Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Ислам в современном мире № 1-2 (13-14) 2009 — Проблема принятия мусульманской Турции в состав ЕС
22.06.2009

Проблема принятия
мусульманской Турции в состав ЕС

 

Гаджиев А. Г.
аспирант Института востоковедения Российской академии наук (ИВ РАН),
слушатель Дипломатической академии МИД России

 

Турция, несмотря на светский характер государства, закрепленный законодательно и многие десятилетия осуществляемый на практике, является мусульманской страной. Причем таковой ее считает как мировое сообщество, так и подавляющая часть самого турецкого общества, включая правящую элиту[1]. Для подобной самоидентификации есть все основания, прежде всего с исторической точки зрения. За многие столетия безраздельного господства ислама он прочно укоренился в общественном сознании турецкого народа, вошел в национальные традиции, оказывал большое влияние на государственную идеологию как внутри страны, так и во внешней политике[2].

Специфическая роль ислама в Турции в различные периоды истории во многом объясняется геополитическим положением страны, динамично менявшимся в течение столетий, и неоднородным, многонациональным и многоконфессиональным ее составом. Турция, как и Россия, – классический пример государства, находящегося на стыке цивилизаций и даже располагающегося в двух частях света. Процесс становления, расцвета, ослабления, а также нынешнего развития Турции может служить иллюстрацией сложного и многозначного взаимодействия государств, принадлежащих к различным культурам, имеющих разные экономические уклады, опыт государственности, свои специфические национальные интересы и традиционные сферы влияния[3].

Самосознание и самооценка в наиболее четкой форме проявляются тогда, когда приходится отвечать на определенные вызовы и угрозы. Это относится и к единой Европе – преимущественно функциональному проекту, начинавшемуся с минимальных программ сотрудничества. В ряде европейских стран расширение ЕС рассматривается в качестве одного из серьезных вызовов идентичности и социальному благосостоянию граждан Евросоюза. Следовавшие один за другим этапы расширения ЕС способствовали формированию общеевропейских учреждений, а также единой политики в различных сферах жизнедеятельности на основе общих ценностных ориентиров[4].

Тем не менее в Европе всегда жили значительные нехристианские меньшинства, чьи представители внесли большой вклад в европейскую культуру. В последние десятилетия в связи с особым вниманием к терпимости и уважению прав человека религиозный ландшафт Европы существенно изменился. Ислам фактически превратился в значительную составную часть европейского культурного пространства. Это связано прежде всего с иммиграцией, с переходом в ислам некоторого числа европейцев, а также с тем, что в Европе есть государства (например, Болгария), где ислам является религией значительного национального меньшинства. Большинство правительств государств – членов ЕС признает в той или иной форме наличие значительного мусульманского фактора. В последние годы они вновь и вновь подчеркивали, что отвергают концепцию «столкновения цивилизаций»[5].

В ЕС не существует единой модели взаимоотношений между государствами и религиями. Принцип субсидиарности обусловил возникновение разных моделей в отдельных государствах – членах ЕС. В Европе сегодня отсутствует консенсус в вопросе категорического признания Евросоюза «христианским клубом»[6]. Хотя отрицание того факта, что христианство – его учение, его различные направления, его как внутренние, так и внешние войны – сыграло основополагающую роль в формировании Европы, противоречило бы всякой исторической и современной действительности[7]. Такой подход объясняет существующие в ЕС разногласия по вопросу о принятии в него страны, где основной религией является ислам.

Турция, несомненно, является светским государством. Это было определено в ходе революции, осуществленной под руководством основателя светского турецкого государства Кемаля Ататюрка. Секуляризм был одним из главных принципов его идеологии, опорой политической культуры страны. Однако кемалистская модель не может разрешить проблемы, возникающие при слиянии ислама с политикой. Это связано с тем, что ислам не допускает разграничения между религией и государством, он признает правительство лишь тогда, когда оно правоверное, то есть исламское.

