Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Регионоведение: теория и практика /материалы научного семинара/
17.04.2009

Некоторые аспекты безопасности в условиях глобализации и информационной революции

А. Е. Белянцев, А. А. Камраков, И. В. Рыжов

К важнейшим факторам жизни современного мирового сообщества можно отнести активно развивающиеся и влияющие на все сферы деятельности человечества процессы глобализации и информационной революции. Под глобализацией понимается процесс формирования единого общемирового финансово-информационного пространства. Это своего рода высшая стадия интеграции мирохозяйственных связей, информационной, экономической, технологической и культурной взаимозависимости современных государств и народов. Поэтому в мировой политике усиливается значение экономической и информационной составляющих.

Мировая политическая система в процессе глобализации имеет тенденцию к усложнению, становится нелинейной, многомерной и многофакторной, поэтому у нее появляются новые системные свойства, с которыми связаны как новые ресурсы глобального развития, так и новые угрозы глобальной безопасности.

Оценивая последствия информационной революции (рассматриваемой как распространение новых информационных технологий в глобальном масштабе), ее влияние мировой политический процесс и основной его субъект – национальное государство, исследователи говорят прежде всего о децентрализации, прозрачности государственных границ и возрастании роли информационной компоненты безопасности.

С начала 60-х гг. XX века соединение воедино и совершенствование средств и каналов передачи информации, создание распределенных компьютерных сетей, электронных баз данных привело на пороге третьего тысячелетия к возникновению глобального информационного пространства в качестве инфраструктуры современного постиндустриального общества:

• в политической сфере все большее значение приобретают не силовые, а информационные факторы;

• в экономике происходит включение информационной продукции в систему товарных отношений, появилось множество коммерческих структур — производителей и потребителей информации, средств информатизации и защиты информации;

• растет зависимость экономического потенциала от уровня развития информационной инфраструктуры, а также потенциальная уязвимость экономики по отношению к информационным воздействиям;

• в информационной сфере произошел качественный скачок в процессах управления на всех его уровнях: от межгосударственных образований до отдельных фирм и банков, который обусловлен интенсивным развитием информационных технологий, дающих самые широкие возможности по совершенствованию и повышению эффективности управления 1.

Глубина этих процессов определяется не только воздействием каждой отдельной технологии, но и их взаимодействием, взаимоусилением.

Глобализация информационных систем, охватывающих территории не только отдельных государств, но и целые континенты, условия легкого доступа к ним любого человека создают совершенно новую ситуацию в области информационной безопасности, так как в условиях такой взаимосвязи мира возникают угрозы безопасности на уровне информационного «измерения».

Следует отметить, что проблема обеспечения информационной безопасности в мире раньше не только не выдвигалась, но и фактически игнорировалась. Только сейчас государства и мировое сообщество в целом начинают серьезно и ответственно подходить к этой проблеме.

Если говорить о построении информационного общества в глобальном масштабе, то горизонты, которые открываются перед целыми народами и странами, поистине фантастические. Однако нерешенной и по сей день остается проблема полной гарантии информационной безопасности.

При этом мы все отчетливо понимаем, что в настоящее время государст-венные границы практически перестают влиять на движение информационных потоков и что активно интегрирующиеся во все сферы человеческой деятельности инфокоммуникационные технологии, будучи эффективным стимулятором прогресса, несут в себе и определенные угрозы для общества, государства и личности.

Перечислим основные виды этих угроз:

1) Появление и стремительное распространение так называемых «метатехнологий», создающих возможность контроля над потребителем со стороны их разработчика. Специфика этого типа технологий в том, что сам факт их применения делает для использующей их стороны принципиально невозможной всякую серьезную конкуренцию с разработчиком этих технологий. Например, сетевой компьютер, рассредоточение памяти которого в сети дает разработчику доступ ко всей информации пользователя и позволяет первому вмешиваться в деятельность последнего или даже управлять ею (принцип внешнего управления включенного в сеть компьютера уже реализован); современные технологии связи, позволяющие перехватывать все телефонные сообщения на территории всего мира; в ближайшее время станет возможна полная компьютерная обработка всего объема этих сообщений и перехват всех сообщений в Интернете; а также различные организационные технологии, в том числе технологии управления, среди которых есть конструктивные для одной стороны и разрушительные для другой (элите противника под видом «новых» навязываются технологии управления, социально-политические и иные концепции развития, порождающие неразрешимые конфликты, создающие внутриполитический хаос) 2.

