Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Религии России: проблемы социального служения. Сборник материалов конференции
20.09.2011

Концепт «сакральное» в трудах Р. Отто и М. Элиаде
общее и различное

Сорокина А. В.

 

Концептосфера религиозной ментальности в культуре выражена соответствующей частью концептосферы языка, так как концептосфера религиозной ментальности входит в концептосферу культуры. Культура базируется на менталитете, а менталитет зависит от культуры. Можно сказать, что не только разница в догматах и обрядах определяет тип религиозной ментальности и состав ее концептосферы. Специфика концептосферы религиозной ментальности раскрывается через содержание и взаимодействие базовых концептов: «Сакральное» и «Святое», так как именно от того, что подразумевают под «Сакральным» и «Святым», зависит наполнение остальных концептов и приоритет одних перед другими (их взаимодействия). В этом контексте проблема концепта «Сакральное» в трудах известных исследователей религии Р. Отто и М. Элиаде как представителей разных типов религиозной ментальности предстает в свете понимания данного концепта не только представителями разных типов религиозной ментальности, но и разных культур.

В 1917 году появилась работа немецкого теолога Р. Отто «Священное. Об иррациональном в идее божественного и его соотношении с рациональным», оказавшая глубокое влияние на изучение религии. Р. Отто указывает в своей работе, что для религиозного сознания «Сакральное» есть «совершенно иное», встреча с ним является основным источником религии. Сакральное мыслится как абсолютная, вечная реальность, и наделение его качеством истинности делает Сакральное незыблемым идеалом, возвышенным и верным образцом для подражания. Вместе с тем соприкосновение с Сакральным порождает чувство страха, трепета, благоговения перед чем-то во всем нас превосходящим, могущественным и непредсказуемым, иными словами, «чувство тварности — чувство твари, которая тонет в собственном ничто и склоняется перед тем, что выше всякого творения»[1].

Р. Отто интересовал Бог, постигаемый в совершенно особом опыте противостояния человека силе, бесконечно превосходящей его мощью и находящейся за пределами «нашего» мира, т. е. опыт противостояния человека Совсем Иному. Р. Отто придавал первостепенное значение содержанию религиозного опыта, составляющего суть религии. Святое — основная черта религии и ее корень — определялось Отто как отличительное свойство божественного, совершенно Иная, трансцендентная реальность, отличная от естественного порядка. Религиозный опыт, таким образом, — это встреча человека со Священным началом, Святым, выступающим у Р. Отто в качестве данной априори категории. В данной категории, по мнению Р. Отто, отсутствуют нравственные начала, они добавляются по мере попыток человека осмыслить и выразить опыт переживания Совершенно Иного. Тем не менее Р. Отто отмечает, что указанная категория формируется в процессе синтеза рациональных и иррациональных моментов познания, при первичности иррациональных начал. Иррациональное «непостижимо», «неуловимо», «неведомо» для рассудка. Но его можно испытать чувством. Исследуя религиозный опыт, Р. Отто обнаружил «в основании души»[2] априорный источник категории Святого и религиозности вообще — особую «настроенность духа»[3], из развития которой вырастает категория Святого. Эта настроенность духа была названа «нуминозной»[4]. Р. Отто выделил важнейшие психические состояния Нуминозного[5]:

Чувство тварности, являющееся отражением нуминозного объекта, находящегося вне переживающего субъекта. Чувство тварности характеризуется возникновением чувства совершенной зависимости и девальвацией собственной личности вследствие ощущения «совершенного превосходства и неприступности»[6] нуминозного объекта.

Чувство misterium tremendum (чувство внушающей трепет тайны — Совершенно Иного). Это чувство порождает чувство тварности. Ключевым моментом переживания в данном случае является ужас, страх, испуг основанный на чувстве жуткого, из которого «произошло все дальнейшее историческое развитие»[7]. Отто считает, что «религия родилась не из естественного страха… Ибо ужас является не обычным естественным страхом, но уже первым пробуждением и ощущением таинственного, пусть еще в сырой форме жуткого, некой первой оценкой в соответствии с категорией, которая не относится к остальной обычной естественной сфере и не относится к области естественного»[8]. Это чувство подвержено своеобразной эволюции, содержит в себе свои степени, не будучи само степенью чего-то другого. Если для первобытной религии характерен демонический ужас, то на более высоких ступенях он превращается во внутренний трепет, лишенный спутанности чувств и сопровождающийся ощущением совершенной неприступности и смирения. Весьма интересен момент «энергийного», выделяемый Р. Отто в переживании Иного, вызывающий ответную реакцию в виде «религиозного рвения» и даже фанатизма. Моменты таинственного и ужасного переплетены в чувстве misterium tremendum, но таинственный, изумляющий, чудесный момент может перевешивать и оттеснять ужасающий. По Р. Отто, это свидетельствует о развитом религиозном чувстве.

