Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Ислам в современном мире № 1-2 (21-22) 2011 — Арабская весна 2011 года: трудный путь к демократии и стабильности
27.10.2011

Арабская весна 2011 года: трудный путь
к демократии и стабильности

А. Ю. Хабутдинов
профессор кафедры общетеоретических правовых дисциплин Казанского
филиала Российской академии правосудия, доктор исторических наук

Последние полгода принесли наиболее масштабные (по крайней мере за последние полвека) изменения в судьбах арабского мира. Практически каждую неделю мы получаем информацию о народных выступлениях, которые охватили исламский мир от Магриба до Машрика, то есть от Атлантического океана до Персидского залива. Само количество охваченных волнениями стран показывает, что столь масштабные протесты просто невозможно организовать извне. Такого единодушия арабский мир, кажется, еще не испытывал.

Арабский 1848 год, или Четвертая волна демократизации.

Тема пробуждения мусульманского мира была популярна почти столетие назад, когда закончилась Первая мировая война, и шестьдесят лет назад, когда закончилась Вторая мировая и начался процесс массовой деколонизации. В начале и середине прошлого века был поставлен вопрос о равноправии людей без деления их на верхи (хасса) и низы (гавам). Эти лозунги прозвучали в рамках общемировых процессов, известных как волны демократизации. Что же это такое? Волны демократизации обозначали процесс перехода власти от абсолютных правителей к выражающим народный суверенитет парламентам, наделения граждан широкими политическими правами и установления действительного равенства перед законом и судом.

С точки зрения великого муфтия Египта Мухаммада Абдо в конце позапрошлого века и будущего муфтия Центрального духовного управления мусульман России Ризаэтдина Фахретдина в начале прошлого века такой процесс обозначает восстановление принципов коранической законности, консультации-совета (аш-Шура) и справедливости времен правления пророка Мухаммада. Однако уже в первые века хиджры правители мусульманского мира все больше опирались не на право, а на армию и полицию, а также на собственное состояние и состояние своих родственников. Режим угнетения (золыма) все чаще становится характерным для мусульманских государств. Всевластие правителей доказывалось опасностью перерастания борьбы неграмотных масс в анархию (фитна). В итоге столетие и пятидесятилетие назад победили доктрины, основанные на неограниченной власти правителей. Созданные после Первой мировой войны в странах арабского мира монархии и после Второй мировой республики отличались все возрастающим контролем государства над гражданами. В качестве обоснования всевластия верхов использовались аргументы внешней угрозы и возможности внутренней революции коммунистического типа. В настоящее время благодаря массовой образованности как формальной, так и путем использования Интернета народ не стремится разрушить все «до основанья», а затем построить сказочный мир социального равенства. Бесконтрольная пожизненная власть собственных правителей стала восприниматься народными массами как проблема большая, чем внешняя угроза.

Революции 2010–2011 гг. это далеко не первая попытка модернизации дар уль-Ислам. Самюэль Хантингтон в своей книге «Третья волна: Демократизации в конце XX в.» (1991) дал следующую периодизацию общемировых процессов: первый подъем волны (1828–1922). Уже реформы Танзимата, начиная с 1830-х гг. и введение османской конституции в 1876 г. показали вектор движения турецкого общества в сторону демократизации. В 1905–1911 гг. произошла революция в Иране, в 1908 г.— в Турции. За первым подъемом последовал первый спад (1922–1942), второй подъем (1943–1962), второй спад (1958–1975).

Со вторым подъемом связаны первые свободные выборы в Турции в 1950 г. В это время получили независимость десятки стран мусульманского мира. Насер в Египте, Бен Белла в Алжире, Хабиб Бургиба в Тунисе в 1950–1960-е гг. пользовались неоспоримой поддержкой народа. Они провозгласили лозунги светской модернизации и построения новых справедливых обществ. В Алжире и Египте возникшие режимы обладали очарованием борьбы за независимость. Гамаль Абдель Насер в дни Суэцкого кризиса 1956 года превратился в неоспоримого лидера мусульманского мира. Египтяне говорили: «Канал снова наш», и будущее казалось лучезарным. Бен Белла провозгласил татарина Мирсаида Султан-Галиева «отцом революции третьего мира». Тогда (кроме как в ставшей его вторым домом Турции) не был услышан голос таких либералов, как Садри Максуди. Он считал, что независимому государству нужны либеральные свободы, правовое государство и действительное равенство перед законом и судом. И если путь к этим целям труден, то по нему все равно нужно идти…

В большом мире третий подъем демократизации начинается в 1974 г. с «революции гвоздик» в Португалии. Важнейшими достижениями этой волны считаются крушение коммунистических режимов в Восточной Европе и военных диктатур в Латинской Америке. В последние десятилетия в глазах мусульманского мира существует достаточно благополучный мир Западной Европы и США. Не случайно, что сегодняшние революции привели к росту числа эмигрантов в Европу. В Европейском сообществе уже давно возникло понимание, что необходимо повышать жизненные стандарты на другой стороне Средиземноморья. В этом году в ЕС возникло понимание, что стабильный экономический рост невозможен без демократизации, без обеспечения гарантий прав собственников от произвола правителей, без возможности проявить собственную инициативу во всех сферах. В этом году в ЕС заговорили о новом «плане Маршалла» для арабского Средиземноморья по примеру конца 1940-х гг. Действительно в свое время он увенчался созданием стабильных демократических режимов в Западной и Южной Европе, включая Турцию. Тогда был восстановлен и укреплен европейский средний класс — гарант политической стабильности и устойчивого развития. В это время в Европе в условиях массовой бедности были весьма популярны коммунистические организации. В Турции опасность была еще больше, так как малочисленный средний класс представлял преимущественно интеллектуалов и госслужащих, а государство и близкие ему чиновники создали и контролировали львиную долю собственности. Несмотря на бедность большинства населения, режим в Анкаре провел в 1950 г. первые свободные выборы, которые завершились победой оппозиции. Хотя военные затем неоднократно брали власть в свои руки, ориентация на буржуазную демократию в Турции оставалась неизменной.

