Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Ислам в Содружестве Независимых Государств № 2(3)' 2011
22.08.2011

Валерий Басыров:

«Мне советовали не признаваться, что я татарин»

Журнал «Дуслык» уже сообщал, что писатель Валерий Басыров перевел смыслы Корана на украинский язык. Это первое полное печатное издание смыслов Священного Корана. На страницах журнала мы хотим рассказать читателям, кто он, Валерий Басыров, откуда его корни и почему он решил заняться переводом смыслов Священного Корана.

Валерий Басыров — книгоиздатель. Он учредитель и директор частного издательства «ДОЛЯ», в котором выходит литература на многих языках мира. Кстати, «ДОЛЯ» была создана в 1988 году и является старейшим издательством на постсоветском пространстве. В «ДОЛЕ» увидели свет более 1500 наименований книг, общий тираж которых составляет около 2 миллионов экземпляров.

Он свободно разговаривает на украинском языке, хотя по национальности — татарин. Родился на Урале (Ивдельский район, пос. Сама) в 1947 году.

— Валерий… Кто вам дал это имя?

— Мама рассказывала, что имя дал отец. «Принес свидетельство о рождении и сказал: — сына зовут Валерий». Почему он выбрал славянское имя, для меня так и осталось загадкой. Предполагаю, что он знал о репрессиях в отношении татар (в 1944 году из Крыма был депортирован крымско-татарский народ), и таким образом пытался защитить меня от возможных неприятностей в будущем…

— Вы родились на Урале. А как оказались в Украине?

— Так получилось, что семья распалась и мама вернулась со мной к своим родным, которые в то время жили на Украине. Здесь я впервые и услышал украинскую речь, здесь и ходил в школу…

— А потом?

— Потом работал разнорабочим на стройках, судовым разметчиком, такелажником на Херсонском судостроительном заводе, служил в армии, учился в Литературном институте им. М. Горького, редактировал газеты и журналы, издавал книги…

— У издательства интересное название: «ДОЛЯ». Доля — это судьба. Наверное, это и ваша судьба… Она к вам была благосклонной?

— Я не из тех, кто приветствует комфортные условия. Если бы мне их создавали, я бы много в жизни не достигнул. У меня как у Багрицкого: «Я с детства не любил овал, я с детства угол рисовал». Помню, в школе, когда писали сочинения, отличники держали хрестоматии на коленях и переписывали тексты. Я же писал сам и получал за это «3». Наверняка, если бы я тогда начал списывать, никогда не стал бы писателем и постепенно терял бы себя… Когда оканчивал школу, классный руководитель посоветовала мне сменить отчество Магафурович на Михайлович и никому не признаваться, что я татарин. Не послушал. Возмутился и тогда, когда я, вернувшись из армии, услышал в паспортном столе: «Пропишем, если в графе национальность укажешь: русский или украинец». Не сдался. Так появился в одном из райцентров на Хмельнитчине еще один татарин. Ослушался «мудрых советов» со стороны чиновников из Киева и Москвы, когда добивался разрешения на открытие частного издательства. Выпускал книги под грифом «Самиздат» до тех пор, пока моя настойчивость не пробила в 1988 году бюрократические препоны. Так появилась моя «ДОЛЯ».

Важно не пройти мимо самого главного, не растерять себя. Преодолев противоречия в душе, которые могут увести по ложному пути, можно многое сделать. Одни ломаются в столь неравной схватке. Другие побеждают. В этом-то и заключается искусство жить… Учусь у своих героев. Порой не знаю, как поступят они в следующий миг, когда строчка, страница, глава уже есть. Отдаю им часть своих умозаключений, а они примеряют их на себя, проверяют, в чем и где был не прав.

«Судьба посвятила меня в сан Пишущего еще в раннем детстве, — когда-то я написал в одном из своих стихотворных сборников вместо предисловия. — И оберегает до сих пор. Я счастлив, что через лабиринты многих сомнений смог добраться до порога Обновления». И это — правда.

— Наверное, в жизни вы всё планировали…

— Наоборот: никогда не ставил перед собой цели достичь каких-то невообразимых высот. Еще ребенком рифмовал слова. Подборку стихотворений отправил на творческий конкурс в Литературный институт. Получил вызов, сдал экзамены, стал учиться. Уже студентом решил издать свой сборник. Но тогда это было не так-то просто. «Вы член Союза писателей?» — спросили меня в издательстве, куда я пришел. — «Нет». — «Ничем не можем помочь». Вот тогда у меня и возникло желание создать свое издательское дело. «ДОЛЯ» — это часть меня самого, моя судьба. К ней я долго шел. Работал, стремился реализовать себя.