Европе не могут быть безразличны тенденции, имеющие место в исламском мире. Напротив, европейцы заинтересованы в том, чтобы оказывать поддержку тем странам, которые защищают принцип секуляризации, несмотря на то что большинство их населения исповедует ислам. Турция не одинока в этой категории государств, но она, несомненно, является одним из самых важных ее представителей. В Турции существуют течения и движения, которые относятся к политическому исламу. Эти силы на протяжении долгих десятилетий выступали против сближения с Европой и вступления в Евросоюз. Однако за последние годы ситуация изменилась. Сегодня наиболее многочисленная партия, представляющая политический ислам, стала сторонницей полноправного членства Турции в ЕС. Такое развитие событий оказало влияние на отношение европейцев к принятию турок в состав ЕС.

В Турции религиозные авторитеты способны оказывать определенное воздействие на лидеров политических партий, а религиозные силы считаются важным фактором, формирующим политическую жизнь страны. Одной из основных опор правящей Партии справедливости и развития (ПСР) является ряд исламских сил. Движение Фетхуллаха Гюлена, признанное самым мощным и влиятельным движением Турции, занимает особое место среди прочих религиозных движений, поддерживающих партию Эрдогана. Более того, в составе ПСР среди влиятельных членов и консультантов партии существует отдельная прослойка, связанная с движением Гюлена и которая во многом способствовала приходу ПСР к власти[8]. Известно, что в июле 2000 г. Тайип Эрдоган навестил Фетхуллаха Гюлена в США, после чего ПСР стала получать серьезную поддержку со стороны движения Гюлена. В своем интервью с журналистом газеты «Заман» Гюлен, определив Эрдогана как «успешного лидера», в целом одобрил политический курс ПСР[9].

Очевидно, что лидер ПСР разделяет взгляды Гюлена относительно идеологии «умеренного ислама». Известно, что Гюлен выступает за терпимость, межконфессиональный и межрелигиозный диалог, содействует интеграции турок в европейское общество, важной составляющей которой, по его мнению, является образовательная программа. Он считает, что ислам совместим с современной западной цивилизацией. Для него неприемлемы политические системы Ирана и Саудовской Аравии. Он выступает за демократические формы правления страной. Согласно Гюлену, наилучшим вариантом является республика, вполне совместимая с принципами ислама.

Влиятельная парижская газета «Монд», комментируя итоги выборов в местные органы самоуправления Турции 2004 г., отмечала, что победа ПСР ставила непростую задачу перед Европейским союзом, готовящимся к началу переговоров с Турцией о вступлении в ЕС. «На ПСР лежит историческая ответственность продемонстрировать, что ислам и демократия совместимы. Ей предстоит доказать, что понятие “центристский исламизм” возможно. Если партии удастся примирить ислам и современность, то она послужит примером арабскому миру, соединив в себе культурное наследие ислама и непоколебимую приверженность демократии и правам человека, в особенности правам женщин»[10].

Гамбургская «Вельт» с удовлетворением отмечала, что Берлин положительно отреагировал на результаты турецких выборов. Газета приводит слова официального представителя правительства: «Правительство Германии надеется, что за победой консервативной исламистской Партии справедливости и развития последует формирование стабильного кабинета, следующего проевропейскому курсу»[11].

Другая немецкая газета, «Берлинер цайтунг», высказывала мнение о том, что главную опасность для стабильности в Турции представляет не победа исламистской ПСР, а экономический кризис в стране, а также возможная реакция на итоги выборов турецких военных. Вместе с тем газета подчеркивала, что противники вступления Турции в ЕС из числа европейских чиновников не должны использовать приход к власти Партии справедливости и развития как предлог для блокирования приема этой страны в Евросоюз[12].

Мюнхенская «Зюддойче цайтунг» считала, что успех ПСР будет оцениваться по ее способности провести пакет реформ, необходимых для принятия страны в ЕС. «Поскольку ПСР одержала победу на выборах с таким преимуществом и может свободно формировать свое правительство, серьезность ее намерений по отношению к Европе можно будет оценить очень скоро», – писала газета[13]. Ей вторила берлинская «Тагесцайтунг», которая была уверена в том, что лучшим способом определить политику ПСР по отношению к ЕС стал бы анализ первых действий партии. «Если ПСР поставит своих сторонников под знамена европейской интеграции, тогда это станет делом не только небольшой и ориентированной на Запад прослойки турецкого общества, а более широких масс», – заключала газета[14].

