терехов А. Запад создает Освободительную армию Ливии // Независимая газета. 201 22 апр.


[1]Интересно, что доступ к социальным сетям предполагает хорошую подготовку и возможность использовать Интернет или мобильную связь.

[2]Возможно, роль социальных сетей, основанных на новейших технологиях, преувеличивается. Так, современный автор пишет: «… начавшаяся в Таджикистане в 1992 году акция протеста на центральной площади Душанбе за считанные часы переросла в многотысячный митинг, а позднее в пятилетнюю гражданскую войну без использования интернет-технологий и мобильных телефонов». По мнению автора, основную роль в организации протестных акций играла мечеть [Панфилова, 2011, с. 1].

[3]Как очевидно, в любой стране с европейской политической культурой чрезмерная активность граждан/избирателей вне периода выборов может расцениваться как бунт. Поэтому подтасовка данных избирательных комиссий — важнейший аргумент для легализации излишней избирательной активности и для вмешательства извне. На этой волне можно организовать небольшую группу оппозиционеров и привлечь для активных действий заметное количество граждан.

[4]Применение силы (излишней — как говорят западные политики/?/) делегитимизирует как оппозицию, так и действующую власть в глазах в первую очередь Запада, но и в глазах граждан. Киргизские события 2005 и 2010 гг. происходили по иной схеме с допущением насилия, и ясно почему. При этом к событиям «арабской весны» критерий насилия применяется только по отношению к государственной власти.

[5]Там темпы рождаемости выше, чем динамика создания новых рабочих мест.

[6]Мне приходилось читать в прессе данные о том, что некоторые арабские оппозиционеры имели встречи с представителями американских политических структур незадолго до переворота [напр.: Ближневосточные революции…]. Но это мало о чем говорит, так как подобные встречи весьма распространены в практике американской политической элиты: здесь не привыкли класть яйца в одну корзину. Более того, именно «… внутриамериканская борьба во многом определяет сегодня развитие событий в мире». Так, ключевую роль в киргизских событиях 2005 г. сыграла так называемая «Крайсис групп», по существу филиал Демократической партии США, при этом официальные интересы этой страны имели противоположную направленность [Глумсков, 2011, с. 87]. Иными словами, разные политические группы США могут иметь свои представления о внешней политике страны.

[7]Также и ХАМАС, согласно некоторым данным, был создан спецслужбами Из0 раиля в противовес ФАТХу.

[8]Кстати говоря, о современных политиках. Времена угроз и вызовов дают политических тяжеловесов типа Рузвельта, Черчилля, Сталина, Насера, Ганди, Мао Цзэдуна и т. д. Но на современной политической арене я не вижу политиков подобного калибра. А ведь времена предстоят тяжелые. И их тяжесть будет обратно пропорциональна личным качествам политической элиты.

[9]И даже несмотря на то, что резолюцию ООН 1973 против Ливии поддержали некоторые арабские государства Персидского залива.

[10]Таковым же, если следовать данное логике, является и «постсоветское пространство».

[11]Надо сказать, что подобное пространство формируется сейчас и в рамках СНГ.

[12]Это реализовалось в событиях на Ближнем Востоке и в Северной Африке, хотя в ряде этих стран элита была вполне патерналистской и «делилась» с населением.

[13]По моему глубокому убеждению, если арабскими элитами будет осознана необходимость развития интеграционных процессов, то роль исламского/религиозного фактора будет здесь минимальной. Дело в том, что религиозный фактор даже в достаточно гомогенном в этническом плане арабском мире является скорее причиной раздора, чем сближения. Здесь будет уместнее европейская политика XVII в.: «чья власть, того и вера». Идеи Халифата как теократического супергосударства, на мой взгляд, малоперспективны. Но вот коллегиальный ответ на внешние вызовы и необходимость сбалансированного развития всего региона, возможно, будут востребованы арабскими элитами.

[14]Это проявляется, например, в помощи его оппонентам на Востоке страны (то есть временному правительству), поступающей от некоторых европейских членов НАТО и ЕС. Если учитывать, что в этой части Ливии наиболее сильны сторонники Аль-Каиды, то совершенно непонятно, чем эта стратегия может закончиться.

[15]Практически все, что я читал о европейском мультикультурализме, связано с интеграцией приезжих мусульманских групп в принимающие христианские общества. Поэтому применительно к Европе можно говорить именно о взаимоотношении христианства и ислама.

[16]В России, на мой взгляд, иная ситуация. Наше общество изначально было мультикультурным, и отход от этой традиции означает не крах мультикультурализма, а крах страны.

[17]Согласно ряду сообщений, Усама бен Ладен был захвачен живым и казнен без суда и следствия. В ходе его поимки было убито несколько его детей и внуков. Труп его был выброшен в море. О его последней резиденции знали чуть ли не с августа прошлого года.

[18]Его, насколько я знаю, просто уморили в тюрьме.

[19]Напомню, что Израиль, вероятнее всего, обладает ядерным оружием.



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.