Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Ислам в Содружестве Независимых Государств № 2(3)' 2011
22.08.2011

Этнические общины из Центральной Азии в российских столицах

Дамир Хайретдинов
ответственный редактор серии энциклопедических словарей
«Ислам в Российской Федерации», кандидат исторических наук

В энциклопедических статьях, представленных ниже, раскрываются различные аспекты, характеризующие историческую и современную эпохи в жизни центральноазиатских мусульман в российских столицах — Москве и Санкт-Петербурге. Эти города удалены, казалось бы, от основных территориальных центров российского ислама. Однако эта удаленность — кажущаяся, утвердившаяся в массовом сознании исключительно из-за малого числа академических трудов, в которых вскрывалось бы подлинное значение российских столиц в жизни приверженцев ислама нынешней Российской Федерации и стран Центральной Азии.

Так, Москва в силу своего статуса часто персонифицируется со всем государством, столицей которого она является, — Московского великого княжества, затем царства, Советского Союза, современной Российской Федерации. За всю многовековую историю города здесь имело место множество явлений, имеющих не городской, а всероссийский или всесоюзный (для СССР) характер, и одна из масштабнейших проблематик — тема взаимоотношений российского/советского государства с исламским сообществом страны. Проводниками и порой невольными участниками этих религиозных и общественно-политических отношений являлись землячества мусульманских народов, проживавшие в Москве издревле. Таким же образом характерной особенностью Санкт-Петербурга был его столичный статус (1703–1918 гг.), а также тот факт, что это крупный мегаполис, экономический, научный и культурный центр Российской империи, СССР и РФ. В силу этих обстоятельств город всегда имел полиэтнический, поликонфессиональный, поликультурный характер населения, а исламская культура отражалась — прямо или косвенно — на многих явлениях общественной, политической и культурной жизни Петербурга и благодаря его статусу — всей Российской империи.

Приверженцы ислама из Центральной Азии, связанные с Москвой, известны с эпохи средневековья. В столице Московского государства с момента распада Золотой Орды существовали отдельные посольские дворы Ногайской Орды (ныне территория Казахстана), Бухарского и Хивинского ханств. Кроме того, здесь же жили и отдельные представители аристократической феодальной элиты среднеазиатских народов, которые в православной Москве сохраняли приверженность исламу. Вклад среднеазиатских мусульман в развитие собственно московской мусульманской общины огромен, хотя до конца и не изучен исследователями. Так, строительство самой старой из ныне существующих московских мечетей — Исторической в Замоскворечье — было осуществлено в 1826 году на средства бухарского купца I гильдии Назарбая Хошалова. Бухарские и хивинские купцы финансировали и имамов московской мусульманской общины.

В имперский период столичные функции отошли к городу на Неве. Мусульмане проживали в Санкт-Петербурге изначально, с момента закладки города, внеся весомый вклад в строительство и оснащение Северной столицы. Чем более утверждалось величие Российской империи на огромных просторах Евразии, тем более заметным становилось присутствие ислама в ее столице, которая, парадоксальным образом, задумывалась как «прощание» с азиатчиной и «окно» в Европу. Сам факт того, что столица нуждалась в усиленных военных формированиях, расквартированных в ней самой и в ее окрестностях, привел к появлению здесь большого числа военнослужащих-мусульман, с их собственным религиозным укладом жизни, с имамами и специальными молельнями. Помимо того что в городе на Неве в массовом порядке обосновывались «самозваные», с точки зрения властей, мусульмане из Поволжья и Урала — разнорабочие, купцы, ремесленники, — имперская администрация была вынуждена сама приглашать в столицу значительные группы последователей ислама из окраин империи: Крыма, Азербайджана, Казахстана, различных регионов Северного Кавказа и Средней Азии. Безусловно, это делалось не с самыми чистыми намерениями, а было направлено на усиление лояльности к России аристократических слоев недавно покоренных народов. Однако последствия этого шага оказались более чем значимыми.

Во­-первых, тем самым были заложены основы для последующего легального оформления и консолидации мусульманских общин в столичном городе, где власти достаточно долго препятствовали данным процессам. И снова мы видим, что архитектурная жемчужина Северной столицы, гордость мусульман — Соборная мечеть Санкт-Петербурга была построена на средства среднеазиатских мусульман, на сей раз самого бухарского хана. Во­-вторых, представители различных народов, делавшие военную карьеру и получавшие высшее образование в Петербурге, стали проводниками русской и европейской культуры в среде своих соплеменников. Далее, они внесли огромный вклад во все значимые явления, переживаемые всей страной, в том числе и мусульманскими подданными империи — от доблестной военной службы во благо России до политической самоорганизации в Государственной Думе и в моменты Всероссийских мусульманских съездов; от становления отечественного исламоведения до создания собственных, передовых на тот момент, периодических изданий. Наконец, после развала империи эти же мусульманские деятели, воспитанные в европейских политических традициях, приняли самое активное участие в организации независимых государств и автономных государственных образований на ее окраинах — причем не только в мусульманских землях, но и Финляндии, Польши, Литвы…

Узбекская община Москвы

Первые выходцы из государств на территории современного Узбекистана появились в Москве в средневековье; так, уже при Иване III (прав. в 1440–1505 гг.) сюда впервые прибыли послы Чагатайского государства. В XVI в. бухарцы приезжали сюда для торговли как в составе делегаций Ногайской Орды, так и самостоятельно (в 1557 г. прибыло первое посольство из Бухарского ханства в Москву с просьбой разрешить свободную торговлю с Россией, в 1583–1600 гг. здесь появилось еще пять посольств для упрочения дипломатических отношений).

По переписи 1638 г. здесь отмечен Юрьежский («юргеньчский», т. е. ургенчский, из Хорезма) царевич Авган, усадьба которого располагалась в Белом городе. Хивинский царевич Авган-Мухаммед (ок. 1611–19.09.1648) являлся сыном хивинского хана Араб-Мухаммеда б. Хаджи-Мухаммеда, который был свергнут в результате дворцового переворота. Его брат отправил малолетнего султана к русскому царю. Данная, достаточно распространенная в Средней Азии практика позволяла избавиться от возможных конкурентов на престол без их физического устранения. Царевича вместе с его двором поселили в Москве, где ему предоставили дом. Хафиз Нефес, родом из Ургенча, обучал царевича грамоте. Власть во дворе царевича осуществляла его нянька, с ее подачи султан вел активную переписку со своими родственниками и среднеазиатскими правителями в обход Посольского приказа, а также принимал у себя среднеазиатских послов и гонцов к московскому царю. В мае 1630 г. царевича женили на сибирской царевне Алтын-сач, дочери сибирского царевича Азима б. Кучума. Практически все просьбы Авган-Мухаммеда об увеличении содержания удовлетворялись престолом. Умер султан в Москве, похоронен вдовой в г. Касимове в специально построенном текие, которое сохранилось до сего дня (но находится в запустении и нуждается в реставрации).

С 1679 г. купцы из Средней Азии останавливались дворе в Москве на Гранатном каменном, находившемся в ведении Посольского приказа: «ставят на оном кизыльбашских купцов, армян, индейцев и бухарян».

