Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

"Исмаил Гаспринский и рождение единства российских мусульман"
11.09.2011

Европейские путешествия Исмаила Гаспринского, Фатыха Карими и Садри Максуди

 

Д. М. Усманова
профессор Казанского (Приволжского) федерального университета,
доктор исторических наук

 

Статья посвящена трем выдающимся мусульманским деятелям рубежа XIX–XX столетий — Исмаилу Гаспринскому, Фатыху Карими и Садри Максуди и их путешествиям по Европе, получившим широкий отклик в мусульманском сообществе России. Упомянутые авторы сыграли огромную роль в мусульманском мире России начала ХХ столетия и в плане развития политической активности мусульман, и в реформаторском джадидистском движении, и в развитии тюрко-татарской литературы.

Сочинение трех авторов выполнены в довольно широко распространенной у российских татар-мусульман форме «путевых заметок» или «дневника путешественника» («саяхэтнамэ»). В XVIII–XIX столетиях «саяхэтнаме» в основном ограничивались кругом «хаджнамэ», т. е. описанием паломничества российских мусульман к святым местам Ближнего Востока. Вплоть до конца XIX века Европа чрезвычайно редко привлекала внимание российских мусульман. Только на рубеже XIX–ХХ веков появляются первые описания европейских поездок, совершенных российскими мусульманами. Путешествия указанных трех мусульманских деятелей получили значительный резонанс в обществе, они имели и важные последствия для самих путешественников, прежде всего, в плане формирования (или корректировки) их мировоззрения и жизненных ценностей. Сами авторы рассматривали свои путешествия не только и не столько как частное дело, сколько как общественно значимое мероприятие. При всей схожести этих трех путешествий, между ними наблюдаются и некоторое различие. Именно эти общие черты и их своеобразие я хотела бы осветить в данной статье.

Первым путешественником, о котором пойдет речь, является Исмаил Гасприн¬ский (1851–1914). Известно, что за свою сознательную жизнь (с 1871 по 1912 г.) он совершил не менее 8 зарубежных поездок, а также ряд поездок по регионам Российской империи (он неоднократно посещал обе столицы, а также Литву, Волго-Уральский регион, Туркестан). [1]Если речь вести о его зарубежных маршрутах, то они пролегали как по европейским городам и странам, так и странам Ближнего Востока и Азии (Египет, Османская империя, Индия).

Я хотела бы обратить внимание на его первое длительное европейское путешествие, которое было совершено в 1871–1874 гг. Это первое значительное заграничное путешествие было осуществлено им по достижении совершеннолетия. Приняв решение продолжить образование в одном из европейских университетов, И. Гаспринский в 1871 г. отправляется в европейское турне. Проехав ряд городов (Вена, Мюнхен, Штутгарт), он добирается до цели своего вояжа, сердца Франции — Парижа. В Париже он оказывается с минимальным количеством денег, но с твердым желанием узнать Европу получше. И. Гаспринский устраивается переводчиком в торговую фирму, совершенствует свои познания французского языка (полученные им еще в московской военной гимназии), посещает лекции в университете Сорбонна, одновременно знакомится не только со столичной жизнью, но и жизнью в провинциальных городах и селах Франции. Известно, что в парижский период он посылает отдельные статьи в московские периодические издания. Однако в это время молодой человек еще не занимался активно литературной деятельностью, поэтому целостного сочинения по итогам этой поездки не возникло.

Из Европы Исмаил Гаспринский в 1874 г. отправляется в Турцию (через Алжир, Тунис, Египет и Грецию), где поселяется в Стамбуле у свего дяди и предпринимает неудачную попытку поступить в военный колледж. [2]Тем не менее в Турции он провел не менее года (по некоторым сведениям — около двух), также знакомясь с жизнью Стамбула и его окрестностей. В 1876 г. возвращается в Крым, где обосновывается в родном Бахчисарае, занимаясь преподавательской и общественной деятельностью. В начале 1883 г. он наконец-то получает разрешение издавать газету, первый номер которой вышел 10 апреля 1883 г. под названием «Терджиман». Именно издание этой газеты и превратило И. Гаспринского в одного из лидеров нации. [3]