Чувство fascinans (лат. fascino — зачаровывать, завораживать), возникающее в момент соприкосновения с тайной, позитивное переживание притяжения, очарования, восхищения, блаженства. Это блаженство можно только пережить, постичь его в понятиях невозможно. В своих высших формах fascinans переживается как милость, благодать, возрождение. Р. Отто отмечает, что стремление пережить это состояние приводит к аскезе и экзальтации, а также появлению различного рода медитативных практик в религиозной жизни.

Комплекс нуминозных чувств при возникновении сразу обладает статусом абсолютной, непревзойденной ценности, обладающей «высшим правом предъявлять притязание на служение себе»[9]. Нуминозная ценность — иррациональная основа и первоисток всех возможных объективных ценностей. Нуминозное чувство может возникнуть при контакте с любым явлением из области Сверхъестественного. Р. Отто не считал Нуминозное тождественным Святому, так как Нуминозное — это, прежде всего, чувство, а Святое — источник этого чувства, познаваемый через весь комплекс нуминозных чувств, характеризующийся ими и определяющий разнообразие религиозных переживаний.

Поскольку подлинная сущность Святого в понятиях неуловима, постольку нуминозное состояние духа и весь опыт встречи со Святым, т. е. религиозный опыт, передаваемы только в символах и аллегориях. Символ в свою очередь многозначен, поэтому нельзя однозначно сказать, что такое Святое, Сакральное, Священное. Вместе с тем Р. Отто считал, что «мы должны точным образом установить ближайшие идеограмматические значения моментов иррационального, чтобы закрепить в постоянных «знаках» колеблющиеся чувственные явления»[10]. Р. Отто стремился создать объективное «учение» о сущности Сакрального через понятие Нуминозного, даже если это «учение» работает не с «адекватными понятиями, а лишь с понятиями-символами»[11]. Сакральное подлежит «схематизации» в категориях и понятиях рационального, через ассоциации с «естественными» чувствами и ощущениями. Средства для выражения могут быть прямыми (иерофании и священные ситуации) и непрямыми (все средства выражения родственных нуминозному или схожих с ним чувств).

Важный вклад в анализ и детальную разработку понятия «Сакральное» был сделан известным религиоведом М. Элиаде. Мирча Элиаде, очень подробно и всесторонне исследовавший проблему сакрального, отмечает, что главным его признаком является радикальное отличие от всего профанного. «Сакральное» — есть иное по сравнению с профанным, оно «никогда не открывается человеку непосредственно целиком и во всей полноте»[12]. При контакте с Сакральным может возникнуть чувство страха или боязливая осторожность, т. к. иной объект, даже будучи священным, может представлять опасность и поэтому часто становится запретным, несущим скверну. В то же время Сакральное существует абсолютно, действует эффективно, творит и продлевает существование вещей. Поэтому «Сакральное» — «это в первую очередь действительное, подлинное, реальное»[13]. М. Элиаде раскрывает категорию Сакрального через понятие «иерофании». Иерофания — проявление, обнаружение Сакральным себя в профанном мире. «Космос во всей его полноте предстает как иерофания»[14], поэтому чувство Сакрального — это космическое чувство, чувство сопричастности Вселенной, так как «сама жизнь Космоса уже есть доказательство его святости»[15], наполненности Сакральным. М. Элиаде считает, что современный человек утратил чувство Сакрального в отличие от первобытного человека или человека традиционной культуры, являющихся homo religiosus — человеком религиозных обществ. Вместе с тем Сакральное не является абстрактной космической силой, это иная реальность, абсолют, «онтологический принцип человеческого существования»[16], выражающий себя бесконечно разнообразно и постигающийся через его восприятие человеком.

Можно сказать, что Р. Отто своеобразным способом определял содержание концепта «Сакральное» и его структуру, уделяя большое внимание его генезису и развитию, то есть исследовал процесс концептуализации «Сакрального». Концептуализация может быть иррациональной (как развитие первосмысла через ощущения — вначале «демонического ужаса», затем «страха богов» и, наконец, «страха Божия», то есть от боязни к благоговению путем отсечения ложных аналогий и ассоциаций), либо рациональной, связанной с этизацией и социализацией. Рациональное развитие привносит в идею о Сакральном идеалы должного, справедливого и доброго, тогда как само по себе оно нейтрально, так Сакральное становится Святым. Р. Отто подчеркивает тот момент, что исследуемые им нуминозные чувства «являются не чувственными восприятиями, но в первую очередь специфическими истолкованиями и оценками данностей чувственного восприятия… они наделены своеобразным чувственным содержанием, которое не проистекает из чувственно воспринимаемого мира, но к нему и над ним примысливается»[17].