От больших надеждк утраченным иллюзиям

Режимы стран третьего мира в 1950–1960-е гг. начинали свой путь с большими ожиданиями, но после первых успехов наступали непрекращающиеся кризисы. Внутренние противоречия, распространение социалистической модели и противостояние ее, войны с Израилем во многом способствовали укреплению неограниченных правителей в странах мусульманского мира, подавлению ими оппозиции. А тогда, в эпоху деколонизации, бывшие европейские владения старались получить бонусы как от Советского Союза, так и от разных стран Запада, чьи интересы не всегда совпадали. СССР не требовал соблюдения режима правового государства и конкурентных выборов, Западу же разъяснялось, что управляемые народы дики и еще не доросли до демократии. Потом наступил черед борьбы с «исламизмом». Когда рухнул Советский Союз и были разгромлены экстремисты, то власть имущие уже просто не хотели уходить. К тому же правители и их семьи привыкли к большим деньгам и роскошному образу жизни.

Необходимо понимать, что арабские режимы Средиземноморья гораздо ближе к России второй половины XIX — начала XX века, чем к режиму советскому. Здесь при контроле государства над политической сферой и сохранении власти традиционной элиты действовали свобода частной собственности и свобода передвижения. Наиболее жесткий контроль наблюдался в странах, союзниках СССР. В Ливии традиционно ограничиваются контакты с заграницей. Ливия, Сирия, Южный Йемен традиционно посылали молодежь на учебу в СССР, использовали технику и специалистов из стран социалистического блока. Социалистический лагерь рухнул, и уже негде брать новые кадры для строительства тоталитарных утопий. Вместе с технологиями Запада волей-неволей приходят и его идеи.

Колониальная эпоха, особенно в арабских странах Средиземноморья, привела к созданию системы светского образования по европейскому образцу и обучению самих арабов в Европе. В Алжире, Марокко, Тунисе французский язык распространен среди профессионалов и в системе образования, а в Каире спокойно действует Американский университет. Элита стран Персидского Залива и Иордании традиционно получала образование в Великобритании. Офицеры, кроме стран бывших союзников СССР, также получили образование в странах западной демократии. Лондон традиционно является центром политической эмиграции для многих представителей арабской оппозиции. При этом в Лондоне и Париже покупают собственность и представители правящих режимов. Почти поголовное владение английским языком среди элиты мусульманских стран — это особый и важный фактор. Миллионы мусульман на время или навсегда уезжают в страны западной демократии. При этом они получили представление о механизме контроля общества над властью.

Неподконтрольные народу режимы в странах арабского мира весьма неплохо использовали экономический бум последних десятилетий. Они использовали высокие цены на нефть и низкие цены на предметы широкого потребления. При этом субсидировались целый ряд продовольственных товаров, цены на ЖКХ, бензин. Значительные расходы направлялись в сферы образования и здравоохранения, создание рабочих мест в госаппарате и в обширном госсекторе. Правда, все хлебные местечки все больше доставались по принципу «ну как не порадеть родному человечку».

Кризис повысил народную активность не только в странах мусульманского мира. На северном берегу Средиземноморья также проходят массовые выступления трудящихся против коррупции и безработицы. В мае их центром стала Испания. Но в странах Европейского сообщества граждане уверены в своей возможности выбрать себе другое правительство. 22 мая 2011 г. правящая испанская Социалистическая рабочая партия потерпела сокрушительное поражение в ходе местных выборов. Ранее Народная партия потеряла контроль над правительством из-за своей лжи о виновниках терактов в Мадриде. В арабском мире такое поражение правящей партии невозможно.

Конкретные скорее поводы, чем причины народных выступлений достаточно понятны: в прошлом году проблемы с климатом и соответственно резкий рост цен на продовольствие испытала не только Россия. Многие арабские страны традиционно завязаны на импорт основных продуктов питания. К тому же в условиях роста населения и массовой молодежной безработицы слишком многие труженики живут действительно на грани голода, и цена субсидируемой государством лепешки для них — вопрос архиважный. Но недовольство масс перешло в революцию, когда на улицы вышли не домохозяйки и бедняки, а образованные слои населения. Они получили свои дипломы, но не высококвалифицированную работу и не жизненные стандарты, характерные для среднего класса хотя бы своих стран. Но даже в нише мелкого бизнеса им пришлось сталкиваться с давлением чиновников и полиции, которые привыкли получать свой бакшиш. При этом Интернет приносит информацию о жирующих представителях верхов. Ведь у любого политика, даже если он сам скромен, есть большое количество родственников. Элита в мусульманских странах внешне научилась жить так же, как на Западе, но не захотела учиться ответственности и прозрачности, характерной для элиты Запада. И если предыдущее поколение не могло знать об образе жизни элиты, то WikiLeaks снабдил новое поколение всеми пикантными подробностями о состояниях и роскошном образе жизни власть имущих. Старшее поколение сказало бы что-то типа «язмыштан узмыш юк» — от судьбы не уйдешь, и решило бы, что «несмазанная ложка рот дерет». Новое поколение воспитывалось на западных публичных стандартах и предпочло пожертвовать жизнью, но не достоинством. Ну а далее:

Иди и гибни безупречно.

