Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Диалог цивилизаций: базовые концепты, идеи, технологии
14.10.2011

§ 9. HOMO SAPIENCE В МУЛЬТИКУЛЬТУРНОМ МИРОТВОРЧЕСКОМ ИЗМЕРЕНИИ СОВРЕМЕННЫХ ПРОЦЕССОВ ГЛОБАЛИЗАЦИИ

Философские проблемы миропонимания сводятся к следующему: в чем состоит смысл общения между существующими государствами и какой характер носит общение; каковы по своей природе существующие государства: миролюбивые или нет; какая политика более предпочтительна: политика силы или политика мира; что такое справедливость и как она может быть воплощена в международных отношениях; возможен ли вечный мир.

Философские подходы XX в. к проблемам миротворчества требуют междисциплинарного комплексного рассмотрения. К сожалению, традиционно большинство из них характеризуются утопичностью, а последствия внедрения таких идей в практику по преимуществу негативны. Поражает обилие поборников христианской или кантианской морали, которые зачастую под видом интересов сообществ проводят в жизнь собственные интересы.

В данном случае уместно согласиться с точкой зрения Р. Арона: «Если бы государственные деятели не слушали утопистов и старались предотвратить войны или ограничить военные действия, если бы они предпочитали компромисс ссоре, если бы они вступали в переговоры со всеми государствами и не интересовались бы режимами своих союзников или врагов, то человечество было бы избавлено от извечного соперничества между различными сообществами за могущество»[1].

Следует подчеркнуть, что политика первых двух десятилетий ХХ в. была пронизана практицизмом и проведением в жизнь интересов ведущих государств планеты. Особенно это относилось к великим державам, обладающим реальной мощью, прежде всего военной, и способных диктовать свою волю. В данный период времени, когда война считалась легитимным инструментом политики и каждый солдат представлял собой силу, правители не прислушивались к философским размышлениям и следовали только гоббсовской или маквиавелианской традициям. Следовательно, военная политика того времени характеризовалась однообразием и подчинялась единому международному праву цивилизованных народов[2]. Целью государств оставалось расширение территории и обеспечение ее безопасности. Внешнеполитическая деятельность государств является отражением их внутренней политики, определяемой политической философией.

Философская мысль начала XX в. относительно установления мира и урегулирования конфликтов представляет собой своеобразный конгломерат идей, базирующихся на мировых религиозных доктринах, и весьма примечательную рефлексию некоторых идей XIX века, выдвинутых В. Малиновским [3]. Основным вопросам философии XX в. оставался вопрос о выживаемости человечества [4].

Философские идеи XX века в целом оказались неразрывно связанными с проблемами мира, войны и ее последствий. Начало и конец века всегда порождают множество тревог, связанных с апокалипсическим ожиданием конца света, который пошлет высшая сила, разгневанная грехами человечества. Угроза гибели действительно существовала и существует, но в результате собственной деятельности людей. Создание экологически преступной и грозящей гибелью техники, многочисленных изобретений — это всего лишь попытка свои собственные «грехи» и всю вину перенести на неспособные страдать механизмы.

Философские попытки XX века служат оправданием преобразований, совершенных в результате разумной человеческой деятельности. Они фиксируют внимание на вопросе: что делать дальше в тех условиях, когда будущее на грани катастрофы и думать уже приходится не о процветании, а о выживании.

Глобальные проблемы, сформированные и выявленные в XX веке, явились одним из правильно поставленных диагнозов опасности. Осознание опасности является залогом рационального выбора стратегии борьбы с ней.

Но кроме глобальных проблем на земле стали существовать две реальности: естественная и искусственная. То есть сохраняется то, что может существовать и без человека. Искусственное же приобрело самостоятельность, и его отношение с естественным определяет содержание любой значимой проблемы. Кроме того, естественное и искусственное противостоят друг другу, и в конце концов одно из них будет подавлено другим. Такую борьбу миров Г. Уэллс уже описал в своем известном романе и фактически она имеет место на всей планете. То есть ко всем глобальным проблемам добавилась еще и антропологическая катастрофа. Образование ноосферы, на которую многие уповали как на средство решения всех проблем, на практике представилась как образование на земле техносферы, усугубляющее многие трудности для человечества. Существующие системы (общество, природа и пр.) не отвечают заложенному в них ранее смыслу, а следовательно, не способны объяснить и решить возникшие глобальные проблемы: в них утрачена специфика угрожающих человечеству опасностей.

Необходимо подчеркнуть, что само понятие «человек» и вложенный в него смысл также претерпели изменения, и человек начала XX века резко отличается от человека конца XX века. Примерами четкого объяснения данного явления могут послужить труды двух великих философов — «Наука о человеке» В.И. Несмелова (1905, 1906) и «Глобальный человейник» А. Зиновьева (2000).

