Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Религии России: проблемы социального служения. Сборник материалов конференции
20.09.2011

Особенности понимания социального служения православной церкви П. А. Флоренским

Треушников И. А.

 

Православная церковь действует в мире как весомая величина, руководствуясь определенными представлениями о путях и способах своего участия в жизни социума. Именно вопрос о формах общественной активности Церкви волновал в разное время православных мыслителей. Эта проблема актуальна и сейчас, в период быстрого изменения социальной жизни, так как трансформация среды ставит па повестку дня вопрос адекватного реагирования со стороны православия. Данной проблеме уделяет внимание П. А. Флоренский. Его идеи складывались в первые десятилетия нашего века, в ситуации принципиально схожей с современной. Это делает воззрения мыслителя еще более актуальными и во многом показательными. П. А. Флоренский, несмотря на отдельные критические замечания в адрес современного ему богословия, выступает апологетом православной церковности.

По мнению П. А. Флоренского, вся человеческая цивилизация является следствием развития религиозного культа, так как «большинство культур… было именно прорастанием зерна религии». Следуя данной установке, богослов придает роли Церкви в истории мира и нашей страны особое значение. Кризис общества и государства, отмечает о. Павел, происходит в тот период, когда -духовная жизнь утратила свою организационную силу». Данный взгляд имеет под собой глубокие корни, нашедшие отражение в рассуждениях П. А. Флоренского. Прежде всего мыслитель считает Церковь единым существом, и в то же время в ней можно выделить два аспекта небесный и исторический. Однако эти два аспекта, как полагает Флоренский, не означают разделения. Церковь — одно и то же существо, «но только видимое под двумя различными углами зрения». Единство Церкви как реального субъекта приводит к ее самотождественности. Сущность Церкви, как Тела Христова, независимо от внешних условий, остается постоянной. Данное реальное единство Церкви, пишет мыслитель, обусловливается единством Духа Святого, но для нас оно гарантируется преемством иерархии, в основе которой, в качестве «промежуточных звеньев» цепи, связывающей иерархов с Господом, находятся апостолы. Они несли учение Христа в мир так, как это делал Сам Бог Сын, и, следовательно, передача проповеди — апостольство является сущностью и земной Церкви, составляет «главнейшую из обязанностей церковных людей». Несомненно, что движение церковного организма к универсализму, единству и святости не прекратится, ибо Церковь «неодолима для врат ада», однако характер церковной активности можно понимать неоднозначно.

Для П. А. Флоренского ответ на данный вопрос зависит от его понимания особенностей православной церковной организации. В отличие от католицизма, склонного «отождествлять Церковь с духовенством, противопоставлять духовенство мирянам, — пишет мыслитель, — в православии Церковь немыслима без народа, и верующий народ есть Церковь». Таким образом, проблема социального служения Церкви усложняется данным пониманием церковного организма, не ограничивающегося исключительно клиром, но включающего в себя мирян. Совершенно ясно, что деятельность столь разнородного образования не может быть однокачественной. Существенные различия между родом деятельности духовенства и верующего народа дополняются дифференциацией внутри церковной иерархии. В данном случае прежде всего имеется в виду разделение на белое и черное духовенство, отличающееся друг от друга степенью отдаления от мирской жизни. У священника Павла Флоренского мы найдем представление о трехчленном делении церковного единства. Богослов отмечает, что «главные ткани церковного организма» есть миряне, клирошане и харизматики.

Задача исторической Церкви — добиться наиболее полного принятия Божественных энергий, Благодати Святого Духа. «Но, доколе идет история, — отмечает мыслитель, — дотоле возможны лишь моменты и миги озарения Духом дотоле знают утешителя лишь отдельные люди в отдельные моменты и миги». Следовательно, все члены церковного единства далеко не в одинаковой мере могут осуществлять сущностное назначение Церкви в мире. Непосредственно соприкасаются с небом харизматики, или подвижники, основной чертой которых, как заметил Флоренский, является женственная восприимчивость, то есть выхождение личности за собственные границы — самоотвержение, самоотверженный подвиг любви к Богу. Однако эта обращенность к Небу не означает пренебрежения земной жизнью. Просветляя мир своим духовным подвигом, лучшие представители Церкви направляют всю тварь к спасению. Для мыслителя данный вариант является наиболее правильным. Он уделил много места в своих трудах описанию жизни «святых простецов», этих «печальников за тварь», обретших полноту в стремлении отдать всего себя.

Однако Флоренский указывал, что число таких людей крайне ограниченно. Подавляющая часть клира, по преимуществу изображаемая Телом, призвана охранять форму Церкви, то есть «упорно сопротивляться внесению в него «чуждых элементов». В рамках данной категории также имеются серьезные различия. Их замечали представители простого русского народа, на что обратил внимание мыслитель. Как отметил Флоренский, православный считает членом Церкви и себя, занимающегося мирскими делами, и монаха, посвятившего жизнь аскетическому подвигу. При этом, однако, мирянин представляет путь монаха чем-то специфическим, «более спасительным», чем его собственная жизнь. Мирской быт, таким образом, православный ценит как основу собственного существования, но в виде задания, идеала, как «высший путь», он принимает монастырь, предназначенный для «особых избранников». Крестьянин черпает пищу для духовной жизни в религиозных обрядах, а монастырские богослужения являются для него наиболее действенной формой получения основ собственного религиозного чувства. Посещая монастырь, православный простаивает продолжительные службы, поклоняется святым мощам, беседует со старцами, известными строгостью жизни, слушает рассказы о жизни святых подвижников. В дальнейшем, как пишет мыслитель, эти повествования на устах богомольцев расходятся по всей русской земле, «укрепляя в народе идеалы аскетического подвига». Это перенесение монастырской одухотворенности в мир и является, вероятно, по мнению Флоренского, основной функцией черного духовенства в обществе.

