Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Ислам в Содружестве Независимых Государств № 2(3)' 2011
22.08.2011

Проблемы региональной безопасности Центральной Азии

Акылбек Салиев
директор Института стратегического анализа и прогноза при КРСУ

Вести из Афганистана и Ирака, информационная кампания вокруг Ирана с целью адаптировать мировую общественность к мысли о возможной войне против этой страны делают обстановку в регионе от Китая до Ближнего Востока крайне нестабильной. Ожидаемый провал афганской кампании и вынужденный уход НАТО из этой страны актуализирует перед Западом задачу сохранения своего присутствия в Центральной Азии. События, подобные июньской трагедии в Оше, а также столкновения боевиков с правительственными войсками в Таджикистане при «осмотрительной позиции ОДКБ» могут рассматриваться НАТО как возможность получить мандат ООН «на урегулирование внутренних конфликтов», чтобы на законной основе сохранить свое пребывание в Центральной Азии в будущем. В этой связи изучение конфликтного потенциала внутри каждого государства — члена ОДКБ, предупреждение и своевременное их предотвращение является задачей приоритетного значения для всех заинтересованных государств ЦА и ОДКБ в частности.

В Центральной Азии, несмотря на усилия международного сообщества, самих государств региона, продолжается дальнейшее развитие старых и появление новых конфликтов. Региональные организации, такие как ШОС, ОДКБ и СВМДА, не имеют механизма предупреждения и предотвращения конфликтных ситуаций, поскольку они по определению не предназначены для такой работы.

В целом для Центральной Азии последних лет характерным является серьезный рост дестабилизирующих тенденций, обусловленных как традиционными факторами, так и относительно новыми, присущими для нынешнего этапа развития государств региона. Общей причиной роста напряженности в этом районе, безусловно, является его экономическое положение. Практически все государства региона столкнулись с проблемой деиндустриализации. В крайне сложном положении находится социальная сфера. Появилась тенденция ретрадиционализации. Именно это стало одной из причин роста интереса к религии, в том числе и к закрытым сектам. К примеру, кровавые события в соседнем Андижане в 2005 г., по официальной версии, имели религиозный подтекст. Хотя следует согласиться и с тем, что в Узбекистане есть некоторые проблемы с правами человека, которые не могли не сказаться на общей ситуации в стране и в Андижане в частности.

Нынешняя обстановка в Таджикистане в значительной мере связана с конкретными решениями руководства страны по ряду значимых внутриполитических вопросов. Являясь единственным государством в регионе, где имеется парламентская партия религиозного толка, верующие граждане этой страны по самым разным причинам испытывают на себе зачастую неоправданное давление со стороны государства. В феврале 2010 г. состоялись выборы в парламент страны. Лишь несколько представителей Партии исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ) смогли занять места в законодательном органе страны, хотя в отдельных районах республики эта партия имела подавляющее преимущество. Сегодня в Таджикистане в отношении верующих предпринимаются акции давления. Возвращены домой практически все граждане, которые проходили обучение в религиозных учебных заведения за границей. Сохраняется тревожная ситуация в Раштской долине. Надо полагать, что объективно нет никаких условий для новой гражданской войны, а события в Раште указывают лишь на то, что со стороны властей допущены серьезные управленческие ошибки.

Недавние парламентские выборы в Кыргызстане в соответствии с измененной конституцией, предполагающей создание парламентской формы правления, породили крайне хрупкую общественно-политическую обстановку в обществе. Сегодня Кыргызстан испытывает на себе давление с разных сторон. Практически сформировался блок внутренних устойчивых противоречий, который не дает политическим партиям, попавшим в парламент, прийти к какому-то общему видению формата оптимального управления страной. Рельефно обозначились позиции внешних игроков, которые также пытаются оказать влияние на выбор страной своего вектора развития.

Парламентские выборы в Кыргызстане также показали рост религиозного фактора в общественно-политической жизни страны. Анализ ситуации дает серьезные основания утверждать, что запрещенная политическая партия «Хизб ут-Тахрир», активно использующая религиозную риторику, сегодня усилила в стране свои позиции. Одной из важных причин расширения зоны действий этой партии в Кыргызстане и в соседних с ним государствах является отсутствие системного и целенаправленного идеологического противодействия радикальным религиозным процессам.

