Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Ислам в Содружестве Независимых Государств №2(3)' 2011
22.08.2011

Молодым надо сравнить сегодняшние условия с тем, что было в прошлом, — Амирсаидхон Усманходжаев,
автор книг об исламе в Узбекистане

Представляем вашему вниманию интервью с автором новой книги об исламе в Узбекистане «Динимиз фидойилары» («Подвижники ислама») Амирсаидхоном Усманходжаевым, который рассказывает порталу «Ислам в СНГ» о себе и своих предках, а также о положении ислама и мусульман в Узбекистане.

— Расскажите немного о себе, чем вы занимались, чем вы сейчас занимаетесь? Какой путь вы прошли и как ислам и ваши родственники, муфтии Бабахановы, повлияли на вас?

— Бисмиллахир-рахманир-рахим. Я являюсь внуком первого муфтия Средней Азии и Казахстана Эшона Бабахана ибн Абдуль-Маджидхана. Когда я родился в 1944 году, мой дед уже был избран председателем новообразованного Духовного управления Средней Азии и Казахстана. Мой дед был его председателем, создателем и организатором, а также первым муфтием пяти союзных республик. Все мое детство было связано с моими родственниками, кроме того, я родился в семье ученого, человека, который всю свою жизнь посвятил науке и образованию.

В советское время отношение к религии было отрицательным, так как лозунг «Религия — опиум для народа» был провозглашен советской властью и она была подхвачена атеистами. Вся воспитательная система, начиная с детского сада и кончая образовательными учебными заведениями, была выстроена на этом лозунге. Поэтому ко всем, кто имел отношение к представителям «духовенства» или «священнослужителей», относились как минимум с подозрением, а то и с жестокостью. В моем детстве также присутствовало некоторое ущемление. Так, у тебя, мол, дед — религиозный деятель. Но, несмотря на это, я получил светское воспитание у своего отца, который впоследствии стал доктором технических наук.

Он был учеником всемирно известного ученого и академика И. И. Артоболевского — основоположника теории механизма и машин. Он занимался научной деятельностью, писал книги по теории механизма и машин на узбекском языке, основал школу теории механизма и машин в республике. Его отношение к научной деятельности было передано и мне. Кстати, так как мой отец являлся зятем муфтия, то к нему отношение также было осторожное и воздержанное.

Сам я по образованию — экономист, работал в системе государственной торговли, руководил профсоюзом работников государственной торговли и потребительской кооперации Узбекистана. Моя карьера начиналась со старшего продавца, а закончилась заместителем министра торговли Республики Узбекистан. Кроме этого, я работал в общественных организациях, занимался вопросами охраны памятников.

Сам я никогда ни по образованию, ни в жизни не был религиозным деятелем. Несмотря на это, наша семейная аура сильно повлияла на меня. Потому что после смерти моего деда Духовное управление мусульман Средней Азии и Казахстана стал возглавлять мой дядя — муфтий Зиединхан Бабаханов, который почти 40 лет проработал в этой организации со дня ее основания в 1943 году в различных должностях. Он начинал ответственным секретарем духовного управления, потом стал шариатским судьей (кади) Узбекистана. В 1948 году он был избран заместителем председателя Духовного управления, продолжая оставаться кадием. В 1982 году в возрасте 74 лет моя дядя по состоянию здоровья ушел в отставку.

Вместо него на пост муфтия был избран мой двоюродный брат Шамсиддинхан Бабаханов, который всегда был религиозным деятелем. Он в свое время окончил университет «Аль-Азхар». С 1966 года он работал в отделе международных связей Совета по делам религий. В 1973 году он защитил кандидатскую диссертацию в ИВ РАН СССР по теме «Категория арабских чисел». В 1974 же он был назначен проректором Ташкентского исламского института, единственного в то время в Советском Союзе исламского религиозного учебного заведения, а уже в 1975 году он стал ректором этого учебного заведения. В октябре 1982 года его избрали председателем ДУМ Средней Азии и Казахстана и муфтием пяти республик. В 1985 году он был избран членом Иорданской королевской исламской академии. Он был известен в исламском мире и как ученый, и как религиозный и общественный деятель. Он был членом президиума Советского комитета защиты мира, Советского комитета солидарности народов стран Азии и Африки и других международных исламских организаций. Кроме того, он был главным редактором журнала «Мусульмане Советского Востока», который выходил в советское время.

Три поколения муфтиев Бабахановых на протяжении 47 лет смогли создать свою школу подготовки кадров, и эту школу окончили более 400 человек, большинство которых сейчас возглавляют духовные управления и религиозные организации стран СНГ.

Многие из них с большой благодарностью вспоминают о своих учителях.

