Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Ислам в Содружестве Независимых Государств № 2(3)' 2011
22.08.2011

Центральноазиатский регион всегда в эпицентре
геополитической борьбы

Теймур Атаев
политолог, Азербайджан. teymur-ogtay@rambler.ru

Возможна ли искусственная «афганизация» ареала посредством инициирования проявлений «исламского радикализма»?

Как известно, 26 апреля госдепартамент США призвал находящихся в Узбекистане американских граждан «соблюдать осторожность при поездках по региону». Призыв обосновывался получением правительством США информации о возможном планировании террористическими группировками атаки «против американских интересов» в стране, а именно — объектов, «где часто собираются американцы и другие иностранцы, в том числе жилой сектор, клубы, рестораны, религиозные святыни, школы, гостиницы». Среди «наиболее активных в регионе» террористических организаций назывались сторонники Исламского движения Узбекистана (ИДУ), «Аль-Каиды», Союза исламского джихада (СИД) и Исламского движения Восточного Туркестана.

Данный факт однозначно свидетельствует об очередном этапе обострения ситуации вокруг и внутри Центральной Азии. В целом уже ни для кого не является секретом, что все происходящее в регионе — суть отражение геополитической борьбы ведущих планетарных мировых сил за влияние в этом стратегическом ареале. Важнейшая тут тонкость — в прикрытии внешнего почерка нагнетания обстановки внутренним содержанием, благо для этого всегда есть «горячее» поле «в лице» спорных территориальных проблем, нередко решаемых, как отмечено одним из официальных лиц, посредством «тихой экспансии». Речь прежде всего о водных спорах, активно используемых внешними силами.

В свете вышеизложенного целесообразно совершить небольшой экскурс в события двухлетней давности, а уже затем вернуться в день сегодняшний.

Водные страсти

Пару лет назад директор Центра стратегических исследований при президенте Таджикистана Сухроб Шарипов охарактеризовал региональную ситуацию следующим образом: «Обладающие запасами энергоносителей страны низовья (Туркменистан, Казахстан, Узбекистан. — Прим. авт.) не хотят продавать Киргизии и Таджикистану (верховье. — Прим. авт.) нефть и газ по сниженным ценам». В связи с чем «у Душанбе и Бишкека не остается иного выхода, как строить гидроэлектростанции». Речь идет о реализации проектов строительства Рогунской ГЭС в Таджикистане и Камбар-Атинской — в Кыргызстане, превращающихся, по словам аналитика, в национальную идею: «Ни один политик, ни президент, никто не может сделать шаг назад. Иначе будет объявлен предателем родины», — пишет эксперт [1].

В свою очередь, «Стратегия нового партнерства ЕС и Центральная Азия», подчеркивая «значительное усиление» роли стран Центрально-азиатского региона «как производителей энергии с транзитными газопроводами», одним из «определяющих аспектов энергосотрудничества» с Центральной Азией назвала управление водными ресурсами, т. к. «производство и распределение гидроэнергии — ключевой момент в содействии стабильности и процветанию в регионе и за пределами, включая Афганистан и Пакистан» [2].

Озвученное явно свидетельствует, что обоснование некоторыми экспертами разворачивающихся в водном направлении проблем исключительно экономико-географическими причинами выглядит неполно, потому что ракурс реализации энергоресурсов географическим соседям по рыночной цене или взимания платы за водные ресурсы трансграничных рек в реалии являются производными от геополитической борьбы мировых стран-лидеров за Центральную Азию, в которой контекст ГЭС предоставляет огромные возможности внешним силам воздействовать на развитие обстановки в ареале.

