Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Регионоведение: теория и практика /материалы научного семинара/
17.04.2009

Роль мусульманского права и специфика его применения
в условиях поликонфессионального региона
(на примере Российской Федерации)

О. О. Хохлышева

Современные федеративные государства в силу разнообразных исторических причин характеризуются многонациональным составом населения и поликонфессиональностью. Данное обстоятельство согласно общепризнанному мнению зачастую обуславливает конфликтность в обществе. Российская Федерация не является исключением. Кроме того, есть версии о том, что для Российской Федерации одним из факторов конфликтности современного мира является наличие мусульманского компонента в религиозной и политической сфере. Например, принято считать, что именно ислам является причиной конфликта на Северном Кавказе, а также то, что именно ислам является источником терроризма и экстремизма. Представители российского мусульманства, в свою очередь, в качестве основного аргумента выдвигают единственный тезис о том, что ислам — это религия мира, о чем прямо говорится в Коране, тем самым блокируя дальнейшее продолжение политического диалога, в рамках которого предполагается найти решение создавшихся проблем. Удивителен тот факт, что в принципе само указание на коранические высказывания о необходимости мирного решения подразумевает исключительно правовые и политические, невоенные усилия. Следовательно, положения Корана вполне современны и отвечают требованиям времени. Скорее, проблема в Российской Федерации состоит в том, что сами представители мусульманства, будучи в течение длительного срока атеистами, не совсем знают и не совсем понимают положения Корана, тем самым внося существенную путаницу в сложившуюся обстановку и вводя в заблуждение остальных.

Часто в оправдание распространения ислама на территории РФ ссылаются на заявление В. В. Путина, в котором подчеркивалось, что Российская Федерация — это многоконфессиональное государство. Однако согласно п. 1 ст. 14 Конституции РФ 1993 года Российская Федерация — это светское государство, о том, что никакая религия не может быть установлена в качестве государственной или обязательной; п. 2 ст. 14 гласит о том, что все религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом. Далее согласно ст. 15 Конституция РФ имеет высшую юридическую силу. П. 4 ст. 15 признает верховенство (примат) международного права.

В таком случае можно было бы предложить попытаться найти точки соприкосновения в рамках правового поля для нахождения возможностей дальнейшего смягчения разногласий во взаимоотношениях. Следует рассмотреть нормы и принципы мусульманского права и его роль в общей системе права.

Классификацию правовых систем современности следует рассматривать как сложную по структуре систему правовых. Необходимо также число правовых систем, поскольку охватить и представить все существующие правовые системы невозможно. Следует принять во внимание определение происхождения и рецепирования (географическое распространение) правовых систем. В основу классификации могут быть положены географический или исторический принцип или собственно юридические принципы, включающие правовые принципы или стиль права.

Форма, система и иерархия источников права характеризуют состояние правовых семей и представляют собой важнейшие критерии их классификации. Если романо-германская правовая семья является писаным (кодифицированным) правом, то есть совокупностью норм, получивших законодательное выражение, где постоянное и обширное нормотворчество ведет к закрепленным законом общим принципам, в то время как англо-саксонская система права несколько противоречит положениям континентального права в том смысле, что в его основе лежит судебный прецедент, относящийся в большей степени к некодифицированному или обычному праву и не признаваемый рядом государств. Кроме того, сложившиеся обстоятельства позволяют выделить в особую систему право США, которое основывается как на праве прецедента, так в то же время придерживается и строго кодифицированных норм внутригосударственного законодательства, базирующихся на конституционных положениях.

Система источников права каждой правовой семьи прежде всего определяется своеобразным историческим развитием, в силу той же причины определяется образ юридического мышления. Так, например, романо-германский отличается склонностью к понятийным абстракциям, понятийной конструкции, к возможно более полной систематизации всех правовых областей и дедуктивному рассмотрению логических связей; юристы англо-саксонской системы права не утруждают себя обобщениями и абстракциями, в большей степени ссылаясь на свой собственный опыт.

При классификации правовых систем следует принимать во внимание значение ведущих отраслей права (конституционное, уголовное, гражданское, торговое, процессуальное). Обычно выделяют три базовые системы современного общества: англо-саксонское, романо-германское, мусульманское право.