В Москве имелись и специализированные подворья для гостей из Узбекистана. По одной из версий, Бухарское подворье до XVII в. располагалось в Замоскворечье напротив устья Яузы — эта местность называлась Заяицкое, и ряд историков возводят это название к «заяицким татарам, торговавшим в Москве бухарскими товарами»; развившие эту мысль дальше историки-москвоведы полагают, что здесь было посольство Бухарского ханства.

По месту расположения посольства из Хивинского ханства от 1731 г. между Покровской и Рогожской заставами еще в конце XIX в. сохранялись улица Хива и Хивинский переулок (ныне Добровольческая улица и переулок).

В XIX в. бухарцы и кокандцы неоднократно упоминаются среди видных московских купцов; часть из них проживала совместно с татарами в районе бывшей Татарской слободы. В источниках упоминаются: кокандский подданный Ибрагим-Джан Ахунджанов во второй половине XIX в.; бухарский подданный купец Абдул-Керим-Бай Сафаров и его семья в конце XIX в. В 1823 г. именно «московский купец из бухарцев» Назарбай Хошалов помог мусульманам в вопросе строительства первой каменной мечети в Москве. На огромные средства, полученные в наследство от отца Алибая Хушалова, он выкупил для этих целей участок земли и передал его мусульманской общине в виде вакфа. По традиции бухарские купцы еще несколько десятилетий селились во владении, которое некогда принадлежало А. Хушалову, — в доме Измайловой на улице Мясницкой. В те годы у бухарской общины в Москве имелись собственные муллы: Салих Дусмаметов фигурирует в документах 1823–1827 гг.; мулла Миргулям Накшбанди (также Някушбяндиев, Нехушбяндиев) упоминается в 1834 г.

В 1921 г. в Москве был открыт Бухарский Дом просвещения (на улице Спиридоновка — ныне Дом приемов российского МИДа), ставший не только культурным, но и дипломатическим представительством Бухарской Народной Советской Республики (БНСР) в России. Здесь 4 марта 1921 г. было подписано союзное и экономическое соглашение между РСФСР и БНСР; в 1922 г. достигнута договоренность о передаче РСФСР Бухарской республике одного миллиарда рублей, оборудования для текстильной и бумажной фабрик, кожевенного и мыловаренного заводов, прядильно-ткацкой фабрики «Красный Восток». С деятельностью Бухарского дома связаны создание русско-бухарского государственного товарищества «Госхлопок» и выставка БНСР в Среднеазиатском павильоне в Москве (1923 г.), совещание по вопросу организации русско-бухарского кинотоварищества (1925 г.) и т. д. О значении этого учреждения в масштабах всего СССР говорит и такой факт: первый и крупнейший драматический театр Таджикистана (академический им. А. Лахути) был создан в Душанбе в 1929 г. воспитанниками узбекской театральной студии при Бухарском Доме просвещения.

Несмотря на длительное нахождение в составе одного государства (царская Россия и СССР), основная часть современной узбекской диаспоры в Москве поселилась здесь сравнительно недавно. Всероссийская перепись 2002 г. учла в Москве 24,3 тысячи узбеков, в Московской области — 4,2 тысячи. По данным предыдущей переписи 1989 г., число узбеков в Москве было 9,2, а в области — 4,3 тысячи человек. Если в Москве фиксируется явное увеличение граждан узбекской национальности, что вполне соответствует и другим данным, то ситуацию в Подмосковье (уменьшение числа проживающих там узбеков) объяснить невозможно, тем более что число узбекистанцев, желающих получить российское гражданство и получающих его, не уменьшается. Ввиду того что приобрести жилье в Московской области гораздо проще и дешевле, чем в Москве, соответственно миграционный приток в Московскую область примерно должен соответствовать аналогичному московскому показателю. Годовые квоты на получение вида на жительство в России для граждан Узбекистана выбираются полностью как для Москвы, так и для Подмосковья, меньше чем за полгода.

Представляется более адекватной, нежели чем цифры переписи 2002 г., оценка председателя Общества содействия культурной адаптации узбекистанцев в России А. Ю. Хусаинова. По его данным, после развала СССР в столичный регион въехало на постоянное место жительства около 200 тысяч узбекистанцев, из которых не менее половины составляют узбеки. Таким образом, в дополнение к 28,5 тысячи узбеков в Москве и Подмосковье следует добавить еще порядка 100 тысяч. Это число не учитывает трудовых мигрантов из Узбекистана, большинство которых приезжает на летний сезон, но многие из них постепенно переходят в категорию постоянно проживающих.

С начала 2000­-х гг. характерным становится явление, при котором трудовые мигранты — узбеки привозят своих жен и детей, что в итоге переводит трудовую миграцию в невозвратную. Основной объем миграции из Узбекистана носит экономический характер, хотя наряду с этим присутствует и политическая миграция. Значительный объем имеет также бизнес-эмиграция. Выезжающие в Москву и Московскую область узбекские бизнесмены открывают свое дело в различных областях, наиболее распространенные — общепит и производство продуктов питания. Имущественное расслоение среди узбекской диаспоры очень велико — среди ее членов присутствуют как представители крупного бизнеса, так и самая низкооплачиваемая рабочая сила. По информации подмосковных фермеров, наибольшее количество сельхозрабочих в Московской области представлены гражданами Узбекистана. На строительных объектах количество узбеков и таджиков примерно равно и составляют значительную долю от всех занятых, причем число это имеет устойчивую тенденцию к росту.

Спектр занятости узбеков чрезвычайно широк. Постепенно растет их доля в мелком бизнесе, где они (вместе с таджиками) зачастую занимают ниши, освобождаемые азербайджанцами. Одной из специфичных черт узбекского бизнеса в Москве является его мононациональность. Очень высока доля занятых низкоквалифицированным трудом. Вместе с тем нельзя не отметить тот факт, что дипломированные специалисты-узбеки гораздо чаще своих коллег из Таджикистана находят в России работу по специальности. Немалое число узбеков — граждан Узбекистана и России обучается в московских вузах.

Степень религиозности в узбекской общине самая различная, но никто не отказывается от своей религиозной идентичности и не заявляет о своем атеизме. Велик авторитет выходцев из ишанских родов. Все узбеки являются суннитами ханафитского мазхаба. Доля предпочитающих не следовать определенному мазхабу сравнительно невелика. Сторонников других суннитских мазхабов (маликиты, шафииты) не наблюдается, отсутствуют шииты. Разнообразие религиозных мнений среди узбеков выше, чем среди таджиков. При этом количество присутствующих школ ограничено, и их программы носят опосредованный характер со своеобразной среднеазиатской спецификой. Присутствуют сторонники и противники суфизма, последние придерживаются таких направлений, как накшбандийа и йасавийа.

Из региональных общественных организаций в Москве можно назвать РОО «Узбекское содружество Москвы», созданное в марте 2006 г. Видными представителями общины, принимающими активное участие в жизни столичных мусульман, являются Тимур Пулатов, Анвар Мирзо Хусаинов и др.