— Издание книг — прибыльное дело?

— Может быть очень прибыльным делом. Я мог бы пойти по такому пути: выпускать рыночную литературу, быть преуспевающим бизнесменом. Но принципиально выбрал другое. «ДОЛЯ» — многопрофильное издательство, где, кроме художественной и специальной литературы ежегодно в свет выходит более 100 наименований учебников и учебных пособий. Многие книги уникальны. Ранее их никто не издавал. Достаточно назвать, к примеру, фундаментальный труд «Крымско-татарская литература», куда вошли произведения VIII–XX веков, хранившиеся в библиотеках Турции, Румынии, Германии, Франции, Англии, Польши, США. Или сборник «Далекий и близкий Шевченко» на украинском и крымско-татарском языках, появление которого стало настоящим событием в жизни Крыма и Украины…

У меня большой долг перед татарским народом. Я оплачиваю его всей своей сознательной жизнью. Я сын этого народа и хочу, чтобы книги, вышедшие в Крыму, стали мостом дружбы и взаимопонимания между людьми. Надо научиться слышать и понимать друг друга, жить в мире и согласии. И как издатель способствую взаимопроникновению культур, единению душ.

Не так давно мне довелось проводить мастер-класс для литераторов в Балаклаве. Задали вопрос: как писать о любви — к родной земле, своему дому, близкому человеку? Я задумался. Это емкое понятие, и писать, наверное, следует, избегая лишних слов.

Тогда я прочитал 8 строк, написанных мной:

Вернулся я не вдруг издалека —

истосковался по земному раю.

Молчание здесь каждого цветка

легко, как человека, понимаю.

Вернулся навсегда издалека,

и так добра ко мне земля родная,

что долго воду пью из родника,

горячими губами припадая.

Можно сотни раз повторить: люблю, любовь, любить… И никто не поверит. Важно другое. Раскрыть то прекрасное и великое, что недоступно наблюдению и уму. «Дыхание ранней росы» — так называется сборник, куда вошли притчи, написанные мною у постели больной мамы. Мысли о жизни и смерти, вечном и проходящем и, конечно же, о любви тогда лились сами собой, будто кто-то водил моей рукой. Я не мог остановиться, поставить точку. Боялся, что мама умрет. Поставил… И она умерла. Серое утро показалось мне черным вечером.

— Ваша мама — полька, а отец — татарин. Интересно, кем вы себя чувствуете, ведь не только языки отличаются, но и вероисповедание?

— Меня крестили, когда я был ребенком. Но когда 18 мая, в день памяти жертв депортации, в Симферополе тысячи крымских татар начали молиться, став на колени, я тоже опустился на колени. Моя жена полька по национальности. А две дочери, когда получали паспорта, в графе национальность (теперь этой графы нет. — В. Б.) написали — татарки. Какой бы веры ни придерживался человек, он должен служить Всевышнему и сеять добро. Это то предназначение человека, для которого он и пришел в этот мир. Кем я себя чувствую? Верующим человеком…

— Когда вы осознали существование Бога?

— В моей жизни было много трудных и сложных моментов, но всегда все проблемы разрешались. И разрешались они не сами собой: я понял, что это будет происходить до тех пор, пока я не выполню свою миссию, с которой пришел на эту землю. Теперь я знаю: у постели мамы моей рукой водил Всевышний… И благодаря Ему я записал мысли, которые составили книгу…

— Вы можете подробнее рассказать о своих корнях?

— В предисловии к Корану я об этом писал. Не обессудьте — повторюсь. Мама имела польские корни, отец — тюркские. У отца это был второй брак. Когда мне исполнился год, так мне рассказывала мама, отец поехал к своим родителям и больше не вернулся. Когда я повзрослел, начал интересоваться своими корнями. Хотел узнать о судьбе отца, который почему-то не вернулся из поездки. Поиски вел через Интернет. Шло время. Однажды я получил письмо из Нефтекамска (Республика Башкортостан), от редактора местной газеты «Красное знамя». Редактор сообщила мне адрес, по которому могла проживать моя сестра. Я написал письмо человеку, которая могла оказаться моей сестрой. С нетерпением ожидал ответ. Письмо пришло, но из Оренбуржья. Вот что мне написала Захиде Мерсаметдинова: «Здравствуй, мой незнакомый брат! Редакция газеты “Красное знамя” дала адрес, по которому проживает моя дочь. Она и переслала мне твое письмо. Наш отец, Магафур Сабирович Басыров, умер в 1997 году. Он тяжело болел. За год до смерти потерял зрение. Тебе, наверное, хочется больше узнать об отце. В 1948 году (после отъезда к своим родителям. — В. Б.) он нашел нас в Киргизии. Туда мама выехала, когда узнала, что отец хочет привезти новую семью к своим родителям. Однако его отец не дал разрешение на новый брак и отправил его к нам в город Кзыл-Кия, где мы жили. Отец долго не мог найти работу. Потом устроился в геологоразведывательную партию и до 1954 года возил всю семью по горам Тянь-Шаня. Я поехала на молодежную стройку в Нефтекамск и потом родители поселились у меня. Отец до пенсии работал на стройке». Из следующего письма я узнал, что мой дед, Сабир Басыров, жил долго. Умер, когда ему было 93 года. До революции 1917 года получил образование и был имамом в мечети, учителем в медресе. Он не мог допустить, чтобы его старший сын взял в жены женщину другой веры.