Мусульманское право как обособленная правовая система норм, выражающих в религиозной форме волю мусульманско-религиозной знати и в той или иной степени санкционируемых или поддерживаемых теократическим мусульманским государством, в своей основе сложилось в арабском халифате в VII–X веках и основано на мусульманской религии — исламе. Ислам исходит из того, что существующее право пришло от Аллаха, который в определенный момент открыл его через своего пророка Мухаммеда. Право Аллаха дано человечеству раз и навсегда, поэтому общество должно руководствоваться этим правом, а не создавать свое под влиянием изменяющихся социальных условий. Теория мусульманского права признает, что божественное откровение нуждается в разъяснении и толковании, о чем говорят мусульманские юристы. Эти усилия были направлены не на создание нового права, а на то, чтобы приспособить данное Богом право к практическому применению, и прежде всего для создания государства.

Ввиду того что мусульманское право отражает волю Аллаха, оно охватывает все сферы социальной жизни, а не только те, которые обычно относят к правовой сфере. Так, мусульманское право определяет общеобязательные для мусульманина положения, которые необходимо соблюдать: посты, милостыни, паломничества.

Коран предполагает добровольное выполнение предписаний. Таким образом, мусульманское право — это единая исламистская теория социально-нормативного регулирования, которая включает как юридические нормы, так и неправовые регуляторы (мораль).

Шариат состоит из двух частей: теологии, или принципов веры (акид), и права (фикх). Фикх, или собственно мусульманское, право делится на две части: первая указывает мусульманину, какой должна быть его линия поведения по отношению к себе подобным (муамалат), вторая предписывает обязательства по отношению к Аллаху (ибадат).

Основная функция фикха состоит в сохранении неразрывных связей между законодательством мусульманских государств и его первичным источником. Мусульманское право полностью базируется на Коране. В этом его отличие от светских систем права. Коран считает право плодом божественных установлений, а не продуктом человеческого разума и социальных условий.

Следует отметить, что сегодня мусульманство исповедует более 1 млрд. человек в 51 государстве. Кроме того, необходимо обратить внимание на пространственное действие норм этой системы, что неидентично географическим границам стран с мусульманским населением. Существуют нации или этнические группы, исповедующие ислам в качестве религии, но не воспринимающие мусульманское право.

В ряде государств (Тунис) в качестве одной из важнейших целей государственной политики конституционно провозглашается деполитизация мечетей, невмешательство духовенства в формирование политической позиции граждан. Отделение религии от политики — это один из принципов современной конституционной позиции таких государств. Например, в законе № 34 о мечетях 1988 года (Тунис) устанавливается запрет на проведение в мечети любых собраний, манифестаций некультового характера. Нарушение этого запрета, а также лица, призывающие в мечетях к свержению законной государственной власти, наказываются лишением свободы и крупным денежным штрафом. Кроме того, наличие легализованных партий согласно закону о партиях Туниса № 32 позволяет сделать вывод о том, что в государстве нелегально и полулегально действует ряд других светских и религиозных политических партий и группировок, объединений арабских националистов, насеристов, баасистов, а также экстремистские мусульманские группировки — «Хезболла» и другие. В большинстве государств действуют конституции, в которых в первую очередь фиксируются права и свободы человека и гражданина, деятельность парламентов, политических партий и общественных организаций, зачастую допускается местное самоуправление.

Одной из основных проблем пока остается неурегулированный конфликт, в основе которого лежат неразрешимые пока территориальные разногласия между Палестиной и государством Израиль. Кроме проблемы территории, данный конфликт связан с противоречиями и в правовых системах. Так, на Израиль сильное воздействие оказала система англо-саксонского права, основавшего положения конституции, находившегося раньше под протекторатом Великобритании, государства; Палестина целиком находится в ведении мусульманской системы права. Отсюда множество нестыковок и политических противоречий, которые в принципе невозможно разрешить ввиду несхожести систем правового регулирования. К тому же обе системы права отличаются казуистичностью, что при возможном столкновении (коллизии) норм попытка решить проблему исключительно правовым способом только порождает еще большую запутанность вопроса.

Основу мусульманского права составляет казуистичный метод (ильм аль фуру (маса’им)). У истоков и суннитского, и шиитского учений стояли две школы — школа Медины и иракская. Эти старейшие школы использовали обычное право, укоренившееся на контролируемых ими территориях, и приспособили его к потребностям новой веры. Сегодня насчитывается четыре суннитские (ханифская, маликитская, шафиитская, ханбалистская), а также три шиитские (дисафаристская, исмаилитская, зебедистская) школы мусульманского права. Каждая школа имеет свою юридическую концепцию и историю, чтобы считаться самостоятельной системой права..