В. Несмелов определяет человека как творение, действующее в мире и в осознании действительности своих действий утверждающее действительность предметов мира в качестве объектов своих действий.

Всю свою жизнь субъект(человек) занят сознательным приспособлением к данным условиям жизни. Процесс человеческой жизни является процессом непрерывного построения новых познаний и творчества в сфере новых идей, непрерывного определения новых желаний и развития новых стремлений, то есть это процесс развития человеческого духа с переводом продуктов этого развития в практику жизни [5]. Иными словами, человек является или пассивным носителем жизни, или ее творцом, или одновременно тем и другим: все определяется силой идей или чувств. Во всех своих действиях человек подчинен закону причинности, а следовательно, воля его не может быть безусловной. При этом причины определяются не зависящими от человека обстоятельствами (пример: осужденный преступник по решению суда отправляется в тюрьму; он идет в тюрьму сам, но не потому, что ему хочется посидеть в тюрьме, а потому, что он не может не исполнить решения суда. Заключение его в тюрьму — это решение осуждающего суда. Таким образом, «человек идет в тюрьму» — это действие чисто механическое, хотя оно и совершается живым человеком)[6].

То есть действие человека зависит от разных мотивов. Оно может быть необходимым, механическим и механически-необходимым. Все действия человека определены его физической природой. Свобода воли человека заключается в подчинении ее определенному правилу жизни. Пока не будет развита свобода воли, человек останется рабом необходимости, привычки и случайности. То есть человек будет подобен животной особи, а не свободной личности. Человек есть продукт внешнего мира и всецело принадлежит ему, следовательно, утверждение его существования в действительности сводится к поддержанию этого существования на средства внешнего мира, и, таким образом, деятельность человеческой личности естественно и необходимо сводится к созданию себе физической жизни в условиях существования внешнего мира [7].

Тем самым В. Несмелов определил цель человеческой жизни: поскольку основная цель человеческой жизни определяется страхом смерти и выражается необходимостью для человека поддерживать свою физическую жизнь в условиях реального мира, то для осуществления этой цели необходимо устранение тех реальных условий, в которых она постоянно подвергается опасности неминуемого разрушения, и необходимо создание таких идеальных условий, при которых она могла бы протекать (у автора — совершаться), не подвергаясь опасности (иллюзия счастья). Условно говоря, это признание того, что человеку нельзя мешать жить, и сам человек никому мешать не должен. Следование этому правилу свидетельствует о цивилизованности человека. Пока в условиях существующей культуры мира (начало XX века) человек остается лишь простой вещью мира [8], которая возникает и разрушается в силу необходимых законов физической природы, а следовательно, попытка отождествления понятий «человек» — «личность» сделана поспешно. В. Несмелов с опасением рассматривает вопросы религии; нужна ли она, если человек перерос и пока продолжает перерастать свое невежество, в то же время даже самый образованный ждет вознаграждения за свои добродеяния.

Богоподобность (нравственность) человека пока спорна, поскольку сохраняется юридическое отношение к Всевышнему: религия превращается у человека в простую сделку с Богом и, как обыкновенная житейская сделка, необходимо подчиняется принципу счастья жизни [9]. Атеизм, противоположность религиозности, является не доктриной, а психическим состоянием человека, возникающим из боязни ума: при самых усиленных поисках познания, никакого познания не достигнуть [10].

Проблему человеческого мироздания В. Несмелов рассматривал в противоборстве двух разных законов жизни — идеального закона духовной природы и физического закона телесного существования, поскольку человек — это нечто большее, нежели одушевленный кусок земли. Философия выходит из факта противоречия между идеальной природой человеческой личности и физическим содержанием человеческой жизни. Религия выходит из попытки объяснения этого факта.

Дух времени, по В. Несмелову, выражается в компромиссе науки и религии [11]. Мир, в котором мы живем, выражается научными идеями, выросшими из постепенного развития внешних познаний человека о мире и освещенных взглядом на мир, который принципиально враждебен любой религии. Но сущность живущего в этом мире человека создана под влиянием религий.

Как же жить или выживать человеку в сложившихся к началу XX века условиях? Ответы В. Несмелова следующие:

1. Человек (каждый) должен осознавать, что он есть нечто большее, чем простая вещь природы, поскольку он есть «прах сознающий и мыслящий» [12].

2. Нельзя уклоняться от законов жизни; то есть следует возвыситься над проявлениями добра и зла [13].

