Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Регионоведение
20.04.2009

Конституция единой Европы: углубление интеграции или угроза дезинтеграции?

А. Г. Браницкий

 

К началу XXI века политическая элита ЕС пришла к выводу, что найденные в прошлом институционально-­правовые решения надо усовершенствовать, дабы укрепить свою социальную базу, стать ближе, понятнее и доступнее рядовому избирателю. Речь шла прежде всего о большей открытости, эффективности и упрощении процесса принятия решений в институтах Евросоюза. Повышение легитимности и внутренней демократичности потребовалось также для того, чтобы справиться с вызовами расширения и поднять конкурентоспособность интеграционного объединения на международной арене. В частности, пришла пора взять на себя международную ответственность, сопоставимую с экономической мощью Евросоюза, в борьбе против терроризма. Следует также отметить, что государства-­члены передали Брюсселю часть своих суверенных полномочий чуть ли не во всех сферах, но в каждой области сделали это в разной степени. Посему утвердившийся баланс полномочий потребовал более четкого и определенного изложения.

Долгое время роль Конституции ЕС выполняли (и пока продолжают выполнять) договоры о создании сообществ (ЕОУС, ЕЭС, Евратома). Позднее к ним присоединились Единый европейский акт, Маастрихтский и Амстердамский договоры о создании Европейского союза, Ниццский договор. Конституционный статус вышеперечисленных документов неоднократно подтверждал и Европейский суд. При этом система национальных конституций стран–членов ЕС и «конституционные» европейские договоры образовывали (и до сих пор образуют) правовое единство. Однако ряд государств - членов Евросоюза готов идти на углубленное сотрудничество в рамках ЕС, в то время как другие - нет. В «единой» Европе «переменной геометрии» и «разных скоростей» возникла необходимость прочно обеспечить превалирование общего интереса над частным, ибо закрепленный Ниццским договором механизм подсчета квалифицированного большинства оказался не очень удачным.

Межправительственная конференция представителей стран-членов ЕС, открывшаяся в Брюсселе 14 февраля 2000 года, многим европейским политическим лидерам казалась малоуспешной с самого начала. Огромный резонанс в связи с этим вызвало выступление на конференции в Берлине в мае 2000 года министра иностранных дел ФРГ Йошки Фишера, который в противовес концепции «твердого ядра» призвал к ускоренному развитию политической интеграции, участниками которой были бы все государства -  члены ЕС. Еще накануне саммита в Ницце он потребовал «реализации проекта европейской Конституции»1. Ниццский договор, подписанный 26 февраля 2001 года, содержал в качестве приложения Декларацию № 23 -Декларацию о будущем союза, -  где недвусмысленно утверждалось о необходимости «упрощения договоров» и продолжения процесса реформирования правовой основы ЕС2. Прорыв во Франции произошел в сентябре 2001 года, когда президент Жак Ширак в своей речи в бундестаге (в Берлине) высказался в пользу конституции единой Европы и «более федеративного» ЕС. С этого момента и начались широкомасштабные дебаты о будущем Евросоюза3.

15 декабря 2001 года на саммите в Лаекене (Бельгия) было принято решение о создании специального Европейского конвента для работы над проектом основного закона ЕС. Этот метод уже хорошо зарекомендовал себя в 2000 году при работе над проектом европейской Хартии основных прав человека. Европейский совет назначил председателем («президентом») Конвента Валери Жискар д’Эстена, а его заместителями («вице-­президентами»)-Дж. Амато и Ж.­Л. Дехаена. Ж. Ширак предложил кандидатуру Жискар д’Эстена прежде всего для того, чтобы избавиться от сильного конкурента перед очередными выборами во Франции. И хотя представители малых государств-членов ЕС были сильно обижены и недовольны данным кандидатом, но воспрепятствовать назначению главой Конвента бывшего президента Франции не смогли. Им стало ясно, однако, что интересы малых стран не будут учитываться в должной мере.