Таджикская община Москвы

Первые выходцы из Таджикистана появились в Москве в средневековье. Так, для XVI в. отмечается, что множество ногайских посольств являлось в российскую столицу в сопровождении «тезиков», которые считались членами делегации от биев и мирз. В документах 1661, 1684 гг. говорится, что «кизылбаши [персы], тезики, черкасы и греки» продают табак наряду с другими товарами на Большом Посольском и на Старом Английском дворах в Китай-городе. Значительное число таджиков прибывало в российскую столицу с бухарскими и хивинскими посольствами.

Подавляющее большинство таджиков, проживавших в ту эпоху в Москве, являлись мусульманами-суннитами; в документах последующей эпохи они чаще всего фигурируют как «бухарцы». В 1839 г. среди скончавшихся в российской столице упоминается «Бадахшанский подданный Нийкадям», о котором можно предположить его исмаилитское происхождение.

Основная часть современной таджикской диаспоры Москвы поселилась здесь сравнительно недавно. По переписи 1989 г., число таджиков в Москве составляла 2893, а в Московской области — 1401 человек. Большое число таджиков переселяется в различные регионы РФ, в том числе в Москву, с начала 1990­-х гг. Первая волна массовой миграции была связана с гражданской войной в Таджикистане (1992–1995 гг.). Ввиду того что данный военный конфликт перерос в значительной степени в столкновение таджикских субэтносов, в составе мигрантов того времени преобладали выходцы из Гарма (Каратегин), Ванча, Калаихумба, а также переселенцы из этих регионов в долину Вахша (Курган-Тюбинская область) и их потомки. Особую общину составили выходцы из Бадахшана — памирцы. Число выходцев из Куляба, Гиссара и Ходжента было существенно меньше. Вместе с тем именно выходцы из последних регионов, оказавшиеся в Москве в ситуации политэмигрантов в это время, оказались в гораздо худшей ситуации, что вынудило их ускорить принятие ими российского гражданства.

Постепенно с середины 1990­-х гг. миграция из Таджикистана приобретает сугубо экономический характер. В настоящее время численность таджиков составляет в Москве около 200 тысяч человек в весенне-осенний сезон, а постоянно проживающих — 144 тысячи, согласно данным председателя Народной лиги «Таджики» К. Шарипова — организации, ведущей статистический учет таджикистанцев в России. Согласно переписи 2002 г., общее число таджиков, принявших российское гражданство, равно 35,4 тысячи человек, но это несоответствие является лишь показателем недостатков переписи.

Спектр занятости таджиков достаточно широк. Постепенно растет их доля в мелком бизнесе. Весьма высока доля занятых низкоквалифицированным трудом (грузчики, чернорабочие и т. д.), где таджики составляют большинство. Нередки ситуации работы на таких местах дипломированных специалистов, имеющих опыт работы по своей специальности. Налицо процесс обесценивания образования, особенно высшего.

В последнее время наблюдается стремление таджиков к получению российского гражданства. В половозрастной структуре таджиков в России наблюдается сильнейшая диспропорция — значительное преобладание мужчин работоспособного возраста. При этом присутствует стремление привезти жену из Таджикистана. Наблюдается большое количество браков с двумя женами — одна в Таджикистане (таджичка), другая — в России (россиянка), что характерно в основном для таджиков, имеющих свой бизнес.

Степень религиозности в общине самая различная, но никто не отказывается от своей религиозной идентичности и не заявляет о своем атеизме. В местах массового сосредоточения таджиков всегда находятся люди, берущие на себя роль религиозных лидеров. Нередко эти лидеры происходят из ишанской среды, причем в случае наличия выходцев из ишанских родов им отдается предпочтение. Все таджики являются суннитами ханафитского мазхаба. Исключение составляет отдельный субэтнос памирцев (бадахшанцев) — исмаилитов. Случаи перехода таджиков к шиизму (джафаритский мазхаб) очень редки и связаны с длительной многолетней работой с иранцами и, как правило, обучением в Иране. Отказ от мазхабов для таджиков нехарактерен.

Из региональных общественных организаций в Москве следует назвать «Таджикский культурный центр», созданный в 1996 г., благотворительный фонд «Таджикистан». Яркими явлениями таджикских интеллектуальных кругов в Москве являются журнал «Ирано-Славика» и творчество А. Акилова. С 2004 г. в Москве выходит газета «Голос Таджикистана» на таджикском, русском и узбекском языках.

Казахская община Москвы

После распада Золотой Орды большая часть территории современного Казахстана входила в состав Ногайской Орды; средневековые ногаи, поддерживавшие тесные дипломатические и торгово­-экономические связи с Москвой, наряду с другими народами составили основу этногенеза современных казахов. Представители собственно Казахского ханства также время от времени навещали Москву. Одной из ключевых фигур этого времени следует считать сына Ондан-султана царевича Ураз-Мухаммеда, захваченного в плен при завоевании Сибири и ставшего в 1600 г. правителем Касимовского ханства. С его именем связаны важнейшие события в истории Российского государства времен Смуты, в которой он принял активное участие. Хан стал центром притяжения для значительной части мусульман России. В октябре 1606 г. он стал поддерживать Лжедмитрия II, но после распада Тушинского лагеря в феврале 1610 г. принес присягу сыну польского короля Сигизмунда королевичу Владиславу (наряду с митрополитом Филаретом, нареченным здесь патриархом, боярином М. Г. Салтыковым, казачьим атаманом Иваном Заруцким и другими ведущими деятелями Тушинского лагеря). Однако 19 сентября 1610 г. касимовский хан вновь выехал к Лжедмитрию II в Калугу. 22 ноября того же года Лжедмитрий по доносу о готовящейся измене убил хана во время охоты и бросил его тело в Оку. Вскоре ногайский князь Петр Урусов (Урак бин Джан-Арслан) в отместку убил Самозванца, «чем оказал огромную услугу российской государственности» (д. и. н. В. В. Трепавлов). В Касимове на Старопосадском кладбище было поставлено надгробие в память убитого хана, которое было известно еще в 1860 г.

Видную роль в историю мусульманской общины Москвы внесли выпускники юридического факультета МГУ начала ХХ в., впоследствии занявшие видные места в истеблишменте Алаш-Орды и автономного Туркестана: Дж. Досмухамедов, А. Уразаев. В 1916 г. значительное число казахов и узбеков, будучи мобилизованными на тыловые работы, трудились на различных предприятиях Москвы, связанных с военными нуждами, и принимали участие в общественно-политических событиях после Февральской революции 1917 г.

В своем большинстве казахи поселились в Москве в советский период. В настоящее время, согласно переписи 2002 г., в Москве зарегистрировано 8 тысяч казахов, в Московской области — 2,5 тысячи. Это несколько меньше, чем по переписи 1989 г. Налицо явное уменьшение численности, в целом нехарактерное для представителей титульных наций центрально-азиатского региона в Москве и в РФ вообще. Не наблюдается данное уменьшение членов казахской общины и в ходе полевых наблюдений — напротив, имеются данные о наличии определенной миграции казахов в Россию и в Москву в частности. У семей казахов в Москве наблюдается положительный естественный прирост.