Психологическая природа первого преступления человека состоит в не­желании (проявлении двойственной натуры) жить при самом ограниченном круге необходимых потребностей [14]. Кроме того, первое преступление было очень четко спровоцировано. Психологически его можно рассматривать таким образом. Из мнимой любви формируются и задаются вопросы-провокации в целях зарождения сомнения (двойственности натуры): 1) для чего создан именно такой миропорядок и для кого? (данный вопрос направлен на подрыв веры); 2) при других условиях можно было бы достичь более высокой степени совершенства? (данный вопрос-констатация призван спровоцировать рост самолюбия); 3) в чьих интересах вы действуете? Вы игрушки в чьих руках? [15].

Последний вопрос наиболее провокационно апеллирует к двойственности человека и его сущности, заставляя все его существо бороться с самим собой, прежде чем найти ответ и принять верное решение. Тем самым, двойственность — это и есть проявления несовершенства человеческой натуры. В результате первого преступления люди добровольно подчинили себя внешней природе и сами разрушили свою духовность, присущую личности [16]. Материальное стало преобладать над духовным; человек стал несвободен и зависим от механической причинности. Изменение человека произошло не в существе природы, а только в соотношении ее элементов, с другой стороны, человек не исчез. Следовательно, ему дан шанс на «реабилитацию», то есть все заботы о сохранении жизни человека оправданы. И кроме всего прочего, человек был огражден от возможности совершения нового преступления [17].

Таким образом, оправдывая существование человека, В. Несмелов оправдывает и смысл мирового существования.

Сущность проблемы человека Несмелов усмотрел в суеверном отношении к материальным вещам как к источнику силы и знания [18]. Спасение человека возможно при достижении истинной и совершенной жизни. Страх наказания необходимо заменить наказанием несовершенства. Философия В. Несмелова характеризуется персонализмом и, в большей степени, человечностью или гуманностью.

«Глобальный человейник» А. Зиновьева открывает футурологическую картину жизни человека в XXI столетии[19]. Автор высказал ряд идей об эволюционном переломе человечества. Корень зла, по мнению А. Зиновьева, условно представляют западные ценности, торжествующие в глобальном масштабе. Современная жизнь — это путь к обезличиванию человека, к превращению его существования в пустое и бездумное времяпрепровождение. Основная проблема связана с тем, что рано или поздно, самостоятельно или нет, но все страны мира придут к «западнизму», идеалом которого является «очень средний» человек.

В таком обществе должны исключаться конфликты и любые их проявления, проявления индивидуальности: личные устремления, желания, порывы и т.д., творчество и любые его формы.

Техника призвана служить имитацией интеллектуальных операций. Сверхчеловеком считается тот, кто обладает универсальным суперустройством, вбирающим всю информацию.

А. Зиновьев выдвигает идею перманентной войны[20]: официально считается, что мы сто лет живем без войн и что наш Западный союз (ЗС) стоит на страже вечного мира. Те наши операции в странах Четвертого мира, а порою и в ЕАС и ВС, которые уносят сотни тысяч и даже миллионы людей, войнами не считаются. Это полицейские операции по наведению порядка или по наказанию преступников, а также гуманные операции по борьбе с эпидемиями и голодом. Не считаются войнами операции, направленные на подавление бунтов и восставших банд.

Все эти воинственные проявления не относятся к числу «стихийных»: все они тщательно спланированы и провоцируются специально с целью оказания давления. Расходы на армию или полицейские силы в целях поддержания мира постоянно увеличиваются[21].

Если западные варианты развития возобладают, то миросостояние XXI в. будет характеризоваться искусственностью: люди превращаются в деловые машины, максимально упрощенные в качестве человеческих объединений; в них действует жестокая деловая дисциплина, максимально используются силы сотрудников, доведена до предела интенсивность труда, огромную роль приобрели средства манипулирования [22].

Формирование второго уровня государственности — сверхгосударственности, сопровождается формированием суперэлит и власти, делящейся на секретную и публичную. Внедрение западных ценностей происходит одновременно как процесс интеграции Запада и формирования Глобального общества, которые явились различными аспектами единого мирового процесса. Причины этого явления виделись, во-первых, во множестве проблем, которые якобы можно было решить совместными усилиями всех стран мира. Во-вторых, складывалась мировая экономика, ломавшая границы национальных государств и влияющая решающим образом на их экономику. В-третьих, мир оказался опутанным сетью международных объединений и учреждений, сплотивших человечество в единое целое.