Конвент о будущем устройстве Европы открылся в Брюсселе в феврале 2002 года. Он объединил представителей глав государств или правительств (по одному от каждого государства-­члена и признанного кандидата, 28 = 15 + 13), национальных парламентов (по два от каждого, 56 = 30 + 26), Европарламента (16) и Комиссии ЕС (2). Всего полноправных членов Конвента насчитывалось 105, причем каждый из них имел помощника. В качестве наблюдателей на заседаниях Конвента присутствовали также три представителя экономического и социального комитета, шесть представителей Комитета регионов и некоторые другие европейские чиновники (всего наблюдателей было 13). Следует отметить, что согласно Декларации Европейского совета в Лаекене представители стран-­кандидатов, принимая полное участие в работе Конвента, не имели, однако, возможности влиять на окончательное решение государств-­членов ЕС4.

С марта 2002 года двухдневные пленарные заседания в здании Европарламента в Брюсселе созывались каждый месяц (иногда дважды в месяц). Работу Конвента возглавил президиум из 12 членов, куда помимо председателя и двух его заместителей вошли по два представителя от Европарламента, Комиссии, национальных парламентов и три -  от правительств Испании, Дании и Греции (как стран, осуществлявших преемственное руководство в ЕС). На заседания президиума постоянно приглашался также один представитель стран-­кандидатов. Работу Конвента обеспечивал специально созданный секретариат. В июне 2002 года были образованы рабочие группы из членов Конвента. Группу «Принцип субсидиарности», в частности, возглавил Мендез де Виго, группу «Юридическое лицо ЕС» -  Дж. Амато, группу «Роль национальных парламентов в архитектуре ЕС» -  мадам Стюарт. Проблемами интеграции европейской Хартии основных прав человека в договоры союза занималась группа Виторино, ЭВС -  группа Хенша, разграничением компетенций институтов союза и национальных государств -  группа Христоферсена, упрощением процедур и инструментов союза -  группа Амато, внешней политикой ЕС -  группа Дехаена, проблемами обеспечения безопасности -  группа Барньера. Существовали также группа «Пространство свободы, безопасности и правосудия» под руководством Брутона и группа «Социальная Европа» под руководством Катифориса5. Для расширения дебатов был также создан форум из представителей различных общественных групп, который постоянно информировали о деятельности Конвента. Данный форум получил возможность вносить предложения по вопросам, определяемым президиумом Конвента. Таким образом, по всем интересующим его вопросам Конвент выслушивал мнение наиболее авторитетных практиков и специалистов. В странах -  членах ЕС были также организованы широкие общественные дебаты по ключевым проблемам реформирования институтов союза6.

Определенное видение реформы было и у председателя КЕС Романо Проди, который представил свои предложения депутатам Европарламента 5 декабря 2002 года в Брюсселе. В частности, предлагалось все законодательные решения ЕС принимать голосованием большинства в Европейском совете и в Европарламенте, избирать председателя КЕС тайным голосованием Европарламента при двух третях отданных голосов (с последующим утверждением Европейским советом), ввести пост секретаря ЕС по иностранным делам, который будет заместителем председателя КЕС7. К некоторым предложениям Р. Проди Конвент вынужден был прислушаться, тем более что именно Европейской комиссией была проделана титаническая работа по переписыванию учредительных договоров. В результате получился сильный, продуманный, концептуально целостный документ (более 80% текста новой Конституции - всего лишь дословная копия действующих ныне договоров о Европейском союзе и Европейском сообществе).