Таджикистан

Рогунская ГЭС (могущая стать самой крупной в Центральной Азии: шесть гидроагрегатов общей мощностью 3,6 ГВт) — это проект еще советского периода, активность вокруг которого фиксируется с 2004 г., когда, согласно договоренностям, на российскую алюминиевую компанию «Русал» (51% в ГЭС) возлагалась совместная с Душанбе оплата электростанции. В 2007 г. Таджикистан сообщил о расторжении договора, Москва же объявила об отсутствии планов по выходу из проекта. Летом 2008 г. разговор о возвращении России в процесс достройки ГЭС (по линии «Интер РАО ЕЭС») вновь вышел на повестку дня. Однако во время январского (2009 г.) визита в Узбекистан глава России Дмитрий Медведев подчеркнул актуальность создания ГЭС «с учетом мнения соседей» при предоставлении «надлежащих доказательств экологической состоятельности проекта» и выступления в «роли нормального полноценного заказчика тех или иных работ».

Это высказывание привело к дипломатическому скандалу между Москвой и Душанбе, оценившим прозвучавшее как нарушение предварительных договоренностей в направлении Рогуна. Лишь в последний момент Э. Рахмон решил не отказываться от участия на февральском саммите ЕврАзЭС и внеочередной сессии ОДКБ. Однако запланированные переговоры с Д. Медведевым все же были перенесены, на фоне чего Э. Рахмон встретился с послом США в Таджикистане Трейси Джейкобсон, выразив готовность поддержать транзитные перевозки коммерческих грузов в Афганистан через территорию страны.

В направлении российско-таджикского военного сотрудничества можно отметить, что еще в 2004 г. государства подписали договор, согласно которому российская 201­-я мотострелковая дивизия получила статус базы. В 2008 г. Москва и Душанбе договорились о совместном использовании аэродрома «Айни». Таджикские власти ставили вопрос о реконструкции «Айни» за счет российской стороны и предоставлении арендной платы, несмотря на надежды России о «безвозмездном» развитии вопроса. В преддверии июльского (2009 г.) визита Д. Медведева в Таджикистан ряд СМИ сообщили о прозвучавшем на встрече в Душанбе с замгоссекретаря США по Южной и Центральной Азии Робертом Блейком предложении Э. Рахмона по использованию «Айни» американцами, однако официального подтверждения этому до сего дня нет. Тогда же Э. Рахмон заявил о важности принятия нового закона «О государственном языке Республики Таджикистан», что вызвало резко негативную реакцию российских СМИ, названную одним из таджикских информагентств «истерикой».

Однако на церемонии сдачи в эксплуатацию ГЭС «Сангтуда­-1» на реке Вахш (75% акций объекта — у российской стороны) Э. Рахмон сказал, что ввод в строй гидроэлектростанции «сделал возможным возрождение таджикско-российского энергетического братства», знаково заявив о надежде на «новые примеры плодотворного сотрудничества» (в скобках заметим, что в декабре прошлого года Э. Рахмон принял участие на московском заседании Совета коллективной безопасности ОДКБ).

Кыргызстан

Параллельно «торможению» Москвой «рогунского направления» 3 февраля 2009 г. в Москве было подписано соглашение между правительствами Кыргызстана и России о строительстве Камбар-Атинской ГЭС­-1 (расположена в Карабашском створе на р. Нарын; может стать крупнейшим объектом из всего состава Камбар-Атинских ГЭС). Согласно документу, стороны оказывают содействие созданию совместного АО (при участии российского «Интер РАО ЕЭС» и кыргызстанского ОАО «Электрические станции»).

Спустя две недели парламент Кыргызстана денонсировал соглашение с США о размещении авиабазы «Манас». Однако уже в июне он ратифицировал американо-кыргызское соглашение о создании «на том же месте» Центра транзитных перевозок (в преломлении к доставке грузов для войск НАТО в Афганистане). А тогдашний президент страны Курманбек Бакиев предложил Бишкек «в качестве площадки для постоянно действующей международной конференции по вопросам безопасности и стабильности в центральноазиатском регионе» (Бишкекская инициатива — БИ). Председатель Парламентской ассамблеи (ПА) ОБСЕ Жоао Соареш тут же высказался за ее реализацию под эгидой ПА на площадке ОБСЕ. В июле устами замгоссекретаря США Уильяма Джозефа Вашингтон также поддержал БИ с учетом создания «вокруг нее новой инфраструктуры для постоянно действующего диалога по вопросам безопасности в Центральной Азии и Афганистане».