Серьезное отличие от монашества представляют обязанности приходского священника в понимании народа, отметил священник Павел Флоренский. В своем «домашнем христианстве», центр которого в местном храме и священнике, «прихожанин нетребователен, он даже мало радеет о благолепии своего храма, и приходская жизнь у нас вообще не развита вовсе. Егo не огорчает, что дьякон невразумительно читает и часто бывает нетрезв, а от священника он желает главным образом исправления треб. От «попа» никто не ожидает ни особенно благолепного служения, ни проповедей, ни устроения прихода, ни даже нравственного руководства. Его дело — крестить, венчать, хоронить, служить молебны на полях, освящать куличи на Пасху и плоды на Спаса. Конечно, энергичный священник может понять свои обязанности шире и заняться просвещением своего прихода, воспитанием в прихожанах нравственных привычек, приняться за искоренение пьянства, улучшение семейных отношений, наконец, открыть кредитное товарищество как нечто сверхдолжное, а настоящий православный, пожалуй, заподозрит здесь лютеранский дух и осудит такую деятельность». Однако православное духовенство, если так можно выразиться, социально пассивно не в силу этого мнения, а по более глубоким соображениям, вытекающим из самой сущности христианства.

Православие вообще консервативно. Этот консерватизм вытекает из сущности Церкви. Она призвана к делу спасения. Это может произойти путем принятия божественного в свое существо. Консерватизм православия, однако, избирателен. С большим желанием и энтузиазмом православным сознанием принимаются новые иконы, молитвы, святые, но только если на всем новом явно почила благодать. В этой позиции ясно прослеживается стремление делать исключительно то, на чем видна «явная печать святыни». Данное представление православие переносит в социальную сферу. Западноевропейские конфессии стремятся к изменению условий жизни безличными, механическими способами, имея претензию, по мнению Флоренского, переустроить мир в «рай земной». В отличие от них православие «подозрительно» относится к социальному и культурному процессу, и рассматривает его, по мнению мыслителя, как «дело человеческое и имеющее мало общего с теми подлинно божественными, таинственными процессами, которые совершаются в душах народов». Православие не гонится за общественной деятельностью и не высоко ставит социальные мероприятия. «Даже в сфере церковной деятельности (например, миссия, церковное просвещение) православие проявляет не только неумелость, но и равнодушие». В данной позиции четко проявляется стремление не путать дело человеческое и дело Божие. В отличие от лютеранства и католичества, отмечает о. Павел, православие исповедует иррационализм и покорность, в то время как первые характеризуются верой в человеческий разум и стремлением познать и, возможно, подчинить божественное законам разума. Для Православной церкви данный подход неприемлем. Она стремится оказывать воздействие исключительно на души людей и активизировать личную внутреннюю активность верующих, а не пользоваться методами внешнего воздействия на мир.

Изложенный подход приводит к определенным следствиям, выражающимся в особенностях всех православных вообще. Миряне, укрепляя в себе авторитет Церкви, склонны положительно воспринимать активность, отличающуюся не крепостью внешней организации, не обилием материальных средств, не эффектными речами и героическими деяниями (все это чуждо православию), а печатью силы Божией, высокой духовной активностью, благочестием, высшей правдой, направленностью к спасению. Христианство производит в мире серьезную переоценку ценностей. Ценность человека не определяется силой, величием, блеском и прочими внешними проявлениями человеческого достоинства, напротив, «сила Божия в немощи совершается». Благодать часто обнаруживается в немощном, и внешние достоинства в этом не играют роли. Православие в отличие от западных исповеданий, заменивших, по мысли о. Павла, этот взгляд «оценками языческими и позитивными», понимает данные ценности очень радикально. Отсюда проистекает симпатия в русском народе к пьяным, нищим, просто дурачкам, то есть всем обделенным внешними положительными атрибутами. Православный человек склонен рассматривать связь между ценностью индивида и его человеческими достоинствами как обратно пропорциональную. Следствием такого понимания будет стремление рассматривать социальную активность с точки зрения ее внутреннего содержания.

Как видим, по мнению священника Флоренского, общественная активность Православной церкви, во всех ее исторических проявлениях, определяется сущностными чертами этого организма. Церковь призвана в мир, чтобы направлять к твари божественные энергии. В этом деле церковная организация — сторона по преимуществу восприемлющая, а Бог — дающая. Конечно, активность исторической Церкви, основанная на человеческой свободе, остается неотъемлемой частью этого процесса. Западноевропейские конфессии, расширительно трактуя представления о социальной активности Церкви, считают возможным добиваться роста своего влияния, используя средства внешнего принуждения, характерные для светской власти. Православие стремится воздействовать исключительно на души, не ограничивая свободу личности, ибо только так можно добиться любви. Оно зовет лишь к углублению в собственную веру каждого и «внушает одно: духовную активность». Таково, по мнению мыслителя, служение Православной церкви обществу. Если подвести итог, то можно сказать, что священник П. А. Флоренский считал служение Богу истинным социальным служением Церкви. Этим, видимо, определяется и традиционный консерватизм православия в решении общественных вопросов. Представляется, что в настоящее время РПЦ должна сохранить баланс между приверженностью традиции и необходимостью активизировать свое присутствие в общественной жизни. Заметим, П. А. Флоренский полагал, что с современным человеком Церковь должна вести диалог и диалог этот должен ориентироваться на взаимное понимание. Видение мыслителем особенностей социального служения православия на современном этапе позволяет относить П. А. Флоренского к идеологам консервативного крыла православной церкви.



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.