Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Рамазановские чтения №6 (2013) — О хиджабах, и не только
17.09.2013

О хиджабах, и не только

Рустам Батров,
первый заместитель Муфтия РТ, член Общественной палаты РТ

Вопрос ношения хиджаба в последнее время вырвался на авансцену общественной повестки дня. Страсти накаляют и решения некоторых носителей власти, как например, протест прокурора г. Нижнекамска от 07.03.13 № 281/П, постановляющий внести в устав школы № 5 этого города «конкретные требования о недопустимости ношения религиозных нарядов», под которыми, видимо, подразумевается не облачения духовных лиц, а одежда простых мирян, т. е. хиджаб. В данной связи мне как религиозному и общественному деятелю хотелось бы высказать некоторые свои соображения.

Хиджаб у татар

Начать следует с истории. В последнее время часто говорят о том, что хиджаб — чуждый для татарского народа обычай. Дескать, это исключительно арабская форма одежды, а наши татарки в прошлом всегда одевались по-другому: носили калфаки, лишь отчасти покрывающие волосы или платочек-косынку, повязываемую назад. Так ли это?

Всякий, кто не поленится дойти до общественной библиотеки и изучить научные труды этнографов по национальному костюму татар, легко сможет убедиться в обратном, а именно в том, что наши прабабушки всегда носили хиджаб, хиджаб в самом строгом смысле этого слова, подразумевающий повязывание платка спереди и закрывающий шею. Такие наряды были распространены у татар повсеместно: и в Казани, и в Астрахани, и в Касимове, и в Уфе и в поселениях Сибири. Встречались и косынки, повязываемые назад, что было характерно для части татарок из крестьянского сословия, которые много работали в поле. А со временем в секуляризирующейся городской среде стали появляться также калфаки, т. е. миниатюрные шапочки, не покрывающие волосы женщины полностью. Прославленный татарский историк XIX века Ш. Марджани в своей знаменитой работе «Мустафад аль-ахбар» по этому поводу писал: «Сейчас, к большому сожалению, женщины начали носить калфаки, они их носят даже после того, как выйдут замуж». Другими словами, калфаки, которые ныне некоторыми воспринимаются как единственно возможный для татарок национальный головной убор, в действительности являются относительно недавним обычаем в многовековой истории нашего народа. При этом Ш. Марджани таким женщинам ставил в пример тех, чьи «платки полностью покрывают голову», кто «на грудь надевает специальные нагрудники и всегда носит платья с длинными рукавами», ибо «такая форма одежды наиболее подходит женщинам-мусульманкам».

Поэтому утверждения некоторых татар о том, что хиджаб чужд нашему народу в корне не соответствует действительности. Все как раз наоборот! Но важно не забывать и другое. Мудрость нашего народа всегда заключалась в исключительной, подлинно исламской терпимости ко всем, в том числе и к тем, кто не соблюдает религиозные предписания. Отсюда и то многообразие форм одежды татарских женщин, которое всем нам ныне известно. По-другому и быть не может. Соблюдение религиозных канонов должно быть основано исключительно на собственном и добровольном желании самого человека. Жаль, что такой же ответной терпимости соблюдающие мусульманки наших дней, порой, не встречают со стороны некоторых светских националистов.

Тех, кто под псевдонационалистическими знаменами выступают против хиджаба, всегда хочется спросить: «Скажите, а мини-юбки, которые немногим шире ремня, короткие топики, оголяющие живот, вечерние платья с глубоким декольте или, пардон, пляжные бикини — это все разве наши, татарские, обычаи? Если вы так ратуете за сохранение исконного татарского уклада, то почему вы выступаете против только „арабского“ хиджаба и прощаете многим молодым татаркам весьма фривольный стиль одежды? Неужели он соответствует вашим представлениям о том, как одевались ваши бабушки и прабабушки?» Увы, но от наших светских националистов на этот вопрос мне до сих пор ни разу не посчастливилось услышать хоть какой-нибудь внятный ответ.

Светское государство

Многие воспринимают понятие «светское государство» как равнозначное понятию «атеистическое государство». При этом по старинке атеизм в их представлении должен быть воинствующим, т. е. беспощадно стерилизующим все общественное пространство от любых даже намеков на религию.