Три основные фазы работы Конвента включали: этап слушаний, когда только определялись сферы, нуждавшиеся в реформировании, этап обсуждений или обмена мнениями и, наконец, этап предоставления предложений Европейскому совету. Уже на саммите в Фессалониках в июне 2003 года Европейский совет одобрил черновой вариант Конституции в качестве «хорошей основы для начала» Межправительственной конференции. 10 июля 2003года Конвент закончил свою работу, а 18 июля проект Договора, учреждающего Конституцию для Европы, был предоставлен для рассмотрения председателю Европейского совета. В своих выступлениях бывший председатель Конвента В. Жискар д’Эстен делал упор на следующих достоинствах проекта Конституции, вошедших затем в его окончательный текст. Во-­первых, обеспечивается стабильное председательство в Европейском совете. Во главе него
ставится освобожденный председатель. Срок его полномочий может достигать 5 лет. Деятельность Европейского совета, Европарламента и КЕС синхронизируется. Во-­вторых, создается пост министра иностранных дел ЕС, которому поручается председательствовать в Совете министров иностранных дел ЕС. В-­третьих, Европарламент превращается в полноценный законодательный орган, а национальные парламенты органически встраиваются в механизм функционирования ЕС. В-­четвертых, четко и ясно определена компетенция союза. Вводится ее подразделение на исключительную, смешанную и поддерживающую. Однозначно указывается, в какой области деятельности каким именно типом компетенции союз обладает. ЕС наделяется правосубъектностью. Его подразделение на самостоятельные опоры упраздняется. В-­пятых, упрощаются процедуры. Используемая учредительными договорами терминология становится более понятной. Законодательные акты так и называются «европейскими законами и европейскими рамочными законами». В­-шестых, принятие решений квалифицированным большинством голосов становится более обыденным. Большинство подсчитывается намного более рационально, с учетом интересов всех государств-­членов. Наконец, снимается табу с выборочного сотрудничества в военной области -  оно может беспрепятственно вестись между заинтересованными сторонами. Одним из ключевых органов ЕС становится Европейское агентство вооружений8.

Мучительное согласование проекта с лидерами европейских стран пришлось на период итальянского и ирландского председательства в ЕС. На Межправительственной конференции, начавшей работу 4 октября 2003 года и исчерпавшей повестку дня лишь 18 июня 2004 года, были сделаны определенные отступления от версии, подготовленной Конвентом. Так, МПК отказалась от отдельных элементов более радикальной и комплексной реформы институтов ЕС (в частности, относительно различных формаций Совета министров, комплектования КЕС и бюджетных полномочий Европарламента). Была проведена частичная ревизия подсчета квалифицированного большинства, слегка уменьшив влияние крупнейших государств на принятие решений. Как уже говорилось, бывший председатель Конвента отстаивал преимущественно интересы «великих держав» в ущерб малым и средним государствам ЕС. В ходе работы МПК выявилось нежелание Испании и Польши перейти к голосованию по числу жителей (что уменьшало бы возможности блокировки решений со стороны этих стран). В результате саммит в декабре 2003 г., на котором планировалось принять Конституцию, закончился провалом. Европа дождалась, пока в Испании сменилось правительство. Тогда Польша, оставшись в одиночестве, вынуждена была пойти на уступки. Провалились и планы некоторых католических стран (включая все ту же Польшу) ввести в текст Конституции упоминание о «христианских корнях» европейского единства. Согласие всех государств-­членов потребовало многочисленных взаимных уступок, разменов и напряженного лоббирования. К примеру, из-­за возражений Великобритании из текста Конституции исчезло всякое упоминание о «федерализме». Пришлось также вернуться к принципу единогласия в некоторых наиболее чувствительных областях совместной деятельности, связанных с внешней политикой, сотрудничеством в уголовно­-правовой сфере, бюджетно-­финансовыми и налоговыми вопросами. Однако в окончательном тексте осталось ключевое положение о верховенстве права ЕС (то есть о его преимущественной силе в случае коллизии с нормами национального законодательства какой-­либо страны-­члена).