2) «Электронно-цифровой разрыв», то есть возникновение элиты, обладающей неограниченным доступом к информации и коммуникационным сетям, как на внутригосударственном, так и на международном уровнях, использующей преимущество владения базами данных и связью в своих узких групповых целях и осуществляющей селективное распределение информации. В результате резко возрастают возможности манипулирования общественным мнением, базирующиеся на разных уровнях доступа отдельных людей, социальных групп, государств и т. д. к информации.

3) Информатизационная милитаризация, компьютерная преступность и терроризм.

Возможность использования колоссального потенциала информационно-кибернетических технологий в интересах обеспечения военно-политического превосходства, силового противоборства, шантажа меняет представление о вооруженных конфликтах, тактике и стратегии ведения боевых действий, открывает качественно новые направления гонки вооружений.

Особенность процесса информатизационной милитаризации заключается в том, что она происходит через конвергенцию гражданских и военных технологий, то есть они первоначально появляются и главным образом задействованы в гражданском секторе и лишь потом или на время переходят в военный 3.

Информационные технологии создали предпосылки для возникновения принципиально новой среды ведения боевых действий — киберпространства как части общего геостратегического ландшафта, а также к появлению информационного оружия. В связи с этим вооруженные конфликты все более приобретают характер информационных войн (то есть акций, направленных на достижение контроля над информацией путем воздействия на информацию противника, его информационные процессы и информационные системы, а также на оборону собственной информации, информационных систем и процессов), которые имеют многомерный характер и могут одновременно вестись на различных фронтах и уровнях.

Информационная война является государственной стратегией, которая задействует все рычаги национальной мощи для создания преимуществ на стратегическом уровне. Она является больше чем просто применением информационных технологий для увеличения эффективности современных инструментов войны. Она представляет собой действия, необходимые для того, чтобы парализовать не только системы военного управления и контроля противника, но и его политическую и финансовую системы 4.

Основными формами информационной войны являются (классификация дана по М. Либики):

• Командно-управленческая война, которая нацелена на каналы связи между командованием и исполнителями. Перерезая «шею» (каналы связи) нападающий изолирует «голову» от «туловища». Кстати, Интернет родился как оборонный вариант этой войны («рассредоточенная шея»).

• Разведывательная война — сбор важной в военном отношении информации (как нападение) и защита собственной.

• Электронная война — направлена против средств электронных коммуникаций, радиосвязи, радаров, компьютерных сетей. Ее важный раздел – криптография (шифровка-расшифровка электронной информации). Сюда же входит и кибервойна (компьютерный терроризм), которая подразумевает диверсионные действия против гражданских объектов противника, такие как тотальный паралич сетей, перебои связи, введение случайных ошибок в пересылку данных, тайный мониторинг сетей, несанкционированный доступ к закрытым данным. Оружием в этой войне являются компьютерные вирусы и другое программное обеспечение.

• Психологическая война — пропаганда, промывание мозгов, информационная обработка населения. Эта форма войны имеет три составляющие: подрыв гражданского духа, деморализация вооруженных сил, дезориентация командования.

• Экономическая информационная война, то есть нанесение ущерба экономической (производственной, финансовой, коммерческой и т. д.) сфере противника. Создание предпосылок для кризисных ситуаций 5.

К наиболее «критическим» (по отношению к информационному нападению) технологиям относятся информационные технологии, применяемые для обеспечения функционирования:

• органов государственного и военного управления;

• финансово-кредитных и банковских структур;

• систем связи и коммуникаций;

• систем управления различными видами транспорта, энергетики, экологически опасными производствами (ядерного, химического, биологического и другого профиля);

• систем предупреждения чрезвычайных ситуаций и ликвидации последствий стихийных бедствий и т. д.

Недооценка вопросов информационной безопасности этих систем может привести к непредсказуемым политическим, экономическим, экологическим и материальным последствиям, а также к значительным дополнительным человеческим жертвам 6.

