Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Ислам в современном мире № 1-2 (17-18) 2010 — Цели шариата в исламских финансовых транзакциях и проблема малазийской исламской финансовой модели
08.06.2010

ЦЕЛИ ШАРИАТА В ИСЛАМСКИХ ФИНАНСОВЫХ ТРАНЗАКЦИЯХ И ПРОБЛЕМА МАЛАЙЗИЙСКОЙ ИСЛАМСКОЙ ФИНАНСОВОЙ МОДЕЛИ

И. Рафиков,
Chartered Islamic Finance Professional, Куала-Лумпур, Малайзия

Тема исламских финансов в русскоязычном пространстве становится все более и более близка людям, думающим о современной финансовой системе, ее проблемах и последствиях. Издается все больше литературы по этой теме на русском языке, проводятся конференции и семинары как для работников финансовой сферы, так и для людей, мало сведущих в экономике и финансах. Слава Аллаху, который вложил в сердца людей любознательность и интерес к жизненно важным вещам, как, например хозяйственные отношения между людьми на различных уровнях.

Чтобы глубже понять направление исламской экономики и финансов, нужно понять, что предлагает шариат, как его понимать и какие цели преследуют исламские законы.

В этой статье автор предпримет попытку представить на суд читателя его понимание целей шариата в исламских финансовых транзакциях, так как это даст возможность читателю получить более широкий взгляд на сам термин «шариат» и на его цели. Для этого автор предлагает несколько примеров из практики малайзийской исламской финансовой индустрии и ее проблематику.

 

Определение

Слово шариат происходит от слова, означающего путь на водопой или к источнику воды. То есть законы Аллаха, заключенные в шариате, ведут человека к чему-то необходимому для продолжения жизни. Исламские законы регулируют как межчеловеческие отношения, так и отношения между человеком и природой и отношения между человеком и его Создателем. Ввиду сложности и изменчивой природы экономической, политической и социальной ситуации, да и вообще человеческих отношений Господь передал через своего последнего Пророка, Мухаммада, мир ему, базовые законы, регулирующие эти самые отношения и воплощенные в Коране и сунне Пророка. Однако со временем некоторые положения исламских законов могут изменяться, но принципы и фундамент остаются неизменными. В них заложена главная цель – принесение пользы и устранение вреда всему, что ходит, бегает, летает и ползает по этой земле, в особенности человеку как наместнику Господа на земле.

Салих Ибрахим в своей статье на сайте Islam.ru так описывает цели шариата:

Основной и неоспоримой целью шариата является принесение пользы верующим. Для этого он упорядочивает их жизнь, предписывает то, что приносит им пользу, и запрещает то, что им вредит. Таким образом, целью каждого шариатского положения является или принесение пользы, или устранение вреда для человека – лучшего из созданий Господа миров. Именно поэтому мусульманские правоведы и муджтахиды руководствуются принципом «нормы шариата основаны на интересах людей»1.

Традиционно, цели шариата делятся на три группы: 1) необходимые (дарурият); 2) потребности (хаджият); и 3) роскошь (тахсиният). Уровень необходимых и первостепенной важности вопросов делится на пять пунктов, сохранение которых и есть самая главная цель шариата: сохранение веры, собственности, разума, потомства, и чести. Разные ученые могут классифицировать цели шариата по-разному, но суть одинакова. К примеру, Юсуф Аль-Карадави видит цели шариата в следующем: сохранение настоящей веры, защита человеческих прав и чести, призыв человечества к поклонению одному Богу, очищение души, возрождение моральных ценностей, справедливое отношение к женщинам, построение сильной исламской нации и призыв к интеграции в обществе2.

Экономические отношения требуют особого подхода к анализу с точки зрения ислама, особенно в современном мире. К сожалению, практика исламских финансов показывает, что банкиры, финансисты и юристы зачастую используют довольно однобокий подход к этой системе, который не выходит за рамки обычного финансово-юридического мышления, навязанного современному человеку триумфом капитализма.

Почитайте любую книгу на тему исламских финансов, и вы найдете множество терминов, таких как мурабаха, иджара, истисна, салям, сукук и т. п. Четко дается объяснение всех этих терминов и как их структурировать. Особое внимание уделяется требованиям того или иного контракта. Например, в договоре купли-продажи обязательно присутствие лиц, заключающих контракт, предмет контракта купли-продажи, передача собственности от продавца покупателю и согласие сторон.

