Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Рамазановские чтения №6 (2013) — Участие мусульман России в Отечественной войне 1812 года
17.09.2013

Участие мусульман России в Отечественной войне 1812 года

Ахмад Макаров,
руководитель отдела по работе с общественными организациями и мигрантами Департамента внутренних дел духовного Управления мусульман Европейской части России

В нашей жизни есть много памятных дат, одни из них надуманные, другие вполне действительные. К последним относится годовщина победы народа нашей страны в Отечественной войне 1812 года. Этой юбилейной дате были посвящены небывалые по масштабу как количеств участников, так и уровню приглашенных зрителей «потешные сражения» — военно-историческая реконструкция на Бородинском поле. Собственно, масштаб празднеств все больше напоминает аналогичные в 1912 году. Много внимания, как и тогда уделяет этому событию и Русская Православная церковь, чьи иерархи проводят молебны памяти павших в этой войне. Но, к сожалению, говоря много слов, посвященных памяти участников войны, «почему-то» забывают о мусульманах, служивших в войсках Его императорского Величества. Такова избирательность исторической памяти, в ее массовом варианте, всегда приводила и приводит к отрицательным последствиям.

Участие мусульман в Отечественной войне 1812 г. относится к малоизученным явленим, которое по праву можно считать золотой страницей российской истории. Зачастую шедшие в авангарде российской армии конные отряды, состоявшие из представителей мусульманских народов (преимущественно башкир и татар, из последних выделялись мещеряки — потомки служилых татар из Мещеры и Центральной России, переселенные на Урал, и тептяри — группа смешанного происхождения, включавшая в себя татар, в меньшей степени чувашей, удмуртов и марийцев потомков переселенцев из бывшего Казанского ханства, а также обезземеленных башкир), наводили ужас на противника. Не случайно в своих призывах к сопротивлению русской армии Наполеон говорил, что Франции грозит нашествие «диких татар, которые едят лошадей». По некоторым данным, именно конный полк, составленный из татар и башкир, первым вошел в Париж. Чуть позже в свите императора Александра I, победоносно вступавшего в столицу Франции во главе союзных армий в 1814 г., был герой Отечественной войны, первый чеченский генерал в российской армии Александр Чеченский, близкий друг и боевой товарищ знаменитого партизана Дениса Давыдова.

С нач. войны 1812 г. мусульмане собрали в пользу армии 500 тыс. рублей и отправили на фронт 4139 строевых лошадей. Вскоре было сформировано свыше 26 башкирских и татарских полков по 500 рядовых в каждом, речь идет только о Башкиро-мещеряцком войске; были в русской армии и 4 опять же кавалерийских полка крымских татар. При каждом полку постоянно находился военный мулла. Более того, несколькими годами раньше по инициативе Таврического муфтия были созваны крымско-татарские полки.

Для сравнения можно указать, что общее число кавалерийских полков российской армии к началу войны составляло 65 (5 гвардейских, 36 драгунских, 11 гусарских), кроме того, Донское казачье войско выставило 64 полка до начала войны и 26 уже во время ее, Украинское, Уральское, Оренбургское казачье войска выставили по 4 полка, Бугское и Калмыцкое — по 3. При этом в составе Донского, Оренбургского, Уральского полков мусульмане также присутствовали, как и среди калмыцкой конницы (подчинявшиеся им ногайские группы и группы калмыков‑мусульман).

Кроме того, во время войны 12 тыс. российских мусульман несли линейную службу на восточных границах России. В том числе входившие в состав Сибирского, Астраханского, Черноморского и Терского войск.

Мусульмане на своих плечах вынесли всю тяжесть Отечественной войны с Наполеоном и последующих заграничных походов, пройдя от западных границ до Москвы, а потом обратно — до Парижа.

Как несложно вычислить из статистики, приведенной в предыдущей части этой статьи, каждый шестой кавалерийский полк Российской императорской армии 1 войну 1812–1813 гг., был мусульманским. При этом следует оговориться о том, что учтены лишь мусульмане Башкиро-мещеряцкого войска (Оренбургская, Таврическая губернии). Остальные же мусульмане, не входившие в Башкир-мещеряцкое войско и 4 кавалерийских полка, созванных из крымских татар по инициативе Таврического муфтия, служили в обычных частях — пехотных и кавалерийских. К ним относятся все мусульмане Казанской, Нижегородской, Симбирской, Тамбовской, Саратовской, Вятской и др. губерниях. Кроме того, казаки-мусульмане Донского, Оренбургского, Астраханского, Сибирского, Черноморского, Терского казачьих войск служили в полках своих войск.