Атеизм его сторонники часто пытаются представить как научную, нейтральную позицию. В действительности это не так. Атеизм — это вера. Вера в то, что Бога не существует. Подлинный же ученый в отношении Бога придерживается агностицизма. Другими словами, он не постулирует и не отрицает факт Его существования по той простой причине, что у понятия «Бог» нет четкого определения, причем даже в среде верующих одной религии. Поэтому рассматривать данный вопрос в рамках науки просто абсурдно. Ведь если не определен предмет исследования, то и нет, и не может быть научной позиции по этому поводу. Стало быть, кто верит в существование Бога или верит в Его несуществование, тот занимает не научную, а по своей сути религиозную позицию. Вот почему атеизм борется с религиями и их проявлениями, подобно тому, как часто религии противоборствуют между собой. Для него религии это также конкурирующие мировоззрения. Поэтому попытки подменить светскость атеизмом и порождают ту нетерпимость, которая выплескивается на различные религиозные проявления, в т. ч. и на хиджаб.

Но если светское государство — это не атеистическое государство, то тогда какое? Отвечая на этот вопрос, современные теоретики права подчеркивают, что светское государство — это то государство, которое при принятии решений руководствуется не догматами той или иной религии, а исключительно рациональными соображениями и при этом следит за тем, чтобы не было дискриминации граждан по религиозному признаку или навязывания каких бы то ни было форм религиозности. Кстати, именно поэтому светское государство может оказывать помощь верующим, как например, в Европе, где в некоторых странах существует так называемый «религиозный налог», собираемый государством в пользу конфессий. Светское государство, помогая конфессиям или защищая интересы верующих, делает это не потому, что оно разделяет их религиозные догматы, а потому что это в интересах общества, которому оно призвано служить, и самого государства, т.е. руководствуясь исключительно доводами разума.

Однако вернемся к вопросу хиджаба. Нарушает ли его ношение принцип светскости? Отнюдь нет. В истинно светском обществе каждый волен одеваться так, как он сочтет нужным. Некоторые девушки бреют голову налысо, некоторые носят панковский ирокез, одни отпускают косу, другие стригут волосы под каре, а кто-то скрывает их под хиджабом. Каждый из нас по-разному может относиться к выбору другого человека. Но ни у кого из нас нет права навязывать другому свои представления о том, как он должен выглядеть, ибо, как все мы помним, наша свобода заканчивается перед чужим носом. Не существует никаких рациональных оснований для запрета хиджаба. Тем более в светском государстве, которое по своей сути должно быть конфессионально нейтральным. Все, кто пытается под предлогом светскости сорвать с мусульманок платок, в действительности руководствуются не рациональными соображениями, а исключительно эмоциональными. А если смотреть глубже — то и религиозными.

Для того чтобы лучше понять это, мы можем задать себе неожиданный и радикальный вопрос: почему в летнюю жару никто из нас не ходит голым? Ведь это полезно для здоровья, гораздо приятнее, ибо так человек меньше потеет, и наконец, финансово экономичнее. Что нас останавливает, не смотря на все эти очевидные преимущества? Причиной тому — общественная мораль. Именно она диктует нам нормы внешнего вида.

Но ведь мораль нашего общества, как известно, своими корнями уходит в религию. Другим словами, ссылка на общепринятую мораль означает косвенную ссылку на религиозные нормы монотеистических религий, во многом сформировавших ценности общероссийской светской культуры. Вот в некоторых племенах Африки женщины одевают только набедренные повязки. Обнажать публично женскую грудь там не считается, как у нас, чем-то постыдным. Окончательно оторвавшиеся от традиционной религии нудисты также считают возможным для себя публичное обнажение тела. Иначе говоря, в России стыдливость, выраженная в том, что на людях мы не ходим голыми, прямо или косвенно обусловлена религиозными соображениями. Разница между мусульманками и другими женщинами здесь заключатся лишь в том, что у первых эта религиозность осознается, а у вторых она завуалирована под нормами общепринятой морали, а также степенью допустимости в обнажении тела. Поэтому нижнекамский прокурор своим требованием запретить хиджабы в школе в действительности выступает не со светских позиций, а с позиции латентной и ослабленной религиозности или же с позиций религиозно ангажированного атеизма, о котором было сказано выше. Подлинно светский подход заключается в нейтральном отношении к данной проблеме, т. е. в том, чтобы предоставить гражданам возможность самим решать, как они должны одеваться, а не навязывать им, злоупотребляя властными полномочиями, свои моральные предпочтения.