Мусульманское право базируется на непререкаемых постулатах, придающих системе незыблемость. Мусульманские юристы осуждают все, что в какой-то мере случайно или неопределенно, то есть придерживаются системы свидетельских показаний. Правовые нормы всегда основаны на внешних фактах. Мотивы и намерения индивида никогда не принимаются во внимание. Все психологические элементы сознательно исключаются из рассмотрения законом: в его западном понимании в мусульманском праве не существует. Теоретически только Аллах имеет законодательную власть согласно Корану. В действительности и на практике единственным источником мусульманского права являются труды юристов-ученых. (Наши мусульмане же пытаются в большей степени все вопросы свести к Корану, тем самым переводя любой диалог в религиозное русло, чем только осложняют решение вопроса. Это неверно. Раз уж по Корану, кстати, все нужно решать миром, а это исключительное правовой путь.) При рассмотрении дела судья никогда не обращается к Корану или Сунне (предания о пророке). Вместо этого он ссылается на человека, авторитет которого общепризнан.

Право как система оформилась до VII века н. э., но далее произошел правовой застой ввиду войн и «закрытых врат человеческих усилий Иджихад». Однако шиитские школы этого «закрытия врат» не признавали. Сегодня, кстати, их право более гибкое, чем у суннитов. До XIX века происходило формирование мусульманского правосознания, сформированного на основе и в рамках религиозно-юридических комментариев и сборников фетв, которые по-новому истолковывают традиционное положение и принципы шариата, никогда не отвергая их прямо и не изменяя их привычного звучания и содержания. То есть в принципе мусульманское право отвечало и отвечает своему социальному назначению государства. Существуют четыре источника мусульманского права: Коран, Сунна, иджма (согласие) аналогия (кияс), применение первых трех составляющих к новым условиям или правоприменение. Особенно важна иджма: предложение, принятое единожды правоведами даже одной школы, считается правилом. В качестве дополнительного источника признаются местные обычаи.

Европейское право оказало влияние на мусульманское. Но это влияние не было значительным. В мусульманском праве нет публичного и частного права, как в других системах права и международном праве. Не существует в нем логических разграничений и понятий с нашей и западной точек зрения. Основными отраслями мусульманского права являются уголовное право, судебное, семейное право. В редких случаях выделяют международное право, хотя в большей степени склоняются, что международное право — это часть ислама.

Мусульманское уголовное право основано прежде всего на различиях между твердо установленным (худуд) и дискреционным наказанием. Жесткие наказания предусмотрены за убийство, прелюбодеяние, ложное обвинение в прелюбодеянии, воровство, употребление спиртных напитков, вооруженное ограбление и бунт.

Кади (судья) по своему усмотрению мог, кроме всего прочего, наказывать за любое другое нарушение. То есть ему предоставлялась большая свобода усмотрения, и ряд норм был именно так создан. Следует подчеркнуть, что в системе мусульманского права особо почитается договор и все виды собст-венности. Также мусульманское право исключает доказательственную силу предположения, основанного на вероятности. Отправление правосудия происходит в кратчайшие сроки. Иерархии судов не было и пока нет. Мусульманское судоустройство отличается простотой. Обычно единоличный судья рассматривает все категории дел. В некоторых государствах уже отказались от мусульманских судов (Египет). Однако в большинстве мусульманских стран они продолжают играть немаловажную роль в механизме социального действия права и в рамках обеспечения своеобразной стабильности государства. Но чаще всего в деятельности судов действуют механизмы социального действия права. В Ираке и Ливане суды действуют по направлениям, то есть личные, гражданские и уголовные дела решаются отдельно. К судьям предъявляются весьма высокие требования.

В настоящее время мусульманские теоретики предпринимают попытки сблизить не только все четыре системы суннитского ислама, но и самих суннитов и шиитов. Производным от шариата источником мусульманского права были указы и распоряжения халифов — фирманы. В ряде государств с развитием законодательной деятельности в качестве источников права стали играть все возрастающую роль законы-кануны. Фирманы и кануны не должны противоречить принципам шариата и дополняли его, прежде всего нормами, регулирующими деятельность государственных органов и административно-правовые отношения государственной власти с населением.