Возможно, обозначенная депопуляция связана с выездом части казахов в Казахстан в 1990–1991 гг. в период национального размежевания. Тем не менее на фоне постоянного миграционного прироста и достаточно высокой рождаемости среди казахов такие показатели переписи выглядят достаточно странно, тем более что в большинство других российских регионов ранее выехавшие казахи в подавляющем большинстве вернулись.

Миграция казахов в Москву и Московскую область в корне отличается от миграции узбеков, таджиков или киргизов. Различия в характере этой миграции обусловлены, прежде всего, высокими темпами экономического развития, переживаемого Казахстаном. Эта республика смогла использовать свой потенциал и обеспечить достаточно высокий уровень материального благосостояния своих граждан. Поэтому миграция из Казахстана носит преимущественно характер бизнес-миграции, но никак не трудовой. Казахи приезжают в Россию с определенными накоплениями, открывают здесь свое дело, связанное или с торговлей, или с содержанием скота (последнее имеет место в Подмосковье). Нередко они специализируются на поддержании экономических связей между Россией и Казахстаном. Другим мотивом миграции является выезд из Казахстана в силу каких-либо политических причин и несогласия с его руководством. Часть подобных эмигрантов оседает и в Москве.

В целом материальный уровень казахов в Москве и Московской области достаточно высок — так же, как и образовательный уровень представителей этой общины, значительная часть которой имеет высшее образование. Что касается религиозной составляющей, то у казахов столичного региона происходит медленная исламизация. Все большее их число посещает мечети города и области, участвует в жизни религиозных общин.

Даже при небольшом размере общины казахи Москвы проявляют достаточно большую активность в плане сохранения своей культуры: так, в 1990 г. было образовано первое общественное объединение — Московское общество «Казак тiлi (Казахский язык)», а в 1997 г. была образована Казахская региональная национально-культурная автономия Москвы (КазРНКА).

Московские объединения казахов организуют на крупных концертных площадках Москвы ежегодные праздники Наурыз. Совместно с московским и казахстанским телевидением подготовлен ряд телепередач о жизни казахской общины в Москве. В 1996 г. при поддержке правительства Москвы и совместно с Комитетом тюркологов РАН была проведена научная конференция «Казахстан — независимость и евразийское гуманитарное единство». В серии «Библиотека КазРНКА» изданы части книги «История казахов и их предков», в которой автор — москвич профессор Искандер Ундасынов рассказывает о сложной истории народов и племен, населявших степи Евразии.

В Поликультурном центре дополнительного образования Москвы уже несколько лет работает воскресный класс для детей по изучению казахского языка и танцевальная студия. В рамках общегородской программы проводились встречи, посвященные 500­-летию Мухамеда Хайдара Дулати, 1300­-летию Коркыт-Ата и 1500­-летию города Туркестана.

Киргизская община Москвы

Данные по динамике количественного прироста киргизов в столичном регионе в последние годы достаточно противоречивы и не коррелируются между собой. По переписи 1989 г., численность киргизов в Москве составляла 3 тысячи, в Московской области — 2 тысячи человек. По переписи 2002 г. их численность в Москве составила 4,1, в области — 0,6 тысячи человек. Таким образом, численность киргизов в Москве выросла примерно на треть, а в Московской области сократилась более чем в три раза. Подобная динамика абсолютно не характерна для киргизов России, численность которых имеет тенденцию к постоянному росту. Тем более непонятно это в связи с тем, что Кыргызстан (наряду с Казахстаном и Беларусью) является страной, для граждан которой облегчена процедура принятия российского гражданства. Количество киргизов, проживающих в России как постоянно, так и временно, постоянно растет, причем темпами гораздо более существенными, нежели вышеприведенные по Москве, и уж тем более оно не сокращается, как это отмечено по Московской области. Кроме того, и Москва, и Подмосковье являются одними из наиболее привлекательных с точки зрения миграции регионов РФ. В связи с этим понять феномен уменьшения киргизов в Московской области и незначительного прироста в Москве с точки зрения статистики и каких-то рациональных методов не представляется возможным.

Имеются данные, касающиеся трудовой миграции из Кыргызстана в Москву, опубликованные в сборнике МГУ им. М. В. Ломоносова «Трудовая миграция». Согласно им, общее число выезжающих из Кыргызстана в Россию на временную работу составляет 205 тысяч, в том числе в Москву — 46,5 тысячи человек. Из числа трудовых мигрантов из этой страны собственно киргизы составляют 62,5%, русские — 13,2% и узбеки — 11,1%. Таким образом, численность киргизов — трудовых мигрантов в Москве составляет около 29 тысяч человек в год, из них значительная часть не возвращается на родину. Согласно данным того же сборника, в сферах деятельности киргизов — трудовых мигрантов в Москве преобладает строительство, хотя по личным наблюдениям авторов, немалое число киргизов занято в сфере столичного ЖКХ. Кроме того, среди киргизов Москвы присутствует немалое число студентов и аспирантов, а также ведущие челночную торговлю.

Несмотря на то что трудовая миграция из Кыргызстана является наиболее упорядоченной по сравнению с другими странами региона, большая часть мигрантов приезжают в Россию неорганизованно.

Большинство киргизов, проживающих в столичном регионе с советских времен, имеют высшее и среднее специальное образование и достаточно высокий социальный статус. То же самое можно сказать и о киргизах, получивших российское гражданство в последнее время. Среди трудовых мигрантов доля лиц, имеющих высшее, неполное высшее и среднее специальное образование, составляет 68,3%, что достаточно много для аналогичных групп из других стран региона.

Уровень религиозности киргизов традиционно ниже, нежели чем у узбеков и таджиков. Тем не менее в последнее время он значительно вырос по сравнению с советскими временами (ранее более сильной религиозностью отличались уроженцы только южного Кыргызстана — Ошской, Джелалабадской, Баткенской областей; в последние годы вырос уровень религиозного самосознания также и областей, расположенных на севере республики). По мазхабной принадлежности киргизы — традиционно ханафиты. В последнее время в связи с активностью последователей даргинской школы те, кто учился у даргинцев (их населенные пункты имеются в Чуйской области) или же у дунган, придерживаются шафиитского мазхаба. Небольшая часть придерживается внемазхабных взглядов. Среди киргизов (как ханафитов, так и шафиитов) традиционно большим авторитетом пользуется накшбандийский тарикат.

Туркменская община Москвы

По переписи 1989 г. численность туркменов по Москве составила 2,1 тысячи, в то время как по области — менее 1 тысячи человек, в связи с чем они не нашли отражения в сводных результатах. В 2002 г. по переписи в Москве проживало 3,5 тысячи, а в области — 0,8 тысячи туркменов. Таким образом, по Москве произошел рост туркменского населения более чем в 1,5 раза.

Структура туркменской общины в целом напоминает общину казахов. Почти отсутствует трудовая миграция из Туркменистана, в связи с чем численность туркменов в Москве должна соответствовать приведенной в переписи. Вполне возможно, что значительная часть новоприбывших туркменов Москвы является выходцами из Узбекистана и российского Ставрополья. В целом для московских туркмен характерно наличие высшего или среднего специального образования и достаточно высокий социальный статус. Это касается как национальной интеллигенции, проживающей в столице еще со времен СССР, так и для туркменов, прибывших из независимого Туркменистана.