Кроме того, простота и дешевизна доступа к средствам связи и передачи данных, космополитизм глобальных информационных сетей, с одной стороны, и уязвимость мировых информационных ресурсов — с другой создают возможности использования информационно-кибернетических технологий в криминальных и террористических целях.

Официальное толкование в рамках Доктрины информационной безопасности Российской Федерации самого термина «информационная безопасность» утверждает, что это состояние защищенности ее национальных интересов в информационной сфере, определяющихся совокупностью сбалансированных интересов личности, общества и государства 7. Важно отметить, что это толкование весьма общее, поэтому различные интересы трактуются детальнее. Например, интересы государства в информационной сфере заключаются в создании условий для гармоничного развития российской информационной инфраструктуры и для реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина в области получения информации. А также пользование и использование данной сферы в целях обеспечения незыблемости конституционного строя, суверенитета и территориальной целостности России, политической, экономической и социальной стабильности, в безусловном обеспечении законности и правопорядка, развитии равноправного и взаимовыгодного международного сотрудничества. Прекрасно видно, что речь идет только о сугубо внутренних делах России, хотя в конце предложения говорится и о равноправном международном сотрудничестве. В то же время в Концепции внешней политики РФ, кроме всего прочего, ставится задача ускоренного развития эффективных средств информационного влияния на общественное мнение за рубежом 8. А в Концепции национальной безопасности России прямо указывает в числе задач информационной безопасности противодействие угрозе развязывания противоборства в информационной сфере 9.

Такая нечеткость и множественность формулировок мешает адекватному представлению предмета информационной безопасности и зачастую приводит к существенному сужению области ее воздействия. Например, сегодня в России считается, что информационная безопасность — это безопасность компьютеров и компьютерных сетей. Такая вот четкая и узкая задача. Хотя уже не раз озвучивались мнения, что существует кибертерроризм и информационное оружие. И если по кибертерроризму эти мнения примерно сходятся: хакеры, вирусы, «троянские кони» и прочее, то про информационное оружие опять много неясного. К этому оружию причисляют и хакеров, и эффект «25-го кадра» и направленные излучатели низкой частоты, генераторы «зомбирования», и др. Несомненно, большинство человеческих изобретений можно использовать как в созидательных, так и в разрушительных целях. Поэтому более ясное описание методов и средств информационного оружия даст еще один явный плюс — понятие информационной безопасности, то есть противодействия этому оружию.

Вот что по этому поводу пишет Д. Ловцов: «Под информационным оружием понимается совокупность специальных средств, технологий, информации и дезинформации, применяемой для деструктивных воздействий на менталитет населения и информационно-техническую инфраструктуру государства. К видам информационного оружия можно условно (по отношению к основным объектам воздействия) отнести пять соответствующих совокупностей или групп средств, применяемых для деструктивных (дезориентирующих, дезинформирующих, дезорганизующих, дестабилизирующих, разрушающих, подавляющих и др.) информационных воздействий» 10.

Сюда он причисляет СМИ и агитационно-пропагандистские, психотропные, электронные, лингвистические, психотропные средства. Отметим, что на первом месте находятся СМИ и средства различной пропаганды как наиболее важные средства информационного оружия. Отсюда можно вывести понятие, что такое информационная безопасность. Это набор методов, технологий и средств для противодействия информационному оружию.

Стоит сказать, что успешность многих начинаний американской пропагандистской машины была предопределена прежде всего массированным информационным воздействием не только на жителей своей страны, но и на остальной мир, причем преимущественно на развитые страны. Эта мысль не нова, еще в годы Второй мировой войны эту тактику с успехом применял Й. Геббельс и добивался своих целей. Опорой такого успеха служит реальная военная сила и могущество государства за спиной «пропагандиста», так как «блефовать» можно только очень короткое время. В любом случае обман будет раскрыт и обязательно последуют ответные действия. Наиболее характерным примером в подтверждение данного тезиса может служить операция американо-английской коалиции против Ирака и вторжение в него в 2003 году под надуманным предлогом о наличии у этого ближневосточного государства оружия массового уничтожения. Что, кстати, и произошло, когда Президент России В. В. Путин отметил, что прямых доказательств наличия оружия массового уничтожения в Ираке нет, поэтому всю ответственность за все возможные последствия этой акции в полной мере несут США. Кроме того, Россия, Франция и Германия не поддержали эту авантюру США и выразили свой решительный протест.