Мусульманское право не является синонимом шариата. К шариату относятся обращенные к населению предписания Корана и Сунны, а к мусульманскому праву — принципы и нормы, разработанные или истолкованные доктриной и отвечающие требованиям права. То есть шариат — это религиозное явление, в котором обнаруживаются лишь отдельные следы правового начала. Нормы мусульманского права действуют только в отношении мусульман и между самими мусульманами. Шариат благодаря мусульманск-им богословам — правоведам развился от божественного правопонимания к рационалистическому, от казуальных методов выведения правовых норм к логико-системе, что привело к созданию фикха, в основе которого находятся нормы мусульманского общежития и доктрина, что образовало сугубо юридическую природу системы. Проблема состоит в том, что политический раскол привел к множеству толкований. В основе мусульманства лежит не территориальный принцип сплочения, а конфессиональный, несмотря на тот факт, что учение пророка Мухаммеда призвано изначально его создателем для и в качестве основы будущей государственности.

Принято считать, что на территории Российской Федерации распространены два традиционных мазхаба: ханафитский — на территории европейской части, в Сибири, Поволжье, Урале и немного на Северном Кавказе — и шафиитский, которой исповедуют только народы Северного Кавказа. Но другие течения также являются традиционными. Никто не может отрицать маликитский мазхаб, никто не может отказывать в праве на существование ханбалитскому мазхабу. Мусульманское духовенство России, безусловно, заинтересовано в том, чтобы на территории нашей страны распространились традиционные для России мазхабы 1. Речь не идет о «духовной экспансии», о насильственном навязывании ценностей ислама жителям России. Иностранная помощь предоставляется в первую очередь единоверцам, а не всем подряд. Речь идет о воспитании духовно-нравственных ценностей (строительство мечетей, распространение религиозной литературы, создание учебных заведений, изучение языков). Безусловно, были и представители некоторых движений, фондов, которые хотели бы, чтобы мусульмане после распада СССР смогли более активно повлиять на политические изменения в обществ в государстве. Некоторые, возможно, строили планы, чтобы народы бывшего СССР и России получили полную независимость и свободу, чтобы они начали строить и создавать независимое государство ислама на территории Российской Федерации. Следует отметить, что сами нынешние мусульмане на территории России были атеистами и в результате не готовы к тому, чтобы жить в условиях религиозного правления. Не было в СССР и России ни юридической базы, ни шариатских судей, ни правоверных правителей. Следовательно, пожелания братьев-мусульман и их помощь были восприняты соответственно.

Что касается образования, то согласно официальной версии в ислам-ских университетах не готовят ни экстремистов, ни террористов, ни бандитов, но учат богословов и знатоков ислама. Большинство мусульман, проживающих на территории РФ, желают, чтобы им была предоставлена возможность получения подобного образование на российской почве, что довольно разумно, в целях умения вести диалог, в том числе конфессиональный. В монорелигиозном государстве труднее осознавать необходимость диалога.

Существует мнение о том, что поскольку в Саудовской Аравии распространен ханбалитский мазхаб, следовательно, оттуда возвращаются его приверженцы. Однако студенты медресе по предмету фикх («исламское право») имеют полное право изучать свой мазхаб. Сравнительный анализ и изучение четырех мазхабов входят в программу подготовки. Это обстоятельство позволяет лишь предположить, что те имамы, которые получили образование в Саудовской Аравии и сейчас работают на территории РФ, возможно, продолжают распространять в первую очередь традиционные для региона мазхабы. Автору доводилось встречаться с получившими образование в университетах Саудовской Аравии. По результатам бесед можно сделать вывод о том, что бывшие студенты, а ныне служащие многочисленных духовных управлений РФ совершенно очевидно выражают свою приверженность только ханбалитскому мазхабу, распространенному в Саудовской Аравии, проводя в тезис о том, что «верное мусульманство только то, что действует в Саудовской Аравии» 2. Хотя представители российского ислама в настоящее время советуют родителям получить в первую очередь светское образование, а затем — религиозное.

Особую опасность, по мнению большинства, для России сегодня представляет распространение ваххабизма. Но данное движение или течение нельзя понимать только как терроризм или экстремизм. То, как его пытаются толковать, не совсем верно. Ваххабизм — это официальная идеология Королевства Саудовская Аравия, где нет ни терроризма, ни экстремизма, которые основывались бы на ваххабизме. Ваххабизм основан на учении Корана и Сунны Пророка. Следует подчеркнуть, что учение ислама против насилия, требует любить ближнего, распространять мир и любовь между народами. В принципе ставить знак равенства между ваххабизмом и терроризмом не совсем корректно. С другой стороны, большинство (если не все) террористических актов было направлено против неверных или неправоверных и тоже во имя Аллаха и на основании положений Корана.