Неизвестно, вел ли Исмаил Гаспринский во время своего европейско-турецкого путешествия (растянувшегося почти на 5 лет) дневник. Но даже если и вел, то он не был опубликован. Тем не менее впечатления, полученные им в Париже, позднее легли в основу размышлений и рассуждений в брошюре под названием «Авропа медениятине бир назар мювазине» («Критический взгляд на культуру Европы», Стамбул/Симферополь, 1885). По мнению Эдварда Лаззерини, это эссе является одним из важнейших сочинений И. Гаспринского, поскольку оно было одним из наиболее ранних его сочинений, в котором автор дает обзор современной европейской цивилизации. [4]В этой брошюре автор отдал дань не только либеральным идеям, но и социалистическим взглядам и концепциям, имевшим широкое хождение в Европе того времени, продемонстрировал свое знакомство с идеями немецкого романтизма и пр.

Но гораздо более интересно другое его сочинение, известное под названием «Французские письма» (продолжение этого сочинения получило название «Африканские письма» или в оригинале, на крымско-татарском языке — «Суданские письма»), которые выходили первоначально на страницах газеты «Терджиман» в 1887–1991 гг., а затем коротко в 1908 г. (шесть «писем» с 10 июня по 14 сентября). Впоследствии они были изданы отдельным изданием и даже переведены на ряд языков. Как отдельное литературное издание они известны как «Письма Муллы Аббаса из Франции». Хотя это произведение было оформлено не в виде собственных «путевых заметок», а как т. н. письма от путешествующего по Европе среднеазиатского муллы-татарина (мулла Аббас). Хотя это сочинение имеет вполне литературный характер, тем не менее его сложно причислить к популярному в XIX веке жанру путевых заметок в чистом виде. То, что речь идет не от первого лица, а от имени некоего вымышленного туркестанского муллы, не должно было смущать и обманывать читателя. Бесспорно, «Мулла Аббас» является своего рода альтер-эго автора, [5]который вкладывает в уста своего вымышленного героя собственные мысли и идеи. Безусловно также, что в этом сочинении нашли отражения те переживания и тот опыт, который был получен И. Гаспринским в период пребывания в Париже (шире во Франции).

Путешествие второго нашего героя Фатыха Карими (1870–1937) состоялось в 1899 г., когда он в качестве секретаря и переводчика с французского языка сопровождал в поездке по России и Европе известного золотопромышленника Шакира Рамеева. [6]Примечательно, что Фатых Карими при поддержке своего отца (финансовой и моральной) учился в Стамбуле и имел намерения продолжить свое образование в Европе. [7]И хотя этим планам и мечтам не суждено было реализоваться, тем не менее поездка Фатыха Карими во Францию все же состоялась.

Маршрут данного многомесячного путешествия был вполне традиционен. Осмотрев достопримечательности обеих российских столиц, оба путешественника (Шакир Рамеев и Фатых Карими) оказались в Германии (где в том числе посетили заводы Круппа), затем отправились через Бельгию в Париж. Свое путешествие Фатых Карими описал книге, изданной в 1902 г. в Санкт-Петербурге. [8]Также сохранились его письма родным (родителям), которые он писал из Берлина и Парижа (НА РТ, фонд Фатыха Карими). Это описание его путешествия, изданное в 1902 г., было вполне традиционными «путевыми записками», полными восторженных отзывов о том, что было увидено в Европе. В исторической литературе это произведение довольно хорошо известно и часто упоминается, хотя большую популярность получило другое его произведение — «Стамбульские письма». Более ранее его произведение («Ауропа саяхятнамэсе») изучалось как литературное произведение, в плане анализа языка произведения, а не его содержания.

Наконец, третье европейское труне было совершено еще через 10 лет, в 1909 г. Садри Максуди (1878–1957) к этому времени уже отучился в Париже (Сорбонне), вернулся в Россию и занялся политической деятельностью. К моменту путешествия уже более двух лет являлся депутатом (сначало Думы 2 го, а в момент написания — депутатом Думы 3 го созыва), был одним из активнейших членов мусульманской фракции, ее бесспорным лидером.