Почему термин «информационная безопасность» трактуется так широко и ему уделяется едва ли не главное внимание среди прочих факторов безопасности? Многие исследователи видят ответ на этот вопрос в особенностях информационного оружия. Информационное оружие обладает наибольшей избирательностью и требуемой масштабностью, а также не меньшей поражаемостью. Как это ни странно, но это зависит от условий самой среды сущест-вования этого оружия.

Информационная сфера всегда отличалась неисчерпаемостью и восполняемостью ресурсов, практически мгновенной, но бескровной реакцией (откликом) на трудно идентифицируемое (в отношении источника) воздейст-
вие. Кроме того, такая возможность быстрого копирования информационных ресурсов с высокой степенью достоверности, а также перемещение больших объемов этих ресурсов практически без потерь, с высокой скоростью и на огромные расстояния, компактность источников и носителей информации и др. дают громадные преимущества информационному оружию среди прочих видов оружия.

Кроме того, степень поражения человека (общества), темпы деградации пораженного элемента и влияние этого процесса на общее состояние социума зависят от уровня воздействия информационного оружия, который в свою очередь определяется механизмом, способом, интенсивностью, масштабом и продолжительностью воздействия. Подчеркнем такую важную особенность этих средств, как способность к диверсифицированному и гибкому воздействию, позволяющему гибко варьировать выбором объекта и уровнем воздействия на него.

При возникновении конфликтных ситуаций и усилении степени антагонизма между нациями и государствами с различной идеологией и культурой информационная война, ведущаяся ими практически постоянно в мирное время, может легко перерасти в агрессивную информационную войну. Это особая форма информационного вмешательства во внутренние дела населения и вооруженных сил других стран, попирающего суверенитет, культуру народов и разжигающего недоверие и вражду между ними как прямая политико-психологическая подготовка к настоящей войне, а также форма решения задач дестабилизации экономики, дезинформации противника и др. как в мирное, так и в военное время. Особенно ярко это проявилось в Югославии и Ираке. Причем успешность этих операций во многом зависела от начального (предварительного) этапа.

В будущем значимость начальных этапов воздействия только возрастет. А такие инструменты влияния, как широко распространенные СМИ, глобальные телеканалы и всемирная сеть Интернет, станут основными факторами воздействия. Не зря же лучшей войной считается разбить замыслы противника и одолеть его до сражения, то есть внести деформацию в его государственный и общественный строй, вызвать панику и страх у населения, а оно само довершит начатое. Одним из таких примеров являются события Второй мировой войны (1939–1945 гг.), когда гитлеровская Германия напечатала и внедрила в экономику Англии большую массу фальшивых британских фунтов стерлингов, чем вызвала заметное увеличение инфляции и стагнацию английской промышленности. Продолжай германская сторона свою анти-британскую операцию еще некоторое время, экономическая дестабилизация Англии могла бы привести к потере национального суверенитета.

В 1999 году во время бомбежек Югославии хакеры временно закрыли официальный сайт Пентагона в Интернете. Спустя почти год массовой атаке подверглись коммерческие и государственные сайты в Японии и опять же в США. Во время последней войны в Ираке интенсивность и масштаб атак увеличился, теперь хакеры нападали не только на официальные ведомственные сайты, но и на сайты некоммерческих организаций. Причем характер этих атак показывает, что они заранее были спланированы и грамотно организованы. Для этого требуется небольшая команда профессионалов (пять-шесть человек). Их воздействие может быть быстрым и нести серьезные последствия. Отсюда следует вывод, что в недалеком будущем хакеры могут стать вполне надежной боеспособной силой для решения широкого круга задач (сегодня идет простая проба сил и отработка технологий информационной войны в компьютерных сетях, но завтра все может стать иначе). Можно сказать по-другому: хакеры станут национальным достоянием страны. Их профессиональная подготовка и наличие современных программно-технических средств могут стать решающим фактором в будущей информационной войне. Это тем более становится актуально, что в широкой печати проскальзывают сведения, будто не только США всерьез интересуются информационными войнами, но и другие развитые государства не прочь воспользоваться такими способами нападения и защиты. Например, некоторые косвенные признаки указывают, что Китай и страны арабского мира хотели бы воспользоваться благами западной цивилизации для нанесения вреда ей же самой.

