Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Регионоведение: теория и практика /материалы научного семинара/
20.04.2009

Некоторые аспекты внешнеэкономической стратегии США
на современном этапе

М. В. Кожевников

 

Торговая политика США за последние десятилетия претерпела некоторые изменения. Традиционно это была отрасль экономики, бесперебойно обеспечивавшая стране необходимые ей валютные поступления и, что не менее важно, рабочие места. Однако серия мировых кризисов и появление на мировой арене новых участников негативно отразились и на американском внешнеэкономическом секторе. Относительное снижение экспортных возможностей произошло не только в традиционных отраслях американской промышленности, но и в сфере высоких технологий. США ощущают на себе жесткую конкуренцию со стороны Евросоюза, что выливается в кажущиеся бесконечными споры на раундах ВТО по поводу реформирования сельскохозяйственной политики. Критикуются развивающимися странами за нежелание пойти на уступки и обвиняется в бессилии преодолеть своеобразный тупик, сложившийся в рамках многосторонних торговых переговоров.

Вместе с тем торговый представитель США Р. Зеллик в интервью журналу «Economist» подчеркнул, что основной задачей внешнеторговой политики Соединенных Штатов в последние годы является содействие либерализации мировой торговли1.

Администрация Клинтона в первые годы своего пребывания у власти сумела добиться заметных достижений во внешнеэкономической сфере в плане либерализации международной торговли. В их числе: успешное завершение Уругвайского раунда, подписание соглашений НАФТА и ряда секторальных соглашений, выдвинуты инициативы о создании Панамериканской зоны свободной торговли и аналогичная инициатива в АТР2.

Администрация Дж. Буша младшего также неоднократно заявляла о своей приверженности идеям дальнейшей либерализации торговли. 6 августа 2002 года президент подписал новый закон о торговле, предоставляющий ему право вести переговоры о заключении новых торговых соглашений. В том числе с Чили, Сингапуром, некоторыми странами Центральной Америки и Африки на основе предоставленных ему Конгрессом США полномочий «fast track», которых он был лишен восемь лет назад. Секция 2102 закона определяет 17 основных целей, главными из которых считаются сокращение или полная отмена таможенных тарифов основными торговыми партнерами США3.

И все же, характеризуя торговую политику Соединенных Штатов, следует отметить, что послевоенный период истории США при общей тенденции к либерализации международной торговли характеризуется появлением наиболее изощренных форм защиты национальных производителей от иностранной конкуренции, а позиции сторонников жесткой защиты внутреннего рынка в этой стране традиционно остаются достаточно прочными.

Призывая другие страны придерживаться принципа сравнительных преимуществ, то есть. полагаться на дары природы и чудодейственную волю рынка, США тщательно оберегают свое присутствие на ряде мировых товарных рынков. Особое внимание при этом уделяется аграрному экспорту, и делается это, естественно при помощи государства, с применением целого спектра имеющихся протекционистских инструментов. Можно отметить, что в 2002 году США повысили объемы субсидирования производителям сельскохозяйственной продукции. Так, экспорт хлопка составлял 3 млрд. долларов, а государственные дотации равнялись 4 млрд. долларов4. Причем если иностранные корпорации для защиты своего экспорта начинают прибегать к судебным искам, услугам местной и американской прессы, то администрация США — к международным организациям, таким как ВТО. В секретариате ВТО отмечают, что только за период 1995–2001 гг. количество применяемых компенсационных мер в среднем увеличилось с 10 до 27, составив в совокупности 143 меры за шесть лет. Причем основные страны, практикующие компенсационные пошлины, это США, государства ЕС и Канада, на долю которых приходится 75% таких мер за рассматриваемый период5.