Путин и школьная форма

Владимира Путина в нашей стране не цитирует только ленивый. Как минимум, дважды российский лидер публично озвучил свою позицию по вопросу хиджаба: на встрече с активом Общественного народного фронта 18 октября 2012 г. и во время масштабной пресс-конференции 20 декабря 2012 г. Очень часто противники хиджабов ссылаются именно на эти высказывания руководителя нашей страны, при этом выдергивая цитаты из контекста и абсолютно не утруждая себя желанием внимательно вслушаться в то, что он сказал на самом деле.

Во время встречи с активом Общественного народного фронта Владимир Путин, отвечая на вопрос по хиджабу, в первую очередь подчеркнул: «Нужно всегда с большим уважением относиться к религиозным чувствам людей. Это очень важно. Это должно проявляться в деятельности государства в нюансах. Во всем». Далее он напомнил, что у нас светское и — внимание! — многоконфессиональное государство, поэтому проблема хиджаба должна решаться с учетом мнения представителей религиозных конфессий, т.е. в том числе и с учетом мнения мусульман. При этом, как сказал политик, «делать это нужно спокойно, в приемлемой форме, чтобы никого не обижать». Путин подчеркнул, что у нас церковь отделена от государства. И поскольку большинство населения страны соотносит себя с православием, нарушение данного принципа недопустимо, ибо это приведет к неравенству и к тому, что «все остальные, даже представители традиционных религий так или иначе в недалеком будущем будут чувствовать себя ущемленными».

Решение проблемы хиджаба в общеобразовательной школе Владимр Путин видит во введении школьной формы, которая при этом не должна быть «одна на всю страну», как это было в Советском Союзе, а должна учитывать специфику российских регионов или даже особенности отдельных муниципальных образований. А это, как мы все понимаем, однозначно подразумевает возможность введения хиджабных вариантов школьной формы. Возможно, именно это Путин также имел в виду, когда говорил, что данную проблему надо решать с учетом европейского опыта. Ведь, как известно, например, в Великобритании, Швеции и Норвегии, как впрочем и в США, мусульманок никто не лишает права ходить в школу в хиджабах, ибо подобные запреты расцениваются там как покушение на фундаментальные религиозные свободы человека. В этих демократических странах для представительниц ислама, служащих в полиции, государством разработана и специальная хиджабная полицейская форма.

Во время же пресс-конференции в декабре 2012 г. Владимир Путин, отвечая на вопрос касательно хиджабов, затронул уже другую проблему — вопрос паранджи, распространенной в ряде исламских стран, и справедливо заметил, что ее ношение не характерно для отечественных мусульман. Речь шла о парандже, а не о хиджабе, как это часто пытают представить. При этом глава государства не забыл подчеркнуть, что Россия — друг исламского мира и что именно по его личной инициативе она вошла в качестве наблюдателя в Организацию Исламская конференция (ныне — Организация исламского сотрудничества).

Интересно отметить, что говоря о хиджабе, Владимир Путин отдельно попросил быть внимательным к его словам. Однако, судя по тому, как его высказывания интерпретируют некоторые журналисты и общественные деятели, не все сочли для себя важным учесть пожелание главы нашего государства.

В порядке критики и самокритики

В мусульманских кругах вопрос хиджаба часто становится поводом для критики российского государства. Дескать, у нас в стране идет давление на ислам и даже репрессии против мусульман. Вопрос об истинном положении мусульман в современной России требует отдельного рассмотрения. Сейчас же речь о хиджабах.

Проблема заключается в том, что многие мусульмане часто путают бытовую исламофобию с государственной политикой в сфере религиозных свобод. Действительно, некоторые работодатели де-факто не дают работать мусульманкам в хиджабах. Это правда. Но правда и то, что они это делают, нарушая российское законодательство, которое однозначно запрещает любые формы дискриминации по религиозным признакам. Истинная воля нашего государства, которую не стоит путать с желанием отдельных недалеких чиновников, заключается в том, чтобы все граждане нашей страны — и мусульмане, и православные, и атеисты — были равными в своих правах.

Да, мы обоснованно осуждаем тех, кто вопреки законам России и ее стратегическим интересам, пытается сделать мусульман в целом и мусульманок в хиджабах в частности в нашей стране изгоями, выдавить их на обочину социальной жизни. Но истинный верующий прежде, чем осуждать других, спрашивает с себя. А мы, мусульмане, чем лучше тех, против кого обращен наш справедливый гнев?