Параллельно Бишкек подписал меморандум с Москвой, согласно которому на территории страны будут размещены дополнительный российский воинский контингент и учебный центр для подготовки военнослужащих обеих стран (срок действия соглашения — 49 лет с возможностью его автоматического продления на 25­-летние периоды). К слову, на территории Кыргызстана у Москвы уже был военный объект — авиабаза в Канте.

Узбекистан

В выступлении на апрельском (2008 г.) саммите НАТО/СЕАП президент Узбекистана Ислам Каримов констатировал реальность «трансформации НАТО в политическую структуру», огласив готовность страны «к обсуждению и подписанию» с Альянсом соглашения об обеспечении коридора и транзита через Узбекистан по доставке невоенных грузов в Афганистан». Глава Узбекистана также назвал целесообразным «возобновление переговорного процесса» по Афганистану посредством реанимации функционировавшей в 1997–2001 гг. под эгидой ООН группы «6 + 2». В тот период данная структура включала приграничные с Афганистаном Иран, Китай, Пакистан, Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан, а также Россию с США, обеспечивая переговорный механизм между представлявшим законную власть Афганистана северным Альянсом и контролировавшими большую территорию страны талибами. Тонкость предложения И. Каримова состояла в «преобразовании» «плюс 2» в «плюс три», «имея в виду обязательное участие в переговорном процессе представительства НАТО… с учетом современных реалий».

В конце 2008 г. Узбекистан приостановил членство в ЕврАзЭС вследствие «сомнений в результативности деятельности» структуры. Январские (2009 г.) российско-узбекские переговоры на высшем уровне вроде несколько стабилизировали взаимоотношения между Ташкентом и Москвой. Однако после российско-кыргызского соглашения в направлении Камбар-Аты они вновь обострились. При подписании в феврале на встрече лидеров ОДКБ соглашения о создании Коллективных сил оперативного реагирования (КСОР) ОДКБ Узбекистан высказал «особое мнение»: несогласие с включением в структуру всех спецслужб. Это государство также заявило об участии в организации не на постоянной основе, а лишь в операциях с тематикой «терроризм» и «наркоугроза». Вслед за этим И. Каримов принял командующего Центрального командования ВС США Дэвида Петреуса. На пресс-конференции после переговоров с президентом Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедовым (конец февраля) глава Узбекистана сообщил, что во время «визита Д. Петреуса была достигнута договоренность об осуществлении США транзита невоенных грузов через территорию республики в Афганистан». Глава Узбекистана при этом добавил: «Каждая страна должна сама решать как себя вести по отношению к Афганистану и исходя из [его] и интересов собственной страны» [3].

Параллельно околоафганской сфере с осени 2008 г. Ташкент активизировался в водном направлении как на внутреннем, так и на внешнем «поле». В сентябрьском выступлении в штаб-квартире ООН в Нью-Йорке мининдел Узбекистана Владимир Норов выразил крайнюю озабоченность «планами и упорным стремлением ряда государств региона искусственно сократить объемы и режимы стоков трансграничных рек Сырдарьи и Амударьи», заявив о необходимости привлечения международных аудиторских организаций для «проведения оценки соблюдения экологических требований» при строительстве новых гидроэнергетических сооружений. По некоторым данным, в докладе, посвященном итогам социально-экономического развития страны в 2008 г., И. Каримов (февраль 2009 г.) сообщил о готовности страны «вкладывать инвестиции» в строительство Камбар-Атинской и Рогунской ГЭС в случае недопущения «снижения уровня водотока для расположенных ниже по стоку» государств и соблюдения «экологической безопасности», но при условии проведения технико-экономической экспертизы под эгидой ООН. В опубликовавших выступление электронных СМИ данных слов нет, но, согласно ряду источников, они были приведены р/ст. «Озодлик» («Свобода»). Автор цитирует информагентство Regnum [4].