Чего здесь не хватает? Все ли нормально в таком подходе? Согласно банкирам и финансистам, все нормально. Если договор купли-продажи соответствует требованиям шариата в смысле всех составляющих контракта, то тогда все в норме. А на самом ли деле этот договор приносит пользу и устраняет вред? Вот с этим в последние годы приходится сталкиваться многим пользователям исламских финансовых продуктов, а также юристам, представляющих интересы клиентов в судебных делах против исламских банков (речь идет о Малайзии, так как на пространстве бывшего СССР эта страна является неким образцом в сфере исламских финансов).

Поэтому среди теоретиков и практиков исламских финансов не угасает спор о форме и сущности. Теоретики утверждают, что недостаточно только лишь соблюдать требования к разрешенным договорам, но нужно внимательно отнестись к сущности проекта или финансового продукта.

Если читатель еще не совсем понял, о чем идет речь, приведу несколько примеров из практики Малайзии.

 

Малайзийский пример

С начала 1980-х годов, то есть фактически с момента учреждения первого исламского банка в стране, появился такой финансовый продукт, который называется «бай бисаман аджил», или ББА (продажа в рассрочку). Так вот, ББА использовался и до сих пор используется в целях финансирования клиентов исламских финансовых институтов. По сути, это эквивалент западной формы кредитования, где деньги даются в долг под проценты, но в этом случае происходит купля-продажа некоего актива.

Многие банки, включая Bank Islam, Bank Muamalat, Affin Islamic и другие, используют именно эту структуру для ипотеки. Если происходит настоящая купля-продажа, то структура может выглядеть таким образом:

1. Клиент выбирает дом, который хочет купить.

2. Клиент приходит в банк и просит профинансировать покупку дома.

3. Банк покупает дом у строительной компании (или другого собственника), что оформляется договором купли-продажи, и банк становится собственником со всеми вытекающими из этого последствиями.

4. Банк добавляет к начальной цене свою прибыль и продает дом клиенту в рассрочку. Это тоже оформляется договором купли-продажи, и собственность переходит от банка клиенту, в то время как банк берет этот же дом в залог до окончательной выплаты.

5. Клиент периодически выплачивает оговоренную сумму.

На самом же деле происходит следующее:

1. Клиент выбирает недвижимость и оформляет договор купли-продажи с продавцом, оплачивает первоначальный взнос, после чего право собственности передается покупателю.

2. Клиент обращается в банк для финансирования.

3. Банк оформляет два договора купли-продажи с клиентом (обычно есть еще дополнительные договора, но они являются вспомогательными и их можно не рассматривать): 1) первый договор – договор о купле недвижимости, по которому бенефициарием становится банк; 2) по второму договору – договору о продаже собственности банк продает эту же собственность клиенту по более высокой цене в рассрочку.

Есть несколько особенностей в этой транзакции. Во-первых, главным договором является первый из вышеописанных и дает подлинное право собственности покупателю. Во-вторых, банк, после подписания договора о покупке недвижимости не является настоящим собственником. В-третьих, продажа происходит буквально в ту же минуту, когда клиент обязан подписать все договора за один раз, без какой-либо задержки. То есть, создав два дополнительных договора, банк покупает и продает недвижимость, не являясь настоящим собственником этой недвижимости, самому же хозяину дома, на которого оформлен первый договор купли-продажи и дает право собственности с точки зрения малайзийского закона.

Таким образом, на бумаге получается, что банк соблюдает требование Корана, занимаясь продажей, а не ростовщичеством. Однако эта форма продажи называется «бай ина», о которой предупреждал Пророк, мир ему, сказав, что придет время, когда люди разрешат риба (ростовщичество) под ширмой бай (торговли), и является юридической уловкой («хиля»).

Теперь приведу пример из практики финансирования покупки автомобиля. Обычно структурой, используемой для такого финансирования, является «иджара мунтахия биттамлик», или «иджара сумма аль-бай» (аренда с последующим выкупом). Настоящая иджара должна выглядеть таким образом:

1. Клиент находит машину и идет в банк за финансированием.

2. Банк покупает эту машину и фиксирует ее как долгосрочный актив и дает ее клиенту в аренду.

3. Клиент ежемесячно оплачивает сумму аренды автомобиля и постепенно выкупает свою долю.