Испанская «Паис» назвала результаты турецких выборов «настоящим ураганом». «Оглушительная победа в Турции партии с исламскими корнями смела старый политический порядок этой евразийской страны и стала самым значимым изменением в стране со времен образования республики, – писала «Паис». – Трудно переоценить важность того, что страна – член НАТО, кандидат на вступление в ЕС и решительный союзник США в этом регионе, отдала подавляющее парламентское большинство партии, которая существует всего год». Газета объясняла решение избирателей «похоронить» традиционные партии тем, что им в вину вменяются «десятилетия плохого управления и коррупции, а также самый тяжелый за последние полвека экономический кризис, при котором Турция выживает лишь при помощи искусственного дыхания, которое ей делает МВФ»[15].

Датская ежедневная газета «Берлингске тиденде» видела в победе ПСР признак демократического здоровья, однако высказывала и определенные опасения по поводу будущего страны. «Многие годы у власти в Турции находилась элита, состоящая из не отличающихся политической гибкостью немолодых людей, которым так и не удалось реализовать экономические и политические реформы, просто необходимые, если Турция собирается совершить квантовый скачок в сторону европейской интеграции. И лишь на этом основании можно сказать, что тот факт, что эта политическая элита может быть отстранена от власти в результате выборов, свидетельствует о демократической зрелости», – писала датское издание. Одновременно «Берлингске тиденде» отмечала, что победа ПСР на выборах дает возможность определить раз и навсегда, хочет ли Турция быть частью Европы или нет[16]. Таким образом, возможное европейское будущее Турции способствует усилению внутриполитических споров между европейскими политиками.

Турецкие эксперты считают, что, несмотря на отсутствие каких-либо официальных заявлений, «религиозный фактор»[17] наряду с известными трудностями социального, политического и экономического характера создает серьезное препятствие на пути вступления Турции в ЕС в качестве полноправного члена. Воздерживаясь от вынесения религиозного вопроса на открытое обсуждение, представители некоторых государств – членов ЕС, по мнению турецких аналитиков, стараются не принимать решений, противоречащих общественному мнению в их странах, и используют исламский фактор в качестве «скрытого препятствия»[18].

Бывший посол Германии в Турции Ханс-Йоахим Вергау относительно позиции его страны и ЕС в целом по вопросу принятия Турции в состав Евросоюза в свое время заявил следующее: «Очевидно, что полноправное членство Турции значительно повлияет на идентичность ЕС. Поэтому нельзя гарантировать, что отношение к Турции будет таким же, как, например, к Болгарии или Словакии. Иной подход будет предусмотрен как при оценке соответствия критериям ЕС, так и при определении процедуры и сроков выполнения условий полноправного членства»[19].

С другой стороны, ЕС старается удержать Турцию в зоне своего влияния в рамках Таможенного союза 1995 г. Значение Турецкой Республики для Евросоюза отмечается в ряде западных СМИ. В них ударение в основном делается на турецкую практику внедрения светской и демократической модели в мусульманском обществе[20]. В Европе понимают, что для укрепления хороших связей с исламским миром необходимо оказывать поддержку турецкой модели развития и использовать Турцию как наиболее подходящего кандидата для выполнения функций «моста» в диалоге между Западом и Востоком[21].

В нынешних дискуссиях об отношениях между ЕС и Турцией присутствует, по мнению большинства турецких ученых, так называемый «роковой подход», обусловленный диалектикой Фрэнсиса Фукуямы. Сторонники этого подхода предупреждают, что полноправное членство Турции воспринимается сегодня в качестве обязательного этапа и конечной цели турецкой истории. «Евросоюзу придается морально-этическое значение. Именно поэтому некоторые европейские ученые и политики ведут себя как инквизиторы, которые защищают Европейский союз от ересей», – считает известный профессор Умит Оздаг. Далее он продолжает: «Другой фактор, также способствующий переходу к иррациональному процессу, заключается в том, что определенные круги, сторонники вступления Турции в ЕС, создавая “профессиональные лобби” отодвинули на второй план свою “интеллектуальную ответственность”. В результате психологической атаки, успешно проведенной профессиональными лоббистами и направленной на турецкое население, бюрократию, политические партии и неправительственные организации, Великое национальное собрание Турции приняло ряд законов по адаптации к ЕС. Следует воздержаться от того, чтобы рассматривать переговоры с ЕС в рамках “конца истории”. И только это позволит вести переговоры в рациональной плоскости. Ни для человечества, ни для Турции не существует конца истории. Существуют только искусственно ограниченные и постоянно меняющиеся общественно-политические проекты. Европейский союз является одним из таких общественно-политических проектов, возникшим на определенном этапе истории».[22]