Конституция меняет структуру и функции институтов ЕС. В Совете союза появится должность президента, который будет назначаться Советом сроком на два с половиной года. Вводится принцип «двойного большинства» для голосования в Совете союза. Чтобы закон был принят, за него должны проголосовать 55% стран, где проживает не менее 60% населения ЕС. У отдельных государств не будет права вето. Только четыре страны совместно смогут приостановить действие постановления Совета Союза. Комиссия будет состоять из 15 полноправных членов и 10 неголосующих «партнеров». При этом полноправное членство должно подлежать честной ротации среди стран -  участниц. В Евросоюзе появится также министр иностранных дел, который будет представлять единую европейскую внешнюю политику. Однако страны-­члены ЕС по-­прежнему смогут вырабатывать собственную позицию по любому внеш­неполитическому вопросу и глава МИД ЕС сможет говорить от имени единой Европы только в том случае, если будет достигнут консенсус. Конституция расширяет полномочия Европарламента, который сможет заниматься проблемами, связанными с состоянием гражданских свобод, пограничного контроля и иммиграции, сотрудничества судебных и правоохранительных структур всех стран -  членов ЕС. Всего количество аспектов внутренней политики, которые будут регулироваться Европарламентом, увеличивается с 34 до 70. По своему положению в законотворческом процессе Европарламент практически уравнивается с Советом министров. Вводится пункт о взаимной защите, обязывающий страны ЕС прийти на помощь, если одна из них подвергнулась нападению. Предусмотрена гармонизация налоговой политики стран -  членов ЕС. Хартия основных прав человека будет инкорпорирована в Конституцию. По мнению Десмонда Дайнана, известного европеиста, профессора университета им. Дж. Мэйсона, это своеобразный аналог американского Билля о правах и «важный конституциональный компонент»9. Новшеством, пока еще недооцененным принципиальными противниками европейской интеграции, явился пункт о выходе из ЕС, который позволяет стране покинуть Евросоюз.

18 июня 2004 года на заключительном заседании сессии Европейского совета главы государств и правительств стран -  членов ЕС сняли оставшиеся разногласия и приняли проект договора, учреждающего Конституцию для Европы. Затем юридические и лингвистические службы ЕС занялись технической доводкой текста и сверкой аутентичности переводов на все языки ЕС -  эта работа продолжалась целых три месяца. Наконец, 29 октября 2004 года главы государств и правительств стран-­членов ЕС подписали в Риме Конституцию единой Европы. Помимо собственно Конституции, в единый пакет вошли десятки протоколов и интерпретирующих деклараций. Многими из них было обусловлено согласие отдельных стран и групп государств с теми или иными статьями Конституции. Однако и данный текст еще не имеет нормативного характера.

Документ должен вступить в силу 1 ноября 2006 года -  при условии ратификации во всех государствах Евросоюза. Достаточно одного «нет», чтобы усилия разработчиков пропали даром. Восемь государств проведут ратификацию через референдумы, а это наиболее опасный вариант, особенно для Великобритании и Дании. Однако еще 20 апреля 2004 года Т. Блэр внес в палату общин законопроект о назначении всенародного референдума о принятии Конституции. Этот шаг удивил многих, так как до этого Блэр неоднократно заявлял, что необходимости в подобном голосовании нет10. Парадоксальность ситуации в том, что Великобритания может сказать Конституции «нет», а может и поддержать документ лишь для того, чтобы затем иметь законную возможность покинуть ЕС. Политические деятели Германии и Австрии выступили против проведения национальных референдумов. В частности, Г. Шредер не видит разницы, будет ли Конституция одобрена в парламентах или на референдумах. Следует признать, что в тех странах, где референдум не предусмотрен, шансы ратифицировать Конституцию весьма высоки. Первый пример такого рода подала Литва.