Умрешь недаром, дело прочно,

Когда под ним струится кровь…

Хрестоматийные слова Николая Некрасова не потеряли своей актуальности. Это желание справедливости вывело на улицы арабских городов миллионы людей. Сегодня они требуют создания власти, подконтрольной народу. Они не видят причин, которые делали бы власть коррумпированной и безответственной. Естественно, что речь идет и о принципах религии ислама, но опять-таки скорее в варианте справедливости и подконтрольности властей народу. Народ требует разобраться со своими, а не иностранными «властителями и судиями».

Новые надежды

Итак, мы видим сегодня своеобразный арабский вариант европейской революции 1848-го, когда буржуазия выступила против автократических режимов. Эти бесконтрольные монархи правили своими народами после победы в наполеоновских войнах. Тогда в большинстве стран правителям удалось сохранить свою власть, но буржуазия резко усилила свое влияние. Сегодня в арабских странах под угрозой оказалась власть, опирающаяся преимущественно на кланы, связанные с госаппаратом. В исламском мире пока только в Турции достаточно успешно прошел эксперимент по усилению мусульманской буржуазии за счет представителей силовиков.

В результате революции 1848 г. провозглашение очередной республики во Франции закончилось военной диктатурой и созданием новой империи под правлением Наполеона III. Были подавлены и все революции, выступавшие за создание новых государств в лице национальных унитарных республик, как это было в Германии, Италии и Венгрии. Наоборот, в целом ряде монархий, правящая военно-аристократическая элита пошла на достаточно значительные уступки в деле экономической, юридической и даже культурной либерализации, как справедливо писал Эрик Хобсбаум. Буржуазия и интеллигенция отошли от революционного движения малообразованных низов, так как последние не были организованы в партии и профсоюзы, и слишком часто прибегали к насилию. Взамен буржуазия получила доступ вначале к экономическим, а затем местами и политическим постам в правительстве. Парламенты все чаще превращались в площадки доминирования буржуазии, а в не землевладельцев, чиновников и вышедших из их рядов представителей собственности, связанной с государством. Интеллигенция же получила возможность массово занимать достаточно неплохо оплачиваемые посты, предназначенные для образованных. Аристократии пришлось начать соблюдать законы, по которым гарантировалось гражданское равноправие для всех слоев населения.

Стоит отметить, что сегодняшние революционеры арабского мира также требуют единых законов для всех и открытия социальных лифтов наверх. Причем кого-то большее возмущает политическое бесправие и всевластие чиновников, а кого-то — существование на 2 доллара в день. Угроза коммунистической революции ушла в прошлое, а жупелы «Аль-Каиды» и сионизма оказываются далеко не столь эффективными. Конечно, проводимые свободно избранными парламентами реформы лучше, чем революции. Но если правители отказываются ограничить свои прерогативы и срок пребывания у власти, то народ вправе напомнить о своих правах. Это правило сегодня действует и в арабском мире.

В дни противостояния с Западом и Израилем в 1950–1980-е гг. народные массы соглашались на жертвы. Теперь выяснилось, что ресурсы стран оказались в руках правителей и силовиков. Сейчас от них требуют отчета. Вместе с тем нельзя забывать, что современное турецкое государство до 1950 г. возглавлялось президентами-военными в лице Ататюрка и Исмета Иненю. В Египте власть перешла в руки военных, и армия пока в целом контролирует ситуацию после того как Хосни Мубарак был вынужден оставить власть в итоге многомиллионных выступлений. Правящий класс показал свое единство, избавившись от наиболее «надоевших» народу персонажей. Хосни Мубарак и его большая семья уже готовы поделиться своей собственностью с народом, но теперь граждане хотят суда над былыми правителями.

В целом мусульманские государства пока удерживаются от сползания к гражданской войне и угрозе массового террора, как это было в 1980–1990 гг. Если большинство на выборах получат представители умеренных в лице буржуазии и интеллектуалов, то, возможно, процесс демократизации будет медленным, но неостановимым. В конце концов если это произошло в Турции, на Иберийском полуострове, в Латинской Америке и Южной Корее, то почему это невозможно в арабском мире? От зрелости элит Египта и Туниса во многом зависит будущее всего «дар уль-Ислам».

Нельзя забывать, что Египет и Тунис традиционно являются наиболее европеизированными странами мусульманского мира. Сумет ли образованный класс арабского мира добиться постепенного создания государств, основанных на принципах демократии и справедливости, ведущих эффективную социальную и экономическую политику? Пример мединской общины времен Пророка Мухаммада всегда здесь будет точкой отсчета. Сегодня мы находимся в важной точке водораздела. Если принципы права и народовластия не восторжествуют, то исламский мир, весьма вероятно, ждет подъем новых диктаторов и (или) вторжение сил извне мусульманского мира. Результаты референдума на юге Судана показывают, что этот богатый нефтью регион исчезает из сферы влияния арабского мира. В условиях внутренних раздоров у мусульманского мира нет сил на единую внешнюю политику. Поэтому возникают призывы к защите границ «дар уль-Ислам», созданию халифата или хотя бы союза Турции, Ирана и Египта. Сейчас мусульманский мир переживает период выбора. Будет крайне опасно, если народное возмущение выплеснется в сторону поиска врагов, а не решения собственных проблем. Сегодня арабов объединяют лозунги демократии и справедливости, но между провозглашением лозунгов и их претворением в жизнь дистанция может быть очень велика… Сегодня необходимы прорывные символические решения, которые могут сплотить всех. Поэтому столь важно единство арабов Палестины и их движение к фактическому созданию собственного государства. Народным недовольством прежде всего попробует воспользоваться Иран с его усиливающимися позициями в государствах Персидского залива, Ливане, Сирии.