В целом возможность участия Ташкента в строительстве ГЭС была озвучена И. Каримовым и по итогам февральских переговоров с Г. Бердымухамедовым, хотя в совместной декларации стороны и отметили «необходимость учета мнений всех государств, расположенных в бассейнах рек региона, с соблюдением норм международного права».

Насколько усматривается, адресное «финансовое» предложение Ташкента осталось без ответа, и в узбекских СМИ прошла информация о целесообразности смены проекта строительства Рогунской ГЭС на альтернативный вариант в виде освоения потенциала Сарезского озера, «уже готового водохранилища», вслед за чем легализовались международные структуры.

Все в том же 2009 г. находившийся в Душанбе спецпредставитель ЕС по странам Центральной Азии Пьер Морель призвал региональные государства «строить новые отношения в вопросе распределения водных ресурсов», воздерживаясь от «возведения огромных плотин» и «наращивая строительство малых ГЭС», требующих меньших инвестиций и возводимых быстрее». С его слов, в целях решения водно-энергетической проблемы целесообразно «создать единый межнациональный координационный орган».

Тогда же на фоне отсутствия представителя Узбекистана на заседании руководителей внешнеполитических ведомств стран — членов ОДКБ президент Всемирного банка (ВБ) Роберт Зеллик ответил на мартовское письмо И. Каримова. Он указал, что в направлении строительства Рогунской ГЭС ВБ «взял на себя обязательства только в проведении предварительного исследования осуществимости проекта, с особенным упором на оценку потенциальных региональных последствий». Глава ВБ также сообщил о предстоящем учреждении «Международной комиссии независимых экспертов» для выдачи заключения по «результатам исследований», в техзадания для которых «будут включены все вопросы, поднятые вами» [5].

Практически одновременно, акцентировав внимание на «установленные нормы международного права», МИД Узбекистана заявил о необходимости «согласования любого масштабного строительства в бассейнах трансграничных рек», приведя слова И. Каримова о недопустимости «вмешательства третьих стран в водно-энергетические проблемы Центральной Азии» [6].

Заседание же правления Всемирного водного совета одобрило «начатую по инициативе Узбекистана деятельность рабочей группы по совершенствованию руководства водными ресурсами и правам на воду. А в подписанном организацией «Меморандуме о взаимопонимании и сотрудничестве» с Минсельводхозом страны подчеркивалась «активная позиция» Ташкента по развитию «юридических основ укрепления регионального сотрудничества на принципах международного водного права и поддержки ряда международных конвенций в этой сфере». В докладе Программы развития ООН (ПРООН) «Оценка региональных рисков в Центральной Азии: реагирование на угрозы в области водной, энергетической и продовольственной безопасности» (конец июня, Москва) было отмечено: «Крупные пропуски воды зимой (для выработки тепла и электричества в период пика спроса) привели к разливам Сырдарьи, [наносящим] ущерб водной инфраструктуре «нижних» соседей, что вызывает «опасение относительно возникновения дефицита воды для полива в летний сезон вегетации». Фиксируя рассмотрение Душанбе и Бишкеком «возможности увеличения выработки гидроэлектроэнергии, преимущественно посредством строительства или расширения крупных плотин (например, Рогун и Камбар-Ата)», доклад вновь актуализировал реализацию «менее масштабных» проектов [7].

Продекларированное совпадает с мнением узбекских экспертов о том, что строительство Камбар-Атинских ГЭС приведет к увеличению объема водохранилищ на р. Нарын до 25,1 куб. км, способствуя превышению среднемноголетнего стока в 2,2 раза. Со слов директора Института водных проблем Узбекистана Эрназара Махмудова, «результаты такого воздействия на сток реки предсказать без достаточной экспертизы не представляется возможным».

Столкновения

Наверное, читатель вполне отчетливо уловил суть происходящего. Другое дело, что на фоне этих водных страстей периодически разгорается пламя совершенно иного ранга, которые окончательно погасить не в состоянии столь объемное региональное количество воды. Да и вряд ли сможет, пока именно водные страсти, подпитываемые извне, разжигают огонь ненависти между народами, чтобы держать в напряжении «внутрь» региона: в таком «болоте» значительно легче решать собственные вопросы.