Участие мусульман в войне можно разделить на три периода: до Бородина; Бородино и контрнаступление российской армии; заграничные походы. Во всех трех периодах российские последователи ислама проявили себя храбрыми воинами, внесшими заметный вклад в победу над французской армией.

I период (март—август 1812 г.). Российские мусульмане вступили в войну почти с самых первых ее дней. Прибывший на западную границу 1‑й Башкирский полк вошел в состав казачьего корпуса войскового атамана М. И. Платова, находящегося в г. Гродно; с началом военных действий полк оказался в составе 2‑й армии ген. П. И. Багратиона. В марте 1812 г. на западной границе находился и 2‑й Башкирский полк, который был расположен в белорусском с. Олеске и входил в 1‑ю бригаду полковника Иловайского 5‑й кавалерийской дивизии 2‑й Зап. армии. С июня 1812 г. полк входил в состав 3‑й армии ген. А. И. Тормасова.

1‑й Тептярский полк майора Темирова прибыл на западную границу в марте 1812 г. и вошел в состав авангарда 3‑го пехотного корпуса ген.-лейтенанта Тучкова. Вскоре он был выделен на аванпостную службу на берегу Немана в р‑не Олиты. Затем полк воевал в составе 1‑й Зап. армии ген. М. Б. Барклая-де-Толли. 2‑й Тептярский полк находился в Оренбурге: он прибыл на фронт в период наступления русской армии.

В апреле 1812 г. в 24‑ю дивизию вошел и Уфимский пехотный полк.

Башкирские полки и полк майора Темирова оказались на боевом участке пограничной линии, где уже в мае 1812 г. начались стычки с разъездами Наполеона. В сер. мая майор Темиров доносил, что «с противоположного берега Немана открыли стрельбу по русским судам и она продолжалась до самого прибытия на сии выстрелы к берегу наших казаков».

Начальник Почекайского кордона хорунжий Милованов, в подчинении которого были конники 2‑го Башкирского полка, 31 мая (все даты по ст. ст.) сообщил командованию важные сведения, собранные разведчиками: «на сих днях непременно вступят в пределы герцогства Варшавского австрийские войска» численностью в 20–30 тыс. Он просил разрешить ему собрать команду, «которая ныне находится в раскомандировке у всякого кордона и пикета Башкирского 2‑го полка».

В связи с создавшейся в мае тревожной обстановкой на западной границе уточнялась и укреплялась авангардная служба по кордонам пограничной линии. Полк Темирова оказался в районе, где началась переправа передовых частей наполеоновской армии через Неман.

В нач. июня за Неманом стали показываться крупные силы неприятеля, о которых майор Темиров доносил бригадному командиру: «Получил я сейчас рапорт есаула Юсупова... что вчерашнего числа на противной стороне реки... проходило несколько сильных отрядов... конницы полков пять, и ... пехота». Уже 15 июня в боях под Гродно отличились воины 1‑го Башкирского полка: рядовые Узбек Акмурзин и Буранбай Чувашбаев, хорунжий Гильман Худайбердин и есаул Ихсан Абубакиров. В июле после соединения русских армий башкирская конница вела боевую разведку в р‑не Смоленска, а затем участвовала в наступлении российских войск на местечко Рудни.

В частности, 16 июля 2‑й Башкирский полк под командованием майора Курбатова участвовал в сражении под г. Кобрином (ныне Брестской обл. Белоруссии), в ходе которого было убито 2 тыс., взято в плен 2382 солдата, 76 офицеров и 2 генерала наполеоновской армии. За храбрость и отвагу, проявленные в этом бою, Аюп Каипов и полковой старшина Аралбай Акчулпанов были награждены орденами св. Анны 4‑й степени. 27 июля кавалерия атамана М. И. Платова, в составе которой сражался 1‑й Башкирский полк, нанесла поражение французской дивизии под командованием Себастиани.

Во французском языке есть замечательное русскоязычное заимствование: березина. Слово это в чем-то сходится с нашим отечественным выражением «как француз при Березине», но смысл имеет несколько более глубинный: полный крах всего и вся. В доведении некогда славной Великой армии до такого «березинского» состояния принимали самое активное и непосредственное участие и наши предки.

Немало мусульман погибло в ходе Бородинского сражения 7 сентября (26 августа ст. ст.) 1812 г. В этом сражении участвовал 1‑й Тептярский полк. Сразу после Бородинской битвы в период подготовки контрнаступления русской армии башкиры, татары (мишари и тептяри) входили в состав подвижных конных отрядов, действовавших в тылу наполеоновских войск. Кроме того, не стоит забывать и о том, что в обороне Тарутинского редута участвовали части, набранные в значительной части в Среднем Поволжье, поэтому в этих пехотных частях также присутствовало заметная мусульманская (татарская) составляющая.