Не случайно, что близкие к Ирану режим Асада в Сирии и, по всей видимости, правительство «Хизбаллы» в Ливане, стремятся направить народную активность в традиционном направлении — против Израиля. Этому служат попытки прорыва границы Израиля. Режимы президента Салеха в Йемене и Каддафи в Ливии угрожают пришествием «Аль-Каиды» в случае своего свержения. Сейчас трудно понять насколько велико будет значение гибели Усамы бен Ладена, но после его смерти «Аль-Каида» пока не продемонстрировала убедительных акций. Дело, по всей видимости, обстоит не в ее силе, а в слабости и коррумпированности режимов в ряде мусульманских государств.

Проблемой арабских стран является недавний и во многом искусственный характер возникновения этих государств. Даже Египет был долгие два с половиной тысячелетия преимущественно провинцией других государств, юридически получил независимость в 1922 г. и фактически — только по окончании Второй мировой войны. В прошедшем веке столь разные правители как короли Марокко и Саудовской Аравии, социалистические лидеры Египта Туниса, Ливии, Алжира черпали свою легитимность в борьбе за независимость от европейских колонизаторов, а не в древности четко определенных территорий своих стран. Идеи социализма и антиколониализма казались неплохой заменой идеям либерализма. Советская Россия поддерживала гази-борца за веру Мустафу Кемаля (затем Ататюрка) в освобождении Стамбула и халифа от войск Антанты и Саудов в изгнании англичан из Мекки. За исключением поддержки, оказанной Египту со стороны США в дни Суэцкого кризиса 1956 г., страны Запада поддерживали Израиль в противостоянии мусульманскому миру, что не способствовало популярности там идей конкурентной демократии. Только после распада социалистического лагеря в арабском мире кончилась борьба за привлечение ресурсов от двух противоборствующих в «холодной войне» лагерей. Страны дар уль-Ислам выиграли от экономического бума 1990–2000-х гг., особенно в связи с ростом цен на нефть и газ и от массового туризма. Но экономика и социальная структура общества продолжала сохранять реалии добуржуазной эпохи.

Сегодня эти старые структуры не работают. Поражает само количество стран, охваченных народными волнениями. Это с запада на восток: Марокко, Алжир, Тунис, Ливия, Египет, Иордания, Йемен, Кувейт, Бахрейн, Оман, Иран. Пока многолетние правители сменились в Тунисе и Египте. В монархиях в лице Марокко, Иордании и арабских государствах Персидского залива ставится вопрос о широкой демократизации, а не об установлении республиканской формы правления. Пока революционеры ставят вопрос о новом порядке (низам), а не о мятеже (фитна). Речь стоит о разделе власти с правящими элитами. Действительно европейские революции 1848 г. не уничтожили правящую аристократию (как в России), но средний класс либералов резко сократил ее власть и вырвал из ее рук контроль над экономикой страны. В той же Англии высокие цены на хлеб, выгодные землевладельцам-аристократам, в 1846 г. пали под натиском выступлений буржуазии и трудящихся.

В отношении революций в мусульманском мире обычно выставлялись две угрозы: революция социальная (по советскому образцу) и революция религиозная (по иранскому образцу). После распада СССР и социалистического лагеря первый вариант является нереальным, хотя тот же Насер в лучших кромвелевских традициях подавил египетских коммунистов. Для победы радикалов нужен мощный конфликт внутри гражданского общества «лучше» в сочетании с иностранным вторжением или его угрозой. Здесь берут основы конфликтов в Иране, Афганистане, Пакистане. Дочь премьер-министра и затем сама премьер-министр Пакистана Беназир Бхутто весьма резонно утверждала, что диктатура Зии уль-Хака была спасена советским вторжением в Афганистан. Для оправдания победы режима аятоллы Хомейни также нужна была угроза от «большого» и «малого сатаны», то есть США и СССР. Израильская армия в ходе в своих войн вырастила радикалов Ливана и Палестины. Сегодня демонстранты в арабских странах не взрывают и не подрывают чиновников, они предпочитают брататься с армией, если та не стреляет в народ. Идеи патриотизма и арабской родины (аль-ватан аль-араби) оказались не пустым звуком. Следует согласиться с Жилем Кепелем и излагающим подобные идеи сегодня Александром Игнатенко о конце эпохи «политического ислама». Интеллектуалы, политические и профсоюзные лидеры, изрядная доля правителей дар уль-Ислам получила представление о современных эффективных технологиях управления государством, и готова применить их на практике. Достаточно образованное общество готово участвовать в этом эксперименте, который может затронуть почти четверть человечества. Пока нам остается только пожелать успеха, хотя бы для собственного благополучия и желания победы идей наших татарских предков столетней давности…

Арабские революции и контрреволюции: дорога вперед

Правящие в течение долгих лет режимы обычно мало задумываются о способах разрешения политических конфликтов в обществе. Они слишком привыкли к тому, что их власть продлевается вновь и вновь. Однако республиканский строй правления предполагает смену правителей. Не оспаривается обычно власть только отцов-основателей государств. Но эти времена в арабских государствах давно прошли. Поэтому народ требует отставки президентов и суда над ними, их домочадцами и ближайшими сподвижниками. Первым этот процесс начали власти Египта, хотя заслуги Хосни Мубарака перед своей страной являются бесспорными. Очень важно, что речь идет о законном судебном преследовании, а не о суде Линча в руках возбужденной толпы, чем часто грешат революции. Новые власти Египта распустили правящую партию, подорвав тем самым политическую основу побежденного режима. Нельзя забывать, что на пути к стабильной демократии и Турция прошла через опыт судов над предыдущими лидерами страны. Проведя также конституционный референдум, власти Египта этой весной добились прекращения массовых народных выступлений, которые слишком часто заканчивались кровопролитием. Если гражданское общество Египта сумеет также провести мирные свободные выборы и обеспечить их признание всеми основными политическими игроками страны, то это станет выдающимся достижением в развитии демократии в арабском мире.