Но хакеры и прочее далеко не самый важный инструмент в информационном противоборстве. Самое главное воздействие было и будет осуществляться через СМИ и средства пропаганды: кино, культура, экономические достижения и так далее.

В этой связи показателен пример «холодной войны». Поражение СССР в «холодной войне» было во многом предопределено ее накопленным технологическим отставанием и идеологической зашоренностью. Вот что об этом пишет В. Андреев: «“Холодная война” как политический феномен так и не был до конца понят и осознан кремлевским руководством. Поэтому ставка в противоборстве с США делалась в значительной степени на развитие ВПК и военных средств, которые, как оказалось, в отличие от невоенных средств невозможно было применить в глобальном масштабе» 11. В оценке последствий «холодной войны» с ним солидарны Р. Луговец и В. Поляков: «Запад и прежде всего США одержали победу с помощью новейших информационных технологий, а точнее сказать — дезинформационных методов и средств ее ведения» 12.

Информационная экспансия по заданному шаблону неспешно «формирует» в экономике, политике, обороне, информатике, духовной и других сферах нашей государственной, общественной и личной жизни прежде всего те направления развития, которые определяют дальнейшую судьбу России как интеллектуального и сырьевого придатка нынешнего цивилизованного мира. В этой связи особенно актуально, что за последние 15 лет расходы на разработку и приобретение средств информационной борьбы в США увеличились в четыре раза и ныне занимают первое место среди расходов на все их программы вооружений.

Это обусловлено значимостью и сложностью первого (подготовительного) этапа войны. Кроме того, необходимо учитывать, что для США количество противников значительно увеличилось. Если раньше основная борьба шла между двумя супердержавами — СССР и США, то сегодня на арену выходят Китай, Индия, страны арабского региона. Объединенная Европа во многом стала «неудобной территорией» для США, особенно после введения общей валюты — евро. Не стоит сбрасывать со счетов и Россию, хотя и значительно ослабленную разными перестройками и реформаторами. Поэтому затраты США на проведение геополитики значительно возросли. Глобальная политика зачастую требует совершенно иного подхода, нежели просто доведение до заинтересованных сторон информации о своих намерениях. Например, термин «глобализация», которым так часто оперируют политики и экономисты, не более чем идеологическая конструкция. Родина этого термина — США, следовательно, придуман он был для прикрытия и обоснования каких-то замыслов. Сегодня эти замыслы уже отчетливо видны — глобальное управление всем миром и паразитирование на теле мирового общества. Не случайно американские эмиссары и подконтрольные США структуры (Всемирный банк, Международный валютный фонд) так часто повторяют, словно заклинание, требования о полном раскрытии экономики, финансовой и информационной системы стран, которые не могут этому сопротивляться. Появился даже тезис об отмене суверенитета этих стран над их природными ресурсами.

Возвращаясь к теме «холодной войны», необходимо отметить, что главные технологии лежат в информационной сфере. Тот факт, что в СССР многие не просто отрицали «холодную войну», но и не замечали таковой, предполагая все это капиталистической пропагандой, говорит о многом. Сам по себе такой прием может быть назван троянским конем: снаружи — одно, внутри — другое.

Большинство членов советского общества совершенно искренне считали, что «холодной войны» не существует — это ее, так сказать, наружное применение. Но в то же время она изнутри подтачивала сознание советских людей, атрофируя критичность мышления и подменяя одни идеалы другими. Эта технология во многом базируется на лингвистических средствах. Сначала происходит подмена одних понятий другими, схожими по смыслу, но разными по форме (например синонимы слов). Потом происходит трансформация смысла при неизменности формы. И завершается весь процесс конструированием нового идеологического конструкта, который и является конечной целью такого воздействия. Помимо всего прочего, все это сопровождается «вбросом» массы информации, чтобы вызвать перегрузку и отключение защитных, информационно-аналитических и компенсаторных механизмов человека для получения прямого канала доступа к его сознанию в будущем. Все эти технологические приемы применимы только в рамках поставленной цели, иначе говоря, информационная безопасность как инструмент применима лишь в рамках геополитики как доктрины.

