Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Диалог цивилизаций: базовые концепты, идеи, технологии
14.10.2011

§ 3. ИСЛАМСКАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ И ЕЕ РОЛЬ В ДИАЛОГЕ МЕЖДУ ЗАПАДОМ И ВОСТОКОМ

Цивилизационный подход стал во многом определяющим при изучении стран, народов, религий и культур. При этом традиционный, культурный и формационный подходы отходят постепенно на задний план. Известный исследователь С. Хантингтон в книге «Столкновение цивилизаций» определяет цивилизацию как «культурную общность наивысшего ранга, как самый широкий уровень культурной идентичности людей». Христианство и ислам пытались с самого начала обозначить себя цивилизацией, которая, не зная национальных, расовых и иных границ, определяет идентичность человека. Понятие «мусульманская умма» включает в себя всех мусульман и признает именно религиозный признак важнейшей формой их идентичности. Многие ученые определяющим фактором цивилизационной идентичности в перспективе называют религию. Национальные, культурные, языковые и иные различия могут отойти, но только не религиозные, — утверждает С. Хантингтон и многие его коллеги. И вполне оправдан интерес к религиям, в том числе и к исламу, в современном мире.

Ислам возник как новая из трех величайших религий, которая представляла из себя достаточно сложную религиозно-философскую систему, впитавшую многие элементы иудаизма и христианства, соединенные с традиционной арабской культурой и религиозными традициями. Все мировые религии прославляют единого Бога, хотя и с разных позиций и установок. Один из известных русских мыслителей Л.А. Тихомиров очень точно отмечал, что ислам до некоторой степени может быть рассматриваем как учение синкретическое, так как он сложился из влияний еврейских, христианских и местных арабских верований, в которые впоследствии добавлялось влияние персидское и индуистское. Однако исламская религиозная концепция должна быть признана все-таки оригинальной, так как она развила арабскую идею Аллаха в таком виде, который не совпадает ни с иудаистским, ни с христианским представлениями об отношении к Божеству и Божества к человечеству. Кроме того, ислам, как религиозно-философская система, вышел на уровень общенациональной идеи арабов как основа для преодоления присущей еще тогда внутренней разобщенности арабского мира. В ходе своего развития ислам преодолел этнокультурную ограниченность, становясь мировой религией и тем самым создавая новые духовные условия для диалога культур и религий в мировом масштабе. Более того, ислам влияет на культуры и цивилизации многих народов, очищая, открывая пространство для конструктивного диалога. Фактически на основе ислама создается новый тип цивилизации — исламский.

И мы ведем речь об исламе не столько как о религии, но и как о философии, практике. Ислам претендует на охват всех сторон жизнедеятельности человека.

Исламоведы отмечают, что Коран — это закон, исходящий от высшей власти, а хадисы — юриспруденция, т.е. метод трактовки закона. При этом Бог, Аллах — это и Высшая личность, и Высший разум, а не просто абстрактная идея: Аллах дает предписание как людям жить, предопределяет судьбу человека, не отнимая у него ответственности за нее. Ислам не отрицает знания и науки. Более того, знания ставятся на одно из первых мест в Коране. Слово «знание» употребляется в тексте Корана очень часто и уступает по количеству упоминаний только имени Бога, создавая таким образом, повторяю, огромные возможности для науки, просвещения и межцивилизационного диалога, ибо ядром любой цивилизации является система накопленных знаний. Как пишет по этому поводу один из известных российских исламоведов Л.Р. Сюкияйнен, «Ислам проводит четкую грань между теми, кто обладает знаниями, и между теми, кто не обладает знаниями, и признает за теми, кто обладает знаниями, особые привилегии, особенно в управлении государством». Таковы ориентации исламской цивилизации.

Вместе с тем, в европейской культуре, от момента ее соприкосновения с исламом, господствует искаженное представление о нем: «Ислам — это ложь, искаженная истина, религия насилия и меча, потворство своим страстям, а пророк Мухаммад чуть ли не главный антихрист» — таков был подход к исламу какой-то период и в России. Но в процессе совместной жизни российских мусульман и христиан происходила их неуклонная адаптация друг к другу.