При этом суд над Мубараком и его приближенными неизбежно подталкивает других правителей к стремлению сохранить власть любой ценой. Здесь боевой офицер Мубарак оказался более умеренным, чем врач Башар Асад. Возможное различие обусловлено уровнем контроля над обществом образованием военных и властью секретных служб. Сирийская система органов безопасности до сегодняшнего времени пронизывает всю структуру общества. В Египте армия всегда была более независимой. В эпоху Насера египетские офицеры получали образование в СССР, но, начиная с эпохи Садата в 1970-х гг., они начали проходить переподготовку в странах западной демократии. К тому же армия Египта завязана на финансовую помощь и технологическое сотрудничество с США. В результате экономических реформ инфатаха египетские военные превратились весьма состоятельную группу населения, тесно связанную с рынком. Офицеры, как правило, не договариваются с радикальными исламистами или левыми, требующими кардинального переустройства буржуазного общества, но вполне находят общий язык с буржуазией. Молодежь Египта, получившая достаточно неплохое образование, борется за место под солнцем, за доступ к социальным лифтам, а не за радикальные социальные эксперименты. Благодаря массовым поездкам в страны Запада, деятельности западных вузов и современным средствам массовой информации она получила вполне адекватное представление о примере для подражания. Не случайно, что символами революции стали евробюрократ, бывший директор МАГАТЭ Мохамед эль-Барадеи и глава Google в Египте. Эти люди бесконечно далеки от социалистов марксистского или радикалов исламистского толка. Даже «Братья-мусульмане» в последние годы слишком связаны как с производителями, так и с профсоюзами для того, чтобы установить радикальный режим.

В гораздо более сложной ситуации оказались былые союзники СССР почти вплоть до его распада: Ливия и Сирия. Муаммар Каддафи сделал ставку на насилие, все более опираясь даже не армию, а на наемников и политических активистов режима. Тактически это может быть более выигрышно, но стратегически настраивает против режима широкие слои населения. Лидеры Западной Европы боятся как повторения гуманитарной катастрофы по образцу Уганды или Боснии и Герцеговины, так и массового наплыва эмигрантов через Средиземное море. Несмотря на занятость контингентов НАТО в Ираке и Афганистане и гигантский бюджетный дефицит США европейские члены альянса, прежде всего Франция и Великобритания, сумели стянуть значительные авиационные и военно-морские силы к ливийскому побережью. Наступление Каддафи на повстанцев, сопровождавшееся массовыми жертвами среди мирного населения, было отбито. Запад и оппозиция взяли курс на истощение сил режима Каддафи, который не сумел найти реальных сторонников на международной арене. Режим Башара Асада также взял курс на насилие. Многолетняя атмосфера прифронтовой страны, где любой оппозиционер рассматривается как враг государства, не дает возможности для мирного решения проблем. Однако сирийцы сейчас предъявляют претензии не в адрес Израиля, а своим правителям, которые, как и власти Египта и Ливии успели составить неплохие капиталы за последние десятилетия. Решимость сирийского народа жертвовать своими жизнями оставляет властям мало возможностей для маневров.

Совместный выход из кризиса:поиски путей

В лучшем варианте оказываются монархи, чья власть является пожизненной. Эти правители от Марокко и до Аравийского полуострова проводят серию реформ. Нельзя забывать, что в свое время монархи Марокко, Иордании, Саудовской Аравии занимали первое место в борьбе за национальную независимость. В этих странах, как и в государствах Залива сложились стабильные правящие династии. В последнее время резко активизировался Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ), стремящийся обеспечить стабильность существующих режимов. Непосредственной реакцией на народные выступления стало резкое увеличение социальных ассигнований, субсидий населению, средств на создание новых рабочих мест для коренных жителей. Когда противостояние властей и оппозиции в Бахрейне перешло в сферу суннитско-шиитских противоречий, Саудовская Аравия ввела свою полицию, что во многом способствовало прекращению народных выступлений. Несмотря на протесты властей Ирана, властям этой страны не удалось оказать влияния на политику Бахрейна. Здесь арабское единство показало свой реальный потенциал. ССАГПЗ активно выступает за принятие властями и оппозицией Йемена дорожной карты, которая обеспечит проведение выборов и прекращение насилия в стране. Однако президент Салех категорически отказывается покинуть власть, что способствует продолжению противостояния и росту влияния «Аль-Каиды» в стране

Очень важно, что лидеры стран Аравийского полуострова перестали бояться проведения выборов. Речь здесь идет и об изоляции крайней оппозиции и сохранении полномочий суверенов в сфере исполнительной власти. Даже в Саудовской Аравии весьма успешно отрабатывается опыт выборов в органы местного самоуправления. Конечно, мандаты в них получают беспартийные правоверные мусульмане, но все чаще это люди с университетскими дипломами, полученными в странах западной демократии.

Важным фактором все более становится политика стран Европейского Сообщества и особенно США. Президент США Барак Обама достаточно серьезно воспринимает необходимость решения палестинского вопроса для обеспечения стабильности во всем арабском мире, для сокращения влияния Ирана и «Аль-Каиды». 19 мая 2011 г. он выступил с призывом к Израилю возвратиться к границам 1967 г. Барак Обама указал: «США уверены, что переговоры (между Израилем и Палестиной) должны завершиться реализацией принципа двух государств с созданием постоянных палестинских границ между Израилем, Иорданией и Египтом, а также постоянной израильской границы с Палестиной. Границы Израиля и Палестины должны быть прочерчены по линиям 1967 года, с взаимными добровольными обменами (участками территорий)… Палестинцам необходимо право на собственное государство и правительство». Если в сентябре 2011 г. палестинское государство будет признано на сессии Генеральной ассамблеи ООН и его признает Израиль, то это станет важнейшим аргументом для сторонников тактики переговоров. К тому же в самой Палестине ООП и ХАМАС при посредничестве нового режима в Каире достигли соглашения о совместных действиях с целью создания единого государства.