Таким образом, современная ситуация характеризуется появлением нового информационного «измерения» как международной, так и национальной безопасности.

Глобализация трансформирует содержание мировой политики. Увеличивается роль проблем «мягкой безопасности», связанных прежде всего с информационной инфраструктурой и экономикой. Вопросы «жесткой безопасности» сохраняют свою значимость, все больше перемещаясь из плоскости военного противостояния ведущих государств в сферу соревнования в области высоких технологий и гонки вооружений 13.

Информационная сфера, являясь системообразующим фактором жизни мирового сообщества и отдельного государства, активно влияет на состояние политической, экономической, военно-стратегической и других составляющих безопасности. Структура современной международной и национальной безопасности существенным образом зависит от обеспечения информационной безопасности, и в ходе технического прогресса эта зависимость будет возрастать.

Информационные технологии становятся одним из наиболее важных факторов управления миром, основным инструментом власти, влияющим на сложившуюся систему международных отношений и трансформирующим саму концепцию как национальной, так и международной безопасности.

Поэтому можно предположить, что система международной и национальной безопасности в XXI веке будет развиваться в двух тесно взаимосвязанных направлениях, первое из которых состоит в максимальном расширении позитивных возможностей, которые предоставляют информационные технологии мировому сообществу и отдельным государствам, а второе — в минимизации уязвимости и подверженности внешним угрозам глобального информационного пространства как инфраструктуры складывающегося постиндустриального общества. В условиях современной трансформации геостратегического ландшафта, расширяющегося за счет киберпространст-ва, которое стало его неотъемлемой частью, данные направления являются приоритетными и создают возможности для дальнейшего изменения и развития всей структуры безопасности 14.

 

Примечания:

1 Беляев Е. А. Информационная безопасность как глобальная проблема / Международная конференция «Глобальные проблемы как источник чрезвычайных ситуаций». Доклады и выступления. Под ред. Воробьева Ю. Л. — М.: УРСС, 2000. — С. 123–134.

2 Братимов О. В., Горский Ю. М., Делягин М. Г., Коваленко А. А. Практика глобализации: игры и правила новой эпохи. — М.: ИНФРА-М., 2000. — 344 с.

3 Крутских А. Информационный вызов безопасности на рубеже XXI века // Международная жизнь. — 1999. — № 2. — С. 82–89.

4 Балуев Д. Г. Завоевание будущего: внешняя политика России на рубеже веков: Монография. — Нижний Новгород: ИСИ ННГУ, 1999. — 122 с.

5 Libicki M. What is information warfare? — Washington DC: NDU Press, 1995. — 104 p.

6 Беляев Е.А. Указ. соч. С. 123–134.

7 Доктрина информационной безопасности Российской Федерации. – http://www.scrf.gov.ru/Do*****ents/Decree/2000/09–09.html.

8 Концепция внешней политики Российской Федерации // Независимая газета. 2000. 11 июля.

9 Концепция национальной безопасности Российской Федерации. – http://www.mid.ru.

10 Ловцов Д. Проблема обеспечения информационной безопасности России // Обозреватель, 1999, № 2, С.48-49.

11 Андреев В. Геополитика и мировая война // Обозреватель, 1999, № 12, С. 45.

12 Луговец Р., Поляков В. К вопросу о реализации Концепции национальноц безопасности Российской Федерации // Обозреватель. 1999. № 5. С. 31.

13 Подберезкин А. Глобальные процессы и международные отношения (Проект). — http://www.nasled.ru/pressa/isdaniya/global_1/.

14 Белянцев А.Е. Глобализация информационного пространства: новые вызовы международной безопасности // Международные отношения в XXI веке: новые действующие лица, институты и процессы: Материалы международной научной конференции РАМИ, МГИМО (У) МИД РФ, ИСИ ННГУ. — М.: МГИМО (У) МИД РФ, 2001. — С. 33–39.



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.