Бывший председатель парламентской группы Христианской демократической партии (ХДП) Германии Вольфганг Шобль в своем выступлении в 1995 г. в Давосе отмечал, что полноправными членами ЕС могут стать только те страны, которые относятся к европейско-христианской цивилизации и не выходят за пределы географических границ Европейского континента. Ранее подобные высказывания делал и бывший председатель Еврокомиссии Жак Делор. Сославшись на известного историка Броделя, Делор подчеркнул, что ЕС является частью христианской культуры и поэтому Турции с ее мусульманским населением в нем не место. На подачу Турцией заявки о полноправном членстве Делор ответил, что «Европа является христианским клубом»[23].

Особый интерес представляет проведенный 4 марта 1997 г. в Брюсселе Съезд европейских христианских демократов, в котором приняли участие весьма влиятельные политики Европы, играющие важную роль в формировании европейского общественного мнения. На съезде, согласно турецким экспертам, доминировал культурно-дискриминационный подход[24]. Выступая на этом съезде, премьер-министр Люксембурга Жан Клод Юнкер заявил, что «основной преградой между Европой и Турцией является различие религии и культуры»[25]. Христианские демократы отклонили предложение внести Турецкую Республику в процесс расширения ЕС. В качестве основания они выдвинули следующие причины: 1) Турция обладает серьезными проблемами, решение которых фактически невозможно; 2) Турция значительно отличается от других стран, намеренных вступить в ЕС[26]. По итогам съезда премьер-министр Бельгии Жан-Лук Деаен заявил, что решение об отказе Турции в полноправном членстве ЕС было принято единогласно. Глава христианских демократов в Европейском парламенте Вимм ван Вэльцен отметил, что Турция не разделяет культурные, гуманитарные и христианские ценности ЕС. В ответ на реакцию, возникшую в результате оглашения решений, принятых в ходе съезда христианских демократов, министры иностранных дел стран – членов ЕС, собравшись в экстренном порядке в середине марта 1997 г. в Апельдурне (Голландия), сделали совместное заявление, в котором все же подчеркивали возможность принятия Турции в ЕС в качестве полноправного члена[27].

4 декабря 1997 г. на заседании общего собрания Европейского парламента проекты, предложенные парламентскими группами Партии зеленых, радикалов и социалистов об открытой стратегии для подготовки Турции к полноправному членству и об отказе от дискриминационного подхода по отношению к Турецкой Республике, были отклонены. На заседании было принято решение внести на рассмотрение Европейского совета в ходе Люксембургского саммита ЕС, запланированного на 12–13 декабря 1997 г., решение рекомендательного характера, предполагающее не вносить Турцию в процесс расширения, а создать с нею «особые отношения на высоком уровне». На заседании подчеркивалось, что «отношения ЕС с Турцией значительно отличаются от отношений со странами Восточной Европы», и отмечалось, что «Турция является важной страной для ЕС и поэтому заслуживает особого внимания»[28].

По сообщениям турецких СМИ, французская газета «Фигаро» писала о трех серьезных препятствиях, стоящих на пути вступления Турции в Евросоюз. В качестве основной преграды выделялась «принадлежность Турции к культуре и религии, отличной от европейской». «Регулярные проблемы с Грецией» и «отношения с ближневосточными странами», согласно французской газете, также негативно сказываются на переговорном процессе. Кроме того, в газете отмечалось, что «политическая неопределенность» внутри страны не позволяет ей достичь соответствующего уровня развития по ряду показателей, предусмотренных критериями ЕС. Все это ограничивает турецкое участие в Европе[29].