Описываемая им европейская поездка состоялась летом 1909 г. и представляла собой официальный визит членов русской парламентской группы Межпарламентского союза в Лондон (с 8 по 23 июня 1909 г.). Целью поездки было установление межпарламентских контактов между Государственной думой и английскими парламентариями, презентация российского парламента на европейской политической сцене. Практически все участники визита являлись членами русской группы МС и входили в состав тех думских фракций, которые выступали сторонниками усиления межпарламентских контактов и более активного участия представительных палат в формировании внешнеполитического курса страны. Были и иные резоны: стратегические интересы российской дипломатии, очевидное сближение России и Англии в условиях обострения международной ситуации и формирования двух противостоящих блоков. Главными организаторами поездки с английской стороны стали глава английской парламентской группы Межпарламентского сюза лорд Уэрдел и профессор русской истории, известный журналист Б. Пэрс, а с российской — члены Государственной думы И. Н. Ефремов и А. И. Звягинцев. При обсуждении состава было решено предоставить одно место члену мусульманской фракции и выбор фракции пал на Садри Максуди. Многих членов делегации подбирали, вероятно, исходя из принципа — чтобы было «не стыдно перед Европой». Например, при определении кандидатуры С. Максуди решающую роль сыграли два обстоятельства: во первых, получивший образование в Сорбонне мусульманский депутат свободно владел французским языком (что среди мусульманских делегатов было редкостью). Во вторых, включение в состав межпарламентской делегации членов национальных групп — мусульманской фракции и Польского кола — должно было внести свою лепту в формирование благоприятного имиджа российского парламента.

Самыми важными пунктами двухнедельного пребывания русской депутации в Лондоне стало посещение Вестминстерского дворца и прием в английском парламенте, а также королевская аудиенция. Кроме того, важное значение имели прием, оказанный министром иностранных дел сэром Эдвардом Грейем, посещение резиденции архиепископа Кентерберийского и обед в доме главы Лондона. В неофициальную часть визита входило поездки в Ливерпуль и Эдинбург, посещение университетских городов Кембридж и Оксфорд. Среди развлечений было посещение праздника в английской деревне, наблюдение за игрой в конное поло и королевской регатой.

По итогам этой поездки, точнее первой ее официальной части, т. е. визита в Англию, С. Максуди описал в сочинении «Англиягэ сэяхэт» (Казань, 1914). В вводной части автор пояснил мотивы издания своих путевых записок в виде отдельной книги: «Я поехал в Англию не как рядовой человек, а как делегат от мусульман, как представитель мусульманского населения России. Поэтому главная цель моей поездки была не в том, чтобы пропутешествовать по разным странам, пусть и богатым, культурным, не в том, чтобы познакомиться с разными людьми и их культурой; цель моей поездки заключалась в том, чтобы познакомить их /англичан/ с российскими мусульманами, рассказать им о нас, попытаться поднять нас в их глазах, а если не удастся возвысить, то по крайней мере не ударить лицом в грязь, не подвести свой народ в глазах культурных народов Европы».

Садри Максуди позиционировал себя, прежде всего, как представитель мусульманского сообщества («мусульманской нации») России, перед которым он обязан дать отчет. Поэтому данное издание должно рассматриваться, по мнению автора, как отчет мусульманского депутата перед своими избирателями, перед своими соотечественниками (тюрко-татарами) и единоверцами (мусульманами) в том, какие во время поездки происходили встречи и какие произносились речи. Но главным и наиболее важным для С. Максуди было показать то, как он воспринимался англичанами именно в качестве представителя российских мусульман. Наконец, автор выразил надежду, что его отчеты, как заметки мусульманина, впервые оказавшегося в составе столь представительной делегации, будут полезны будущим поколениям российских мусульман.