Напомним, что весной 2009 г. разгорелся узбекско-кыргызский конфликт вокруг приграничного с. Янги-Чек (в кыргызском варианте — Чек). Кыргызская сторона заявила о незаконном рейде с обысками домов, поставив вопрос о притеснениях проживающих в селе своих граждан; узбекская — о плановых профилактических мероприятиях по проверке паспортного режима. Спустя год в Ошской области Кыргызстана произошел крупнейший за последние 20 лет конфликт между киргизами и узбеками.

Таким образом, «водная искра» может аккуратно наложиться на этнические проблемы, способствуя нагнетанию обстановки в зоне. Но значительно опаснее, что эти нюансы грамотно дополняются конфессиональным оттенком, что мы и видим, возвращаясь в дни сегодняшние.

Что на сегодня и завтра?

В начале статьи мы акцентировали внимание на апрельском призыве госдепа США к находящимся в Узбекистане американским гражданам соблюдать осторожность. Напомним, что была констатирована активность в регионе ИДУ, СИД и других структур.

Отметим, что это заявление прозвучало вслед за сообщением пресс-секретаря управления погранвойск Госкомитета национальной безопасности Таджикистана о происшедшем в ночь с 23 на 24 апреля с. г. в Шураабадском направлении таджикско-афганской границы инциденте. Тогда группа из 10–12 боевиков совершила вооруженное нападение на наряд таджикских пограничников. После завязавшегося боя нападавшие, предположительно, вернулись на территорию Афганистана (с января с. г. это шестой случай вооруженного нападения боевиков на таджикско-афганской границе).

В плане призыва госдепа США эксперт по Центральной Азии, глава германской неправительственной организации Eurasian Transition Group Михаэль Лаубш предупреждение граждан США об опасности назвал мудрым, но угрозу в Узбекистане «в настоящее время» определил как «более или менее теоретическую». Другое дело, что «нестабильные режимы» в Ташкенте и Душанбе могут стать мишенью «для гражданских беспорядков, поддерживаемых экстремистскими группами», которые, «вполне вероятно, вернулись в Узбекистан для деятельности».

Со слов немецкого аналитика, это «легко» осуществимо «через Таджикистан, где ситуация ухудшается». «Экстремистские группы почувствовали определенную поддержку в связи с событиями в Северной Африке и на Ближнем Востоке, — сказал он, — и настроены вести борьбу не только в Афганистан или Пакистане, но также в странах Центральной Азии».

В свою очередь, 29 апреля глава Госкомитета национальной безопасности Кыргызстана Кенешбек Душебаев со ссылкой на оперативные данные заявил о серьезных основаниях предполагать столкновения в Таджикистане между правительственными войсками и боевиками.

Причиной обострения ситуации многие эксперты называют ликвидацию таджикскими сило виками 18 апреля мулло Абдулло (Абдулло Рахимова), бывшего полевого командира Объединенной таджикской оппозиции (ОТО), на которого в начале прошлого года были возложены функции амира ИДУ в Таджикистане. В данном ракурсе целесообразно отметить, что осенью 2010 г. К. Душебаев, касаясь вопроса активизации на участке госграницы с Таджикистаном террористических организаций, обращал внимание на побег 25 заключенных в сопредельной стране (на тот период 7 из них были задержаны), столкновения на таджикско-афганской границе, атаку боевиков автоколонны Минобороны РТ в ущелье Комароб Раштского района РТ. Последний факт он связал с нахождением в той зоне группы мулло Абдулло «из числа иностранных наемников — афганцев, арабов, чеченцев и дагестанцев» (около 200 человек) [8].

К слову, инспираторами прошлогодних межэтнических столкновений в Джалал-Абадской и Ошской областях Кыргызстана К. Душебаев определил членов ИДУ и СИД, продвинувшихся на юг страны по маршруту Бадахшан (Афганистан) — Хорог и Мургаб (Таджикистан).