Сами мусульмане РФ считают, что принятие в России какого-либо закона о ваххабизме и его запрете будет означать ущемление прав и конституционных свобод граждан-мусульман и тем самым способствовать разделению общества и уммы на «своих и чужих» 3. Действительно, довольно сложно в настоящее время выработать критерии, по которым будут судить о принад-лежности верующего к ваххабизму в понимании равенства этого понятия с экстремизмом. Но в то же время отметим, что в государстве достаточно законов против экстремизма и ссылка на ваххабизм в условиях в первую очередь светского государства не понадобится.

Единство у мусульман в России сохранилось, но при наличия амбициозных разногласий. Считается, что мусульмане могут существовать и без руководителя, если он не соответствует закону шариата. Р. Гайнуддин подчеркивает: «Никто не вправе вмешиваться во внутренние дела российских мусульман, да это и бессмысленно. Сегодня российские мусульмане могут жить и без получения официальной юридической регистрации. Но мы хотим, чтобы на территории нашей страны действовали официальные мусульманские религиозные организации, признаваемые и мусульманами, и высшим духовенством, и, конечно же государством. Нам нужен Совет муфтиев» 4. Вопросы территориального распространения мусульман сложны и требуют детального подхода. Так например, Еврокомиссия и ЕС собираются создать за пределами ЕС сеть специальных центров для потенциальных иммигрантов (Франция, Германия, Испания, Италия и Великобритания) собственно на местах и в Северной Африке. В качестве аргумента была выдвинута проблема «быстрой исламизации лица Европы» 5 и то, что иммигранты не вписываются в традиционное европейское сообщество и переделывают его для себя. Данное обстоятельство влечет чрезмерные расходы, что приводит к тому, что на европейских выборах все больше лидируют правые. В ЕС считается, что «нынешние элиты находятся под жестким прессингом как со стороны набирающих силу крайне правых партий, так и со стороны исламистов и блокирующихся с ними левацких групп» 6. На каждый лагерь предполагается выделить миллион евро. Поддержку предложили такие государства, как Ливия, Тунис, Алжир, Марокко и Мавритания. Считается, что «выбор у нынешней европейской элиты невелик: либо родной фашизм, либо исламистский: родной все-таки милее», однако такая позиция требует исследования 7.

В заключение следует отметить, что в большинстве международных и внутригосударственных конфликтов лежат религиозные разногласия, которые чаще всего используются как повод. Одним из выходов урегулирования разногласий представляется возможность переведения разногласий в кон-ституционно-правовые рамки.

Особую опасность представляет смешение религии и национализма. Религиозный фактор является негативным в решении сугубо политической или территориальной проблемы. В США считается, что «религиозные лидеры не должны допускаться в мирный или переговорный процесс, хотя это иногда помогает» 8.

Ряд разногласий, возможно, и следует смягчать посредством применения норм и принципов международного права и его инструментов. Так, например, ряд противоречий в экономической политике был снят принятием Кодекса международной торговли для мусульман и евреев, принятого в Аммане, Иордания, в 1993 году. Кроме того, существует разветвленная система двусторонних договоров.

Довольно любопытную функцию взяли на себя США, несмотря на события 11 сентября, согласно своей Стратегической концепции США 2002 года. Так, 30 марта 2005 года, состоялся визит Лоры Буш, жены президента, в Афганистан в целях выполнения программы по уважению женщин, а также по претворению в жизнь программ обучения, медицины, образования. Кроме того, следует обратить внимание на то, что в США значительная мусульманская диаспора, и согласно конституционному праву США, подчеркивающему светский характер государства, мусульмане живут по светским законам, считая и признавая США «своей второй родиной» 9.

 

Примечания

1 Интервью муфтия Равиля Гайнуддина «НГ-религии», 2004 г. Независимая газета — религии, М. Шевченко, 2004 г.

2 По соображениям корректности мы не указываем конкретных имен и фамилий.

3 Интервью Р. Гайнуддина «НГ — религии», 2004 г. «Независимая газета — религии», М. Шевченко, 2004 г.

4 Там же.

5 Эксперт Центра стратегического и военного анализа А. Храмчихин. // Евросоюз обращается к опыту Третьего рейха. RBC daily: политика, 19.10. 2004 (http//www.rbcdaily.ru/-bin/oranews/get_news.cgi?tmpl.

6 Там же.

7 Там же.

8 Y. Landau. Healing the Holy land. USIP № 51, 2004.

9 Из личной беседы автора с бывшим гражданином Ирака.



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.