Автору было важно показать, что это была не простая «прогулка» группы депутатов (да еще за государственный счет), а событие исторического характера. Более того, С. Максуди заботится о легитимности своего участия в данном проекте (парламентском визите) в глазах российских мусульман. Он особо подчеркивает, что сама идея участия в этой депутации («эта поездка будет очень важна для мусульманской нации») и его персональная кандидатура были обсуждены на заседании мусульманской фракции Государственной думы, вызвали одобрение всех ее членов, а также одобрение находившихся в то время в столице «национальных лидеров» — Али-Мардан-бека Топчибашева и Исмаила Гаспринского.

Вторая задача — обосновать значение данного визита, желание снять все возможные обвинения в праздности депутатов, показать, что это была не простая «прогулка» группы депутатов (да еще за государственный счет), а событие исторического характера. Третья задача, которую ставит Садри Максуди перед собой (возможно, и неосознанно) — воспитание национального духа, культивирование национального «мусульманского» самосознания. Поэтому в его повествовании так много места уделяется описанию ирландцев (в их отношении особые симпатии автора) и шотландцев, их национальной борьбы, много рассуждений об английской империи и ее колониях, о цене могущества и процветания империи. Говоря о внешнем мире (в качестве примера выступает ведущая европейская страна — Англия), автор предлагает повнимательнее посмотреть на самих себя: мусульманский мир России в целом и татар как часть этого мира. Нельзя забывать, что это произведение было издано в условиях сохранения довольно строгой цензуры, что накладывало определенные обязательства на автора, принуждало его использовать эзопов язык, местами недоговаривать и что-то умалчивать. Но очевидно, что своими рассуждениями и примерами автор подводит читателя к определенным выводам.

Весьма важным для автора представляется необходимость изучения российскими мусульманами (татарами, в частности) европейских языков (помимо русского, естественно). На всем протяжении своего повествования он неоднократно обращается к этой теме. Говоря об английской политической элите, С. Максуди выражает свое восхищение, насколько хорошо и свободно они говорят по-французски. Один из моментов, характерный для записок С. Максуди — его обостренное внимание к вопросам культуры. Значительную часть сочинения занимают страницы, где описаны культурные события: здесь и главы, посвященные посещению Кембриджа и Оксфорда, характеристике Ч. Диккенса, В. Скотта, Дж. Байрона, Ч. Дарвина, Ж.-Ж. Руссо и других выдающихся писателей и деятелей науки. Как россиянин, автор явно испытывает гордость за русского профессора (А. Виноградов), который учит англичан их собственной истории, да еще и в крупнейшем английском университете (в Кембридже). При случае автор не прочь щегольнуть своей начитанностью, попутно заметить, что в чемодане его сопровождает французская книга и пр. Но в целом, по мнению С. Максуди, западная культура является важнейшим элементом европейской цивилизации и в этом плане служит образцом для российских мусульман.

Другая проблема, беспокоившая автора записок — национальное самосознание. Эта тема также проходит красной нитью через все его повествование. Не случайно, что С. Максуди очень подробно пишет об ирландцах и их национально-освободительной борьбе, пересказывает биографии двух ведущих лидеров ирландского национального движения — Дениэля О‘Коннела (1775–1847) и Чарльза Парнелла (1846–1891), рассказывает о том, как ирландские представители оказались в английском парламенте, чего они добились и за что они продолжают бороться. В качестве общего умозаключения С. Максуди говорит: «Какую историю не возьми, на какую страну и в какое бы то ни было время не посмотри, в глаза бросается одно общее правило: свободы и прав добиваются, они не даются просто так». [9]За свою свободу и за свои права нужно бороться — такой общий вывод автора. Несмотря на цензуру, он самим историческим материалом, а не столько конкретными словами, подводит читателя к данному выводу.

Важно, что автор четко представляет себе, кто является его потенциальным читателем. Он ориентируется на своего читателя, порой подстраивается под его вкусы, уровень знаний, понятийный аппарат (для характеристики ряда сугубо европейских явлений автор использует мусульманские термины и понятия) и пр. Автор учитывает то обстоятельство, что сумма знаний о Европе и европейцах не только в обычной рядовой, но даже и в более образованной, мусульманской среде была довольная скудна и незначительна. С. Максуди ставит перед собой просветительские задачи. Поэтому в его повествовании так много исторических экскурсов, описаний страны и ее городов, людей и исторических персонажей, наблюдений из жизни знатных и простых англичан. То, что сейчас нам кажется очевидным, тривиальным и даже довольно банальным, не было таковым сто лет назад.