— В этом году у вас вышла новая книга о религиозной жизни в Узбекистане. Расскажите о том, как вы написали свою книгу. Она является уже не первой вашей книгой, как я знаю. В 2008 году вышла ваша книга о жизни муфтиев Бабахановых…

— В 2006 году ко мне пришло озарение, и я решил написать книгу о жизни и деятельности муфтиев Бабахановых. Для этого я начал собирать материалы: у нас есть семейный архив, а также многочисленные архивы государственных организаций. На мое решение написать книгу также повлиял визит в Узбекистан делегации ДУМ Нижегородской области России. Тогда Дамир-хазрат Мухетдинов, который был редактором газеты «Медина аль-Ислам» и журнала «Минарет ислама», после просмотра накопленных материалов предложил издать мою книгу о жизни и деятельности муфтиев Бабахановых. Первая моя книга была подготовлена и издана в 2008 году под названием «Жизнь муфтиев Бабахановых: служение возрождению ислама в Советском Союзе». Тогда академик Е. М. Примаков дал положительный отзыв и хорошее напутствие: «В добрый путь! Очень полезная книга!» И действительно, эта книга стала полезной многим, она также помогла мне познать величие нашей религии еще больше. При подготовке материалы, которые я изучал, помогли мне еще больше осознать значение деятельности моих предков. Я осознал, что они смогли организовать такую школу подготовки кадров в тяжелых условиях атеистической идеологии Советского Союза. Через них были установлены дружественные связи с единоверцами из 80 стран мусульманского мира. Посредством моих предков советская власть проводила свою политику в мусульманских странах.

Моя первая книга была издана к юбилейным датам трех муфтиев. Именно в 2008 году моему деду (первому муфтию) было бы 150 лет, муфтию Зиядинхану — 100 лет, а моему двоюродному брату Шамсиддинхану — 70 лет.

Вторая моя книга вышла в этом году, но подготовка шла уже с 2006 года. Начало моим книгам было положено тогда, когда ко мне после смерти моего брата Шамсуддинхана попала наша шаджара, датированная VIII веком. Согласно этой шаджаре, наш родоначальник был одним из первых распространителей ислама в Средней Азии, один из шести полководцев, которые прибыли из Шама (территория нынешних Сирии и Ливана, Палестины, Иордании, части Египта и Турции. — Прим. ред.) для распространения ислама в Центральной Азии, а далее они пошли уже в Оренбург.

Когда я писал свою первую книгу, уже шла подготовка и к написанию второй книги. При подготовке книги под названием «Динимиз фидойилары» («Подвижники ислама». — Прим. ред.) на узбекском языке, я начал интересоваться, как глубоко осмысливают и понимают ислам мои сверстники, которые родились и жили в советский период. Может быть, даже и более старшие. Я в дружеских беседах задавал им кое-какие «наводящие» вопросы, например, о значении мазхаба Абу Ханифы, о тарикате Бахауддина Накшбанди, куда приводит его путь. Большинство не могли даже ответить. Поэтому я понял, что мне необходимо подготовить книгу, которая могла бы дать полезную информацию моим товарищам, их детям и вообще другим мусульманам. Изучая труды наших ученых и религиозных деятелей, я пришел к такому выводу, что первую главу необходимо посвятить именно отношению к исламу в советский период и после 1991 года. Я в своей книге сделал сравнительную таблицу, по которой можно увидеть, что разница очень большая. Увидев эту таблицу, многие начинают осознавать, какая свобода вероисповедания предоставлена нам в Узбекистане после 1991 года. Поэтому я их призываю дорожить этой свободой, так как этой свободы в советский период не было. Книги и то, что было написано арабским шрифтом, сжигалось. Если с 1948 по 1991 год в Узбекистане было открыто лишь 40 мечетей, то с 1991 года по сегодняшний день было открыто целых 1955. Но теперь в отличие от советского периода эти мечети большие, мощные, красивые. Подготовка кадров теперь ведется не в одном медресе, а в девяти. В трех из девяти медресе обучаются женщины, раньше ведь такого не было. По инициативе президента Ислама Каримова в 1999 году был открыт Ташкентский государственный исламский университет. Сейчас для университета было построено прекрасное здание, созданы отличные условия для обучения студентов. Я вспоминаю, как в 1971 году в Ташкенте в махалле «Хазарти Имом» мой дядя муфтий Зиядинхан Бабахан открывал институт в здании старой мечети. А сейчас все по-другому: полноценное здание, оснащенное оборудованием по последнему слову техники. Просто учись в удовольствие, получай знания.

Молодым надо дать сравнить сегодняшние условия с тем, что было в прошлом. Поэтому моя книга посвящена не только истории распространения ислама в Средней Азии и советскому периоду, но и периоду независимости. Книга воспринята общественностью с благодарностью, люди воспрянули духом.