4. По истечении срока финансирования и после оплаты всех ежемесячных взносов автомобиль переходит в собственность клиента.

Будучи владельцем автомобиля, исламский банк в соответствии с принципом «аль-харадж бид-даман» (доход сопряжен с ответственностью) обязан содержать свой актив в хорошем техническом состоянии (кроме случаев, когда клиент преднамеренно или по своей халатности приводит машину в неисправность) и платить все соответствующие налоги и страхование.

На самом же деле все происходит совершенно не так. Малайзийские исламские банки практикуют следующее:

1. Клиент находит машину и идет в банк за финансированием.

2. Банк покупает машину и регистрирует ее на себя, но в бухгалтерских документах это финансирование записывается как ссуда.

3. Банк не несет никакой ответственности ни за техническое состояние машины, ни за налоги и страхование.

4. По истечении срока финансирования автомобиль переходит в собственность клиента.

Таким образом, банк не использует договор иджара так, как предписывает шариат, а использует его в измененном виде, так что трудно его отличить от обычного кредита на покупку автомобиля.

Третий пример из фондового рынка Малайзии, где секьюритизация играет большую роль в финансировании больших проектов, как то: строительство энергостанций, жилищные проекты, строительство аэропортов, дорог, заводов и т. п. Эмиссия ценных бумаг с целью финансирования таких проектов наиболее эффективна с точки зрения затрат, так как ставка финансирования зависит в большей степени от рейтинга эмитента.

Исламская модель дает возможность выпускать облигации (сукук), структура которых варьируется в зависимости от проекта или актива. В Малайзии наиболее распространенной является модель, основанная на «бай бисаман аджиль» (ББА), или, точнее, «бай ина». По этой модели, согласно Шариатскому совету Центрального банка Малайзии, можно секьюритизировать почти все что угодно, включая долговые обязательства («дайн»).

Схема эмиссии сукук согласно модели ББА может выглядеть следующим образом:

1. Клиент имеет какой-либо актив и продает его финансисту, скажем, за 10 миллионов долларов.

2. Финансист уплачивает эту сумму на наличной основе.

3. Финансовая организация продает этот же актив клиенту, но по более высокой цене в рассрочку.

4. Клиент выпускает сукук как доказательство своей задолженности и периодически оплачивает долг.

Конечно же, такая схема довольно утрированная, но она дает возможность понять сущность такой транзакции. Обычно в такой транзакции, кроме клиента и финансовой организации, принимают участие рейтинговые организации, юристы, инвестиционные банки, комиссия по ценным бумагам и т. д.

Кроме вышеописанной схемы секьюритизации, есть довольно много других, но в малайзийской практике используется в основном эта и схема сукук аль-иджара, что в сущности есть продажа эмитентом некоего актива специальному дочернему предприятию и лизинг этого же актива эмитенту за периодическую арендную оплату дочернему предприятию, которое представляет интересы держателей сукук.

И последний небольшой пример касается практики исламского ломбарда, или «аль-рахн». В этой транзакции исламский банк выдает клиенту беспроцентный кредит, но берет какую-то ценную вещь в залог и берет плату за хранение этой вещи, причем цена хранения эквивалентна банковской процентной ставке на ту же сумму кредита.

 

Проблемы в малайзийской исламской финансовой практике

Во всех вышеописанных транзакциях присутствуют проблемы как с точки зрения шариата, так и с точки зрения целей шариата. Во-первых, то, как исламские банки практикуют ББА и иджара (оба из которых приводят к долгу), далеко от первоначальной идеи этих контрактов. Даже если говорить о том, что эти контракты предоставляют мусульманам возможность участвовать в финансовой сфере и становиться собственниками недвижимости и другого имущества, макроэкономический эффект для экономики от них очень даже опасен, так как растет денежная масса в стране и в результате растет инфляция, что, в свою очередь, приводит к уменьшению покупательной способности и стагнации доходов населения. В то же время растет консьюмеризм и ухудшается моральный облик общества. Во-вторых, очевидна попытка завуалировать ростовщичество арабскими названиями и дополнительными контрактами, частично соответствующими шариату.