К числу причин негативной позиции европейцев к турецкому народу некоторые эксперты относят исторические комплексы, сформированные на подсознательном уровне в течение весьма длительного периода. Заметное влияние на сохранение этих опасений оказали усилия сторонников «выдворения турок из Европы»[30]. В исторических документах турки зачастую упоминались не только как «носители иной религии»[31], но и в качестве «исторических врагов», «разрушителей цивилизации».

Председатель группы Партии зеленых в Европейском парламенте Клаудия Рот в своем выступлении в Стамбуле в ноябре 1995 г. при обсуждении процесса интеграции Турции в ЕС заявила, что большинство тех стран-членов, которые поддержали турок в создании Таможенного союза, на самом деле против принятия ее в состав Евросоюза. Причины такой позиции заключаются не в нарушении прав человека или неполном соответствии определенным критериям, а в том, что Турция является мусульманской страной[32].

 

Заключение

Несмотря на очевидный рост влияния исламского фактора, ориентация на Запад – важнейшее направление современной внешней политики Турции. Общие границы с Ираком, ситуация в котором далека от стабильной, и Ираном, одним из возможных объектов силового воздействия со стороны США, а также общая курдская проблема требуют от Турции гибкой, взвешенной региональной внешней политики, которая всесторонне учитывала бы влияние исламского фактора, в том числе внутри страны.

Как только вступление Турции обрело реальную перспективу, хоть и отодвинутую на 10–15 лет, европейская общественность заволновалась. Выяснилось, что не все европейцы готовы жить в одном интеграционном объединении с 70-миллионной республикой, которая для них «слишком большая, бедная, далекая мусульманская страна». Не всем по душе, что Европа постепенно, а в последнее десятилетие все более стремительно превращается в «расово-этническую салатницу». Многие европейцы опасаются немедленного притока рабочей силы из Турции.

Роль Турецкой Республики в будущем может возрасти многократно, и анкарские руководители не скрывают своей цели – в ближайшие годы войти в число 10 важнейших мировых держав. Несмотря на возражения большинства европейцев, в 2004 г. было окончательно решено открыть Турции двери в ЕС, хотя с целым рядом оговорок и максимально растянув сроки. Многие аналитики увидели в этом развитие необратимого процесса глобализации. А в дебатах по вопросу о будущем Европы и вступлении в ЕС крупной мусульманской державы – столкновение двух глобальных политических клубов, условно названных «христианским», защищающим культурно-исторический базис европейской интеграции и элитарным – «общечеловеческим».

История и нынешнее положение ислама в Турции – стране, лежащей на стыке двух частей света и двух цивилизаций, – свидетельствуют о возможности их взаимодействия и существования светского государства в исламской стране. В результате использования ислама как инструмента политики происходит политизация и идеологизация всей традиционной среды, что ведет к постепенной «секуляризации ислама» в Турции, а это, видимо, облегчит пребывание мусульманского государства в «общеевропейском доме». Однако нужны годы, чтобы Турция в полной мере привела свое законодательство, политическую систему и экономику в соответствие с нормами ЕС.

 

Литература

AB-Türkiye İlişkilerinin Dini Alanda Doğurabileceği Problemler ve Kazanımlar, Diyanet İşleri Başkanlığı, Ankara, 2000, s. 291–295.

Akçalı C. Kimliğini Arayan Avrupa // Yeni Şafak, 30.10.2006.

Akman N. // Zaman, 24.03.2004.

Akşam, 14.11.2006.

Akyol T. “Hıristiyan Kulübü” Olarak AB // Milliyet, 04.12.2006.

Berliner Zeitung, 29.03.2004.

Berlingske tidende, 29.03.2004.

Die Welt, 29.03.2004.

El Pais, 29.03.2004.

Financial Times, 26.01.2006.

Fuller G.E., Lesser I.O. Türkiye’nin Yeni Jeopolitik Konumu: Balkanlardan Batı Çin’e, çev. Gönenç M., İstanbul: Alfa yay., 2000.

Güresun G. Avrupa Parlamentosu’ndaki Parti Gruplarının AB’deki Yeri ve Önemi, Ankara, 1995.

http://www.foreignpolicy.org.tr/turkish/dosyalar/stashan_01_p.htm

Hürriyet, 06.03.1997.