По поводу недавно принятого в США закона («Farm Bill») Р. Зеллик заявил, что закон соответствует нормам ВТО и демонстрирует, что американская сторона не намерена сокращать помощь фермерам в одностороннем порядке. Американское руководство предлагает уменьшить субсидии на экспорт сельскохозяйственных товаров в мировой торговле примерно на 100 млрд. долларов, а тарифы на эту продукцию — с 60 до 15% (при этом США, подчеркнул Р. Зеллик, сократят тарифы на сельскохозяйственную продукцию с 12 до 5%)6. Основным оппонентом Соединенных Штатов здесь выступают страны ЕС, которые проводят общую и достаточно скоординированную сельскохозяйственную политику (ОСХП). Недавнее заявление Франции по поводу готовности заблокировать (при помощи права вето) любое решение, касающееся реформирования ОСХП Евросоюза, сильно затрудняет, если не сводит к нулю, текущие переговоры в рамках ВТО.

Для достижения основной цели внешнеторговой политики — либерализации международной торговли — администрация Соединенных Штатов широко использует двусторонние и региональные соглашения о свободной торговле. Всего за один лишь 1991 год Соединенные Штаты заключили рамочные соглашения о переходе к свободной торговле практически со всеми уже существовавшими субрегиональными объединениями — Карибским общим рынком (КАРИКОМ), Системой центральноамериканской интеграции (СЦАИ), Андским пактом, Общим рынком стран Южного конуса (МЕРКОСУР).

При этом приводится пример НАФТА и достигнутые в рамках этого объединения результаты, которые во многом позволили подготовить решения Уругвайского раунда многосторонних переговоров. А дальнейшие инициативы, например, в сфере защиты интеллектуальной собственности, гармонизации технических стандартов, санитарных и фитосанитарных норм и т. д., позволяют США вносить все новые инициативы уже в рамках ВТО. Как отметил в одном из своих выступлений Супочаи: «Кроме урегулирования споров, США наиболее агрессивно продвигали в глобальные правила торговли инициативы в области сельского хозяйства, защите интеллектуальной собственности и инициативы по торговле услугами. Сегодня эти области составляют важные элементы нашей повестки дня, повестки дня, которая была еще раз в значительной степени сформирована через американское лидерство»7.

В течение 100 дней после получения президентом США полномочий «fast track» Соединенные Штаты завершили переговоры о достижении соглашения о свободной торговле с Сингапуром, а также начали переговорный процесс  подписании подобных соглашений с пятью странами Центральноамериканского экономического сообщества, а также с Марокко и Австралией, почти завершили переговоры с Чили.

Вместе с тем многосторонний подход к либерализации торговли, как считают в США, не отвечает задачам расширения внешнеторгового оборота в тех областях, где США хотели бы особенно усилить свои позиции. Так, секторальный подход ГАТТ/ВТО к сокращению пошлин не устраняет полностью тарифные барьеры в ряде ключевых областей. Кроме того, ряд положений носит необязательный характер для государств­членов, а достигнуть соглашения на многосторонней основе достаточно тяжело в силу множественности участников переговорного процесса.

Исходя из этого, интеграционную «инициативу Буша» и планы по созданию Всеамериканской зоны свободной торговли (ВАЗСТ) следует рассматривать в глобальном контексте, в русле начавшегося формирования новой мировой экономики, где явно и активно позиционируется неолиберальная модель развития. Это своего рода региональный подход США, проецируемый на глобальный уровень. «Обнародованная в 1990 году “инициатива Буша” ориентировалась на изменение международных отношений не только в конце столетия, но и далее, предусматривала перегруппировку сил в Западном полушарии, причем таким образом, чтобы инициатива находилась в руках США. Подобно тому как МВФ и МБРР были упреждающе созданы в военные годы, так и “Инициатива” появилась с расчетом на перспективные долговременные тенденции»8. Если сравнивать эту модель интеграции с опытом расширения Европейского союза, то сразу можно отметить, что здесь не предусматривается углубления интеграции. Если Европейский союз в период своего расширения уже обладал некоторой институциональной основой, то модель ВАЗСТ представляет собой, скорее, одностороннее расширение НАФТА при решающей роли США. «Американские политологи­экономисты считают НАФТА своеобразным трамплином для более глубокого проникновения в экономику латиноамериканских стран на качественно новых условиях»9.

