Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Диалог цивилизаций: базовые концепты, идеи, технологии
14.10.2011

§ 3. ИСЛАМ И ДУХОВНЫЕ ОРИЕНТИРЫ РОССИИ В XXI ВЕКЕ

Чрезмерно много нецивилизованных рассуждений можно услышать и прочитать о цивилизациях после трагедии 11 сентября в США. Доходят до совершенно абсурдной мысли — объявить целые народы, культуры и религии нецивилизованными, хотя такие подходы не соответствуют ни одному документу, определяющему современный миропорядок. Вместо покаяния, примирения, сочувствия, милосердия и солидарности в борьбе против зла распространяется и умножается озлобленность. Как терроризм, так и возбуждаемое им ответное невежество, гневит миллионы душ, а значит и Бога. Не считал и не считаю себя фанатично верующим человеком, но изучаю, стараюсь вникнуть в смысл всех религий. Во всех них — поиск единого Бога и смысл служения Ему во имя очищения, возвышения собственного духа. Вера — это духовность человека, его способность познать не только свою культуру и религию, но и сочетать это понимание, любовь с величайшим уважением культуры и религии других народов. Таков цивилизованный подход к этим сложным вопросам. Великое благо родиться человеком, но велика и ответственность стать и остаться человеком, несмотря на тысячу противоречий самой жизни.

Исследователь С.Хантингтон в своей работе «Столкновение цивилизаций» определяет цивилизацию как «культурную общность наивысшего ранга, как самый широкий уровень культурной идентичности людей». Это характеристика цивилизации, а цивилизованность предполагает кроме идентичности и толерантность. Идентичность способна расширить свой взгляд на весь мир. Без второй составляющей неминуемо «столкновение цивилизаций» на всех уровнях, что и происходило неоднократно в различных локальных и региональных измерениях. Теперь, в условиях глобализации, эти противоречия и столкновения могут обрести глобальный характер. Каждая религия, особенно христианство и ислам, пытались всегда, почти с самого начала, обозначить себя цивилизацией, которая не знает национальных, расовых и иных границ, претендуя определять идентичность человека в вере перед Всевышним. У христиан и мусульман религиозный признак является одним из важнейших критериев в определении идентичности человека и целых народов. С.Хантингтон определяющим фактором цивилизационной идентичности в перспективе называет религию. И если каждая религия и верующий при этом будет фанатично абсолютизировать свои ценности, себя, вместо служения Богу, в этом случае конфликт будет неизбежен. С одной стороны, вера как бы не допускает компромиссов, а с другой стороны, — это признак веры, признание другого равным себе. Могут адаптироваться, ассимилироваться национальные, культурные, языковые и иные различия, но только не религиозные, утверждает С.Хантингтон. Жизнь изначально требует достижения компромисса между религиями, все люди от Адама и от Единого Бога. Интерес к религиям, в том числе и к исламу, в современном мире возрастает. На исламе оставил свой опечаток и тот факт, что он несколько веков был вынужден играть роль идейного знамени в борьбе против колониальной зависимости, прежде всего от стран Запада. Постепенно ислам, несмотря на то, что возник в пространстве иудаизма и христианства, стал как бы антизападной идеологией, хотя европейская цивилизация невозможна без исламской. Прародина всех мировых религий — Восток. Религии от Бога, но они изначально были поставлены человеком и на службу своих экономических и политических интересов. Так извечно поступали все господствующие элиты. Как следствие, религии все более и более становились политизированны, их использовали для порабощения других стран и народов, для навязывания своей воли.

Ислам же — это новая попытка совершенствования откровений от Бога по авраамической линии. Но ислам, как мне представляется, больше чем христианство впитал в себя религиозно-философскую систему, многие элементы иудаизма и христианства. Кроме того, он тесно соединил в себе достижения арабской культуры и местных религиозных традиций из повседневной жизни верующих. Ислам — одна из мировых религий, признающих единобожие. «Бог един, религии разные» — такова идея ислама. Хотя с разных позиций и установок это же доказывает иудаизм и христианство. Один из известных русских мыслителей, Л.А.Тихомиров, очень точно отметил, что «ислам до некоторой степени может быть рассматриваем как учение синкретическое, так как он сложился из влияний еврейских, христианских и местных арабских, в которые впоследствии добавлялось влияние персидское и индуистское». Тем не менее, исламскую религиозную концепцию следует признать оригинальной, так как она полностью не совпадает ни с иудаистскими, ни с христианскими представлениями об отношении к Божеству и Божества к человеку.