20 февраля 2005 года состоялся референдум в Испании, который, однако, носил консультативный характер. Окончательно решение в данной стране принимает национальный парламент (безусловно, руководствуясь настроениями, царящими в обществе). Явка на референдум составила 42%, а Конституцию поддержали почти 77% голосовавших. На очереди -  референдум в Португалии, который, вероятнее всего, даст аналогичный результат. Сложнее складывается обстановка во Франции, где массовые протесты вызвала директива КЕС, направленная на дальнейшую либерализацию рынка труда и услуг. Европейской комиссии пришлось срочно вносить поправки в этот документ, дабы не допустить снижения социальных гарантий населению старых стран -  членов ЕС, и вести кропотливую разъяснительную работу. Однако, согласно социологическим опросам, уровень поддержки Конституции единой Европы во Франции все еще критически низок. Интересно отметить, что за ратификацию на референдуме могут в принципе проголосовать и хорошо информированные противники европейской интеграции (например, голлисты), ибо Конституция приоткрывает двери странам, желающим выйти из ЕС. Вступление в силу документа может запустить механизм европейской дезинтеграции -  если не во Франции, то в Великобритании или Дании.

Результаты народных референдумов а «проблемных» странах -  членах ЕС (в отличие от Франции не участвующих в еврозоне и (или) Шенген­ском соглашении) могут вовсе не отражать реального отношения населения к европейской интеграции. Ратификацию здесь способны поддержать явные противники «европейской бюрократии», в то время как пассивные сторонники интеграции будут сидеть дома у телевизоров. «За» может означать -  «за выход страны из ЕС». Главный вопрос, который возникает в данном контексте у непредвзятого наблюдателя: будет ли ратификация Конституции (и ее вступление в силу) действительным шагом вперед? Не начнется ли вслед за этим распад интеграционного поля? Разумеется, речь идет не о новичках, так рвавшихся в ЕС и наконец вступивших туда 1 мая 2004 года. Европейский союз, скорее всего, захотят покинуть сравнительно богатые страны, которые не пожелают делиться своими доходами с такими будущими членами, как Болгария и Румыния, чье вступление в ЕС запланировано на 2007 год. Опасная тенденция зародилась уже давно: результаты референдумов в Норвегии и Швейцарии по поводу членства в ЕС показали, что процветающие государства вовсе туда не стремятся. Зато Турция, Хорватия, Сербия и Черногория, Украина, даже Молдова (все со своими многочисленными экономическими и политическими проблемами) выстраиваются в очередь. Евросоюз, облегчивший выход своим странам-членам, рискует стать клубом европейских бедняков или (тоже вариант) полем борьбы ФРГ и США за преимущественное влияние. Однако до ноября 2006 года время еще есть, а Конституция вступит в силу только после того, как будет ратифицирована всеми государствами -  членами ЕС11. В случае задержки или осложнений Европейский совет должен решить, как поступить. Поэтому серьезные шансы на то, что подписанный документ останется лишь фактом истории европейской интеграции, пока сохраняются.

 

Примечания

1. Schauble W. Europa von der Krise? // Frankfurter Allgemeine Zeitung, 8.06.2000.

2. Declaration on the future of the Union

3. The Finality Debate and Its National Dimensions. Ed. S. Serfaty. W.: CSIS Press, 2002.

4. Laeken Declaration // Bulletin EU 12­2001.

5. Commision europienne La Convention europienne. L’avenir de l’Union européenne. Luxembourg, 2003.

6. См. http://european­convention.eu.int –  официальный сайт Конвента; http://europa.eu.int/futurum/forum_convention –  сайт форума Конвента; http://europa.eu.int/futurum –  сайт, освещавший ход общественных дебатов.

7. Каракулян Э.А. Европейский неофедерализм: процесс, система, идентичность (Историко­правовые и методологические аспекты). Н. Новгород: ННГУ, 2003. –  С. 136–137.

8. Энтин М. Одни только «за» и почти никаких «против» // Европа. Журнал Европейского союза. № 8 (42). Сентябрь, 2004. –  С. 10–11.

9. Dinan D. Europe Recast. Houndmills, Basingstoke (UK): Lynne Rienner Publishers, Inc., 2004. P. 297.

10. Основной Закон континента –  политреформа по­европейски //Украина и мир. –  № 16 (284). 30.04.2004.

11. См. http://europa.eu.int/constitution –  A Constitution for Europe, официальный сайт ЕС, посвященный Конституции.



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.