Суннитские режимы арабского мира сплачиваются во имя обеспечения стабильности. В этом отношении характерно сотрудничество между двумя его полюсами: Саудовской Аравией и Египтом. 21 мая Саудовская Аравия согласилась предоставить Египту около $4 млрд. для поддержания экономики страны. По словам главнокомандующего Высшего совета военного командования Египта Мухаммеда Хусейна Тантауи, $4 млрд. будут направлены на предоставление льготных кредитов, а также будут распространены на депозиты и гранты. В свою очередь США окажут финансовую помощь победившим революциям. На погашение долговых обязательств Туниса и Египта они в течение нескольких лет намерены потратить $1 млрд. Еще $1 млрд. будет израсходован на улучшение инвестиционного климата и создание рабочих мест в этих странах. США намерены лоббировать идею оказания Тунису и Египту дополнительной финансовой помощи в размере нескольких миллиардов долларов по линии Всемирного банка, Международного валютного фонда, Европейского банка реконструкции и развития и других структур. 18 мая $1 млрд. финансовой помощи президент Обама пообещал посетившему Вашингтон королю Иордании Абдалле II.

Арабский мир по-прежнему стоит перед угрозами как внутренней радикализации, так и внешнего вмешательства. Поэтому его элитам, интеллектуалам и народным массам его стран следует согласовать «дорожные карты» своего движения вперед. Этот процесс демократизации не может быть простым и легким, но разумной альтернативы ему не существует. Исламский мир привык к многолетнему бесправию, так что теперь вероятно стоит потерпеть ради достижения свободы и справедливости…

Ливия: «полковнику никто не пишет»…

На наших глазах разворачивается важнейший этап ливийской драмы. Страны мирового сообщества, совместно с лидерами Национального переходного совета (НПС) намечают пути урегулирования страны и доступа к ее богатствам. 25 августа премьер-министр НПС Махмуд Джибрил встретился в Париже с президентом Франции Николя Саркози. 1 сентября в Париже должна состояться конференция «друзей Ливии», в которую входят страны НАТО, Россия, Китай, мусульманские государства. Это будет «большая конференция, чтобы сделать свободной новую Ливию», по словам Саркози. Итальянская Stampa указывает, что «Франция после телефонной беседы между двумя истинными победителями в ливийской партии, Бараком Обамой и французским президентом, распространяет свое политическое влияние на Ливию и все Южное Средиземноморье». Впрочем, и Рим не в обиде. 26 августа Махмуд Джибрил прибыл в Милан, где встретился с премьер-министром Италии Сильвио Берлускони и министром иностранных дел Франко Фраттини. Так что интересам сырьевых компаний Франции и Италии вряд ли что грозит.

Во второй половине августа, объединенная Европа, страдающая от целого ряда политических, экономических и других проблем, решила ускорить развязку событий в Ливии. Выяснилось, что «спецподразделения НАТО участвуют в наземной операции в Ливии на стороне повстанцев. Журналисты обнаружили один из командных пунктов, развернутых французами и британцами для координации действий мятежников. Представитель военного командования ливийской оппозиции признал, что операция по захвату столицы была спланирована натовцами. А британские СМИ и вовсе утверждают, что спецназ НАТО сыграл главную роль в штурме Триполи».

США через Совет безопасности ООН добились финансирования НПС на сумму $1,5 млрд. из активов ливийского правительства. Странам НАТО нужен сильный режим в Триполи, гарантирующий мир и бесперебойные поставки сырья в Европу, а внутренние разборки в Ливии. В специальном заявлении госсекретаря США Хиллари Клинтон говорится: «После того как активы прежнего руководства Ливии разблокированы, мы рассчитываем на то, что НПС будет выполнять взятые на себя международные обязательства построить толерантное единое демократическое государство, защищающее права всех своих граждан. Чрезвычайно важно, чтобы НПС быстро вступил в диалог с общинами и лидерами по всей Ливии, чтобы обеспечить порядок, предоставить людям необходимые услуги и проложить путь для перехода к демократии». Также госсекретарь США отмечает необходимость выполнения новыми властями Ливии обязательств по борьбе с экстремизмом, читай с «Аль-Каидой».

24 августа президент России Дмитрий Медведев указал: «Мы… исходим из того, что должны неукоснительно исполняться две известные резолюции Совета Безопасности Организации Объединенных Наций, я имею в виду резолюции 1970 и 1973. И только при их исполнении на ливийской земле может наступить мир. Это первое.

Второе. Мы бы хотели, чтобы сами ливийцы договорились между собой. Ливия очень сложное государство: там масса самых разных племен, кланов, и то, что Каддафи поддерживал некий баланс между ними, создавало возможности для того, чтобы государство развивалось как единое.

Что будет дальше, я не знаю. Если у повстанцев хватит силы духа и возможностей для объединения страны на новых демократических началах, мы, естественно, будем рассматривать вопрос об установлении с ними соответствующих отношений. Но пока ситуация остается той, которой она и была: по сути, в стране двоевластие, и, несмотря на успехи повстанцев в наступлении на Триполи, Каддафи и его приверженцы сохраняют определенное влияние и определенный военный потенциал. Мы бы хотели, чтобы это как можно быстрее прекратилось, чтобы они сели за стол переговоров и достигли соглашения о будущем Ливии. И еще раз хотел бы сказать, что мы заинтересованы в сохранении Ливии в качестве единого суверенного самостоятельного государства, которое развивает дружественные отношения с другими странами».