Среди видных представителей туркменов Москвы — активно проявляющий себя в правозащитной деятельности член Общественной палаты Камилжан Каландаров; экс-сотрудница администрации президента России, спичрайтер Джахан Поллыева. Имеются представители академической науки, преподаватели вузов.

Киргизская община Санкт-Петербурга

В 1785 г. с земли Алатоо в Санкт-Петербург с целью установить отношения дружбы с Россией отправилась первая киргизская дипломатическая миссия, которая была снаряжена Всекиргизским курултаем с целью подать Екатерине II челобитную от киргизов. Полномочными послами выступили хорошо известные киргизским племенам Абдырахман и Шергазы, имевшие послание Атаке-бия к императрице. По поручению Екатерины II камергер высочайшего двора отписал Атаке-бию письмо о том, что предложение о дружбе с Россией принимается.

Киргизская община Северной столицы начала складываться в советское время. В 1970 г. в Ленинграде и области жило 406 человек; в 1979 г. — 688, в 1989 г. — 3346 человек из числа этой национальности. Киргизов, как и все народы СССР, затронули сталинские репрессии. Так, в 1937 г. в Ленинграде был расстрелян Акенбай Бабаев — один из бывших лидеров басмачского движения в Киргизии.

Во время Великой Отечественной войны в северо-западном регионе отличились в боях и погибли достойные сыны киргизской нации: летчик 566­-го штурмового авиационного полка младший лейтенант Исмаилбек Таранчиев, повторивший подвиг Гастелло; пулеметчик 6­-й гвардейской армии гвардии ефрейтор Джумаш Асаналиев, уничтоживший в бою более 30 фашистов; командир отделения 375­-го стрелкового полка сержант Токубай Тайгараев. Всем троим посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Под Ленинградом в 1942 г. геройски погиб старший брат экс-президента Кыргызстана Аскара Акаева, лейтенант Кучер Акаев, в 1943 г. — киргизский поэт Мукай Элебаев. О героизме киргизских солдат и офицеров можно прочитать в эпопее П. Лукницкого «Лениград действует», у Д. Гранина и А. Адамовича. В мемуарах А. Ю. Германа можно прочесть удивительные строки о послевоенном городке Комарово: «Там было очень много киргизов­-переселенцев, которыми одно время хотели заселить Карельский перешеек». В 2007 г. в Кыргызстане насчитывалось 56 человек, награжденных медалью «За оборону Ленинграда» и знаком «Жителю блокадного Ленинграда».

В городе на Неве учились многие представители киргизской политической, экономической, научной, культурной элиты, в том числе А. А. Акаев и его супруга. Здесь в 1975 г. родился их сын Айдар Акаев, впоследствии бизнесмен и депутат парламента Кыргызстана. Сам Аскар Акаев долгие годы был связан с этим городом: в 1962–1968 гг. он учился в Ленинградском институте точной механики и оптики (ЛИТМО), окончив его с отличием; в июне 1972 г. защитил в ЛИТМО кандидатскую, а в ноябре 1980 г. там же — докторскую диссертацию. Здесь он познакомился со своей женой Майрам, здесь выпустил свою первую монографию (1977).

Большую роль сыграл Ленинград в деле становления киргизской культурной элиты. В 1958 г. один из классиков киргизского кино Толомуш Океев окончил Ленинградский институт киноинженеров, в 1964 г. будущая кинозвезда Суйменкул Чокморов окончил Ленинградский институт живописи, скульптуры и архитектуры им. Репина. Только в 1984 г. в Ленинграде защитили кандидатские диссертации историк М. Иманалиев, филолог М. Момунбаева, биолог А. Чакаева, агроном Л. Меликова.

Классическим трудом по истории и этнографии киргизов является работа ленинградского ученого профессора С. М. Абрамзона, который в 1926–1931 гг. был членом Киргизской научной комиссии, директором Института краеведения при Наркомпросе Киргизской АССР: «Киргизы и их этногенетические и историко-культурные связи» (Л., 1971).

В советское время существовала организация «Ак-кеме» («Белый пароход», по названию произведения Ч. Айтматова) — земляческая организация студентов в Ленинграде, которая в 1990 г. вошла в демократическое движение «Кыргызстан».

В 1995 г. в Санкт-Петербурге прошли Дни культуры Киргизии, посвященные 1000­-летию великого киргизского эпоса «Манас». Состоялись книжная, художественная и этнографическая выставки, «круглый стол», научно-практическая конференция, выступления фольклорных групп из Киргизии.

Согласно переписи 2002 г., в Санкт-Петербурге проживало 0,6 тысячи киргизов. Они имеют региональную общественную организацию «Киргизский дом». В Петербурге действует также Киргизская комиссия Санкт-Петербургского союза ученых, созданная в декабре 1996 г. и объединяющая около 20 представителей различных наук, так или иначе интересующихся Киргизией. Деятельность комиссии направлена на содействие установлению взаимополезных рабочих контактов между Санкт-Петербургом и Киргизией и организационному оформлению киргизской диаспоры в этом городе. Совместно с Союзом народных мастеров Киргизии и Российским этнографическим музеем комиссия осуществляет программу создания в городе Киргизского культурного центра для ознакомления петербуржцев и гостей города с историей Кыргызстана и его этнокультурой. В центре предполагается создание постоянно действующей выставки-ярмарки изделий мастеров киргизских художественных промыслов.

В декабре 2008 г. в Санкт-Петербургском госуниверситете (СПбГУ) состоялись Первые Айтматовские чтения, посвященные 80­-летию известного писателя и дипломата Чингиза Айтматова. Их инициаторами стали Министерство информации и культуры Кыргызстана, Национальная библиотека Республики и представительство Кыргызстана на Межпарламентской Ассамблее стран СНГ.

Важным моментом роста киргизской общины является трудовая миграция. Исследователь О. И. Брусина отмечает в своих работах компактные места проживания киргизов — трудовых мигрантов в ряде районов Ленинградской области.

Туркменская община Санкт-Петербурга

Представитель прикаспийских туркмен купец Ходжанепес посетил Санкт-Петербург еще в начале XVIII в. и просил Петра I принять его народ в российское подданство. Представители туркмен и позже неоднократно ездили в столицу империи, просили императриц Елизавету Петровну и Екатерину II принять их в подданство России, построить на туркменских берегах Каспия торговые крепости-фактории, куда стали бы стекаться караваны из Ургенча, Бухары, Самарканда, Ташкента. В 1801 г. туркмены Мангышлака послали ко двору Александра I две депутации для подачи прошения о принятии их в подданство России. Первая из них была направлена в Оренбург от имени Пиргали-султана — правителя Мангышлака, а вторая — в Астрахань от имени старшин 4 родов: абдалов­-огры, дели, менгли-ходжа и курбан. Высочайшей грамотой от 10 апреля 1803 г. мангышлакские туркмены были приняты под покровительство России.