В освобождении Москвы от армии Наполеона участвовали несколько башкирских полков и 1‑й Мишарский полк. В частности, 1‑й Башкирский полк находился в составе армейского партизанского отряда полковника И. Е. Ефремова, а затем его передали под командование полковника Н. Д. Кудашева.

При отступлении из Москвы 7 октября французские войска попали под удары вышеупомянутой башкирско-татарской конницы. А несколько дней спустя, 12–13 октября, в р‑не Малоярославца отряд Кудашева захватил много трофеев и отбил пленных.

В сентябре 1812 г., в период подготовки контрнаступления, когда основные силы русской армии были сосредоточены в Тарутине, остро ощущалась необходимость в пополнении. В эти дни мусульмане сформировали порядка 30 полков.

Отличился в контрнаступлении российской армии и 1‑й Тептярский полк. В начале сентября 1812 г. это соединение под командованием майора Темирова действовало в составе калужского ополчения.

11–14 сентября 1‑й Тептярский полк переходил в состав партизанского отряда Д. Давыдова, который в «Дневнике партизанских действий 1812 года» много и тепло пишет о совместных с татарами боевых операциях против французов. Позже 1‑й Тептярский полк майора Темирова отличился в сражении под Рославлем. За отвагу в этом бою орденом св. Владимира 4‑й степени был награжден прапорщик Мунасыпов, а орденом св. Анны 3‑й степени — зауряд-хорунжий Ибрагимов.

На всем протяжении боевых действий военные формирования российских мусульман находились в самых горячих точках Отечественной войны. Так, уже при бегстве французов из России в составе корпуса ген. — лейтенанта Л. К. Эссена башкирская и татарская конницы преследовали разлагающуюся армию Наполеона в р‑не Дропчина по обоим берегам р. Буг. 2‑й Башкирский полк принимал участие в разгроме отрядов польского генерала Конопки, а с ноября 15 татарско-башкирских полков в составе поволжского ополчения вели боевые действия на Украине.

В это же время в бой вступили и собранные в Крыму добровольческие кавалерийские части, а также мусульмане в составе казачьих войск (Донского, Оренбургского, Астраханского). Некоторые люди почему-то считают, что башкирская легкая кавалерия не могла нанести значительного урона французам, а решала все исключительно пехота. Однако, согласно мнению самих французов, наибольший урон их армии нанесли именно подобные комариным укусам удары казачьих разъездов и диверсии партизан. Но, как можно увидеть, как раз в кавалерии мусульманских частей было наибольшее количество. Конечно, если бы войну вели «по-немецки» — в больших сражениях, как на шахматной доске, нарядные солдатики маршируют под барабанный бой и грохот пушек, красиво падают, словом, сплошной Аустерлиц. В этом случае... Россия ее бы не возможно и не выиграла. Но вместо Аустерлица для России мы получили Березину для французов, и в этом есть немалая наших предков.

Окончился страшный и грозный для России 1812 год. Начался новый, 1813 год, грозный для Наполеона и его союзников. На плечах разгромленных захватчиков, перейдя вместе с ними Неман и вошедшую в поговорку Березину, российские войска вошли в Европу — герцогство Варшавское, германские княжества, Францию... В составе российских войск находились и мусульманские полки и эскадроны. Собственно, наиболее высокой их доля была именно на этом этапе войны, потому что, если в первые два периода были сформированы новые части, и некоторые из них вступили в боевые действия уже за границей.

Уже 27.01.1813 в Варшаву вступил 2‑й Башкирский полк в составе корпуса ген.-лейтенанта Л. М. Волконского.

После переправы русской армии через р. Неман многие башкирские, мишарские и оренбургские казачьи полки вошли в состав т. н. Польской армии ген. Бенигсена, действовавшей в Польше и Германии. В корпусе ген. Дохтурова были 13‑й Башкирский и 2‑й Мишарский полки. В Поволжском ополченском корпусе ген. Толстого, наступавшем на Бреславль, находились 12‑й Башкирский полк майора Чокова и 5‑й Уральский полк.

В корпусе, наступавшем к р. Одеру, воевали башкирские полки: 9‑й (штабс-капитана Попова), 11‑й (майора Мальковского), 14‑й (майора Селезнева) и 15‑й (капитана Кондратьева). В Костромском ополченском корпусе ген. Бурдакова, наступавшем на крепость Калиш, были 8‑й Башкирский и 4‑й Уральский казачьи полки.

Еще в начале 1813 г. армейский мулла Яхши­гол Зиянсурин писал в Башкирию: «Всей армией пришедши в город Варшаву и после одной недели остановления, от главного начальника армии нам приказ был: за французами гнаться до Парижа».