Повстанцам сейчас нужно не соглашение, а тактическая победа и единовластие: они готовы принять услуги людей, работавших на режим Каддафи, но не его лично и не его клана. За 42 года от полковника слишком устали. Он насолил слишком многим, и старые скелеты преимущественно последних лет «холодной войны» вылезают из шкафов. Для США это авиакатастрофа над Локерби (Шотландия) 21 декабря 1988 года, когда произошел взрыв самолета «Боинг-747–121» компании Pan American World Airways, произведенный террористами. В общей сложности погибло 270 человек. 23 февраля 2011 года бывший секретарь Главного народного комитета (министр) юстиции Ливии, нынешний глава НПС Мустафа Мухаммад Абд-аль-Джалиль в интервью Ассошиэйтед Пресс заявил, что у него «есть доказательства того, что Каддафи лично отдал приказ взорвать самолет над Локерби». Для Британии — это убийство в 1984 году женщины-полицейского Ивоны Флетчер, застреленной киллером из здания ливийского посольства в Лондоне, находящегося рядом с Букингемским дворцом. Для нынешнего президента Франции Николя Саркози — это крайне обидные личные обвинения.

27 августа 2011 г. Лига арабских государств (ЛАГ) на чрезвычайном заседании признала Национальный переходный совет Ливии и восстановила членство этой страны в своей организации. У комплекса зданий в Каире также впервые развевался трехцветный флаг повстанцев вместо зеленого знамени Каддафи. ЛАГ призвала Совбез ООН и заинтересованные страны разморозить активы Каддафи и передать их лидерам повстанцев.

Следует отметить, что НПС признали уже более 40 стран, прежде всего из числа членов НАТО и ЛАГ, то есть государства, непосредственно заинтересованные в стабилизации ситуации в Ливии. Опора Каддафи на низшие слои населения, наемников, призыв к сотрудничеству с «Аль-Каидой» отвратили от него элиты по всему миру. Именно поэтому в стране НПС оказалось столь много былых высокопоставленных функционеров режима Каддафи, в том числе таких легендарных как Абдель Салам Джеллуд. Последний был одним из организаторов революции сентября 1969 г.,, премьер-министром Ливии в 1972–1977 годах (до создания режима Джамахирии), в 1969–1993 гг. считался вторым лицом в руководстве Ливии. 20 августа 2011 г. Джеллуд в Риме объявил о переходе на сторону НПС.

Джамахирийский эксперимент, который отрицал существование партий, профсоюзов, гражданского общества, правительства, самой системы разделения властей, и даже единого армейского командования в глазах всего мира потерпел свой крах. Он все больше напоминал очередную диктатуру, все более бесконтрольную и кровавую, все менее считающуюся с реальностью, которая выедала нутро страны, превращая ее в новую черную дыру. Неологизм Каддафи «джамахирия» (буквально переводимая как «прямое народное самоуправление») превратилась в пример очередной планово-бюрократической вертикали. Так самоуправление трудящихся на предприятиях обозначало, что «реальная самостоятельность этих предприятий не столь уж велика, так как их деятельность находится в сильной зависимости от бюрократии, плановых органов и высшей администрации». Все это уже проходили при правых и левых социалистических режимах.

В новом тысячелетии игры по умиротворения диктатора утомили левых и правых, президентов и монархов. Но главное, что все эти фарсы утомили народ страны. Рецепт по резне или изгнанию недовольных и превращению остальных в послушное и подкармливаемое стадо все меньше работает. Может поэтому не появляются новые Гитлеры и Муссолини, Сталины и Мао, Саддамы и Каддафи. Полковнику никто не пишет, и эта изоляция, напоминающая Гитлера и Муссолини в 1945-м и Саддама в 2001 г., наилучшим образом показывает отношение мира к Каддафи.

Ливия: победитель получает все?!

Впрочем, о природных богатствах Ливии не забывают ни на минуту. Среди победителей явно присутствуют члены НАТО, включая Турцию, и монархии Аравийского полуострова. Кто же может потерять от падения режима Каддафи? В Москве, отмечает немецкое агентство Deutsche Welle, некоторые эксперты опасаются, что в случае свержения режима Муаммара Каддафи российские нефтяные компании не будут допущены к возобновлению работ в Ливии. «Мы потеряли Ливию окончательно. Нам не дадут зеленый свет, и, если кто-то думает по-другому, это обман»,— заявил агентству Reuters глава российско-ливийского делового союза Арам Шегунц.

Такое же мнение и у советника ректора Дипломатической академии МИД РФ, бывшего посла в Ливии Олега Пересыпкина, который отметил, что при любых изменениях ситуации в Ливии «с Каддафи или без него» «экономические интересы России все же будут подорваны». На днях представитель ливийской государственной нефтяной компании AGOCO Абдельджалил Маюф уже заявил агентству Bloomberg, что у «Татнефти» и «Газпромнефти», ранее работавших в Ливии, могут возникнуть проблемы при новой власти. «У нас есть некоторые политические вопросы к России, Китаю и Бразилии»,— сообщил он.

По данным РИА «Новости», на ливийском нефтяном рынке наиболее активно работают «Татнефть» и «Газпром». Обе компании до сих пор располагали на территории Ливии значительными концессиями. В конце 2007 года «Газпром» становится владельцем 49% в ливийских нефтяных концессиях С96 и С97, принадлежащих компании Wintershall AG. Соглашения по этим концессиям рассчитаны до 2026 года. «Газпром нефть» должна была бы стать полноправным участником консорциума по добыче нефти на севере Ливии. Речь идет о разработке нефтегазового месторождения Elephant. 50% пакета, принадлежащего итальянской E.Ni, должно было перейти под контроль российской компании. Теперь такая перспектива мало реальна.