Давайте будем честны. Во многих исламских странах немусульманок принуждают к ношению хиджаба. А некоторые халифатисты ратуют за построение аналогичной системы и у нас в стране. Как-то я спросил сторонника одной известной исламской политической партии о том, как он предлагает решать проблему одежды в рамках той системы, за которую он ратует, позволительно ли будет людям, не исповедующим Ислам, одеваться в ту одежду, которую они сочтут для себя нужным. И он ответил: «Нет, мы всех женщин заставим носить хиджаб!»

Вопреки учению Священного Корана, где однозначно сказано, что «нет принуждения в религии», и примеру нашего благословенного Пророка некоторые наши единоверцы хотят превратить Ислам из религии свободных людей в религию принуждения и подавления. Если мы требуем, чтобы наших сестер не лишали права одеваться в соответствии со своими убеждениями, то почему мы отказываем в таком же праве другим? Откуда берется эта порочная логика двойных стандартов: требовать прав для себя, но не признавать их за людьми иных мировоззрений?

Поэтому прежде чем осуждать других, полезно и правильно взглянуть на себя.

Исламский феминизм

Люди, выросшие в Советском Союзе на образцах антирелигиозной пропаганды, искренне считают, что хиджаб — это символ забитости мусульманской женщины. Возможно, такое мнение отчасти справедливо в отношении исламских стран, где де-факто существует общественное принуждение к ношению хиджаба и не все женщины, желающие отказаться от него, решаются настоять на своем. Однако такой подход в корне неверен в отношении российских мусульманок.

Все дело в том, что ношение хиджаба в нашей стране — это поступок, требующий определенного мужества, ведь мусульманка в платке часто сталкивается с непониманием окружающих, порой, общественным порицанием и даже открытым давлением. В России только сильные духом женщины решаются носить платок. Если кто-то полагает иначе, пусть проверит это на себе. Поверьте, не каждый может выдержать это испытание.

Более того, как отмечают социологи, мусульманки, носящие хиджаб, являются, как бы это ни казалось странным, представителями своеобразного исламского феминизма, женского движения за свои исконные права. Хиджаб — это не только предписание религии. В современных условиях, это вызов бездуховности и псевдоценностям существующей потребительской культуры, где женщина давно превратилась в красиво упакованный «товар». Мусульманка, скрывая свою природную сексуальность под хиджабом и сохраняя себя лишь для своего мужа, тем самым отстаивает свое право быть уважаемой в обществе прежде всего как личность. Своим видом она выражает глубокое несогласие с унизительным статусом вожделенной игрушки, который хотели бы ей отвести похотливые мужчин, видящие в женщине только тело, но не человека.

В любом случае хиджаб в России — это смелый шаг, это осознанный выбор свободных людей. И те, кто имеет свою осмысленную жизненную позицию, составляют, на мой взгляд, лучшую и самую здоровую часть гражданского общества нашей страны. Они выгодно отличаются от инертного большинства, пассивно плывущего по течению. Поэтому мы должны не бороться с такими людьми, а уважать их, как и любого, кто не безразличен к Жизни и хочет изменить ее к лучшему.

Хиджаб и будущее России

Разными путями Господь собрал наши народы под крышей единого Дома — России, которая в истории человечества всегда играла исключительную роль. В течение столетий, порой методом проб и ошибок, за которые наши предки часто платили кровью, российские народы научились и продолжают учиться жить вместе и осознавать свою общую ответственность перед будущими поколениями. Сила и богатство России проистекает из ее культурно-религиозного многообразия, делающего общественную конструкцию идейно вариативной и потому более устойчивой. Вот почему важно не только сберечь это многообразие, но и сохранить мир между представителями различных народов и религий.

Вопрос хиджаба — это лишь вершина айсберга, в недрах которого скрываются очень важные для современной России процессы. Это лакмусовая бумажка нашей готовности принимать друг друга с учетом религиозного многообразия и строить совместную жизнь наших народов на основе искреннего взаимоуважения. Мусульманам при желании можно переломить хребет и заставить их срывать платки со своих матерей и дочерей. Можно вытереть об них ноги и другими способами. Но на какую ответную реакцию рассчитывает общество, поступающее так со своими согражданами? Неужели кто-то хочет, чтобы аналогично поступали бы и с ним? Каждый из нас должен понимать, что подобное отношение друг к другу даст со временем такие плоды, которые явно придутся не по вкусу всем, кто желает величия нашей стране. И все же хочется верить, что в нашем многонациональном российском народе дальновидной мудрости окажется больше, чем взаимных фобий, и именно ею мы будем озарять свой путь в наше общее будущее.

 



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.