С самого начала истории исламского банкинга Малайзии юридическая практика столкнулась со множеством исков против клиентов по причине дефолтов. В основном исламские банки требовали выплаты цены продажи банком недвижимости клиенту и в основном по решению судов требование полной суммы было подтверждено. Однако в июле 2008 года судья Абдуль Вахаб Патаиль (судья суда первой инстанции Куала-Лумпура) нанес сильный удар по исламскому банкингу, когда он вынес решение по делу Arab Malaysian Finance Berhad против Taman Ihsan Jaya Sdn Bhd и одиннадцати другим искам, что «Бай Бисаман Аджиль» не является настоящей продажей. Несмотря на то что Апелляционный суд поддержал исламские банки своим решением о том, что ББА все-таки является договором купли-продажи, проблемы остаются. Например, в своих исках против клиентов Bank Islam Malaysia Berhad и другие требуют выплаты полной суммы договора о продаже недвижимости клиенту. В иске Банк Ислам Малайзия против Аднана бин Омар суд потребовал выплату 583 000 малайзийских ринггитов, хотя сумма финансирования была всего лишь 265 000 МР. В другом иске, Аффин Банк Берхад против Зулькифли бин Абдулла, банк потребовал от бывшего клиента всю сумму дохода ББА в размере 959 000 МР, в то время как сумма финансирования была всего лишь 346 000 МР3.

Проблема заключается в том, как исламские банки могут требовать сумму, которую они еще не заработали, тогда как временной элемент продажи в случае дефолта до срока погашения не исполнен. В неисламских банках в таких случаях есть практика скидки, если человек оплачивает по задолженности раньше срока или в случае дефолта, банк требует не всю сумму долга, а только сумму за вычетом незаработанных процентных платежей. Таким образом, получается, что неисламские банки, практикующие систему обязательных скидок, намного лучше исламских банков, которые не практикуют «ибра» (скидка). Более того, исламские банки аргументируют это тем, что природа ибра в ее необязательности, то есть банк не обязан давать скидку, если он того не хочет. Кому польза от таких финансовых продуктов и где вред?

Есть еще одна проблема с исламским банкингом Малайзии, несмотря на такую длинную историю развития и поддержку государства. Имели место случаи, когда исламский банк, являясь финансистом покупки недвижимости, не несет ответственности за состояние проданной им же недвижимости. Например, когда еще только строящиеся проекты вдруг замораживаются, а клиенты уже успели получить финансирование на покупку дома, исламские банки, не несут ответственности за состояние проданной недвижимости, а продолжают требовать ежемесячные выплаты по договору купли-продажи. Таких примеров много в малайзийской практике: с 1990 по 2005 год только на полуостровной части Малайзии был заморожен 141 проект по строительству жилья4. Мой собственный профессор по исламским финансам стал жертвой такой схемы, когда вот уже несколько лет ему приходится ежемесячно выплачивать определенную сумму исламскому банку за недвижимость, которой фактически нет, так как проект был заморожен, а банк исправно продолжает требовать выплату по финансированию. Таковы реалии исламского банкинга в Малайзии.

Главными причинами таких проблем являются: 1) несовершенство существующего исламского банковского законодательства; 2) использование исламских финансовых продуктов, которые в лучшем случае спорны, а то и вовсе характеризуются как запрещенные в других исламских странах; 3) менталитет банкиров и юристов, связанных с исламской банковской системой, который не позволяет мыслить за пределами обычной западной экономической, финансовой и юридической систем, не принимая во внимание такие понятия, как сохранение целей шариата, описанных выше, концепции справедливости, ответственности и богобоязненности за пределами мечети.

Третья, но не последняя проблема, о которой следует написать, это проблема юрисдикции. В Малайзии все судебные разбирательства, связанные с исламским банкингом и финансами, рассматриваются обычной судебной системой страны, основанной на англосаксонской правовой системе. Это означает, что судьи, так же как адвокаты, не имеют достаточно квалификаций для рассмотрения шариатских дел. В свою очередь, это приводит к очень ограниченному подходу со стороны судей, которые основывают свои решения вне рамок шариата. Кроме того, в Малайзии суды обязаны руководствоваться решениями Шариатского совета Центрального банка и других коммерческих исламских банков страны. Это говорит о том, что нет какой-либо независимой организации, которая могла бы эффективно и беспристрастно рассматривать или давать советы существующим судам по делам, касающимся исламской финансовой системы в стране.