Никто не может поставить под сомнение, что ислам одна из величайших религий, идей, цивилизаций, уклада жизни. Одновременно ислам впитывает в себя достижения арабской, персидской, левантийской христианской, кавказской, афинянской науки, философии, культуры. У.М. Уотт отмечает, что «когда сумрачная средневековая Европа стала интересоваться духовной жизнью своих врагов сарацинов, то была поражена их достижениями», что, несомненно, стало отправной точкой последующего бурного развития европейской культуры и науки. В этом плане российский исламовед Л.Р. Сюкияйнен отмечает: «Среднеземноморская цивилизация, к которой принадлежит и Россия (хотя это и спорно — авт.), формировалась под воздействием трех мировых религий — иудаизм дал понятие закона, идеи ответственности человека; христианство внесло преставление о нравственности, грехе, искуплении, самоусовершенствовании; ислам добивался величайшего значения знания».

Сегодня в мире более 1 млрд человек исповедуют ислам. Поэтому так важно сегодня, чтобы ислам доходил бы до людей и народов как носитель знания. Именно на утверждении знаний может утвердиться ислам, а не экстремизмом, агрессивностью, как некоторые думают. Важно, будет ли доведена до людей духовная суть, стремление к истине, которые есть в исламе. По моим наблюдениям, возрастает сектантство внутри ислама и некоторые секты активизируются во вред исламу, его духовности и престижу. Не только продолжает господствовать, но и активизируется предвзятое отношение к исламу. Продолжается муссирование деструктивной роли его на международной арене, с использованием в этих целях агрессивности некоторых околомусульманских организаций, сект. Все это приводит к тому, что мусульмане вынуждены бороться больше, чем заниматься наукой и просвещением.

И следующий момент — это результаты положения, в которое был поставлен ислам, мусульманское население особенно в XIX–начале XX вв. Здесь источники глубинной причины возрастания агрессивности мусульман. Нельзя забывать, что к началу ХХ века более 95% мусульманского населения были фактически в колониальной зависимости от европейских стран и любое национально-освободительное движение, которое, как правило, проходило под религиозными знаменами, объявлялось Европой как «исламский терроризм» и «исламский экстремизм», что и породило около ислама достаточно много радикальных течений. К тому же в самом исламе, как и в других мировых религиях, периодически — в силу объективных социальных причин — происходила ревизия новых представлений и возвращение к первооснове, что всегда вызывало раскол и появление внутри конфессий разного рода непримиримых группировок. Объясняя реакционно-экстремистские моменты, которые появились около ислама, исследователи справедливо отмечают, что они появляются более всего в странах с низким уровнем социально-экономического развития, в странах, разрушенных войнами и разного рода переворотами. Неоправданно, вместе с тем, ислам сводить только к отдельной религии и выключать его из общей авраамической линии, общего цивилизационного процесса. Любой вывод, который делается по исламу автоматически, в той или иной степени имеет отношение и к иудаизму, и к христианству, ибо речь идет о месте и роли религий в цивилизационном процессе.