Не последнюю роль в НАФТА играют ТНК, интересы которых отстаиваются при помощи мощной государственной машины США. Вопросу влияния ТНК на процесс принятия политических решений в США, а значит, и процессы региональной интеграции, причем не только на американском континенте, но и, к примеру, в АТР, можно посвятить целое исследование. В этой статье ограничимся лишь тем аспектом, который говорит о заинтересованности ТНК в создании региональных производственных сетей, захватывающих территорию как развитых, так и развивающихся стран. Причем стратегия американских ТНК разнообразна. «В последнее время по мере либерализации мировой политики им выгодно размещать свои филиалы за рубежом. Особенно повышенный интерес США проявляют к развитию производства в странах, где достигнут относительно высокий уровень либерализации внешнеэкономической деятельности и обеспечен беспошлинный доступ к рынкам. В частности, это такие страны Западной Европы, как Ирландия, Испания и Португалия»10, которые к тому же отличаются относительно развитой инфраструктурой и высококвалифицированной рабочей силой. При этом от правительства США требуется добиться лояльного отношения к ТНК в странах размещения, что достигается посредством как региональной интеграции, так и политики США в рамках ВТО. Последнее нередко используется как фактор давления на правительства стран, со стороны которых американские ТНК ощущают значительную конкуренцию. Вот почему с момента создания ВТО в январе 1995 года США стремятся не только расширить сферу деятельности этой организации, но и увеличить ее количественный состав. Так, сравнительно недавно вступивший в ряды государств­членов ВТО Китай нередко критикуется со стороны США за несоблюдение обязательств в рамках ВТО. «В очередном годовом докладе аппарата представителя США на торговых переговорах отмечается, что недостаточно четкие правила, регулирующие страховой бизнес, банковское дело, операции по срочной доставке почтовых отправлений и другие услуги, фактически подрывают конкурентные позиции американских фирм, действующих в КНР». А влиятельный член палаты представителей С. Левин считает, что «Китай придерживается норм и правил ВТО там, где считает удобным для себя»11.

То же самое может быть сказано и о секторе услуг, доля которых составляет 80% торговли США. Этот огромный сектор американской экономики требует доступа к новым, еще слабо освоенным рынкам, таким, например, как рынки стран СНГ. По инициативе США эта организация активизировала переговорный процесс по таким секторам сферы услуг, где Соединенные Штаты не особенно опасаются иностранной конкуренции. После Уругвайского раунда «торговля услугами занимает более 50% экономической активности стран — членов ВТО. страны-­участницы договорились о ведении дальнейших переговоров в рамках Дохийского раунда по либерализации торговли в сфере услуг и установления равноправных правил для этой сферы торговли»12. США объективно заинтересованы в окончании этого раунда с максимально выгодными для себя результатами.

Как бы то ни было, проведение политики в рамках ВТО и региональных группировок занимает достаточно много времени и сил из­за большого количества участников переговоров и громоздкой организационной структуры. Поэтому помимо политики либерализации внешнеэкономических связей на многосторонней основе США активно используют другие тактические приемы — двусторонние соглашения для регулирования отношений со своими главными и наиболее перспективными торговыми партнерами. В частности, важное место во внешнеэкономической политике США уделяется нормализации торгово-­экономических отношений с Японией — вторым после Канады крупнейшим американским торговым партнером. Одной из наиболее удачных американо-­японских договоренностей является заключенное в 1994 году соглашение по сотовой телефонной связи. Оно базируется на ранее подписанном соглашении, которое предусматривало возможность для иностранных компаний работы на японском рынке. Соглашение от 1994 года позволило американским компаниям расширить техническую сеть и зону своего влияния. Немаловажная роль отводится в США подписанной в 1997 году американо-­японской декларации, направленной на совершенствование политики в области дерегулирования и конкурентоспособности, а также либерализацию двусторонней торговли в области телекоммуникаций, фармацевтической промышленности и финансовых услуг. Заключение соглашений с Японией способствовало не только нормализации и расширению двусторонних связей, но и дальнейшей либерализации международной торговли, так как на долю этих двух стран приходится более 16% мировой торговли.