Вполне очевидно, что развитие обстановки в этом направлении проходит не на пустом месте и возникает не вдруг. На фоне чего значимым является сказанное в конце апреля президентом Таджикистана Эмомали Рахмоном. На заседании Общественного совета республики он отметил, что «после исчезновения угроз коммунизма и “холодной войны” некоторые сверхдержавы мира придумали и создали так называемый международный терроризм». Эти же страны квалифицируют террористов на «преступников и патриотов», поэтому под предлогом борьбы за демократию могут повторить сценарий происходящих сегодня в странах Северной Африки событий в любой стране мира [9].

Тем самым официальный Душанбе недвусмысленно приоткрыл корни обострения обстановки в регионе. В данной связи обратим внимание, что на мартовском заседании Рабочей группы по Афганистану при Совмине иностранных дел ОДКБ сек ретарь совбеза Таджикистана Амиркул Азимов подчеркнул факт формирования в Афганистане новых вооруженных групп, намеревающихся «попасть на территорию региона и дестабилизировать ситуацию в наших странах». В преддверии встречи генсек структуры Николай Бордюжа также заявил, что с приближением «Талибана» к границам организации существует вероятность осложнения ситуации в ряде стран, входящих в ОДКБ.

Таким образом, назвать ситуацию в Центральной Азии стабильной не представляется возможным даже с натяжкой. При необходимости же искусственной дестабилизации обстановки в регионе в час Х могут начаться разыгрываться «водяные» страсти, умело обрамленные этническим или конфессиональным оттенком. Элементарно в февральском отчете сената США проект строительств Рогунской ГЭС в Таджикистане назван «своевременным». Как отмечается, ввод в эксплуатацию объекта позволит обеспечить экспорт электроэнергии в Афганистан и Пакистан, но первейшим шагом должно стать нахождение точек соприкосновения в позиции Ташкента и Душанбе. Положительна ли реакция Бишкека на это заявление? Будут ли молчаливыми наблюдателями Россия, Китай и Иран? А если нет — что тогда? Вполне очевидно, что в основе происходящего — намерение внешних сил военно-политически укрепиться в этой стратегической зоне. Но разве от данного осознания населению Центральной Азии легче?

Именно поэтому в подзаголовке статьи ставится вопрос: «Возможна ли искусственная “афганизация” ареала посредством инициирования проявлений “исламского радикализма”?» Безусловно, на местах понимание сложности ситуации есть и все стороны предпринимают реальные усилия по недопущению осуществления гибельного для всех сценария. Но даже сильная политическая воля — не панацея в аспекте успешного разрешения искусственного противостояния. Здесь актуализируется и тончайшее ведение партии на геополитическом сукне, в которой целесообразно учитывать интересы всех заинтересованных сторон.


[1] Цит. по: Споры о воде в Центральной Азии усиливаются [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://ru.trend.az/news/politics/foreign/1505231.html

 

[2] ЕС и Центральная Азия: стратегия нового партнерства [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.consilium.eU.pdf

 

[3] О встрече с представителями СМИ [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.jahonnews.uz/rus/ia_jaxon/press_relizi/press_reliz_o_vstrechi_prezidentov_ru_turkmenistana_so_smi.mgr

 

[4] Президент Узбекистана настаивает на экспертизе [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.regnum.ru/news/1129617.html

 

[5] Послание на имя президента [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.press-service.uz/ru/news/show/press/poslanie_na_imya_prezidenta_uzbekistana_/

 

[6] О позиции Республики Узбекистан по вопросу строительства новых гидроэнергетических сооружений [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.uzbekistan.kg/aral6.php

 

[7] Доклад ПРООН [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.undp.tj/

 

[8] Кенешбек Душебаев: «В камере я думал о стране» [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.alfa.kg/index.php?option=com_content&view=article&id=50:— l ——-r&catid=1:2010–08–25–13–08–51&Itemid=4

 

[9] Э. Рахмон: Международный терроризм искусственно создан [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://news.tj/ru/news/e­-rakhmon-mezhdunarodnyi-terrorizm-iskusstvenno-sozdan-nekotorymi-sverkhderzhavami-mira

 



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.