В 1836 г. от туркменских вождей Кият-хана и его сыновей царскому посланнику Г. С. Карелину был преподнесен конь для императора Николая I, которого сопроводили в Петербург сыновья Кият-хана.

В 1885 г. был создан отряд Туркменской конной милиции, в 1892 г. преобразованный в Туркменский конный дивизион. Кадры офицеров для него готовили военные училища России, в том числе в столице.

В 1904 г. чиновник по особым поручениям при начальнике Закаспийской области Я. Таиров издал в Петербурге «Материалы по водопользованию у туркмен Закаспийской области». В 1914 г. в столице было издано сочинение Абду-Саттара казы «Книга рассказов о битвах текинцев. Туркменская историческая поэма XIX века» в переводе известного востоковеда А. Н. Самойловича.

В конце ХIХ — начале ХХ в. в Павловском военном училище учились представители туркменской знати — Алты-Хан Мамед-Хан-Оглы, в Николаевском кавалерийском училище — будущие полковники и генералы Ораз-Хан-Сердар, Хаджи-Мурат, Караш-Хан Иомудский и т. д. В Первую мировую войну блестяще показал себя Текинский конный полк: все офицеры были удостоены боевых наград, а большинство всадников — Георгиевских крестов и медалей. Особо отличились в боях такие офицеры, как Хан Хаджиев, Ораз-Хан-Сердар, Хаджи-Мурат, Юсуф-Хан, Селяб Сердар, Сеид-Мурад Овезбаев, унтер-офицеры Юсуп-Али Мередов, Момми Аллаберди-оглы и др.

В 1917 г. полк принял активное участие в выступлении генерала Л. Г. Корнилова. Именно из текинцев состоял личный конвой генерала под командованием поручика Хана Хаджиева в период московского Государственного совещании, в переговорах Корнилова с Временным правительством в Петрограде. Как описывал очевидец этого А. Ф. Керенский: «Медленно ехавший автомобиль Корнилова охраняли скакавшие рядом с суровыми лицами солдаты-туркмены, одетые в алые халаты, с кривыми саблями на поясах. Впереди и позади двигались открытые автомобили, полные туркмен, вооруженных пулеметами. Когда процессия приблизилась к Зимнему дворцу, Керенский с изумлением, не веря своим глазам, увидел из окна верхнего этажа, как туркмены соскочили с автомашин и устремились к входу. Установив в главном вестибюле пулемет, они встали рядом, готовые, если понадобится, силой вызволить своего командира». В глазах туркмен Л. Г. Корнилов (выросший в Средней Азии, сам наполовину казах, прекрасно владел тюркскими языками, в том числе туркменским, что добавляло ему популярности среди текинцев) был «Улла Бояр» — «Великий Бояр» (именно так назвал свою книгу о Корнилове, вышедшую в Белграде в 1929 г., Хан Хаджиев).

В 1929 г. в Ленинграде вышел сборник «Туркмения» (Л., 1929), в котором опубликованы статьи известных востоковедов: В. В. Бартольда «Очерк истории туркменского народа», Л. С. Берга «История исследования Туркмении». В 1933 г. в Ленинграде состоялась научная конференция по изучению производительных сил Туркмении с привлечением специалистов из республики.

Во время войны довольно много туркмен служило в частях, защищавших Ленинград. В разное время на Ленинградском, Карельском и Волховском фронтах воевали 18­-я Туркменская кавалерийская, 1­-я Туркменская горнострелковая, 72­-я Туркменская стрелковая дивизии, 87­-я Туркменская отдельная стрелковая бригада и т. д. На Ленинградском фронте в бою погиб писатель Ахмед Ахундов­-Гургенли, здесь совершил свои подвиги командир отделения 87­-й Туркменской отдельной стрелковой бригады 11­-й армии, старший сержант Айдогды Тахиров, посмертно удостоенный звания Героя Советского Союза. Его именем названа улица в Старой Руссе (Новгородская область). Будущий первый секретарь компартии Туркмении Мухамедназар Гафуров в 1942–1943 гг. был командиром отделения автоматчиков 87­-й отдельной стрелковой бригады на Северо-Западном фронте.

7 мая 2006 г. состоялась торжественная церемония открытия памятной плиты туркменам, павшим в боях за Ленинград в годы войны. Памятная плита установлена по инициативе правительства Туркменской Республики при участии Общества туркменской культуры «Мекан» и при поддержке Комитета по внешним связям Санкт-Петербурга. На церемонию открытия в Санкт-Петербург прибыла делегация посольства Туркменистана в РФ во главе с послом. Туркменская делегация привезла и передала Музею Пискаревского мемориального комплекса списки туркменистанцев, погибших при обороне Ленинграда. В этих списках — тысячи уроженцев солнечной республики, кто сложил свои головы в боях за культурную столицу России.

В городе-на-Неве учились многие будущие представители туркменской политической, экономической, научной, культурной элиты, в том числе будущий первый президент независимого Туркменистана С. А. Ниязов, который окончил Ленинградский политехнический институт в 1967 г.

Во время Дней, недель и декад Туркменистана в Ленинграде бывали многие деятели культуры республики: писатели Берды Кербабаев, Кемал Ишанов, Ата Каушутов, Меред Клычев, Помма Нур-Бердыев, Чары Кулиев, Монтон Джанмурадов, Рахим Эсенов и др.

По переписи 1989 г. в городе проживало 1,4 тысячи туркмен, к 2002 г. их число значительно снизилось и составило, по данным переписи, 793 человека. Однако по данным руководителя петербургского общества туркменской культуры «Мекан» Нургельды Сейидова, в Петербурге проживает около 1200 туркмен. Из них 800 человек — это студенты, а 400 (включая членов семей) — постоянные жители, граждане России. Первая, более многочисленная группа туркменских студентов, в свою очередь, делится на две части — приехавших в город самостоятельно и поступивших на коммерческой основе, и учащихся за счет Туркменского государства. Студенты учатся во многих вузах города, но больше всего — в санитарно-гигиеническом институте им. И. И. Мечникова. В основном все они после учебы возвращаются обратно в Туркмению, главным образом те, которые учатся за счет государства.

Региональное культурное общество туркмен в СПб «Мекан», объединяющее выходцев из Туркмении, ведет образовательно-просветительскую, культурную деятельность, способствует установлению связей между соотечественниками. Первый председатель общества — М. А. Ровшанов, ныне его возглавляет Н. Р. Сейидов. Основные цели общества «Мекан» состоят в развитии российско-туркменских связей, популяризации туркменского языка, традиций и культуры. Ее деятельность контролируется Ашхабадом через Гуманитарную ассоциацию туркмен мира, возглавляемую лично президентом Туркменистана. Таким образом, в отличие от других общин, жизнь которых институционально мало зависит от страны-патрии, в туркменском случае это не так. Ассоциация активно помогает своим диаспорам материально. Они получают книги, костюмы, учебники для реализации культурно-просветительской функции. В то же время руководители диаспор регулярно докладывают в Ашхабад о положении в их общине. Для этого, в частности, в Петербурге в каждом вузе среди туркменских студентов есть староста, который периодически встречается с руководителем туркменского общества и рассказывает ему о жизни студентов в вузе. Представители общины устраивают культурные встречи, отмечают мусульманские и национальные праздники.

