Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Хадж российских мусульман № 5 /Ежегодный сборник путевых заметок о хадже/
12.02.2014

Теймур Атаев,
политолог, Азербайджан

Кааба и небоскребы...

Словами не опишешь, да и посредством фото или видеосъемок не передашь ощущений, что испытываешь при одновременном взгляде на Каабу и новейшие постройки вокруг аль-Масджид аль-Харам (Заповедная мечеть) в Мекке («аль-мукаррама», «уммаль-кура» — «благословенная Мекка», «мать городов»). Кааба, территория мечети, минареты и... фешенебельнейшие монументальные здания западного стиля. Причем по проекту, что демонстрируются на щитах вокруг мечети, это всего лишь начало. Так вот, когда находишься на втором этаже мечети, взору предстает сногсшибательная картина (или панорама?): неподвластная времени величественнейшая Кааба — на фоне современности. Но это один ракурс (в прямом и переносном смысле слова). Второй вызывает определенные вопросы. И немалые.


Президент Ильхам Алиев и Шейх уль-ислам Аллахшукюр Паша-заде во время паломничества

Строительство новых зданий по всей Мекке выдержано в традиционном духе: для всех зданий характерна единая специфика лишь с не нарушающими ансамбль варьирующимися нюансами. Но именно вокруг Заповедной мечети разрастается комплекс, совершенно противоположный традиционной архитектуре. То есть облик принимает значительно иной оттенок.

Вот тут и возникает вопрос: это случайность? неожиданность? или принятие закономерного решения? Автор рискнет предположить, что делается это сознательно. Но по какой причине? Ведь без проблем новейшие небоскребы могли бы иметь традиционные для Мекки очертания. Значит, сделано это в соответствии с изначальными планами. Как представляется, понять глубину идеи возможно, лишь находясь внутри мечети: при осуществлении тавафа (обход вокруг Каабы во время хаджа), совершении намаза или даже «обыкновенном» размышлении. Вот тут испытываются неимоверные ощущения: ты видишь Каабу, древнюю и вечно молодую, притягивающую и дающую надежду, со всеми сохраняющимися и передающимися из поколения в поколения ритуальными традициями. И эта Кааба вкупе с сопровождающими ее духовностью и чистотой сохраняется той же самой, несмотря на цивилизационные наработки современного зодчества. Являясь центром притяжения миллиардов людей, неся те же заряд, силу и обоснование, что и в VII веке, мечеть (на фоне современнейших вертолетов безопасности, наимоднейших зданий) остается тем базисом, откуда исходит Свет веры. Свет правды. Свет человечности. И будучи (по высоте) ниже новейшего архитектурного комплекса, Заповедная мечеть поглощает все вокруг. Демонстрируя тем самым свою вечную значимость. Вне времени, пространства и предусмотренного Аллахом развития цивилизации.


Вид на старый Баку

Да, вместо верблюдов появляются неимоверно скоростные средства передвижения; на смену древнейшим счетам и меновому товару пришли банки; ветхие здания сменили небоскребы и т. д. и т. п. Но величие Каабы остается прежним. А пребывание в этом ареале продолжает оказывать на человека неимоверное воздействие. Настолько, что для тебя не существует никого и ничего вокруг. Ты остаешься наедине с Аллахом. Вне зависимости от того, на каком этаже обходишь Каабу, какую суру Корана читаешь в мечети или у какого места пьешь воду из источника Зам-Зам.


Баку. Джума мечеть

Тем самым вера, покаяние, беседа с Аллахом, дуа (мольбы) становятся стержнем индивидуума, находящимся в этом заповедном месте. Запретном для всего отрицательного и негативного. Несущим положительный заряд для всех и каждого. Где весь «крутой» мировой антураж со всеми необходимыми атрибутами сопровождения становится мельчайшим. Настолько, что его не видно и не чувствуется. Кааба поглощает все вокруг — вблизи и вдали, включая небоскребы, транспорт, внешний фон. Не поглощается лишь верующий. Со своими помыслами. Происходит в корне наоборот: человек как бы очищается (частенько через слезы кающегося). Укрепляется. Распрямляется. Он здесь, сегодня и сейчас, в XXI веке. Он здесь, сегодня и сейчас, в веке VII. На все времена. Границы исчезают. Минута приравнивается к годам, а сутки — к необъятному. Потому что Аллах Единый рядом. Всевышний слышит, слушает и предоставляет надежду. Все остальное — бренно. Есть только Аллах и ты. Аллах и каждый.

(Выдержка из Путевых записок Т. Атаева во время паломничества в Мекку)

 

Хадж — это не только таваф и сай

В те годы...

Одним из главных фонов завоевания независимости республик бывшего СССР стала религиозная свобода. Как ранее отмечал автор, с рушением Советского Союза религиозный акцент на постсоветском пространстве оказался не просто весомо слышимым, но и занял важнейшую нишу в политико-социальном плане. В качестве подтверждения этой мысли обычно приводят те или иные цифровые показатели — количество построенных (отреставрированных) церквей, синагог и мечетей; приблизительное число людей, посещающих Дома Божьи в дни важнейших с религиозной точки зрения дат; увеличение желающих совершить паломничество в важнейшие места поклонения 1.