М. Элиаде в свою очередь замечает, что «для обозначения того, что выходит за пределы естественного человеческого опыта, язык может использовать лишь те средства, что накопились в языке благодаря этому опыту»[18]. Тем самым, любые процессы рационализации и схематизации, делающие по Р. Отто Сакральное Святым через привнесение морально-нравственной компоненты, искажают представление о Сакральном. Религиозный человек для М. Элиаде — это человек, верящий в существование абсолютной реальности, чувствующий Сакральное не только возвышающимся над миром, но и проявляющимся, постоянно пребывающим в нем. Такой человек чувствует мир реальным и имеет множество моделей и образцов для поступков, что позволяет ему избежать растерянности, одиночества и ощущения безысходного пессимизма и бессмысленности существования. Религиозный человек формирует себя сам по божественным образцам. Все в мире для такого человека наполнено проявлениями Святости. Вселенная осознается и ощущается как Творение. Характеристика религиозного человека М. Элиаде во многом созвучна характеристике религиозного человека Р. Отто. Тем не менее, М. Элиаде называет религиозным человека традиционных, первобытных или примитивных культур, считая христианство (как и другие религии писания) утратившим живое ощущение Сакрального в силу длительной рационально-интеллектуальной работы над текстами.

Р. Отто, напротив, отказывает «естественному» человеку в полноте и ясности восприятия Сакрального, а христианство считает религией, выразившей и постигшей Сакральное в полной мере через выделение категории положительного и наполненного морально-нравственным содержанием Святого путем схематизации, рационализации и ассоциации. Комплекс нуминозных чувств при этом усовершенствовался.

Можно говорить о том, что М. Элиаде уделяет большее внимание Сакральному в его синкретической, первоначальной форме, нейтральной добру и злу, содержащей в себе потенциальную возможность того и другого, что и выражает корень *sak. М. Элиаде обращается к невербализованным компонентам концепта «Сакральное», обнаруживающим себя в фольклоре, обрядах, обычаях, отношении к жизни и смерти «в быту». Р. Отто исследует не только ядро, но и периферию концепта, опираясь на вербализованные, зафиксированные письменно компоненты.


[1] Отто Р. Священное. Об иррациональном в идее божественного и его соотношении с рациональным / Пер. с нем. яз. А. М. Руткевич. — СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2008. — С. 18.

[2] Новая философская энциклопедия: 4.т. [Институт философии РАН, национальный общественно — научный фонд] Науч. ред. А. А. Гусейнов, Г. Ю. Семигин, Р. П. Огурцов. — М.: Мысль, 2000. т. 3. — С. 482.

[3] Там же. С. 482.

[4] Следует сказать, что Р. Отто пользуется двумя терминами, которые можно считать синонимичными: Нуменальное и Нуминозное. Оба слова происходят от латинского «numen» — кивок, знак мановение, воля, величие, божественность божество души умерших. Нуменальное является прилагательным по отношению к numen, а Нуминозное — по отнонению к слову «нуминоз», введенным Р. Отто и означающим таинственную, могучую, устрашающую и восхищающую силу, исходящую от божества. В настоящей диссертации Нуминозноное и Нуменальное также употребляются в качестве синонимов.

[5] См. Oтто Р. Священное. Об иррациональном в идее сверхъестественного и его соотношении с рациональным. — СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2008.

[6] Oтто Р. Священное. Об иррациональном в идее сверхъестественного и его соотношении с рациональным. — СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2008. — С. 20.

[7] Там же. С. 25

[8] Там же. С. 26.

[9] Отто Р. Указ. соч. С. 94.

[10] Отто Р. Указ. соч. С. 105.

[11] Отто Р. Указ. соч. С. 105.

[12] Элиаде Мирча. Трактат по истории религий. / Пер. с фр. А. Н. Васильева. — Науч. изд. Т. 2. — СПб.: Алетейя, 1999. — Т. 1. — С. 78.

[13] Элиаде Мирча. Трактат по истории религий. — Т. 2. — С. 407.

[14] Элиаде М. Священное и мирское / Пер с фр., предисл. и коммент. Н. К. Гарбовского. — М.: Изд-во МГУ, 1994. — С. 18

[15] Там же. С. 104.

[16] Элиаде Мирча. Азиатская алхимия: Избр. соч. / Пер. с румын., англ. и фр. яз. Отв. ред. Н. Л. Сухачев. — М.: Янус-К, 1998. — С. 19.

[17] Там же. С. 179.

[18] Элиаде М. Священное и мирское / Пер. с фр., предисл. и коммент. Н. К. Гарбовского. — М.: Изд-во МГУ, 1994. — С. 17.



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.