Karaman F. AB’de Din Faktörü // Diyanet Aylık Dergisi, No: 112, Nisan 2000, s. 42–45.

Köstekli Ş.İ. Türkiye ve Avrupa Birliği, Ankara, 1999, s. 59.

Le Monde, 29.03.2004.

Le Monde, 01.06.1994.

Milliyet, 26.11.2007.

Milliyet, 06.03.1997.

Milliyet, 06.12.1995.

Milliyet, Entellektüel Bakış, 29.08.1997.

Mülkiye (AKP: Bir Dönemin Bilançosu), Sonbahar 2006, №252, Cilt: 30, Ankara, 2006.

Ozankaya Ö., Laikliğin AB’ne Ulusal Yararlara Uygun Giriş Zorunluluğu // Atatürkçü Düşünce, 7 (72), Nisan 2000, s. 8-14.

Özdağ Ü., Türkiye – Avrupa Birliği İlişkileri: Jeopolitik İnceleme, Ankara, 2003.

Özmutlu B., AT’nin Türkiye Politikası, İstanbul, 1993, s. 75.

Sabah, 05.03.1997.

Sueddeutsche Zeitung, 29.03.2004.

The Economist, 16.08.1992.

Tageszeitung, 29.03.2004.

Washington Post, 23.11.2002.

Zaman, 06.12.1997.

 

Примечания:

[1]   Financial Times, 26.01.2006.

[2]   http://www.foreignpolicy.org.tr/turkish/dosyalar/stashan_01_p.htm

[3]   Fuller G.E., Lesser I.O. Türkiye’nin Yeni Jeopolitik Konumu: Balkanlardan Batı Çin’e, çev. Gönenç M., İstanbul: Alfa yay., 2000, s. 111–118.

[4]   Akçalı C. Kimliğini Arayan Avrupa // Yeni Şafak, 30.10.2006.

[5]   Akşam, 14.11.2006.

[6]   Akyol T. “Hıristiyan Kulübü” Olarak AB // Milliyet, 04.12.2006.

[7]   Washington Post, 23.11.2002.

[8]   Mülkiye (AKP: Bir Dönemin Bilançosu), Sonbahar 2006, №252, Cilt: 30, Ankara, 2006.

[9]   Akman N. Zaman, 24.03.2004.

[10] Le Monde, 29.03.2004.

[11] Die Welt, 29.03.2004.

[12] Berliner Zeitung, 29.03.2004.

[13] Sueddeutsche Zeitung, 29.03.2004.

[14] Tageszeitung, 29.03.2004.

[15] El Pais, 29.03.2004.

[16] Berlingske tidende, 29.03.2004.

[17] AB-Türkiye İlişkilerinin Dini Alanda Doğurabileceği Problemler ve Kazanımlar, Diyanet İşleri Başkanlığı, Ankara, 2000, s. 291–295.

[18] Güresun G., Avrupa Parlamentosu’ndaki Parti Gruplarının AB’deki Yeri ve Önemi, Ankara, 1995.

[19] Milliyet, Entellektüel Bakış, 29.08.1997.

[20] Ozankaya Ö. Laikliğin AB’ne Ulusal Yararlara Uygun Giriş Zorunluluğu // Atatürkçü Düşünce, 7 (72), Nisan 2000, s. 8–14.

[21] The Economist, 16.08.1992.

[22] Özdağ Ü. Türkiye – Avrupa Birliği İlişkileri: Jeopolitik İnceleme, Ankara, 2003.

[23] Le Monde, 01.06.1994.

[24] Hürriyet, 06.03.1997.

[25] Milliyet, 06.03.1997.

[26] Sabah, 05.03.1997.

[27] Köstekli Ş.İ. Türkiye ve Avrupa Birliği, Ankara, 1999, s. 59.

[28] Zaman, 06.12.1997.

[29] Milliyet, 26.11.2007.

[30] Özmutlu B. AT’nin Türkiye Politikası, İstanbul, 1993, s. 75.

[31] Karaman F. AB’de Din Faktörü // Diyanet Aylık Dergisi, No: 112, Nisan 2000, s. 42–45.

[32] Milliyet, 06.12.1995.



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.