В этом контексте, «доступ» к хаджу — важнейший аспект создания государством условий для верующего по исполнению одного из пяти основных столпов Ислама. Но разве хадж — это только путь в Мекку? К величественной Каабе?

Декан Бакинского Исламского университета, сотрудник Управ­ления Мусульман Кавказа (УМК), известный азербайджанский теолог Фуад Нуруллах убежден, что в формате хаджа ракурс Пути несет значительно более широкий оттенок. Дело тут не просто в духовном сопровождении физического достижения святых для любого мусульманина мест. Хадж, как и намаз, позволяет человеку размышлять. Иногда оставаясь наедине с Аллахом, а нередко и в джамаате, во время многочасовых бесед, коих всегда неимоверно много в период паломничества.

По этой причине Фуад муаллим, многократно сопровождавший группы азербайджанских паломников в Саудовскую Аравию, оценивает возможность совершения верующими хаджа — значительнейшим фоном сегодняшних азербайджанских реалий. В этой связи он проводит параллель с советским периодом жизни азербайджанских верующих, когда люди вынуждены были скрывать соблюдение ими постулатов Всевышнего. Но если при этом верующие могли совершать намаз в домашних условиях, дорога к предписанному Аллахом хаджу, даже при значительных материальных возможностях, была практически закрытой.

Да и не могло быть по-другому, если о религии в СССР практически не говорилось открыто. А когда какие-то разговоры в этом векторе велись вслух, то исключительно с отрицательным оттенком. Но демонстрация мировому сообществу советской идеологической машиной фактора свободы волеизъявления в социалистической стране была необходима. Поэтому паломничество в Мекку ежегодно осуществлялось. Централизованно. Через центр, т. е. Москву. Но если из Средней Азии в состав формировавшихся в соответствующих серьезных ведомствах групп включалось немалое количество лиц, Азербайджану выделялась минимальнейшая квота.

Ф. Нуруллах называет этот фон совершенно неудивительным. В условиях опасения Кремлем распространения идеи «пантюркизма», Москва не была заинтересована в особых контактах азербайджанцев и турок. С другой стороны, с XIX в. Азербайджан оказался поделенным между Россией и Ираном, поэтому многих ближайших родственников разделила межгосударственная граница, находившаяся под массивнейшим замком. А вдруг советские азербайджанцы могли во время хаджа встретиться со своими родственниками, иранскими азербайджанцами? Мало ли, какие разговоры стали бы вестись между ними.

По этим и другим причинам выезд из республики на хадж был ограничен.

Начало 1990‑х

С обретением республиками экс-СССР независимости ситуация в этом направлении стала меняться. Начался этап формирования групп азербайджанских паломников самостоятельно, без оглядки на Москву. В начале 1990‑х, вспоминает Ф. Нуруллах, Управление мусульман Кавказа (УМК), до 1992 г. именовавшееся Духовным Управлением Мусульман Закавказья (ДУМЗак), впервые приступило к отправке верующих собственными силами. Поэтому первоначально количественный состав варьировался от 50 до 60 человек, но с каждым годом число паломников увеличивалось.

В тот период направлявшиеся из Азербайджана в Мекку ездили посредством включения их в состав иранских или турецких паломников. Таким образом, как говорит Фуад хаджи, возглавлявшие азербайджанские группы представители ДУМК набирались опыта. Все мечтали в скором времени перейти к самостоятельной организации хаджа. Но кроме решения оргвопросов, подразумевавших и финансирование хаджа, Азербайджан должен был получить дипломатическое признание своей независимости. Этот нюанс вскоре оказался реализованным, к тому же государство стало членом весомых международных структур.

Так что спустя всего несколько лет Азербайджан приступил к самостоятельному осуществлению паломничества. Правда, еще не функционировали «собственные» авиалинии, не было в нужном количестве комфортабельных автобусов. Но дело продвигалось, и через небольшой временной отрезок граждане Азербайджана уже могли выбирать транспорт, на котором им было под силу попасть в Саудовскую Аравию.

Непосредственно автобусный маршрут несколько раз претерпевал изменения, что было связано с геополитическими изменениями в мире. Если изначально путь пролегал (в т. ч.) через Ирак, то обострение ситуации вокруг Багдада привело к задействованию линии Иран — Сирия — Иордания — Саудовская Аравия. В некоторых случаях вместо двух первых стран фигурировали Грузия и Турция.

Параллельно перенимался положительный опыт по организации пребывания азербайджанских паломников в стране. В плане доставки членов группы в Мину, Муздалифу, решения вопросов с питанием, врачебной помощью и т. д. Осуществление хаджа, фиксирует Фуад муаллим, совсем непростое действо. Это довольно значимая физическая нагрузка. В общем-то, раскрывает он, выдержать его, быть может и не так сложно, но ведь паломник испытывает в период хаджа огромнейшее духовное напряжение. А оно вполне очевидно накладывается на физическое состояние человека. Именно поэтому в УМК было принято решение включать в состав паломников врачей.