В-четвертых, осуществилась глобализация средств массовой информации. В-пятых, сложилась единая мировая культура. Идея глобального общества в целом, а не абстрактно мировая. Инициатива движения к такому обществу исходила от стран Запада. Цель Запада состояла в занятии господствующего положения и организации человечества в своих интересах, а не в интересах некоего абстрактного человечества. Например, мировая экономика возникла прежде всего в результате завоевания мира транснациональными компаниями Запада, причем в интересах этих компаний, а не прочих народов. Некоммерческие международные организации были в большинстве своем западными, контролируемыми Западом. Мировой информационный порядок также установлен Западом, в целях осуществления контроля глобальных коммуникаций[23].

Стремление западных держав к овладению окружающим миром не ново. Все началось со времен формирования «национальных государств», как социальных образований более высокого, сравнительно с прочим человечеством, уровня организации, как «надстройка» над прочим человечеством.

Они развили в себе силы и способности доминировать над другими народами и покорять их. Отношения к миру не исчезло, оно просто перешло на новый уровень. Объединение стран Запада во второй половине XX века, по мнению А. Зиновьева, не было спровоцировано проявлением мечты, корысти, тщеславия, эгоизма, гуманизма, властолюбия. Это стало жизненной необходимостью, целью любой ценой сохранить достигнутое положение[24].

Проблемы будущего осложняются приемлемой заменой человека роботами-дублерами. Уничтожить их будет невозможно, поскольку люди переложили на них всю интеллектуальную работу и едва ли когда-нибудь вновь ей займутся. То есть мозг человечества стал избыточным, а его продукт невостребованным.

Установленный к XXI веку мир А. Зиновьев называет беспросветным. Человечество живет с середины XX века в поствоенной эпохе, но это не означает окончание войны и наслаждение миром. Это всего лишь констатация того, что с войнами покончено навсегда[25].

С середины XX века человечество существует без большой мировой войны с применением всех современных средств уничтожения людей и разрушения всего созданного ими. В будущем такая война не предвидится. А. Зиновьев считает, что такое состояние и есть самое ужасное изобретение человечества, которое оно не смогло предугадать. Установившийся вечный мир уже принес ущерб человечеству, превосходящий тот, который могли бы принести пять разрушительных войн. Этот ущерб выражается не только в избыточном населении и переполнении планеты вредными и ненужными продуктами их деятельности, но и в психологии людей[26]. «Вечный мир оборвал живой нерв исторических импульсов. Он заземлил тревоги и заботы людей, измельчил их, сместил их из сферы исторической трагедии в сферу житейской скуки и серости... Люди стали жить с одним всеобъемлющим желанием: все, что угодно, только не война»[27].

Такой вечный мир вовсе не означает того, что человечество разоружилось: если бы это произошло, человечество в течение жизни нескольких поколений распалось бы на миллионы враждующих групп и деградировало бы. Вооружение явилось в данном случае выражением инстинкта самосохранения.

При этом разумно распорядиться оружием способна только одна часть населения — западная: «Вооруженные силы западного союза сейчас обладают мощью, которая позволяет им в течение нескольких часов разгромить вооруженные силы остального мира»[28]. Их задача — охранять Вечный мир на Земле. Конкретно эта задача реализуется в трех направлениях. Первое: сократить вооружение других регионов и стран планеты до такого уровня, когда они станут не опасны для Запада. Второе: держать мир в страхе и выполнять роль мирового жандарма, то есть наказывать непослушные народы и страны. Третье: сохранять порядок в рамках самого западного союза, поддерживать его единство и препятствовать дезинтеграционным тенденциям»[29].

По подсчетам социологов и историков именно выполнение последней, третьей задачи считается главным для вооруженных сил: на самом деле, небольшой процент исторического (общечеловеческого) времени был занят настоящими войнами; тот факт, что в изображении историков прошлое человечества выглядит как цепь непрерывных войн различного характера и масштаба, является в большей степени результатом определенной ориентации внимания.

Например, проблема «малых войн» — вооруженных конфликтов регионального характера: опыт их проведения и подготовка к ним — свидетельствуют об отработке таких сценариев до автоматизма. То есть в необходимый момент находится сигнал, побуждающий привести механизмы действия ведения войны в готовность. Затем проводится собственно «тщательно спланированная» операция и за ее выполнением следует отчет, характеризующийся деталями и подробностями, как правило, уточняющими число военных и невоенных жертв.

Остановить действия механизма «малых войн» и их урегулирование невозможно. Степень компьютеризации этого механизма является максимальной. Найти ответственных за операции «малых войн» невозможно[30].

Психологизм «малых войн» таков: все знают, что разгромить фиктивную армию можно в считанные часы, не потеряв при этом ни одного солдата, но предстоящую войну переживают как будто это будет проявление величайшей жертвенности и героизма. Появляются массы добровольцев, жертвующих своей жизнью во имя мировой справедливости.