С перенесением военных действий в пределы Германии, а затем и Франции башкирские полки продолжали принимать участие в преследовании наполеоновской армии. Многие полки сражались с французами под Данцигом, Лейпцигом, Дрезденом, Магдебургом, Веймаром, Гамбургом, Глогау, Шатобрианом, Парижем. Часть башкирских конников использовалась для связи между действующими корпусами русской армии, конвоирования пленных, гарнизонной службы. 18.11.1813 Платов рапортовал Барклаю-де-Толли, что занята «крепость Кенигсховен, в которой оставлен комендантом Тептярского казачьего полка есаул Сагетов с 15 человеками казаков».

Активное участие принимали башкирские конники в осаде Данцига (Гданьска), который был захвачен французами еще в 1807 г. и превращен в сильнейшую крепость. Ее гарнизон, пополненный остатками армии Наполеона, достигал 40 тыс. чел. Для ликвидации сильной неприятельской группировки в Данциг наряду с регулярными частями были посланы полки Санкт-Петербургского, Новгородского, Тульского, Калужского и Ярославского ополчений. Сюда же было направлено 8 башкирских, 1 тептярский, 1 калмыцкий и Оренбургский атаманский казачий полки.

Блокадный корпус русских войск в составе 35 тыс. человек на протяжении многих месяцев вел упорную борьбу с численно превосходящими силами неприятеля. Проявляя стойкость и отвагу, русские войска успешно отбивали атаки, уничтожали неприятеля.

Наиболее отличившиеся части русской армии специально отмечались в правит. журнале военных действий, что являлось большой честью для воинов. Такой чести удостоился 1‑й Башкирский полк, еще в нач. января 1813 г. прибывший к Данцигу и отличившийся при осаде этой крепости. При этом отличились полковой есаул Ихсан Абубакиров, хорунжий Гильман Худайбердин, рядовой Буранбай Чувашбаев и др. И. Абубакиров 6.12.1813 «за отличие и храбрость» был представлен к ордену св. Анны 3‑й степени.

С марта 1813 г. татарские и башкирские полки принимали участие в сражениях под Берлином и Дрезденом.

В осаде Дрездена отличились 2‑й, 13‑й, 15‑й Башкирские полки, а после Лейпцигского сражения туда подошли 1‑й, 4‑й, 5‑й и 14‑й Башкирские полки. Конец 1813 г. был ознаменован тем, что 5 полков, укомплектованных мусульманами, были направлены в Чехию и вместе с казачьими полками и регулярными частями русской армии вели там боевые действия.

Заметный вклад внесли мусульмане и в победу в великой «битве народов» под Лейпцигом (4–7 октября 1813 г. ст. ст., 15–18 октября н. ст.), где множество российских последователей ислама сражались бок о бок с русскими и европейцами против армии Наполеона.

Помимо уже упомянутого, башкирская и татарская конницы участвовали в изгнании французов из Гамбурга, Берлина, Веймара, Франкфурта-на-Майне и др. германских городов. В Веймаре российские солдаты-мусульмане встретились с немецким писателем и мыслителем И. В. Гете и подарили ему лук со стрелами и ставший символом башкирского народа курай.

После победоносного вступления российской и армии союзников в Париж воины 9‑го Башкирского, 2‑го Тептярского, 2‑го Мишарского полков были награждены серебряной медалью «За взятие Парижа 19 марта 1814 года». В память о героизме российских солдат, проявленном в Отечественной войне, ее участники, включая мусульман, были награждены серебряной медалью «В память войны 1812–1814 гг. ». Многим воинам-мусульманам были вручены и ордена.

Война 1812–1814 гг. выявила талантливых полководцев‑мусульман, напр. Кахым-туря (Кахым-турэ). Участие башкир и татар в ней нашло отражение в мемуарах Д. Давыдова, С. Глинки, Н. Раевского, в народном фольклоре — песнях «Любизар», «Эскадрон», «Кахым-туря», «Баик», «Кутузов»; «Баите о русско-французской войне», «Баите о Кутузове» и в легендах и преданиях «Кахым-туря», «Абдрахман Акьегет», «Вторая армия».

Вошли воины-мусульмане и в произведения европейских авторов. Например, Беранже написал, что «Франция никогда не забудет киргиза, напоившего коня из Сены». Казахов, называемых тогда киргизами, в российской армии тогда не было, а были башкиры, поволжские и крымские татары. На многочисленных немецких гравюрах изображены башкирские всадники. Крымские татары, воевавшие в составе 4 кавалерийских полков, в 1826 году сформировали первую мусульманскую часть в составе Его императорского Величества личного конвоя (можно сравнить с современным ФСО или кремлевскими курсантами), но это уже другая история.



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.