Общество культурных связей с Туркменией создано в 1999 г. Интересы общества — вопросы исторического плана, культурная, научная, издательская работа. Общество отвечает за официальный уровень взаимоотношений города с Туркменистаном. В частности, оно принимало активное участие в подготовке и проведении состоявшегося в феврале 2004 года визита губернатора В. И. Матвиенко в сопровождении большой группы бизнесменов в Туркмению. В феврале 2004 г. в Смольном университете открылся первый в России центр «Рухнама» по углубленному изучению истории и культурного наследия Туркменистана.

29 ноября 2007 г. в рамках празднования 16­-летия независимости Туркменистана в Санкт-Петербурге была открыта туркменская воскресная школа им. Махтумкули Фраги. Обучение в ней проводится по воскресеньям по программе «Туркменский язык для русских школ». В учебный курс также входят уроки, которые познакомят школьников с культурой и историей Туркмении.

Узбекская община Санкт-Петербурга

В дореволюционный период узбеки преимущественно попадали в Петербург в составе торговых караванов, посольств, различного рода миссий и т. д. Так, в начале XVIII в. сюда прибыли посольства от хивинских ханов Шах-Нияза и Араб-Мухаммеда, в 1713 г. город посетил с особой миссией хивинский подданный Ходжа-Нафас, в 1720 г. — посольство от нового хана Хивы Аваз-Мухаммеда. Востоковед Г. И. Спасский упоминал посетившего столицу в 1779 г. бухарского посланника Ир-Назара Максутова (Максютова), благодаря которому Екатерина II выделила деньги на строительство медресе в Бухаре. В 1804 г. Санкт-Петербург посетило посольство бухарского эмира Хайдар-хана во главе с Абдулкаримом Бухари.

Офицер отдельного Сибирского корпуса Ф. Назаров в своих «Записках» упоминает о Кокандском посольстве от Умар-хана, побывавшем в столице в 1812 г. В этот же период хивинский караван-баши Атанияз Нияз-Мухаммедов выполнял особую миссию Александра I, пытаясь наладить контакты между Россией и Хивой. В 1815 и 1819 гг. посланник эмира Бухарского Хайдар-хана Азимджан Муминджанов, «пребывая в Петербурге, выражал от имени эмира пожелание о направлении в Бухару русского посольства для заключения торгового соглашения». В 1827 г. в город из Москвы переехала узбекская купеческая семья Хошаловых.

Целый ряд посольств был направлен в Санкт-Петербург кокандскими ханами (в 1822, 1828, 1831, 1841 гг. и т. д.). В 1831 г. хан Коканда Мухаммад Али-Хан отправил сюда посольство с просьбой к императору Николаю I направить в Коканд горных инженеров и офицеров­-артиллеристов. В 1841 г. сюда прибыло кокандское посольство, которое возглавил Мухаммад Халил Сахиб-заде. А. Вамбери в своем сочинении упоминает о хивинце Шукрулла-бае, который много раз бывал с поручениями в столице России.

В 1857, 1869 и 1874 гг. с посольствами бухарского эмира Насраллах-хана город посетил бухарский просветитель Ахмад Дониш, написавший книгу «Путешествие из Бухары в Петербург». В 1869 г. бухарское посольство возглавляли шурин эмира Абу аль-Касым-бий и наследный принц Сеид Абдул-Фаттах Мирза. В 1870–1880­-е гг. здесь жил бухарский принц Сеид Мир-Мансур, который учился в Пажеском корпусе, получил звание офицера и служил в российской кавалерии.

Научное изучение узбекского языка было начато русским востоковедом М. А. Терентьевым, опубликовавшим в 1875 г. в Санкт-Петербурге «Грамматику турецкую, персидскую, киргизскую и узбекскую».

В 1885 г. Астанакулбек-бий-кушбеги в качестве личного чрезвычайного посланца эмира Музаффара был в столице, где встречался с императором Александром III. В 1893 г. и 1903 г. здесь были посольства эмира бухарского Сеида Абдул-Ахад-хана. В 1893–1896 гг. здесь в Николаевском кадетском корпусе учился наследный принц бухарского престола, будущий эмир Сеид Мир-Алим-хан. В конце ХIХ — начале ХХ в. здесь неоднократно бывал хивинский сановник Шейх-Назар-есаулбаши Мухаммад-Мурад-оглы.

В 1901–1903 гг. в столице жил самаркандский просветитель Ажзи. В начале ХХ в. столичный Горный институт закончил кокандец А. А. Махмудов — первый узбек, получивший диплом горного инженера. В 1907–1908 гг. состоялся визит делегации хана Хивинского, возглавляемой первым визирем Ислам-Ходжой; в ее составе был Х. Деванов — пионер узбекского кино. Значительную активность проявили в Санкт-Петербурге в начале ХХ в. туркестанцы — депутаты Государственной Думы России: Абдувахит-кары Кариев и др.

В начале ХХ в. хивинский хан Мухаммад-Рахим-хан II финансировал строительство канонерской лодки Балтфлота, получившей название «Хивинец», а бухарский эмир Сеид Абдул-Ахад-хан — строительство аналогичной лодки под названием «Бухарец».

Предметом гордости узбекской общины Санкт-Петербурга является Соборная мечеть, построенная в начале ХХ в. на средства эмиров Бухарских (заложена при Сеиде Абдул-Ахад-хане, закончена при его сыне Сеиде Мир-Алим-хане).

В 1911–1915 гг. в городе на Неве на отделении естествознания издательства «Круг самообразования» учился будущий академик и первый президент Академии наук Узбекистана Т. Н. Кары-Ниязов. В настоящее время здесь проживают потомки этого прославленного узбекского ученого.

В 1916 г. многие узбеки были мобилизованы в рабочие дружины и отправлены на фронты Первой мировой войны, в том числе фронт под Петроград. Часть из них активно участвовала в событиях 1917 г.

В 1920–1930­-е гг. здесь учились: один из первых профессиональных литературоведов Узбекистана А. Алави; крупный узбекский писатель Камиль Яшен; лингвист У. Т. Турсунов; один из ведущих архитекторов Узбекистана М. С. Булатов; будущий первый директор Института истории и археологии АН Узбекистана З. Ш. Раджабов и др. В 1935 г. в Ленинграде под руководством Ташкенбая Эгамбердиева впервые создан национальный цирковой аттракцион узбекских канатоходцев, который проработал здесь вплоть до 1941 г.

Тяжелая страница связана с репрессиями. В Ленинграде и области только в конце 1937 г. были расстреляны Махкамов Усман; Хаджияров Саид; Ходжаев Азиз-Хан (брат председателя СНК Узбекской ССР Ф. Ходжаева) и другие выдающиеся узбеки.