В ходе своего развития ислам преодолевал этнокультурную ограниченность, становясь мировой религией, создавая, тем самым, новые духовные условия для диалога культур и народов в мировом масштабе. Для ислама неверные — это, прежде всего, не христиане и иудеи, а язычники. И джихад в своей основе направлен на собственное совершенствование, на очищение и борьбу с неверием, с шайтаном. «Пусть тот из вас, кто увидит порицаемое, изменит это собственноручно. Если же он не может сделать это, пусть изменит это своим языком, а если не может и этого, то своим сердцем», — говорится в хадисах Пророка Мухаммада. Бесспорна цивилизаторская роль ислама для многих народов и, прежде всего, арабов. Арабы стали мировой нацией, в том числе, благодаря исламу. Как писал А. Маудуди, «в жизни многих народов наблюдался коренной переворот в их социальной жизни, обычаях и традициях. В культуре, цивилизации этих людей произошла революция, не только изменившая направления развития их истории, но и ход истории всего мира». Фактически, на основе ислама создается новый исламский тип цивилизации. И мы ведем речь об исламе не только как о религии, но и как о философии, об опыте человеческой практики. При этом ислам более, чем любая другая религия, претендует на охват всех сторон жизнедеятельности человека. Человеку в исламе даны предписания на все случаи жизни.

Бог, Аллах — это высший разум, а не просто абстрактная идея: Аллах дает предписание как людям жить, предопределяет судьбу человека, но не отнимает у него ответственности за свои деяния, за которые он подотчетен индивидуально. Ислам не отрицает знания и науку. Слово «знание» употребляется в тексте Корана так часто, что уступает по количеству упоминаний только имени Бога. Верующий человек — человек знающий, а не фанатик. Создавая, повторяю, таким образом, огромные возможности не только для веры, но и для науки, просвещения и межцивилизационного диалога, ислам содействует прогрессу и цивилизации. Как отмечал по этому поводу один из известных российских исламоведов Л.Р.Сюкияйнен, «ислам проводит четкую грань между теми, кто обладает знаниями, и между теми, кто не обладает знаниями, и признает за теми, кто обладает знаниями, особые привилегии, особенно в управлении государством». Это базовые ориентации исламской цивилизации носят прогрессивный характер. Ислам ничего общего не имеет с сектантскими запретами просвещения, образования, культуры, если они несут человеку духовность и знания. Но это не значит, что ислам подчеркивает свою исключительность по сравнению с другими религиями.

К сожалению, в современной европейской культуре, кстати во многом впитавшей в себя и ценности исламской цивилизации, господствуют искаженные, зачастую примитивные представления о ней: «Ислам — это ложь, искаженная истина, религия насилия и меча, потворство своим страстям, а пророк Мухаммад чуть ли не главный антихрист». Примерно такие же характеристики звучат в адрес иудеев и христиан из уст невежественных мусульман. Но в процессе совместной жизни мусульман и христиан во многих странах и регионах происходит их адаптация друг к другу. Хотя именно благодаря действиям фанатиков и политиканов продолжаются войны в разных регионах мира. И теперь наступил момент определиться, по какому из двух путей пойдет диалог христианства и ислама, как говорится в Коране, вопрос в том, чтобы жить в мире договора или в мире войны. Это, бесспорно, мировой вопрос.

Важно понять и то, что ислам впитал в себя достижения арабской, персидской, кавказской, афинянской, европейской наук, философий и культуры. У.М.Уотт в одной из своих работ отмечал, что «когда сумрачная средневековая Европа стала интересоваться духовной жизнью своих врагов сарацинов, она была поражена их достижениями». Это, несомненно, стало отправной точкой, в том числе для последующего бурного развития европейской культуры и науки. В этом плане Л.Р.Сюкияйнен справедливо подчеркивает: «Средиземноморская цивилизация формировалась под воздействием трех мировых религий: иудаизм дал понятие закона, идеи ответственности человека, христианство внесло представление о нравственности, грехе, искуплении, самоусовершенствовании, ислам добивался величайшего значения знаний. И это очень важно подчеркнуть. Кроме того, в Коране нет ни социальных, ни политических, ни даже национальных различий между людьми. Они делятся на две категории: верующий и неверующий, знающий и незнающий. Истинно верующим может быть только знающий». Потому фанатику нет места в исламе. Вот за какой тезис надо было держаться после трагедии в Америке, ориентировать, прежде всего, мусульманский мир на истинные ценности ислама, а не пытаться под лозунгом борьбы против терроризма навязывать мусульманам свой миропорядок, загонять их в невежество, от которого они освобождаются, в том числе благодаря исламу. По иной логике действий терроризм рядится в тогу защитника ислама и мусульман. Надо иметь в виду и тот факт, что ислам это не только религия элиты, как это случалось ранее, но прежде всего широких масс, хотя в его интерпретацию и практику за века внесено много невежественного, далекого от знания. Фанатики, сектанты возникли как группы по распространению невежества, по дискредитации ислама, его целостности, в том числе, и прежде всего, в ходе борьбы с колонизаторами с Запада. Ислам требует от человека и общества в целом углубления и расширения знаний обо всех сферах бытия. И с этими задачами люди не справляются. Как результат, они упрощают смысл ислама и сводят его к отдельным установкам. Ислам призван утверждать свои ценности не в борьбе против знания, веры и науки, а в борьбе за веру, знания, науку, духовность и т.д. Такова логика исламской культуры.