Теперь мне понятно, почему отец не вернулся ко мне. Определяющим стало решение деда: с одной стороны, жена-мусульманка и четверо детей, а с другой — жена-христианка и один ребенок…

— Интересная история. А что послужило толчком для переводов смыслов Корана на украинский язык?

— Возможно, я не случайно начал изучать Коран. Странно так распорядилась судьба: семья по линии отца — мусульмане, а по материнской — христиане. Оказывается, что восходящей точкой двух религиозных линий в семье стал я. Потом произошла смертельная болезнь мамы и запись притч возле ее постели. Думаю, что эти события, спрессованные в одном временном отрезке, и послужили тем толчок, который усадил меня за письменный стол, чтобы начать работу над переводами смыслов Корана…

— Были ли трудности в работе? Если да, то какие?

— В 1990 году я купил Коран, смыслы которого на русский язык перевел И. Крачковский. Если честно, через час я отложил Книгу в сторону. Я не мог прояснить для себя те глубокие мысли, которые были изложены, казалось бы, на доступном языке. Например, возьмем суру 26 «Поэты». 170­-й и 171­-й аяты. У И. Крачковского:

170. И спасли Мы его и его семью — всех,

171. кроме старухи среди отставших.

Кто эта старуха? Почему ее не спасли? Кто такие «отставшие»? Почему «отставших» не спасали? К кому я мог обратиться за разъяснениями? В Хмельницкой области, где я тогда жил, были церкви, костелы, синагоги… А вот мечетей не было. Я понял, что нужно приобрести Тафсир. Приобрел. Выяснил, что, оказывается, старуха — жена Лута и она была обречена потому, что поддерживала грешных людей, занимающихся прелюбодеянием. Эти грешные люди и были «отставшими»…

Понял, что если оставлять дословный перевод смыслов Корана, желающий ознакомиться с этой Священной Книгой столкнется с такими же трудностями, как в свое время столкнулся я. Поэтому я изложил 171­-й аят так:

171. окрім старої його дружини, яка залишилася позаду (підтримувала грішних розпусників).

В качестве примера я привел два аята, а их в Коране, как вы знаете, 6660. И смысл каждого аята мне надо было понять сначала самому, чтобы потом изложить в доступной форме на украинском языке. Это была очень долгая и кропотливая работа. Ограничил себя в сне, еде…

— Может, есть аяты, которые для вас как кредо жизни?

— Меня поразил аят 9 (сура «Аль-Бакара»):

 Вони намагаються ошукати Аллаха і віруючих, але обманюють лише самих себе і не усвідомлюють цього.

Исходя из этого, выкристаллизовалось кредо моей жизни: «Себя и Бога не обманешь!»

И еще: я не курю и не употребляю спиртные напитки в течение последних десяти лет. Считаю, что сигаретный дым — дыхание сатаны; водка, вино, пиво — вода сатаны. И еще, сквернословие — речь сатаны. Я не затем пришел в этот мир, чтобы быть слугой сатаны…

— Существует мнение, что ислам и христианство очень схожие религии. А вы как думаете?

— Схожесть между исламом и христианством в большинстве своем отражается в личностях, событиях, теологических концепциях… Не будем сейчас говорить о том, что христианство — языческая религия, поскольку в ней налицо все признаки язычества, такие как многобожие и вера в духа. Это подтверждено общеизвестной религиозной фразой: «Во имя Отца, и Сына, и Святого духа». Обратимся, например, к некоторым общеизвестным заповедям, которые получил Моисей на горе Синай, и сразу столкнемся с противоречиями:

1. «Я Господь, Бог твой… Да не будет у тебя других богов пред лицем Моим» (Исход 20:2–3)», — в то же время по всему миру христианство насаждает другого бога по имени Иисус Христос.