Мировые религии близки, ибо они из одного источника, от единого Бога, а невежество веками сталкивает верующих, отдаляя, а не сближая людей с Богом. Ислам своей духовностью, культурой обогащает человеческую цивилизацию, как и любая другая мировая религия. Следовательно, должно быть и соответствующее отношение к нему. Однако взгляд на мусульманское население как на второсортное имеет место и в начале XXI века. Сегодня в США —
6 млн мусульман, во Франции — 2,5 млн, в Германии — 2,2 млн, в Великобритании — 1,3 млн, около 500 тысяч в Бельгии и т.д. Но при этом большинство мусульман в этих странах являются мигрантами, меньшинством, для которого недоступны многие сферы жизнедеятельности современного европейского общества. Я уже не говорю об уровне жизни массы людей в исламских государствах. Во многом этот уровень пока еще очень низок, ибо сказывается постколониальное наследие. Кроме того, мусульманское население не так легко интегрируется в западное общество, а последнее при этом считает, что ему не надо адаптироваться к исламу. И, соответственно, мусульмане, не находя своего полноценного, полноправного места в этих сообществах, легко становятся достоянием радикальных организаций различного толка. В результате в одной только Германии действует по меньшей мере 14 околомусульманских экстремистских организаций. В Европе, нещадно эксплуатируют дешевую рабочую силу из мусульманских стран, но говорят, что мусульманское население является источником конфликтов. И совершенно не принято говорить о том, что эти конфликты в большей степени являются факторами экономического, общественно-политического и культурного развития.

Не надо ни в коем случае путать ислам, который господствует в маргинальной экстремистской среде, с современным просвещенным исламом. Многим выгодно говорить о растущем значении «исламского фактора», но тут же ставить знак равенства между ним и «исламской угрозой». К сожалению, в последнее время это делается и в России, хотя для нее это давно уже не было свойственно, наоборот Россия и особенно Советский Союз, имели в исламских государствах резерв для расширения пространства своего сотрудничества, влияния. Сегодня в России около 20 млн мусульманского населения. Есть в России республики с преобладающим мусульманским населением. Ислам и христианство в России прошли сложные этапы взаимной адаптации. Но сектантство в христианстве и в исламе современной России возрастает, что создает условия для внутрирелигиозного и межрелигиозного конфликтов. В России возрастает исламофобия и «христианофобия», что очень опасно.

Следует отметить, что есть два направления в самом исламе. Одно — когда ислам рассматривают как законченную и полную идеологическую систему на уровне VII века — средневекового общества, не подлежащую никакому реформированию. Второе направление — когда ислам воспринимается как составная часть настоящего и будущего многих стран, народов и эволюционирует в общем русле развития человеческой цивилизации, культуры, философии.

Вредно замыкать любую идею на прошлом. Тем более, и у ислама нет и не будет той общественной, философско-культурной среды, которая была в VII веке. Коль этого не будет, то надо говорить об адаптации ислама, особенно в ее социально-идеологическом, правовом измерении к современному обществу. Коль ислам ориентирован на поиск истины, знания, он не может отставать от времени, а должен идти вперед. Если говорить об исламе как о поиске знания и истины, то истина не может быть только в прошлом. Ислам — это не только знание Корана наизусть, но и знание жизни, общества, человечества.

В нашей стране «исламский ренессанс» обусловлен целым рядом причин. Он вызван свободой и демократией, возможностями свободы вероисповедания. Но при этом социально-экономический кризис и девальвация морально-политических ценностей, перенесение на российскую почву западных оценок ислама как религии, «опасной для демократии, религии экстремизма и фанатизма», все это приводит к тому, что ислам используется для закрепления кризисного состояния экономики, политики и морали, хотя на деле он может помочь открыть просторы для выхода из кризиса, оставаясь идеей поиска истины и знания. Этому способствует и низкий уровень подготовки кадров российских мусульманских священнослужителей. Они в основном проходят подготовку в других государствах, где политическая система другая, отличная от России, условия быта другие, культура другая. Поэтому надо вести речь не о конфликте с исламом как с религией, а как с исламом другой политической системы, другой культурной среды.

И здесь актуален для России вопрос как о собственной самоидентичности при всем этнокультурном и конфессиональном многообразии, так и о своей геополитической ориентации. Уже давно не соответствуют действительности подходы, которые доказывают, что Запад — это некий прогресс, общечеловеческое, цивилизованное, а Восток — это «застой и косность». Эти оценки Востока автоматически переносятся на ислам. Если Россия будет по рекомендациям С. Хантингтона и других ориентироваться на Запад, то Россия будет все больше сталкиваться с Востоком и особенно с исламским миром и Китаем. Если ориентироваться на Восток и сотрудничество с Китаем и исламскими государствами, то отношения между Россией и Западом опять могут стать отдаленными и враждебными. Это историческая, тысячелетняя дилемма для России. При кажущейся благоприятности ориентации на Запад, на либеральную демократию для России, с точки зрения сохранения себя и своей идентичности, нужны более существенные ориентации на Восток.