Главная забота мусульман и цивилизованного человечества — будет ли доведена до людей духовная суть, стремление поиска знаний и добра, на что ориентирует ислам. Из-за низкой общефилософской, теологической подготовки обучение исламу сводится порой к заучиванию сур Корана. Это тоже важно, но однобокое господство буквы, а не духа Корана приводит к росту сектантства внутри ислама. Сегодня, в начале ХХI века, я смотрю перечень наук, изученных имамом Шамилем в медресе в кавказских горах в начале ХIХ века. И вижу, что тогда изучалось гораздо больше наук, чем сейчас в современных медресе и исламских университетах России. Мой дед Хаджимурат штудировал книги Аль-Фараби, Авиценны и многих других. И через них знал восточную поэзию, философию Платона и Аристотеля. Сегодня же со всех сторон мусульман больше ориентируют на борьбу, чем на занятие наукой и просвещением, и отрывают их от духовных истоков, сущности ислама. Для некоторых радикалов и фанатиков «исламистов» «Калашников» ближе, чем пророк Мухаммад.

Диалог не только с исламом, но и внутри мусульманского сообщества затруднен сегодня и отсутствием согласия между мусульманскими духовными деятелями. И это явление повсеместное: как в арабском мире, так и в России. Все эти трудности переходят не только на человеческие, но и на государственные отношения, ибо как ни одна другая религия, ислам регулирует все стороны отношений в жизни верующего мусульманина — частные, общественные, государственные. Кроме того, ислам дает систематизированный свод мусульманских законов — шариат. Шариат не только право, ибо освещает светские, и религиозные вопросы. А современный мир достаточно четко делится на светский и религиозный. Ислам не всегда признает такое разделение и претендует на растворение в себе как религиозного, так и светского. Ислам раскрывает светское через религиозное, но чрезмерно много места оставляет для свободы действий и ответственного мусульманина. Кроме того, в понятие «светское» чаще вкладывается «западное» понимание, что не очень оправдано. Не утвердилось еще в полной мере восточное, не говоря уже исламское понимание «светского». Противоречия в диалоге между исламом и христианством, а также между светским и религиозным, возбуждают агрессивность околоисламских организаций и сект, повышают их влияние на общественно-политическую жизнь в своих странах. Философы, теологи, политики не смогли дать пока совершенной модели сложного взаимодействия всего комплекса этих проблем, кроме общих рассуждений.

Во всем этом не учитываются исторические реалии — то, что Восток, ислам, мусульманское населения, несколько веков — особенно ХIХ и ХХ — были поставлены Западом в оскорбительно-дискриминационное положение. Здесь дело не в агрессивности ислама, а в состоянии той среды, которая уничтожалась, унижалась, считалась дикой, нецивилизованной. Нельзя не заметить и то, что к началу ХХ века более 95 процентов мусульманского населения мира фактически были в колониальной зависимости именно от западных стран и любая попытка к освобождению в этих странах объявлялась как «исламский терроризм» и «исламский экстремизм». Отсюда и размножение около ислама довольно много радикальных течений. Почему-то мало кто говорит, бесконечно и справедливо критикуя ваххабизм, что он возник в борьбе арабов против турецкого ига в Саудовской Аравии. И Саудовская Аравия как государство возникло в результате этой борьбы, происходивших процессов централизации государства саудитов. В силу объективных социально-политических причин ислам именно вмешательством извне возвращался к средневековью и буквалистскому толкованию. Но не замечая всего комплекса подобных реальных исторических причин, некоторым антиисламским силам выгодно утверждать старый невежественный стереотип о том, что якобы «исламский мир представляет угрозу для других цивилизаций, что он якобы не способен развиваться по демократическому пути». Такие выводы буквально множатся в современных условиях, хотя они не только несправедливы, но и ничего позитивного не дают, а лишь побуждают проявления агрессивности по отношению к исламу, провоцируют радикализм и экстремизм в исламской среде.