2. «Не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху, и что на земле внизу, и что в воде ниже земли. Не поклоняйся им и не служи им» (Исход 20:4–6), — в то же время кругом выставляются иконописные изображения Иисуса Христа, возведенного в ранг божества.

3. «Не произноси имени Господа, Бога твоего, напрасно; ибо Господь не оставит без наказания того, кто произносит имя Его напрасно» (Исход 20:7), — в то же время многократно мы слышим избитые фразы: «Слава Богу!», «О, Господи!»…

4. «Помни день субботний, чтобы святить его. Шесть дней работай, и делай всякие дела твои; а день седьмый — суббота Господу Богу твоему: не делай в оный никакого дела ни ты, ни сын твой, ни дочь твоя… Ибо в шесть дней создал Господь небо и землю, море и все, что в них; а в день седьмый почил. Посему благословил Господь день субботний и освятил его» (Исход 20:8–11), — в то же время основные церковно-песенные хвалы в церквях проводятся по седьмым дням, т. е. по воскресеньям.

5. «Почитай отца твоего и мать твою, чтобы продлились дни твои на земле, которую Господь, Бог твой, дает тебе» (Исход 20:12), — в то же время Иисус Христос так наставлял своих учеников: «Не думайте, что Я пришел принести мир на землю; не мир пришел Я принести, но меч, ибо Я пришел разделить человека с отцом его, и дочь с матерью ее… » (Ев. Матвея 10 (34–35));

6. «Не убивай» (Исход 20:13) — в то же время наблюдается подстрекательство нерешительных на убийство: «… да не пощадит [его] глаз твой: душу за душу, глаз за глаз, зуб за зуб, руку за руку, ногу за ногу [какой кто сделал вред ближнему своему, тем должно отплатить ему.]» (Второзаконие 19:21).

7. «Не прелюбодействуй» (Исход 20:14) — в то же время нам сообщают о сношении с замужней женщиной Марией, которая приносит своему законному мужу внебрачного ребенка.

8. «Не кради» (Исход 20:15) — в то же время были, мягко говоря, заимствованы главные религиозные концепции, священные таинства и праздники из древнеславянской веры.

Из книги имама Аз-Захаби (Аль Кабаир) мы знаем о 70 больших грехах. Некоторые из них перекликаются с христианскими заповедями:

1. У Аллаха нет и не может быть сотоварища.

2. Ослушание родителей.

3. Убить невинную душу.

4. Прелюбодеяние.

5. Воровство.

Можно много найти моментов схожести. Кстати, это и назначение поста. У христиан и у мусульман примерно одинаковое: испытание воли ради торжества духа над желаниями плоти, концентрация внимания на своем внутреннем мире с целью выявления и уничтожения греховных склонностей и раскаяния в совершенных грехах, борьба со своей гордыней («нафсом») ради смирения с волей Творца.

Но и тут есть отличие. У христиан есть такое качество в понимании поста, которого нет у мусульман: мистериальность, тайнодейственность, т. е. человек стремится подражать Иисусу Христу (мир ему) с целью мистического соединения с ним (соединение в «одно тело церкви»), поэтому усердие в самоограничениях стало неограниченным. Поэтому причинение прямого вреда здоровью, которое несет изнуряющий пост, стало оправдываться высокими целями подражания «небесному» и святым прошлого. В этом отличие поста в православии от ислама…

— По вашему мнению, может ли ислам стать «современной» религией?

— А почему «может»? Ислам действительно современная религия… И будущее за исламом.

— Вы известный писатель и фотохудожник, решивший заняться переводами Священной Книги мусульман. Можете ли вы сказать, что перевод смыслов Корана на украинский язык стал делом всей вашей жизни?

— Я думаю, что это было определено Всевышним. И я благодарен Ему за благоволение ко мне. Перевод смыслов Корана на украинский язык — главное мое достижение и как писателя, и как человека.

— А что дальше? Чем вы занимаетесь сейчас?

— Продолжаю заниматься изданием книг. Считаю, что за книгу надо бороться. Общество безоглядно идет вперед, совершенствуется, технически развивается. И все-таки нет и не будет достойной замены книге, способной дать человеку как раз столько, сколько нужно, — целую Вселенную. Время требует иного подхода. Необходимо подпитывать интерес к чтению, преграждать путь низкокачественной продукции, имеющей неприглядный вид, оставляющей желать лучшего в полиграфическом плане. В издательство приходят талантливые авторы, которые хотят реализовать свои проекты: на профессиональном уровне и большим тиражом выпускать необходимую сегодня литературу. Непросто осуществлять подобные планы без помощи государства. Но пока приходится надеяться только на себя.