Важным историческим периодом является Великая Отечественная война, во время которой около 50 тысяч воинов из Узбекистана находились в регулярной армии, оборонявшей подступы к Ленинграду. Героизм узбеков, защищавших Ленинград, описывали И. Эренбург, З. Пивень, А. Генатулин, С. Глезеров в книге «Невский пятачок» и т. д. Известно, что 128 узбеков служили в 286­-й стрелковой дивизии, защищавшей Ленинград, 162 — в 53­-й отдельной стрелковой бригаде, 726 — в 38­-й стрелковой дивизии и т. д. Весной 1942 г. осажденный город посетила делегация Узбекистана (а также делегации Казахстана, Киргизии, других республик) во главе с Ф. Коканбаевым и В. Садыковой. В боях под Ленинградом погибли многие уроженцы Узбекистана. Сотни из них отличились своим героизмом, защищая город. Именно под Ленинградом, у станции Любань, узбек Туйчи Эрджигитов бросился на амбразуру вражеского дзота, за что посмертно был удостоен звания Героя Советского Союза. Героически сражался разведчик 115­-й стрелковой дивизии Карим Касымов. Генерал-майор В. Ф. Коньков писал: «Карим Касымов был необыкновенно храбрым человеком. На его лицевом счету числились два уничтоженных танка, транспортер, с десяток, а то и два автоматчиков. В бою он был ранен, продолжал стрелять, вторично его ранило уже при эвакуации через Неву. О подвигах Карима слышали многие».

В 2002 г. на Пискаревском мемориальном кладбище при участии правительства, посольства Узбекистана и петербургского культурного общества соотечественников Узбекистана «Умид» («Надежда») была открыта памятная плита «жителям Узбекистана, погибшим при защите Ленинграда». 6 тысяч узбеков, защитников города на Неве, похоронены здесь.

В послевоенный период узбеки продолжали получать образование в Ленинграде, среди них композитор И. И. Акбаров, будущий академик АН Узбекистана М. Ю. Юлдашев, народный художник Узбекистана Р. А. Ахмедов, скульпторы А. Байматов и Р. Чарыев, известные узбекские художники Б. Джалалов, С. Рахметов, А. Икрамджанов, М. Нуритдинов, искусствовед Х. Н. Абул-Касымова, исламовед М. К. Арипов. С 1960 г. в Ленинграде проживает известный кинорежиссер И. А. Хамраев — профессор кафедры режиссуры Петербургского университета кино и телевидения, руководитель сектора культуры узбекской диаспоры Санкт-Петербурга. С 1964 г. здесь проживает самаркандец Х. И. Абдусаматов — ныне доктор физико-математических наук, заведующий лабораторией космических исследований ГАО РАН (Пулково). Как отмечалось в СМИ, «в советские времена узбеков было много среди жителей… Ленинграда».

Сегодня узбекская община города относительно немногочисленна и насчитывает около 18–20 тысяч человек. Диаспора объединена вокруг культурного общества соотечественников Узбекистана «Умид» («Надежда»), основанного в 1995 г. За годы своей работы общество стало центром культуры и деловых связей соотечественников Узбекистана. Созданы коммерческие предприятия, способствующие претворению в жизнь основных задач общества, оно сотрудничает с правительствами Санкт-Петербурга и Ленинградской области. Для расширения сферы деятельности общества, укрепления культурных и экономических связей «Умид» создало культурный центр с целью распространения узбекской культуры, обычаев, традиций, языка. Также сформирован коммерческий информационный центр для деловых людей, сотрудничающих с Узбекистаном или имеющих намерение иметь такое сотрудничество, сеть магазинов по продаже узбекских товаров. Примечательным проектом стало проведение в городе встречи соотечественников Узбекистана со всего мира «Узбекская диаспора­-2002, Восток–Запад», целью которой было собрать под одной крышей узбекских деятелей культуры, деловую элиту, представителей госструктур. Неоднократно проводились встречи членов узбекской общины в СЗФО, на которых обсуждались вопросы, связанные с дальнейшим развитием диаспоры.

Ежегодно в общине отмечаются мусульманские праздники Ураза- и Курбан-байрам; Навруз, День независимости Узбекистана, Пахта-байрам.

Узбеки в городе традиционно селятся на Васильевском острове (здесь же расположен офис диаспоры, Узбекский культурный центр, находятся больше всего узбекских ресторанов: «Театр+», «Караван-сарай», и др.). Основной род деятельности узбеков­-петербуржцев: сфера услуг, народные промыслы. Община объединилась вокруг общества «Умид», а также землячества «Туран» и коммерческой фирмы «Ватан» («Родина»). Во главе этих организаций стоит Алиджан Хайдаров, четверть века отслуживший на Балтийском флоте, кавалер нескольких государственных наград.

Известных узбеков в Санкт-Петербурге много: кинорежиссер И. Хамраев; капитан 1­-го ранга в запасе, бывший командир АПЛ Северного флота Б. А. Нармамадов; профессор Военно-медицинской академии Б. И. Набиджанов; заслуженный мастер спорта по фигурному катанию и тренер по большому теннису И. Ибрагимов; лауреат Госпремии, профессор А. Р. Рахимова, сейчас возглавляющий филиал Академии гражданской авиации в Узбекистане; депутат муниципального образования Р. Р. Курбанов; президент общества «Морской фасад» Ш. Ш. Кары-Ниязов (внук академика Т. Н. Кары-Ниязова) и др.

Благодаря активности общины Санкт-Петербург часто посещают деятели культуры Узбекистана: ансамбль «Ялла» во главе с народным артистом Узбекистана Фарухом Закировым; «Cоловей Узбекистана» народный артист Шерали Джураев, известная своим неповторимым талантом народная артистка Узбекистана Юлдуз Усманова, народный артист Республик Узбекистан, Каракалпакстан и Туркменистан Артык Атаджанов и т. д. Община способствует также популяризации в городе узбекской национальной кухни.

Нельзя не сказать и о так называемой новой диаспоре — трудовых мигрантах. В основном выходцы из Узбекистана занимаются в городе строительством, в Ленинградской области — сельским хозяйством; работают на заводах, в торговле, автосервисе, на предприятиях общественного транспорта, в жилищно-коммунальном хозяйстве, бытовом обслуживании. Например, среди водителей Санкт-Петербурга так много узбеков, что уже изданы и распространены среди них правила дорожного движения на узбекском языке («КП», 23.05.2008). Общая численность трудовых мигрантов нестабильна, колеблется от 100 тысяч человек и выше. Узбекская община в меру сил помогает этим людям.

Авторы статей:

 

Макаров Дмитрий Витальевич — руководитель Отдела по работе с общественными организациями и мигрантами Духовного управления мусульман Европейской части России.

Назаров Равшан Ринатович — к. филос. н., с. н. с. Отдела современной истории и международных отношений Института истории АН Республики Узбекистан.

Хайретдинов Дамир Зинюрович — к. и. н., этнолог, ответственный редактор энциклопедического словаря «Ислам в РФ».

Статьи опубликованы в энциклопедических словарях «Ислам в Москве» (М.–Н. Новгород: ИД «Медина», 2008) и «Ислам в Санкт-Петербурге» (М.–Н. Новгород: ИД «Медина», 2009). Публикацию для альманаха «Ислам в СНГ» подготовил Д. З. Хайретдинов.



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.