Между тем ислам — часть религиозно-цивилизационного процесса развития человечества. И в этом плане, в религиозном понимании цивилизационный процесс един. Но об этом мало говорят, в том числе в среде иудеев и христиан. В борьбе с религиями и в борьбе религий друг с другом веру не сохранить. Но много около религий тех, в ком нет веры, тех, кто не ищет истины и знаний!

Отношение к мусульманскому населению, как второсортному, утвердилось во многих так называемых цивилизационных странах: в США — 6 млн мусульман, во Франции — 2,5 млн., в Германии — 2,2. млн., в Великобритании — 1,3 млн., около 500 тыс. в Бельгии. И при этом большинство мусульман в этих странах являются мигрантами, меньшинством, для которого недоступны многие сферы жизнедеятельности и блага современного западного общества. Кроме того, ислам наиболее молодая религия и мусульманское населения не так легко адаптируется и трудно интегрируется к западному обществу, его ценностям, которые утверждаются как общечеловеческие. А само западное общество, как правило, враждебно исламу и считает, что ему вообще не надо адаптироваться к исламу, его ценностям. Во Франции отношение к мусульманским эмигрантам не самое цивилизованное. Для них все, кто проживает во Франции, являются французами и у всех «одна культура, один язык и одни традиции. Другие культуры, языки и традиции не признаются». Примерно то же самое и в Германии, и в Англии. И, соответственно, мусульмане, не находя своего полноценного, полноправного места в этих сообществах, легко становятся достоянием радикальных, околоисламских организаций. В результате, в одной только Германии действует по меньшей мере 14 околомусульманских экстремистских организаций. Соответствующие организации выходцев из Турции и ряда арабских стран создали целую сеть радикального рода группировок в ряде стран Европы, где нещадно эксплуатируется дешевая рабочая сила из мусульманских государств, но при первой же возможности утверждается, что мусульманское население является источником конфликтов. И совершенно упускается из вида, что оно является еще и фактором экономического развития. То есть вся эта проблематика не столько исламская или христианская, сколько социальная, культурная, информационная. И она требует своего реального осмысления, принятия цивилизованных мер, а не только бомбежек многострадального Афганистана, Ирака и т.д..

Кроме того, не надо ни в коем случае путать ислам, который господствует в маргинальной экстремистской среде, с традиционным просвещенным исламом. Говоря о растущем значении «исламского фактора», тут же ставится знак равенства с «исламской угрозой». К сожалению, в последнее время это делается и в России, хотя России ислам никогда не угрожал. Россия и особенно Советский Союз исторически искали и находили в исламских государствах огромный резерв для расширения пространства своего сотрудничества и влияния. Сегодня в России более 15 млн мусульманского населения. Ислам и христианство в России прошли сложные этапы взаимной адаптации. Проблем и сейчас предостаточно. Но в последние годы возросло вмешательство радикальных религиозных организаций во внутренние дела России. Радикальный ислам среди части мусульман становится модным. Он все более политизируется. До сих пор место ислама в России и представительство мусульман в органах власти, в структурах общества не отражает ни количественное, ни качественное состояние мусульман в стране.

В современной России проявляются два направления в развитии ислама. Одно — когда ислам рассматривается как законченная идеологическая система на уровне средневекового общества, не подлежащая никакому реформированию и адаптации к современному обществу. Второе направление — когда ислам воспринимается как составная часть настоящего и будущего духовного развития многих стран и народов, эволюционирует в общем русле развития человеческой цивилизации, культур, философии, адаптируется к конкретным культурам и сообществам, обогащает их. То есть занимает достойное, подобающее ему место в государстве, в обществе, в жизни человека.

В нашей стране «исламский ренессанс» обусловлен целым рядом причин. Он прежде всего вызван невиданной ранее свободой, возможностями свободы вероисповедания. Но эта свобода наложилась на социально-экономический кризис и кризис морально-политических ценностей государства, общества после развала Советского Союза. Одновременно на российскую почву стали переноситься западные оценки ислама как религии, главным образом опасной для демократии, как религии экстремизма и фанатизма. Это приводит к тому, что радикальный ислам используется в антироссийских целях внутри страны и в международном масштабе, в том числе для закрепления кризисного состояния экономики, политики и морали, хотя на деле он мог бы помочь открыть просторы для выхода из кризиса, будучи методом поиска истины и знания для многих мусульман.