Решения Уругвайского раунда, деятельность ВТО существенно повысили уровень международных торговых отношений, заставив многих участников приспосабливаться к новым, зачастую ужесточенным условиям. Регионализация дает дополнительные возможности, стимулы и механизмы для либерализации торговли, движения капиталов и т.д13 Как отмечают специалисты ЮНКТАД ООН, «опыт, накопленный годами показал, что либерализация торговли проводится главным образом на региональном уровне»14 Существенным подспорьем служит заключение двусторонних соглашений с крупнейшими партнерами, ориентированных на долгосрочное сотрудничество.

Несмотря на тот факт, что либерализация мировой торговли, осуществляемая прежде всего по линии ВТО, благоприятно сказывается на мировой экономике в целом, основной выигрыш от нее тем не менее получают высокоразвитые страны, и прежде всего США. По данным американских экспертов, среднегодовая экономия США, достигаемая путем преодоления протекционистских барьеров, еще в 1998 году составляла 13,3 млрд. долларов, имея тенденцию к увеличению этого показателя15. За истекшие полтора-­два десятилетия представления о характере и направленности внешнеторговых потоков товаров и услуг коренным образом изменились. В связи с этим США как страна, наиболее вовлеченная в международные экономические отношения и имеющая наибольшую долю в международной торговле, активно участвует в формировании торговой политики как на региональном, так и глобальном уровнях. Причем инициативы, принимаемые на глобальном уровне в рамках ВТО, переходят в разряд режимной координации, опирающейся на строго определенные правила, принимаемые большинством стран мира. Это позволяет им иметь больший вес и универсальность в сравнении с решениями, принимаемыми в рамках региональной интеграции, что выводит политику США в рамках ВТО на стратегически важный уровень. Региональная интеграция — это своего рода подготовительный этап для дальнейшего продвижения внешнеполитических инициатив США.

 

Примечания

1. БИКИ №1, четверг, 9 января 2003 г. С. 1.

2. Bergsten C.F. A Renaissance for the United States Trade Policy? Wash. (D.C.) // Institute for International Economics, 2002. Nov/Dec.

3. Mewhirter E., Fullerton M. The trade Act of 2002. What does it all mean? //
Export America. 2002. Nov.

4. The Financil Times, 2003.10.09.

5. WTO Annual Trade Report 2003. Geneva, 2003.

6. БИКИ №1, четверг, 9 января 2003 г. С. 1

7. http://www.wto.org/english/news_e/spsp_e/spsp35_e.htm#fntext1 WTO news: speeches — DG Supachai Panitchpakdi: The WTO after 10 years: the lessons learned and the challenges ahead. 11 March 2005.

8. Романова З. США — Латинская Америка: сценарий экономических отношений // Экономист — №1 — 1999. — С. 88.

9. Рыбалкин В.Е. Международные экономические отношения. //М.: 2001. С. 278.

10. Р. Зименкин, Е. Романова. Американские ТНК за рубежом: стратегия, направления, формы.//МэиМО № 8, 2003 г.

11. БИКИ № 14 (8810), 3 февраля 2005 г.

12. http://www.wto.org/english/news_e/spsp_e/spsp35_e.htm#fntext1 WTO news: Speeches — DG Supachai Panitchpakdi 11 March 2005.

13. Х.Д. Гешнер. Heidelberg Club. Globalisierung. Stuttgart. S.11.

14. Economic commission for Europe. Trade facilitation. The challenges for Growth and Development. United Nations//New York and Geneva. 2003, p.10.

15. БИКИ, № 22, 24.02.1998.



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.