Хочется верить, что как литератор я состоялся. В тридцати книгах — стихи, рассказы, повести, за которые мне не стыдно. Они вошли в избранные произведения в четырех томах («Ропот одиночества», «Тень тишины», «Дыхание ранней росы», «Сентябрьский блюз»). Произведения для переводов выбираю сам. Не могу работать по заказу и не хочу. Когда переводил новогреческого поэта Янниса Рицоса, не только каждым нервом ощущал словесную ткань автора, но и мыслил, как его герои. То же было и с сочинениями Шакира Селима, Юнуса Кандыма, Идриса Асанина, Ахмеда Адиля.

На моем письменном столе три недописанные книги (какие, пока умолчу). Нужно время, чтобы закончить. А затем планирую приступить к написанию давно задуманного философского романа с условным названием «Неоконченная глава». Материалы к нему собирал более десяти лет.

— О чем роман, если не секрет?

— О жизни. Три поводыря ведут нас по ней: отчаяние, любопытство и предназначение. Каждому надо отдать должное и выбрать то, на что можно опереться. Очень часто мы сами ставим блоки на своем пути: сомнения, колебания, отсутствие веры в собственные силы, страх взять ответственность за те изменения, которые могут произойти. Ведь получая одно, как правило, жертвуешь другим. И к этому надо быть готовым. А еще к тому, что на пути к цели любые препятствия следует воспринимать не как промахи и поражения, а как сигнал неправильно сделанного шага.

— Фотографией продолжаетесь заниматься. Немного расскажите об этом вашем увлечении.

— Уже не помню точно, в каком году я стал обладателем первого фотоаппарата. Я тогда учился в школе, и мама с бабушкой мне преподнесли подарок — «Смену­-8». Естественно, после многократных просьб: мне очень хотелось научиться снимать… актеров во время просмотра фильмов.

…И вот я в кинотеатре. В шестидесятых годах прошлого столетия зрительный зал кинотеатра им. Т. Г. Шевченко райцентра Славута, где я тогда жил, никогда не пустовал. Зачастую перед началом сеанса зрителям предлагалось послушать обзорную лекцию на международную тему, с которой выступали члены общества «Знание»: партийные работники, учителя. А поскольку телевизоров в городке было мало, все тянулись в кинотеатр. Чтобы занять место в первых рядах, мне приходилось покупать билеты заблаговременно. Было неудобно глазеть на экран, находящийся прямо перед тобой. Но зато впереди сидящие мне не мешали.

Так я отснял несколько фильмов. Среди них были «Три мушкетера», «Капитан», «Мичман Панин», «Великолепная семерка»… Первые пробы были неудачные. Приходилось по нескольку раз следить за происходящим на экране через глазок видоискателя.

Но зато потом я наслаждался продолжением фильма, который создавал уже сам в комнате с занавешенными окнами. В проявителе, который, кстати, я готовил из химикатов, приобретенных в аптеке, один за другим появлялись персонажи, перенесенные мной из фильмов.

Удивительно, но эти персонажи начинали жить новой жизнью.

«Смена­-8» была замечательной камерой. До сих пор у меня сохранилось несколько десятков слайдов, снятых «Сменой­-8».

Прошли десятилетия, но я с благодарностью вспоминаю свои ученические годы, связанные с увлечением фото.

Снова фотозуд у меня проснулся в 2006 году — мне захотелось поснимать цифровой камерой. Сначала я приобрел Olympus C7070WZ, затем Canon PowerShot S5 IS, Canon PowerShot SX200 IS, Canon 450D и, наконец, Canon 50D.

Фотография «Ай-Петри. Пора домой», которая стала победителем в конкурсе от сайта Фотографер, была снята в Крыму в 2006 г. Небольшая группа ценителей поэзии собралась в тот день на плато на презентацию книги ялтинского поэта Владимира Орла «Второе дыхание». Я как издатель книги тоже был приглашен на ее презентацию и поэтический вечер в горах.

Время в горах проходит быстро. За чтением стихов мы и не заметили, как сумерки незаметно подобрались очень быстро к нашей компании. Я вспомнил о камере, когда водитель легковушки просигналил нам, напоминая, что в горах мы лишь гости… Сделал несколько кадров. Не думал тогда, что этот снимок станет победителем конкурса.

Из нескольких тысяч фотографий, сделанных за четыре последних года, в 2010 году отобрал 30 работ, которые экспонировались на трех персональных фотовыставках в Крыму. Сейчас готовлю к изданию фотоальбом со своими работами.

Альбом «Мир, который мы не замечаем» будет первым моим опытом осмысленной систематизации работ, выставленных на различных фотосайтах.



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.