Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Лазурит. Книга исламских стихов /М. Синельников/ — Часть 3 (2002- 2005)
20.02.2009

Персидские миниатюры

1. Тегеран

Златосечным стихом из Корана

Словно саблями осенены

Эти дети и старцы Ирана    

И улыбка персидской страны.

 

Отдаётся она иноверцу

И не стоит почти ничего,

Эти руки, прижатые к сердцу,

Стерегут и вручают его.

 

И смеются, в туман пролетая,

Как осенние листья легки,

Эти чёрные жёнские стаи,

Эти платья, глаза и платки.

 

2. Предгорье

Исламский термидор,

Прохладный поутру,

И свежий ветер с гор,

Взметающий чадру.

 

Уж сочинён указ

Чуть-чуть явить черты,

И чей лукавый глаз

Блеснул из черноты?

 

И ты не прав, Сезанн,

Есть в мире чёрный цвет!

Но я забыл «сезам»,

Огня в пещере нет.

 

И лишь снега вершин –

Как бледные огни,

И лампу держит джинн

Над прахом Хомейни.

 

3. Молитва

Мерно падают головы, гнутся тела,

Чтобы ясное знанье в душе зацвело,

Долго, долго всходившее к небу «Алла!»

Постепенно становится кратким «Алло!»

 

4. Исфахан

Пол мечети ходит ходуном,

Глохнет эхо, уходя на отдых,

Чтоб воспрянуть в кажущихся сном

Золотых базарных переходах.

 

Что купить – кувшин или клинок,

Дивный коврик или ожерелье?

О Аллах, я в толпах одинок,

Нищ в достатке, мрачен средь веселья!

 

Там, где звон серебряный завис

И текут сапфировые реки,

Типографски изданный хадис

Я купил за доллар у калеки.

 

...Забывал берёзовую Русь

Афанасий, ставший здесь шиитом.

Может быть, когда-нибудь вернусь

Жить под сводом, звёздами расшитым.

 

5. Персеполь

I

Персеполь. Тронный зал.

Как похоронный звон –

Всё то, что Ты сказал

Над базами колонн.

Газелью занят лев,

Царей унылый ряд

Плетётся, присмирев,

Но прозвучал аят.

И вот иссяк исток

И обессилел гул,

Где умер Фемистокл

И высох саксаул.

 

II

Устоявший в зное золотом

И в неутоляемом эфире

Высится твердеющий фантом.

Как напоминанье об Эсфири.

 

Оказалась этика прочней

Царственных, безжалостно-беспечных,

Ненаглядных тёсаных камней,

Всё-таки довольно долговечных.

 

Там, где унижаются цари

И напрасно веют опахала,

Сердце мне сказало: «Здесь умри!»,

Но душа, пожалуй, отдыхала.

 

Ей осталось, удивясь воскрылью

Птицы, не ушедшей от земли,

Верить ветру, смешанному с пылью

И с молвой о подвигах Али.

 

6. Шираз

Прекрасна усыпальница Саади,

Вот – Гулистан, благоуханный сад,

И радуги на бирюзовой глади

Сияющего купола горят.

 

Куда скромней надгробие Хафиза,

Но мрамор светел, арка высока,

И длинный луч, спадающий с карниза,

Удерживает девичья рука.

2002

 

*   *   *

О любимой забудь на Востоке!

Чернобров и рубиновоуст

Этот идол коварно-жестокий,

Но влюблён ты в пылающий куст.

 

Разве это Прекрасная дама,

Разве есть божества меж людьми?

И согласна частушка Хайяма

С прибауткой туманной Руми.

 

Пусть певица ломает запястья,

Лишь чадра персиянке к лицу,

И прошенье о капле участья

Обращается только к Творцу.

21 апреля 2003, Ош

 

Исфахан. Лавка миниатюр

Вечен в персидском небе

Полной луны прищур,

И живописца жребий –

В лавке миниатюр.

 

Думать, корпеть упрямо,

Кончиком волоска

Год рисовать Бахрама,

В прадедах жить века.

 

Сколько прошло династий

И протекло монет!

Этих ланит, запястий

Не изменился цвет.

 

Радужный сон жемчужниц,

Киноварь и рубин,

В резвом кружке прислужниц –

Розовая Ширин…

 

Сладко в одном кругу с ней

Не различать времён,

Быть мастеров искусней,

Но соблюсти канон.

 

В сумраке пожелтелом

Сонно погладить ткань,

Где неотложным делом

Заняты лев и лань.

12 ноября 2004

 

В Домодедове

Бессмысленнее нет эфемериды –

Переместиться, изменив судьбе…

Вот ждут невозмутимые мюриды

Вечерний самолет из Душанбе.

 

Во множестве, объятом общей дрожью,

Снующем у табло,

Так убедительно Единобожье.

Всё сбудется. И на душе тепло.

 

А той, что в шортах, места нет в гареме,

Поскольку недостойна шаровар…

Задержан рейс. Но что такое время?

Аллах акбар!

8 июня 2004

 

*   *   *

                                А. П. Межирову

Не только в пустынях Ислама,

Где солнце по ржавым холмам

Сражает и косо и прямо

Скитальцев, одетых в ихрам…

 

Но в каждом душевном движеньи,

В терпеньи под ношей страстей,

И, в частности, в стихосложеньи

Под оком духовных властей.