Россия должна стать мудрее, не быть между Востоком и Западом, а обрести самость, «недостойно идти на буксире за Европой», как писал А.И. Герцен. Необходимо научиться использовать потенциал Запада и Востока. В этом случае для России может наступить ее «особое время». С точки зрения внутренней социально-религиозной структуры, интересов в международной сфере ясна заинтересованность России в развитии цивилизационного ислама и сотрудничества с исламским миром. Сегодня невозможно быть Востоком и быть в конфликте с исламским миром. Быть однобоко Западом сегодня означает конфликтовать с Востоком. Да и содержание понятий «Запад» и «Восток» необходимо менять. В условиях современного мира, в эпоху глобализаций их сближение неминуемо.

Многие экстремистские организации заинтересованы в том, чтобы под лозунгами «чистого ислама» и «исламских традиций» замкнуть ислам на прошлом и сделать его не орудием созидания, духовного и нравственного просвещения, а замкнутости, насилия, агрессии. В последнее время все негативное, что есть в исламе, объединяют в России под одним названием — ваххабизм. Идеи ваххабизма, как известно, были развиты в XVIII веке в Саудовской Аравии Мухаммадом ибн Абд-аль Ваххабом. Но ваххабизм, как говорил мне саудовский министр по делам ислама, вакуфов, исламского призыва и ориентации Абдалла Турки, в своем определяющем значении стал и должен стать «исторической категорией», ибо необоснованны ныне подходы к построению идеального исламского общества, государства на основе порядков периода зарождения ислама. Позиция ведущих политических и общественных деятелей-мусульман в том числе и во всех мусульманских странах такова, что будущее мусульманских стран не может быть связано с радикализацией ислама. Радикализм и агрессивность противоречат духовной сути ислама, его предназначению.

Для борьбы с исламом на Западе, а теперь и в России делаются ссылки на околоисламское движение «Братья мусульмане» как наиболее яркий пример господства радикальных идей. «Братья мусульмане» доказывают, что «Коран — это Конституция; Пророк —
путеводная звезда; смерть во имя Аллаха — величайшее стремление каждого мусульманина». Хотя в Коране и в хадисах Пророка утверждается, что главное стремление для мусульман — это жизнь, а не смерть, борьба за истину, за знания. «Братья мусульмане» считают, что жизнь зиждется на двух мощных опорах: человеческой совести и законодательстве-шариате в социальной сфере. Это все замечательно, если не присваивать себе право вещать от имени Аллаха, определять самим меры совести, законности, указывать кто есть истинный мусульманин, а кто не является таковым, т.е. фактически речь идет о подмене Аллаха и ислама собой, своим пониманием. Все это они называют «исламским активизмом», «исламским приливом», «исламским пробуждением». Но скорее всего это жесткое вмешательство ислама в общественно-политическую жизнь государства, политизация и радикализация ислама. Как подчеркивает ливанский ученый Сухейль Фарах, если «политическое вторгается в религиозное», то «устанавливаются высокие преграды между миром веры и миром науки, где теряется единое и всеобъемлющее, исполненное гармонии и гуманности представление о том и о другом явлении».

Невежество от того, что его подкрашивают исламской окраской и обожествляют именем Аллаха не перерастает быть невежеством. Просто невежество еще и становится богохульством.

Ясно, что ислам не может полностью оставаться вне политики. Речь идет о мере политичности ислама — разумной с точки зрения интересов конкретного исторического этапа развития конкретного общества. У религии есть свой потенциал влияния на общество, и он не обязательно связан с политикой. Ислам — это дух, нравственность, нормы поведения, а не только и не столько политика.