В своей книге я также использовал материал из статьи Дамира Мухетдинова в журнале «Минарет ислама» по ханафитскому мазхабу, потому что в этой книге есть очень хорошие мысли и суждения. Поэтому я сейчас подготовил к изданию русский вариант книги. А второе издание книги уже на русском языке будет готово уже в этом году. Редактором русского издания является доктор Самандар Каландаров. Я ему признателен ему за то, что он своей корректировкой и редактированием дал много полезных советов. И книга стала от этого еще богаче и должна стать еще более полезной.

…Перед своими предками я отдал свой долг, восстановив в памяти их жизнь и деятельность. В этом мне помогли председатель Совета муфтиев России Равиль Гайнутдин, его первый заместитель Дамир Мухетдинов, гендиректор ИД «Медина» Ильдар Нуриманов, дипломат-международник Самандар Каландаров, сенатор Александр Дзасохов, а также бывший в советское время депутатом и председателем Узбекского комитета защиты мира Миргияз Загидов.

Эти люди дополнили мою книгу своими воспоминаниями, поэтому она получилась живой! Кроме того, мои современники также поделились своими воспоминаниями, которые я включил в книгу. И она получилась более интересной.

— Расскажите пожалуйста, о своем отношении к религиозному образованию в Узбекистане в частности и на пространстве СНГ вообще.

— В октябре прошлого года в столице Республики Дагестан Махачкале проходила конференция, посвященная деятельности Хасана-эфенди. Я был приглашен на эту конференцию и, выступая на ней, я внес одно предложение. Меня волнует вопрос: почему за последние два десятилетия появились разные религиозные течения в странах СНГ? Я думаю, если в советский период одно бухарское медресе и, начиная с 1971 года, Ташкентский исламский институт готовил религиозные кадры, у них была унифицированная учебная программа.

В связи с распадом Советского Союза в странах СНГ отношение к исламу изменилось в позитивную сторону. Открыты десятки, а то и сотни исламских учебных заведений, построены тысячи мечетей, но для ведения работы в мечетях не были готовы кадры. Поэтому первое время назначали даже тех, кто мог прочесть хотя бы одну суру, «лишь бы кто-то был». Многие молодые люди поехали получать исламское образование за рубеж. А вот по какой программе они там учились, учились ли вообще — это большой вопрос. После их возвращения многие из них кичились, что получили образование в Сирии, Иордании, а на самом деле многие из них глубокого образования и не имели. Вот поэтому с теми религиозными деятелями, которые обучались в Бухаре и Ташкенте, у них пошли разногласия.

Поэтому на конференции я предложил объединить усилия представителей исламских учебных заведений стран СНГ и учебные программы привести в соответствие с единым стандартом. Ученые всего мира, которые занимаются математикой, астрономией, физикой, химией, психологией и т. д. понимают друг друга с полуслова, так как терминология унифицирована. Мы тоже должны свои учебные программы стандартизировать и обучать молодых людей правильному толкованию ислама.

— Как мы знаем, в 2007 году был создан Фонд имени муфтиев Бабахановых. В чем заключается сейчас деятельность Фонда и какие цели и задачи ставятся перед ним?

— Я благодарю Умара Идрисова и Дамира Мухетдинова за инициативу по созданию такого Фонда. Этот именной Фонд был презентован в ноябре 2007 года на III Всероссийском форуме мусульман в Москве. От имени этого Фонда я выступал с докладами на четырех международных конференциях, касающихся вопросов ислама и мусульман. Фонд — просветительский. Его цель — дать больше информации мусульманам, в том числе и молодому подрастающему поколению, что мы и делаем. Своими выступлениями, изданием книг в сотрудничестве с общественными организациями, такими как Фонд ветеранов «Нурони» и Фонд «Махалля», мы доводим суть, умение правильно осознавать и толковать суть ислама. Чтобы люди, особенно молодежь, не терялись, а нашли свой правильный путь. Чтобы они не шарахались из стороны в сторону, а шли по правильному и праведному пути. Мы в 2008 году в мечети имени Ишана Бабахана открыли духовно-просветительскую комнату (худжра), где располагаются пять больших стендов, посредством изучения которых в какой-то степени можно прикоснуться к истории наших предков, а также понять смысл того, что им нужно знать как мусульманину. Мой дед всегда говорил: «Никогда в своей жизни из прямого не делай кривого, наоборот, из кривого сделай прямое». Это очень мудрое высказывание с глубоким смыслом. В жизни бывают разные ситуации, также и конфликтные. В этих конфликтных ситуациях необходимо иметь здравую голову, терпение, хладнокровие и из этой ситуации надо находить правильный выход, чтобы всем было хорошо. И тогда каждый человек, смотря друг другу в глаза, будет иметь чистую совесть и улыбаться. Ведь улыбка — это тоже садака. И мы должны обучать всех, чтобы они улыбались, видя и приветствуя друг друга. Чтобы добро и чистота были в их душах. Вот тогда мы найдем взаимопонимание между друг другом.

Беседовал выпускающий редактор
портала «Ислам в СНГ» Роберт Нагимзянов



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.