С каждым годом число желающих совершить хадж увеличивалось, росло и количество врачей. Хотя нередко врачи оказывались среди совершавших хадж, тогда дополнительные врачи не привлекались.

Сегодня

На сегодня ситуация с организацией УМК хаджа, констатирует Ф. Нуруллах, изменилась коренным образом. Во‑первых, пару лет назад число азербайджанских паломников достигало от 5 до 6 тысяч человек. Но при этом многие взяли за правило осуществлять паломничество ежегодно. Фуад муаллим с сожалением признает, что некоторые из них уже выезжали в Саудовскую Аравию исключительно в целях наживы, для осуществления торговых операций. Да, бизнес во время хаджа не запрещен, но если основной целью паломника становится только фактор дохода, то смысл хаджа исчезает.

Прошлогодняя квота была определена в 2 тыс. человек в год. Но желающих оказалось больше, поэтому на 2012 год число мест расширено до 2400. Ф. Нуруллах уверен, что если будет очередь, это не совсем плохо. Т. к. тем самым верующие почувствуют ответственность. Для некоторых хадж стал как бы модой, и пропал пиетет перед данным шагом. Уж слишком спокойно ряд лиц относятся к паломничеству. А очередь позволит напомнить о важности шага. Тогда человек будет жить мыслью о предстоящем через год или два хадже, как осуществлении одной из важнейших жизненных целей.

Вместе с тем, с нынешнего года УМК обеспечивает доставку паломников в Саудовскую Аравию исключительно посредством самолетов. Нестабильная ситуация в Сирии не позволяет рисковать жизнями людей, поэтому принято решение отправлять верующих на хадж воздухом.

Конечно, на сегодня условия нахождения азербайджанцев в Мекке и Медине несравнимы с первыми годами паломничества. Элементарно, в настоящее время в распоряжении паломников уже несколько гостиниц, где заселены только хаджи из Азербайджана. Они полностью обеспечиваются питанием (шведский стол), причем с функционированием привычной кухни; в течение всех дней пребывания могут без отдельной оплаты пить чай.

Правда, с нынешнего года, в соответствие с нормами принимающей стороны (Саудовская Аравия), в состав азербайджанских паломников не могут включаться азербайджанцы — граждане других государств. В предшествующие годы многие россияне, родившиеся в Азербайджане, без проблем осуществляли хадж в составе азербайджанской группы. С 2012 г. это уже невозможно. Однако, данный запрет не распространяется на азербайджанцев — граждан Грузии.

Не только таваф и сай

В то же время, Ф. Нуруллах затронул другие актуальнейшие моменты, напрямую не связанные с организационными вопросами. По его словам, большинство паломников испытывают в Мекке и Медине неописуемые доселе ощущения. Хаджи будто остается один на один со Всевышним, и здесь уже нет места лицемерию или игре. Ты видим Аллахом. Слышим Им. Просишь прощения, излагаешь свои просьбы. Т. е. здесь превалирует духовный момент. Поэтому руководители групп стараются создать такие условия, чтобы паломник не ощущал физического напряжения.

С другой стороны, хадж — это познание мира. Люди практически со всех стран планеты знакомятся друг с другом. Заводят новые знакомства, нередко переходящие в реальную дружбу. Ф. Нуруллах отмечает, что сегодня уже никого не удивляет интерес, проявляемый к хаджи из Азербайджана. Наименование государства на устах многих. Поэтому немало лиц сами пытаются узнать побольше о республике.

Другой тонкий момент — постоянный намаз в джамаате. Черные и белые, светлые и темные, мужчины и женщины, люди с различными разрезом глаз и внешней конфигурацией. Все поклоняются единому Аллаху в идентичной форме. С идентичным текстом. Тем самым, паломник видит и ощущает силу Ислама. Духовную.

Сунниты и шииты рядом. Никаких противоречий. Ф. Нуруллах говорит, что мировые СМИ всегда трезвонят о шиито-суннитском противостоянии. Пусть они посетят палатки с азербайджанскими паломниками. Все молются рядом. Друг за другом. Никаких обособлений. Совместные беседы и трапеза. Сомнения. Надежды. И совершенно одинаковый ихрам у всех. Отсюда понимание: единство — в нашем равенстве перед Аллахом. Вне зависимости от того, кто и как держит руки при молитве.

Аналогичное понимание формируется также во время единого осуществления намаза при тавафе. Здесь забывается принадлежность к мазхабам, не думается о том, кто и за кем молится. Потому что сердце верующего «занято» его искренней молитвой, дуа, помыслами о Божественном в земной жизни. И многим другим, что делает нашу жизнь светлее и чище.

Остается надеяться, заключает Фуад муаллим, что хаджи постараются соблюдать такое же понимание жизненной ситуации по возвращению в родные места! ИншаАллах!

Теймур Атаев,
политолог, Азербайджан


1 Исламский вопрос» на фоне 20‑летия независимости http://islamsng.com/aze/tradition/4275



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.