В своем завещании имам Хомейни обосновывал неразрывность религии и политики, необходимость установления исламского правления. Все это было использовано для свержения шахского режима. Примерно такие же идеи были у российских демократов, сражавшихся с М.С. Горбачевым, или у большевиков в начале века: создание равных возможностей для людей, обладающих одинаковыми способностями, и отмена всяких незаслуженных привилегий. Для кого же не привлекательны такие идеи справедливости, равенства, свободы? На таких основах возник и ваххабизм. Идеи социального равенства всегда были привлекательны для любой идеологии. Другое дело, как и где они реализуются. И они не являются исключительными для ислама. Они были использованы во многих революциях, которые знала мировая история, в том числе под религиозными знаменами. В конечном итоге надо оценивать уровень развития общества, возможности и критерии утверждения равенства, справедливости. Без этого просто призывы, от кого бы они ни исходили — от марксистов или от религиозных фанатиков — заканчиваются призывами людей на борьбу, трагедией и бедствием. Вместо этого Коран по сути предлагает эволюционный путь прогресса, достижения равенства, справедливости и благополучия.

В принципе и иудаизм, и ислам, и христианство в своей основе объединяют людей в их стремлении к истине, в желании жить в мире и добрососедстве друг с другом. Но на практике надо иметь в виду, что отношения между исламской и христианской цивилизациями не всегда были, да и сегодня не являются безоблачными. Кроме того, Европа, Запад, христиане до сих пор любят самодовольно говорить о превосходстве западной культуры над восточной. А мусульмане, в свою очередь, любят поговорить о превосходстве своих ценностей над ценностями современного западного общества. Отсюда низкий еще уровень терпимости христианского и мусульманского сообществ друг к другу. На уровне ЮНЕСКО, других международных организаций нужны конкретные глобальные программы предотвращения возникновения конфликта между религиозными цивилизациями.

Необходимо уделять внимание неизбежной модернизации самого ислама, сохраняя при этом его духовно-этнические основы. Мои неоднократные беседы с целым рядом религиозных деятелей Египта, ОАЭ, Сирии, Саудовской Аравии подтверждают эту мысль. Они говорят о необходимости и возможностях модернизации ислама применительно к потребностям современной цивилизации. Если говорить о конфликте между христианами и мусульманами, то выясняется, что в этом участвуют прежде всего не столько традиционные религии, сколько околоисламские секты. Именно они способствуют тому, что противоречия между традиционным религиозным и современным цивилизационным пониманием норм жизнедеятельности общества переходят в конфликты.

Говоря о фундаментализме, последние годы к этому термину сразу прибавляют «исламский», но надо иметь в виду то, что фундаментализм может возникнуть в любой идеологии, превращенной в орудие фанатизма и нетерпимости. Фундаментализм замыкает идеи в свою собственную нишу, ограничивает возможность их диалога и влияния, а значит, и цивилизационную роль в целом. Как заметил И. Виноградов, главный редактор московского журнала «Континент», «не заставил себя долго ждать — родной наш, доморощенный, наш «православный» фундаментализм, такой молодой и нетерпеливый, рожденный так неожиданно, открывшись перед нами, такой дразнящий, так остро будоражащий возможностью стать чуть ли не государственной духовно-идеологической властью в стране». Фундаментализм может быть и иудейским, и протестантским, и католическим, и исламским, и православным. Главное здесь — это соединение ценностей идеологии с крайними формами экстремистской политики, в которой определяющим становится «воля к власти» во что бы то ни стало. Российский исламовед А.В. Малашенко справедливо отмечает, что «фундаменталистские тенденции присущи всем мировым религиям». И действительно, понятие «фундаментализм» невозможно приписать какой-то одной идеологии или религии.