Сегодня неоспоримым является тот факт, что ислам в жизни граждан Казахстана стал играть более значимую роль. Один из близких родственников нынешнего президента Н. Назарбаева, указывал, что нет «другого пути избавления от многочисленных недугов современности, будь то морально-нравственная деградация или экономические сложности для нашей республики, кроме как укрепление и развитие ислама». При таком понимании роли религии в обществе власти Казахстана тем не менее совершенно упустили ситуацию из-под контроля. Сегодня для страны угрозу создает не только откровенно радикальная партия «Хизб ут-Тахрир», но есть серьезные основания утверждать, что ваххабиты в Казахстане имеют твердые позиции. К ним прибавились так называемые коранисты, которые вовлекли в свои ряды молодежь из семей чиновников высокого уровня.

Ни у кого не вызывает сомнений то обстоятельство, что наркобизнес оказывает негативное воздействие на ситуацию в странах региона. Для нынешнего Кыргызстана характерно возобновление производства наркосодержащих трав. Активизация наркобизнеса, рост теневых доходов, безусловно, оказывают давление на экономику и препятствуют ее нормальному развитию. Деньги от наркотиков также подпитывают и криминальные, и экстремистские группы, обеспечивают подкуп должностных лиц, создают почву для коррупции.

Как известно, от Советского Союза нынешним государствам региона достались проблемы экологического порядка. Так, повышение уровня Каспия грозит затоплением больших густонаселенных районов. Еще более трагична судьба Аральского моря. Серьезной продолжает оставаться проблема питьевой воды. Одной из самых опасных явлений жизни региона являются радиоактивные отходы. Зараженные материалы из хвостохранилищ на территории Кыргызстана при сильных паводках или землетрясении могут попасть на территорию соседнего государства и спровоцировать там экологическую катастрофу.

Все вышеизложенное является актуальным и реально таит в себе источники угроз для жизни региона. Однако состояние уровня стабильности региона в значительной мере определяется еще и тем, как проводятся линии государственных границ между бывшими республиками Средней Азии и как распределяется здесь поливная вода.

Особого внимания требует проблема неизбежной смены первых руководителей ряда соседних с Кыргызстаном государств и связанное с этим возможное изменение идеологии государственного управления, которое по определению не будет тихим.

В сентябре 1993 года на 48­-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН президент Узбекистана И. Каримов в своем выступлении отметил: «В настоящее время между многими странами этого региона по существу отсутствуют границы в их классическом понимании. Поэтому конфликт в любой точке грозит чисто по географическим причинам охватить весь регион». После развала СССР между бывшими республиками линии административного деления были признаны в качестве основы для государственных границ. Однако на деле на местах происходит фактический передел земли.

Общеизвестно, что наиболее уязвимой и взрывоопасной точкой Центральной Азии является Ферганская долина. По причине ее перенаселенности, из-за национального и культурного многообразия в совокупности с крайне нищим положением большинства населения Ферганскую долину можно называть «благодатной почвой» для возникновения конфликтов и роста политической и социальной напряженности. Затянувшийся процесс пограничного урегулирования способствует сохранению этой напряженности, порождает конфликты из-за раздела земли и распределения воды, которые впоследствии, приобретая межэтнический характер, способны перерасти в более массовое проявление взаимного недовольства и применения силы. Ошский конфликт 90­-х годов красноречиво показывает, как земельный конфликт способен в мгновение ока приобрести масштабный характер и привести к серьезным трагическим последствиям. К сожалению, аналогичные события в Оше повторились в июне 2010 г.

На деле пограничные и территориальные проблемы могут стать достоянием истории только в одном случае: если лидеры центральноазиатских республик проявят политическую волю и готовность их решить и не будут идти на поводу собственных политических амбиций. В противном случае проблема определения линии государственных границ в Ферганской долине объективно может стать источником регионального конфликта, последствия которого на долгие годы нарушат стабильность во всей Центральной Азии.

Сегодня все прекрасно понимают, что государства или транснациональные компании, которые будут инвестировать в гидроэнергетику региона, получат доступ к экономическим рычагам давления на страны — потребители как электроэнергии, так и воды. В перспективе проблема вододеления может стать политическим инструментом, который одинаково успешно можно будет использовать как во благо, так и во вред странам Центральной Азии.

Наличие указанных проблем в регионе свидетельствует лишь об одном: об отсутствии реального регионального сотрудничества, основанного на взаимном уважении суверенитета и территориальной целостности. Низкий уровень доверия в   межгосударственных отношениях пока не позволяет странам региона приступить к формированию зоны всеобщего процветания, стабильности и безопасности.