Согласно годовому отчету за 2010 г. ОАО «Татнефть» (раздел: «Нефтегазодобыча за пределами Российской Федерации»): «В 2010 году продолжалось выполнение программы геологоразведочных работ на территории контрактных участков ОАО «Татнефть» в Ливии и Сирии. В Сирии пробурено четыре геологоразведочные скважины, начата бурением оценочная скважина «Южная Кишма-2». С апреля 2010 года начата промышленная добыча нефти на месторождении Южная Кишма, на 01.01.2011 год накопленная добыча составила 10,2 тыс. тонн нефти. В бурении находится одна скважина Аль-Ахмар — 1 на блоке № 27. В Ливии пробурено 13 скважин (12 разведочных и одна оценочная скважина), в том числе в 2010 году пробурено 10 скважин». Татнефть» стала первой российской компанией, вышедшей на нефтяной рынок Ливии. Ливийский филиал компании был зарегистрирован в Триполи в июне 2005 года. В октябре 2005 года в рамках второго открытого международного тендера «Татнефть» и Национальная нефтяная корпорация Ливии («Libyan National Oil Company» — LNOC) подписали соглашение на разведку и раздел продукции сроком действия 25 лет в районе Гедамес (блок 82–4). В ходе третьего международного тендера, состоявшегося в декабре 2006 года, компания выиграла право работать еще на трех нефтяных участках в бассейнах Гедамес и Сирт. На четырех участках общей площадью 18 тыс. кв.км извлекаемые запасы нефти оцениваются в 247 млн. тонн.

В марте 2011 г. президент Татарстана и председатель совета директоров «Татнефти» Рустам Минниханов указал, что «компания “Татнефть” может потерять от 240 до 260 миллионов долларов, если в Ливии сменится власть и контракты “Татнефти” в стране будут признаны недействительными». Российской компании в стране принадлежит четыре участка, которые Минниханов назвал «перспективными»… «Если он (Каддафи.— А.Х.) останется, у наших сторон есть обязательства. Но со сменой власти, по моему убеждению, нашего влияния там уже не будет»,— отметил руководитель Татарстана».

25 августа 2011 г. на сайте агентства «Татар-информ» появился более оптимистичный комментарий: «Переходное ливийское правительство будет соблюдать все нефтяные контракты, заключенные в годы правления Муаммара Каддафи. Об этом в интервью телевидению Reuters сказал представитель повстанцев Ахмед Джехани, отвечающий за восстановление инфраструктуры.

«Все контракты по нефтяным месторождениям абсолютно неприкосновенны,— сказал Джехани.— Все заключенные законным путем контракты будут соблюдаться, как по нефтегазовому комплексу, так и по организации подрядных работ… Вопрос об аннулировании каких-либо контрактов не стоит.

Международный обозреватель «Коммерсантъ FM» Константин Эггерт считает, что новое ливийское руководство, взвесив ситуацию, не станет портить отношения с постоянным членом Совета безопасности ООН и вопросы к Москве снимет. «Возможно, через какое-то время российские компании вернутся в Ливию, хотя, конечно, не в первых рядах. Так же, кстати, было и в Ираке. У «Газпромнефти» и «Татнефти» шансы есть, ведь, скорее всего, новые ливийские руководители будут продолжать политику Каддафи по допуску широкого круга компаний к местным углеводородным ресурсам, чтобы иметь поле для маневра в играх с инвесторами» считает обозреватель.

Таким образом, вопрос о контрактах «Татнефти» с Ливией для президента Татарстана и председателя совета директоров «Татнефти» Рустама Минниханова возможно станет той лакмусовой бумажкой, на которой проверится степень эффективности контактов РТ с исламским миром. Станет понятно насколько весом голос Татарстана в странах Аравийского полуострова, которые оказали столь весомую помощь ливийским повстанцам из НПС…

Вместо эпилога

Когда пишутся эти строки, кровопролитие в Ливии еще продолжается. На самом деле сейчас очень многое зависит от граждан этой страны. Сумеют ли они договориться между собой или продолжат выяснять отношения? Будут ли они увеличивать совместный пирог или каждый постарается отодрать свой кусочек от существующего? Необходимы совместные усилия по возрождению инфраструктуры газо- и нефтепроводов, портов, восстановлению разрушенной социальной инфраструктуры. Людям нужны медикаменты, продовольствие, вода, электричество, и самое главное — возможность честно и не бесплатно трудиться. Совместная деятельность сплачивает лучше всего… А пролитая в борьбе кровь накладывает весьма конкретные обязательства.

С полковником Каддафи уходит эпоха социалистических панарабских антиколониальных экспериментов. В большой степени они были порождением «холодной войны». Идеология джамахирии, насеризм, дустуризм, баасизм уходят в прошлое. Во многом это является следствием того, что романтики, не выполнившие своих обязательств, часто превращаются в диктаторов. Народ уже не помнит их достижений, но не забывает просчеты и преступления. Сейчас приходит время прагматиков, умело сочетающих знание законов экономики и социологии. Судя по стабильности большинства арабских режимов, их элиты неплохо овладели технологиями управления, и будут весьма постепенно и под контролем проводить реформы. Либеральные идеи Мухаммада Абдо и Исмаила Гаспринского, Юсуфа Акчуры и Садри Максуди имеют шанс для реализации на практике в мусульманском мире не только на турецкой почве… Арабский 1848 год продолжается…



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.