Литература и примечания

[1] Арон Р. Мир и война между народами. Calmann-Levi, 1962, 1984; M.; Nota Bene, 2000.

[2] Мартенс Ф.Ф. Современное международное право цивилизованных народов. М.: Изд-во «Юридический колледж МГУ». 1996. Т. 1.

[3] Малиновский В.Ф. Рассуждения о мире и войне // Трактаты о вечном мире. М.: Мысль, 1991.

[4] Переоценка положения человека в мире связывается с именами Коперника, Дарвина, Винера. Коперник лишил человека «космической избранности». ХХ век нашел тому подтверждение. По данным НАСА (NASA), США, за 2001 г. во Вселенной существует 200 млрд солнечных систем, подобных нашей. Следовательно, вопрос об «избранности» людей исчерпан. Дарвин предположил, что человек — это всего лишь один из биологических видов. Винер поставил вопрос о соотношении человека с техникой, в перспективе способной к воспроизведению его действий. Таким образом, человек оказывается не в системе деятельности или жизни, а вне её. Попытка оценить деятельность науки в таком ракурсе была предпринята Броновским Я. и Мазлишем Б. (Bronowski J. and Mazlich B. The Western Intellectual Tradition. New York: Penguin Books. 1960. Р. 577).

[5] Несмелов В.И. Наука о человеке. Казань, 1905, 1906. Т. 1. Т. 2. Т. 1. С. 155.

[6] Там же. Т. 1. С. 161-162.

[7] Там же. С. 181.

[8] Там же. С. 242.

[9] Там же. С. 296.

[10] Там же. С. 352.

[11] Там же. С. 103–105.

[12] Там же. С. 142.

[13] Там же. Т. 2. С. 200–204. Следует подчеркнуть, что сам автор (В.И. Несмелов) считает, что в основу этого положения целиком следует инкорпорировать учение Конфуция, актуальность идей которого не утрачена до сих пор.

[14] Несмелов В.И. Указ. соч. Т. 2. С. 219.

[15] По мнению В.И. Несмелова, данный вопрос был призван сформировать протест против существовавшего порядка. Подобные «вопросы» (и методики, с ними связанные) очень актуальны применительно к основным проблемам, поставленным ХХ веком: о мироустройстве и ведении войны, о политике, о взаимоотношениях государств на международной арене и пр. Современные исследователи, конечно, усматривают в них элемент пропаганды. См. также: Кара-Мурза С., Манипуляция общественным сознанием. М., 2001; Плэтт В. Стратегическая разведка. Основные принципы, М., 1997; Плотников Н.И. Информационная разведка. Новосибирск, 1998; Крысько В.Г. Секрет психологической войны (цели, задачи, методы, формы, опыт), Минск: Харвест, 1999; Даллес А. ЦРУ против КГБ. Искусство шпионажа. М.: Центрполиграф, 2000; Cimbala S.J. The politics of Warfare. Pennsylvania, 1989, 1997; Rostov E.V. A Breakfast for Bonaparte, Washington D.C.; NDUP, 1992.

[16] Несмелов В.И. Указ. соч. Т. 2. С. 252.

[17] Там же. С. 253.

[18] Относительно термина «суеверие», можно сказать, что он взят автором не случайно, поскольку означает веру всуе, то есть веру впустую, в ничто. — О.Х.

[19] Зиновьев А. Глобальный человейник. М.: Центрполиграф, 2000. А. Зиновьев касался данных вопросов в таких трудах, как «Зияющие высоты», «Смута», «Запад» и др.

[20] Зиновьев А. Глобальный человейник. М.: Центрполиграф, 2000. С. 76.

[21] Практика доказала обратное: взрывы 11 сентября 2001 г. и последующие события оказались свидетельством специфического протеста западному варианту развития. Условия жизни просто потребовали иного сценария. — О.Х.

[22] Зиновьев А. Глобальный человейник. С. 118–119.

[23] Там же. С. 122.

[24] Подробнее см.: Зомбарт В. Буржуа. Этюды об экономическом человеке. М., 1992.

[25] Зиновьев А. Глобальный человейник. С. 193.

[26] Там же.

[27] Там же.

[28] Там же.

[29] Там же.

[30] Весьма интересна, к примеру, концепция «локальных войн» и возможностей их урегулирования, предложенная одним из Генеральных секретарей ООН Вальдхаймом К. Она понравилась кое-кому из «сильных мира сего» и вскоре после смерти Вальдхайма К.были обнародованы материалы о связи бывшего Генерального секретаря ООН с нацистами // Полная хронология ХХ века. М., 2000.



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.