Таким образом, поверхностный анализ исламской банковской системы Малайзии представляет довольно радужную картину, где мусульмане, довольные существующей возможностью, толпами идут в исламские банки страны, открывают счета, получают финансирование на покупку недвижимости и других вещей. Однако двадцатисемилетняя практика исламских финансов страны показывает, что, несмотря на радужную картину, реальность для клиентов исламских банков не столь блистательна, особенно для тех, кто в силу тех или иных причин оказался на грани дефолта, или для тех, банк которых не несет ответственности за проданную недвижимость. Далее, использование спорных финансовых продуктов, которые только частично соответствуют шариату, бьет по имиджу всей исламской финансовой модели и, как следствие, по имиджу ислама как стиля жизни. Более того, споры между клиентами и исламскими финансовыми учреждениями решаются судьями, не имеющими надлежащих знаний шариата и опыта разрешения конфликтов, основываясь на исламских законах.

 

Заключение

Зная все эти проблемы, не хотелось бы видеть, как в будущем исламский банкинг и финансы станут камнем преткновения в развитии российской уммы, когда теория начнет расходится с практикой и справедливость перестанет играть какую-либо роль в бизнесе, особенно в финансовом. Не хотелось бы быть свидетелем того, как российская исламская финансовая модель повторяет ошибки тридцатилетней давности Малайзии и забывает о целях шариата в исламских финансовых транзакциях. Такие цели – сохранение веры, собственности, разума, потомства и чести – должны ставиться во главу угла в любых случаях, особенно когда идет речь о создании исламской финансовой модели для многомиллионного мусульманского населения Российской Федерации.

Правда то, что малайзийская исламская финансовая модель является наиболее прогрессивной с активным участием правительства в продвижении этой модели. Однако эта модель не без изъянов, что было продемонстрировано в данной статье. Конечно, не стоит обвинять исламских банкиров и финансистов, которые работают в данной системе и практически не могут что-либо качественно изменить, потому что законы, на которых основаны их действия, на самом деле сковывают руки любому, кто попытается творчески подойти к решению существующих проблем. Творчество поощряется только внутри системы.

Несмотря на это, образование в области исламских финансов – один из самых важных вопросов в этой индустрии. Нехватка профессионалов, хорошо знающих как исламские, так и традиционные финансовые системы, знающих шариат, его требования и цели, привела исламскую финансовую систему к той точке, когда чувствуется необходимость качественно нового подхода к анализу и управлению хозяйственных отношений между людьми. Преподаватели исламских финансов в высших учебных заведениях и специалисты в этой области понимают, особенно после недавнего кризиса, что существующая система становится все более и более нестабильной и есть необходимость изменить финансовую индустрию, которая в последние десятилетия стала главным инструментом экономического развития (хотя многие эксперты считают, что финансовая индустрия на самом деле является тормозом экономического развития).

Таким образом, в России, где пока нет исламской финансовой индустрии, есть возможность подойти к этому вопросу более серьезно и перенять все то хорошее, что было развито в последние 30–40 лет в разных странах, но в то же время отказаться от всего того, что не соответствует шариату, особенно с точки зрения ханафитского фикха как традиционного для большинства мусульманских народов России. С этой точки зрения хотелось бы, чтобы принципы хозяйственных отношений, выраженные в «Маджаллат ал-Ахкам ал-Адлийя» (Кодекс правовых норм Османской империи, 1869–1876), нашли свое применение в исламских финансовых структурах России в будущем, когда идея исламского банкинга и финансов станет реальностью, инша Аллах.

 

Примечания:

1 http://www.islam.ru/pressclub/analitika/pozalesh

2 Для дополнительной информации, читайте статью Др. Джассера Уда: http://discover.islamonline.net/servlet/Satellite?c=Article_C&cid=1212394814337&pagename=Zone-English-Discover_Islam%2FDIELayout

3 http://islamicbanker.wordpress.com/2008/07/11/affin-bank-berhad-v-zulkifli-bin-abdullah/

4 Нуарру Аль-Хиляль Дахлан, Шарифа Зубайда Сайед Абдуль Кадер. Шариатские и Юридические проблемы с покупкой жилья в Малайзии: законность «Бай Бисаман Аджиль» по причине замороженных строительных проектов. – URL: http://www.agc.gov.my/agc/onlinesys/KnowledgeSharing/pdf/Syariah/Jan2010/4th%20International%20Conference/17.%20Hilal%20and%20Bedah%27s%20Harmonisation%20Paper%202009.pdf



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.