Анализ ситуации в регионе с точки зрения его безопасности и стабильности не будет полным без того, чтобы не коснуться его внешних факторов. Говоря о них, безусловно, речь следует вести о военном присутствии стран НАТО в регионе в рамках международной антитеррористической кампании.

Центральная Азия, традиционно входившая в зону стратегических интересов России, сегодня весьма привлекательна для США, последовательно добивающихся ее превращении в так называемую опорную точку западной демократии. Создается устойчивое впечатление, что активизация военно-политических структур США в регионе обусловлена не столько необходимостью решить проблему в Афганистане, сколько стремлением нейтрализовать пока еще слабые усилия Китая и России создать здесь нечто подобное системе региональной безопасности.

Для своей центральноазиатской политики эксперты США разработали проект «Большая Центральная Азия», который предусматривает усиление роли Пентагона и госдепартамента в обеспечении эффективного присутствия в регионе. Есть достаточные основания полагать, что этот проект во внешнеполитической стратегии по усилению американского влияния в регионе уже играет значимую роль.

Как факт следует воспринимать интерес Вашингтона к энергетическим и транспортным проектам, в которых страны региона объективно заинтересованы. Но здесь проблема лишь в одном — в целеустановках США, которые не совпадают с интересами России и Китая. И если называть вещи своими именами, то проект БЦА необходим Вашингтону для гуманитарного прикрытия своего военного присутствия в ЦА.

Таким образом, можно утверждать, что США, НАТО, Запад в целом, грамотно используя международные военные операции в Ираке и Афганистане, фактически закрепились в регионе. Этому в значительной мере способствует согласованная линия поведения всех участников антитеррористической кампании в Афганистане, а также умелое использование Вашингтоном принципов сетевого маркетинга для достижения своих военно-политических целей в странах Центральной Азии.

Как представляется, сегодня самой главной задачей западной внешней политики в регионе является недопущение появления здесь собственной системы региональной безопасности. Для Запада пока еще сохраняются благоприятные условия, так как страны региона предметно этой работой не занимаются. По мнению аналитиков, ожидаемая трансформация НАТО преследует цель ее превращения из института коллективной обороны в многопрофильную организацию, способную решать широкий спектр проблем международной безопасности. В этой связи можно ожидать, что новая стратегическая концепция НАТО будет направлена на развитие новых экспедиционных возможностей альянса при одновременном отказе от концепции зональной ответственности блока.

При этом Вашингтон совершенно упускает из вида то обстоятельство, что одной из серьезных причин роста напряженности в странах азиатского региона является несовпадение морально-нравственных критериев США с мировоззрением коренного населения. С учетом роста влияния ислама в регионе следует полагать, что степень конфликтности на данном поле будет однозначно увеличиваться.

В настоящее время в Центральной Азии функционирует несколько международных структур с различным статусом. Шанхайская организация сотрудничества, Организация Договора о коллективной безопасности, Совещание по взаимодействию и мерам доверия в Азии согласно своим уставам не предназначены для выстраивания новой архитектуры безопасности региона с механизмами урегулирования возникающих конфликтов.

Применительно к региону от Китая до Ближнего Востока сегодня нет какой-либо международной структуры, подобной ОБСЕ, которая профессионально занималась бы только вопросами безопасности. В СМИ сегодня активно муссируется вопрос об участии НАТО в обеспечении переговоров между Кабулом и талибами. Получается, что усилиями НАТО в Афганистане начинают закладываться первичные механизмы для урегулирования обстановки в стране.

Говоря о необходимости создания в регионе собственной международной организации по безопасности, естественным является ожидание активности со стороны Москвы по формированию специальной переговорной площадки с достаточным высоким статусом, на которой государства региона могли бы путем консультаций начать строительство будущей региональной системы коллективной безопасности. Первым пунктом повестки дня первого заседания такой организации мог бы быть Афганистан. Желательность такой организации вызвана многими причинами. Даже оставляя в стороне ситуацию в Афганистане, нам всем следует иметь в виду, что процесс становления молодых государств Центральной Азии еще не завершился и этот процесс не обязательно будет гладким. Поэтому насущность такой организации, которая непредвзято обеспечит площадку для переговоров и предложит механизмы для урегулирования конфликтов в будущем, является очевидной.



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.