 

И в самых невинных эклогах –

О совести несколько строк…

«Путь к Богу не должен быть лёгок!» –

Сказал на прощанье Пророк.

2004

 

Голоса

Пророк боялся темноты

И невозможной красоты

Души невидимо-невинной.

Свет зажигал он, и стена

Была сплошная, без окна,

Чтоб не заглядывали джинны.

 

Он слушал, и текли в тиши

То детский голосок Айши,

То смех наложницы Марии,

Еврейский говор Сафии...

А этой музыки струи –

От Хадиджи, всегда живые!

 

То вдруг старуха Саада

Оплачет ранние года

Его священных посещений...

Но заглушал её слова

И был прекрасней естества

Крылатый женовидный гений.

 

Колодец Агарсены

В Новом Дели, средь цветов и блеска

Бесконечных башен и высот,

Лестница, подобная одесской,

К водоёму древнему ведёт.

Головокружения истома

Здесь меня пронзила, и на миг

Я очнулся у родного дома,

Дна души одним рывком достиг.

Захотелось всё начать сначала;

Эта зыбь, как детство, глубока...

Но меня над бездной удержала

Нищего смотрителя рука.

Вот каков колодец Агарсены,

Над которым голуби снуют!

Я запоминаю эти стены,

Эти ниши, дервишей приют.

Чтобы в миг предсмертного смятенья

Притекли в потоке праздных дум

Водоносов призрачные тени

И мышей летучих злобный шум.

2002

 

В Делийской мечети

                                    Эльзаду

Как мала и малость кособока,

В сохлые зарыта лепестки

Правая сандалия Пророка,

А остатки левой далеки!

Долговечно пальмовое лыко,

Сносу нет сплетеньям и узлам.

Нет, не хочет ни лица, ни лика,

Но свою святыню чтит ислам.

Груз неисчислимых караванов

Тамерлану отдан за неё,

И паломник, умилённо глянув,

Плачет и впадает в забытьё.

Долог миг и ряд столетий краток,

И на сером камне все они

Закрепили узкий отпечаток

Удлинённо-девичьей ступни.

 

*   *   *

Тёмный туземный город

Был напряжённо глух.

Горд и непереборот

Непостижимый дух.

Плачущий в колыбели,

Жгущий огни в ночи.

Бешенствуя, кипели

Злые карагачи.

Шёл я почти без страха,

Вышел на зыбкий мост

Где-то вблизи Аллаха,

Недалеко от звёзд...

Всё позабыть, заснуть бы!

Но не сойдёшь с пути –

Нужно чужие судьбы

В смутной душе нести.

 

Ош

Древний город с горой Сулеймана

Так легко разломать, размолоть,

Но солома и глина самана,

Это – жизнь моя, память и плоть!

Кирпичи и мешки алебастра,

Шлакоблоки и комья земли –

Где горели костры Зороастра,

Где исламские толпы текли.

Повторяя псалмы или суры,

Вижу в облаке нынешних смут,

Как верблюдов понурых фигуры

В отдалённое детство бредут.

Словно старую книгу раскрою,

И, как светлое пламя, обдаст

Твой гранатовый куст под горою,

Где покоится Экклезиаст.

 

*   *   *

Посмела передать нам кисть евангелиста,

Как смоляная прядь нежна и шелковиста;

Как нежен этот круг и сколько благодати

В тревоге этих рук, обнявших мир дитяти.

Но из потока дней душа летит всё чаще

Не к юности твоей, а к старости скорбящей.

… Виденья крестных мук и гулкий на помосте

Ужасный этот стук по дереву, по кости.

Седая голова и вечер на чужбине,

И моря синева, кипящая доныне.

Лет восемьсот поют на башнях муэдзины.

Внизу – торговый люд, кафе и магазины.

А я хочу, чтоб мне напомнили о Боге

В туманной глубине моей земной дороги.

Люблю воды речной застывшие мгновенья

И этот праздный зной, и сладость омовенья.

Забыт подземный храм, во тьме заглохла хрия…

Я принял бы Ислам, когда бы не Мария.

2005

 

*   *   *

Быть нелегко муслимом в Бенаресе.

Как вечный день, остановились здесь

Пять тысяч лет кремаций и процессий,

И в воздухе – клубящаяся взвесь.

Чадят костры и, смешиваясь с прахом,

Витает пыль, и смуглое дитя

На пепел дует… Там ты был с Аллахом,

Но это понял только жизнь спустя.

От ждущих полной смерти полутрупов,

От огоньков, бегущих по реке,

Какой-то выход в облаке нащупав,

Оставив душу, выйдешь налегке.

Туда, где в тёмной лавке златоткани

Дрожат узоры в солнечном луче,

И ярость Шивы чуют мусульмане,

И говорят о вере и парче.

26 января 2008

 

Конья

Пляшут дервиши в старой Конье.

Закрывая Коран, пойми:

Есть исламское Второзаконье –

Флейты свист и стихи Руми.

 

Значит, мало высоких истин,

Явных подвигов и чудес,

Чтобы, радостно-бескорыстен,

Ты, вращаясь, из кожи лез.

 

Слушай, слушай биенье ритма,

Не отнекивайся – пляши!

Это – музыка, это – битва,

Узнаванье душой Души.

24 октября 2005



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.