Маргинализации исламской среды способствует и низкий уровень подготовки кадров священнослужителей, подготовка которых в эти годы проходила в основном в других государствах, где политическая система другая, чем в России, условия быта другие, культура и даже сама мусульманская среда другая. Поэтому надо вести речь не о конфликте с исламом как с религией, а о конфликте с политическим исламом, исламом другой политической системы, достаточно далекого по сути от истинного, просвещенного, духовного ислама.

Уже давно принято доказывать, что Запад — это прогресс, общечеловеческие ценности, цивилизация, а Восток — это «застой и костенение». Эти ложные оценки Востока автоматически переносятся на ислам. Если Россия будет по рекомендациям С. Хантингтона и других идеологов однозначно ориентироваться на Запад, вплоть до вступления в НАТО, то она будет все больше сталкиваться с Востоком, где находятся многие корни ее духа и структуры. И не только с исламским миром, но и с Китаем, со странами юго-восточной Азии. Если же ориентироваться только на Восток — сотрудничество с Китаем и исламскими государствами — то отношение между Россией и Западом опять могут стать враждебными. Это историческая, многовековая дилемма для России. Тут нужны взвешенные подходы: с одной стороны, ориентация на Запад, на либеральную демократию важна для России, с другой — в целях сохранения себя и своей идентичности нужны более существенные духовно-нравственные ориентации на Восток. Но при этом, хочу подчеркнуть специально, не находясь между Востоком и Западом, в своем «евразийстве» превращаясь вновь в мост между Западом и Востоком, а используя для своего собственного блага ценности и возможности как Востока, так и Запада.

Россия должна стать мудрее и обрести самость, «недостойно идти на буксире за Европой», как писал А.Герцен. Для меня лично все равно, где Восток и где Запад, для меня важно самочувствие России и моих соотечественников. Только в таком плане я приемлю и хваленое евразийство, а не как абстракцию, которая еще ни разу большой пользы России не принесла. Одновременно России надо корректировать свои притязания и претензии. Не жить параметрами чужих социально-исторических движений, стараясь идти в такт то с Западом, то с Востоком, и все время сбиваясь то восточнее, то западнее, а обрести собственное движение к благополучию и безопасности. И только в этом случае Россия способна ставить перед собой ясные задачи и достичь высшей цели, собирая все свое многообразие в единую идентичность, тем самым быть способной мобилизовать и волю многонационального народа Российской Федерации. В этом случае для России наступит ее «особое время». Кроме того, важно понять, что в условиях глобализации и может измениться суть понятий «Запад» и «Восток». Тем более, что трудно определить для России, где заканчивается Восток и начинается Запад.

Для борьбы с исламом на Западе, а теперь и в России, делаются ссылки на околоисламские радикальные движения типа «талибан», которые доказывают, что «Коран — это Конституция; Пророк — путеводная звезда; смерть во имя Аллаха — величайшее стремление каждого мусульманина». Хотя в Коране и в хадисах Пророка утверждается, что главное стремление для мусульман — это жизнь, а не смерть в борьбе за истину и поиск знаний. Появились и такие мусульмане, которые готовы подменить самого Пророка, смысл Корана, присваивая себе право вещать от имени Аллаха, определяя меры совести, законности, указывать кто есть «истинный мусульманин», а кто не является таковым. Такие подходы и такое поведение противоречат Священному Корану. Все это называется «исламским активизмом», «исламским приливом», «исламским пробуждением». А по сути это жесткое вмешательство псевдоислама в общественно-политическую жизнь государства, политизация и радикализация ислама, искажение его духовной сути.

Египетский ученый-богослов Мухаммед Саид аль-Ашмави писал о том, что соединение религии с политикой, т.е. политизация религии, разобщает мусульман и превращает их в игрушку в руках религиозных политических деятелей. Тот, кто политизирует ислам, связывает его с экстремизмом, насилием и терроризмом. Думаю, что с такими подходами в целом можно согласиться. Излишняя политизация ислама действительно отрывает ислам от его духовно-нравственной сущности и превращает исключительно в орудие борьбы, а не в процесс духовного совершенствования человека. Вместе с тем, ясно, что ислам не может быть в стороне от общества, от общественных и политических процессов. Поэтому задача богословов, ученых, политиков в соответствии с Кораном найти то разумное место для ислама, которое гармонизировало бы, одухотворяло влияние в том числе политики на общество, воспитание людей и общества в духе, терпимости и просвещения, а с другой — усиливало бы духовно-нравственное предназначение самой политики.