При этом важно заметить, что исламский фундаментализм, как правило, обращен прежде всего на конфликты и противоречия внутри самого ислама и разрушает ислам изнутри. Такова особенность и любого вида религиозного фундаментализма. И главным образом это происходит потому, что исламские фундаменталисты и экстремисты начинают эксплуатировать ислам для достижения своих политических целей. Как весьма обоснованно пишет российский ученый И.П. Севостьянов, «ничто не наносит больше вреда исламу и мусульманам, чем современный исламский экстремизм». В подтверждение этого вывода надо отметить, что так называемый ваххабизм (фундаментализм, экстремизм) в Дагестане и в Чечне нанес такой урон исламу и мусульманам, который не наносил здесь ни один враг ислама за 1400 лет.

Повторяю, христианство и ислам — это проявление и западной, и восточной цивилизаций. О необходимости соединения Востока и Запада как сущности российского общества и государства говорил, в частности, Петр Столыпин, который подчеркивал: «Наш орел — это наследие Византии — орел двуглавый. Конечно, сильны и могущественны и одноглавые орлы. Но, отсекая нашему русскому орлу одну голову, обращенную на Восток, вы не превратите его в одноглавого орла, вы заставите его только истечь кровью». Сказано правильно и образно. Речь идет о соединении в самой России Востока и Запада, ибо в ней, в ее сути заключены элементы и того, и другого. Отсюда, наверное, и господство в российском патриотическом сознании евразийских идей. В России очень много исторических, этнических и духовных связей с восточными культурами, с восточными идеологиями.

Российская цивилизация достаточно близка и к исламской цивилизации. Исторически ее проявления присутствуют во всех сферах российского культурно-цивилизационного уклада, начиная от хазар, монголо-татар и до современного мусульманства России.

Кроме того, надо иметь в виду, что православие и ислам близки друг другу и тем, что они проповедуют господство духовного начала в жизни общества и человека. Именно в православии и исламе не абсолютизируются индивидуальные права человека, а всегда подчеркивается и необходимость учета коллективных, общинных интересов.

Особенно важно это подчеркнуть сегодня на фоне претензий Соединенных Штатов Америки обеспечить свое господство во всем мире и построить однополярный мир после развала Советского Союза. Такой подход может вызвать и уже вызывает конфликтные ситуации пока еще ограниченного масштаба. Однако такие претензии со временем могут обернуться в том числе, а может быть, прежде всего, и против США. Ни в коем случае нельзя допустить цивилизационного конфликта, цивилизационного разлома человечества в ядерном веке. Наоборот, необходимо в полной мере использовать интеграционные возможности эпохи глобализации в условиях возрастающей взаимозависимости современного мира. Возможное единство западных и восточных цивилизаций, религиозных ценностей, свойственных России, представляет огромное общечеловеческое значение для устойчивого и безопасного развития человеческого общества, мировой цивилизацей. Исторический опыт России должен быть использован в полной мере для последовательного духовно-нравственного развития и преодоления конфликтов не только Россией, но и всей современной человеческой цивилизацией. А миссия религии определена Богом — нести людям Веру, Добро и Милосердие. Превосходство верующего любой религии в одном: в набожности, смирении и служении Богу. Важно опережать друг друга только в добрых делах: во благо себе, своей семье, своему народу, государству. Любимой молитвой Пророка Мухаммада говорят была «Молитва света»: «О Аллах, освети мое сердце, освети мой взор, освети мой слух, освети мою правую руку, мою левую руку, освети то, что находится надо мной, и то, что находится подо мной. О Аллах, знающий самые сокровенные тайны наших сердец, выведи меня из тьмы к Свету». Такова миссия исламской и любой другой религии, цивилизации в жизни истинно верующих, в обществе, в государстве. Веру следует понимать не как политику, а как духовность и нравственность, истину и знания. Убежден, что именно это является сущностной основой, движущей силой любой цивилизации. Уверен, что люди, истинно верующие, а значит, люди высочайшей нравственности, носители исконных ценностей, всегда достигнут взаимопонимания.



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.