Вместо заключения

Подходя к заключению, следует сказать, что в указанных сочинениях Исмаила Гаспринского, Фатыха Карими и Садри Максуди довольно много параллелей, хотя по жанру это совершенно различные литературные произведения. Сочинение Исмаила Гаспринского было написано по прошествии значительного времени (не менее десяти лет спустя после совершенного путешествия), представляет собой диалоги между вымышленными героями, разговор от имени вымышленного автора. Сочинение Фатыха Карими — типичнейшие путевые записки с описанием поездки по дням, с описанием непосредственных впечатлений, полученных от увиденного. Наконец, сочинение Садри Максуди — хотя по форме и путевые заметки, но уже в значительной мере подвергшиеся обработке как литературной, так и смысловой (политической), по сути, это отчет избирателям.

В сочинениях трех авторов мы видим много общих моментов. Например, во всех трех сочинениях, вне зависимости от избранного жанра, много рассуждений о женщинах, как европейских и мусульманках, что свидетельствует об необычайно актуальности данной проблемы для российских мусульман рубежа XIX–XX столетий. Проводя свои сравнения, авторы рисуют образ идеальной мусульманки — просвещенной, но в то же время и сохраняющей свое национальное лицо. Во всех произведениях много рассуждений на тему взаимоотношений империи и ее колоний (на примере взаимоотношений Англии и Индии, России и Туркестана и пр.). Важное место в указанных трех произведениях отведено описанию культурных и технических достижений европейских стран; присутствует вольное или невольное восхищение уровнем европейской культуры. Наконец, немаловажное место занимают рассуждения о значимости владения европейским зыком и пр. Во всех трех произведениях сильно просветительское составляющее.

Путешествия И. Гаспринского, Ф. Карими и С. Максуди, облеченные в ту или иную форму литературного произведения, имели чрезвычайно важное значение в деле «открытия» российскими мусульманами Европы, а также, что вероятно наиболее важно — сыграли важную роль в процессе самопознания российских мусульман.


[1]Ismail Gasprali. French and African Letters. Annotated Translation and Introduction by Azade-Ayse Rorlich. — Istanbul, 2008. — С.

[2]Он не смог поступить в военный колледж из-за протеста российского посла.

[3] Ганкевич В. На службе правде и просвещению. Краткий биографический очерк Исмаила Гаспринского (1851–1914). — Симферополь, 2000. — 328 с.; Гаспринский Исмэгыйль: тарихи-документаль жыентык. — Казань, 2006. — 544 б.

[4] Lazzerini Edward James. Ismail bey Gasprinskii and Muslim Modernism in Russia, 1878–1914. Diss. Univ. of Washington, 1973. P. 8.

[5]Ismail Gasprali. French and African Letters. Annotated Translation and Introduction by Azade-Ayse Rorlich. — Istanbul, 2008. — С. 22.

[6] Фатих Карими. Научно-биографический сборник. — Казань, 2000. — 320 с.

[7] В одном из писем Гильман ахун писал сыну: «Если успешно закончишь обучение в одном из высших учебных заведений Стамбула и выдержишь экзамены, то вероятно захочешь продолжить образование в одной из европейских стран на свое усмотрение. Подумай и напиши нам. Думаю, что если ты заинтересуешься техническими специальностями, то следует выбрать Германию, а если заинтересует литература, искусство, библиотеки — то следует ехать в Париж. Будет очень полезно, если ты хорошо изучишь европейские языки. Все твои расходы (на обучение я) возьму на себя». Цит. по: Фатих Карими. Научно-биографический сборник. — Казань, 2000. — С. 79.

[8] Карими Ф. Ауропа саяхятнамэсе. — Санкт-Петербург, 1902. — 190 с.

[9]Максуди С. Англиягэ саяхэт (1909‑нче елда). — Казань, 1914. — С. 57.



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.