Комплекс исторических и социально-экономических факторов приводит к тому, что «под влиянием целого ряда обстоятельств процесс религиозного возрождения быстро политизируется и принимает наиболее радикальные формы. В частности, резко возрастает популярность фундаменталистских религиозных течений с достаточно абстрактными идеями равенства, братства и взаимопомощи верующих, пропаганда которых не направлена на благо человечества, а выступает средством политической борьбы. Политическая борьба радикальных сил за власть всегда проходит под популистскими лозунгами. «Создание равных возможностей для людей, обладающих одинаковыми способностями, и отмена всяких незаслуженных привилегий». Ислам идеологически используется и для этого, ибо в нем действительно много идей справедливости, равенства и свободы. Но Коран при этом предлагает эволюционный путь прогресса, достижения равенства, справедливости и благополучия. Без революций и войн, терпением, законопослушанием и просвещением!

Есть величайшая духовная возможность объединить в созидательных целях иудаизм, ислам, христианство, которые в своей основе призваны направлять людей в их стремлении к истине, в желании жить в мире и добрососедстве друг с другом. Европе, Западу, христианам надо перестать самодовольно продолжать говорить о превосходстве западной культуры над восточной, христианства над исламом. А мусульманам, в свою очередь, говорить о превосходстве своих ценностей над ценностями современного западного общества и христианства. И Христос, и Мухаммад принесли нам слово Божье для служения Всевышнему и для смирения гордыни и совершенствования человека. Терпимость христианского и мусульманского сообществ друг к другу в нынешних условиях крайне низка. До стыда. В начале ХХI века люди, называющие себя верующими, уничтожают храмы друг друга прямо на земле пророков. Современному миру нужны глобальные программы предотвращения конфликта прежде всего между религиозными цивилизациями. Борьбу за умы и сердца нельзя путать с борьбой за отрезанные головы и пробитые сердца. Нужен качественно новый уровень диалога между религиями, духовного сотворчества. Надо не бороться друг с другом, а «опережать друг друга в добрых делах» — как сказано в Священном Коране.

Должен быть наложен запрет на любой злой умысел, слово против любой религии, ибо это богохульство.

Говоря о фундаментализме, последние годы сразу прибавляют «исламский», но надо иметь в виду то, что фундаментализм может возникнуть не только в регионе, но и в любой идеологии, превращенной в орудие фанатизма и нетерпимости. Российский артист А.В.Малашенко справедливо отмечает, что «фундаменталистские тенденции присущи всем мировым религиям». Для любого фундаментализма характерно агрессивное навязывание другим своих собственных идей и норм жизнедеятельности своей группы, своей общины, своего класса, в том числе и силой. Там, где религия перестает влиять духовно и пытается использовать силу, она перестает быть верой и становится политикой. Это не религии по сути, а секты. А это совершенно разные явления. Прав А.В.Малашенко, утверждая, что «отождествлять ислам с экстремизмом», пользуясь словами Талейрана, это «хуже, чем ошибка, это — преступление». И надо поставить заслон на пути подобных преступлений.

Для России особо важно продолжить исторические традиции адаптации ислама и православного христианства друг к другу и взаимное сотрудничество по очищению себя, своей исконной духовности от экстремизма.

Достигнутый в России исторический синтез западных и восточных духовных ценностей представляет огромное общечеловеческое значение для устойчивого и безопасного развития мировой цивилизации. Исторический опыт России должен быть использован в полной мере для последовательного духовно-нравственного, безопасного и устойчивого развития и преодоления конфликтов, прежде всего, в самой России и в других странах. А миссия любой религии, ниспосланная Богом, нести людям веру, знания, добро и милосердие, нести свет. Любимой молитвой пророка Мухаммада, говорят, была «Молитва света»: «О Аллах, освети мое сердце, освети мой взор, освети мой слух, освети мою правую руку, освети мою левую руку, освети то, что находится надо мной, и то, что находится подо мной. О Аллах, знающий самые сокровенные тайны наших сердец, выведи меня из тьмы к Свету» Такова миссия ислама, как и любой другой религии, в истинном духовном смысле.



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.