Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Журнал «Минарет» № 3(33)' 2012
13.12.2012


 

На просторах СНГ

 


Диляра Ахметова,
руководитель
пресс-службы ДУМЕР

«Татарская нация всегда была частью исламского мира, более того, внесла значительный вклад в развитие исламского мира и надеюсь, так будет в дальнейшем. Вклад татар-мусульман в исламскую культуру бесценен. В Казани впервые был издан печатный Коран, татарские ученые, такие как Муса Джаруллах Бигиев, положили начало движению религиозного реформаторства, которое затем пришло в Османскую империю и распространилось на весь исламский мир», — заявил Ихсаноглу.

Безусловно, участие генсека ОИС как на пленарном заседании, так и в мероприятиях в Болгаре на следующий день красноречиво указывает на персональное отношение Э. Ихсаноглу к татарскому народу и Казани, являющейся его символом. С точки зрения татарстанского руководства, визит генсека ОИК на форум имамов — показатель того, что российские татары-мусульмане инкорпорированы в мировую умму через статусные официальные каналы и признаются мировой мусульманской элитой как важная часть глобального мусульманского мира.

Представитель татарстанского муфтията Валиулла Якупов (убитый в результате теракта, 19 июля) неожиданно призвал отказаться от навешивания ярлыков «ваххабит», «суфий» и т. п. и назвал нагнетание джадидско-кадимитского противостояния искусственным. Уже после трагической смерти Валиуллы-хазрата многие комментаторы отметили, что именно на этом форуме он сменил привычную для себя риторику на призыв к единению.

Муфтий Саратовской области Мукаддас Бибарсов указал на то, что сегодня в российском информационном пространстве действуют люди, которых можно было бы назвать преемниками православных миссионеров Луки Конашевича и Николая Ильминского. Такие люди сегодня обвиняют в ваххабизме даже самого президента Татарстана, отметил Бибарсов. «Некоторые наши братья показали себя не с лучшей стороны. У этих людей получать консультации — никого из нас не красит», — сказал он.

 

 

 

 

 

 

Диляра Ахметова

Татарское духовенство в поисках единой платформы

Татарстан активно формирует традицию проведения ежегодного сбора всех татарских имамов России и частично зарубежья одновременно с проведением Изге Болгар Джыены в Болгаре. После первого форума, прошедшего в сентябре 2010 года в преддверии Всероссийской переписи населения, второй и третий — в 2011 и 2012 годах — были организованы таким образом, чтобы все делегаты приняли участие и в памятном мероприятии в Болгаре, символизируя тем самым единство татарского духовенства и его приверженность вековым традициям.

Фактически, форум татарских религиозных деятелей «Национальная самобытность и религия» (таково его официальное название) — крупнейший религиозный проект, прочно ассоциирующийся с именем Рустама Минниханова, как раз в 2010 году ставшего преемником Минтимера Шаймиева. Минниханов неизменно лично присутствует на пленарном заседании каждого форума.

В первый год собрание ограничилось лишь пленарным заседанием, на второй год организаторы предусмотрели секции: образовательную, региональную (обсуждаются проблемы общин на местах) и медийную (информационная работа мусульманских организаций). В 2012 году к трем вышеназванным прибавилась и секция, посвященная халяльной индустрии. В 2010 году у мероприятия значилось три организатора: Исполком Всемирного конгресса татар, Духовное управление мусульман Республики Татарстан, Управление по делам религий при Кабинете Министров Республики Татарстан. В последующие годы ДУМ РТ из числа организаторов выбыл, а место кабминовского управления заняла новая структура — Управление президента Татарстана по взаимодействию с религиозными объединениями.

Пленарное заседание. Проект «Татарский мир» и его статус

В 2012 году форум проходил с 8 по 10 июня, причем программа была сверстана таким образом, что секционные заседания прошли до пленарной сессии. Количество делегатов едва не достигло тысячи человек, что автоматически делает форум самым крупным регулярным собранием мусульманского духовенства в масштабе всей России.

Пленарное заседание открыло выступление президента Республики Татарстан Рустама Минниханова, который подчеркнул, что большая часть татарского народа проживает вне пределов Татарстана, и общая задача государственных, общественных и религиозных институтов — сохранять национальную и религиозную идентичность, заботиться о будущих поколениях татар-мусульман.

С приветствием к имамам и муфтиям, собравшимся в Татарском государственном академическом театре им. Г. Камала, обратился также генеральный секретарь Организации Исламского сотрудничества Экмеледдин Ихсаноглу.

«Татарская нация всегда была частью исламского мира, более того, внесла значительный вклад в развитие исламского мира и надеюсь, так будет в дальнейшем. Вклад татар-мусульман в исламскую культуру бесценен. В Казани впервые был издан печатный Коран, татарские ученые, такие как Муса Джаруллах Бигиев, положили начало движению религиозного реформаторства, которое затем пришло в Османскую империю и распространилось на весь исламский мир», — заявил Ихсаноглу.

В своем кратком выступлении он рассказал о развитии сотрудничества между Российской Федерацией и Организацией Исламского сотрудничества (до 2011 года — Организацией Исламская конференция) с 2006 года, когда по инициативе президента России Владимира Путина Россия получила статус наблюдателя в этой международной организации.

Кроме того, Экмеледдин Ихсаноглу вспомнил свой первый приезд в Казань в 1979 году в качестве молодого ученого, изучавшего историю и культуру мусульманских народов. Знакомство в мечети Марджани с имамом мечети, видным религиозным деятелем советского периода Ахмедзаки Сафиуллиным произвело на будущего генсека ОИС неизгладимое впечатление. Он высоко оценил работы по возрождению религиозного и культурного наследия, проводимые в последние два десятилетия.

Безусловно, участие генсека ОИС как на пленарном заседании, так и в мероприятиях в Болгаре на следующий день красноречиво указывает на персональное отношение Э. Ихсаноглу к татарскому народу и Казани, являющейся его символом. С точки зрения татарстанского руководства, визит генсека ОИК на форум имамов — показатель того, что российские татары-мусульмане инкорпорированы в мировую умму через статусные официальные каналы и признаются мировой мусульманской элитой как важная часть глобального мусульманского мира.

Как признался сам Ихсаноглу, ради участия в казанских мероприятиях он отказался от посещения крупного международного события. Поводом для визита гостя из Джидды стал не собственно форум имамов, а проходивший практически параллельно с ним V Международный симпозиум «Исламская культура в Волго-Уральском регионе». Этот совместный проект начинался еще в 2001 году, когда Минтимер Шаймиев был президентом Татарстана, а Ихсаноглу руководил одним из научных подразделений ОИС — IRCICA. В 2005 году симпозиум вновь собрался в Казани, а следующие два заседания прошли в Уфе. Для того времени совместная научная конференция столь высокого уровня — исламоведов и татароведов западной и советской школ — была настоящим событием, а для татарской нации она означала приобщение национальной науки к историческим и культурологическим исследовательским процессам мусульманского мира. То было временем активного возрождения, созидания, «восхождения на гору». Спустя 11 лет, после того как бережно и скрупулезно собранный Шаймиевым проект «Татарский мир» был полностью сформирован, уже «на вершине горы», оказалось, что ряд концептуальных вопросов все еще подлежит обсуждению.

Выступление председателя Совета муфтиев России, Духовного управления мусульман Европейской части России муфтия Равиля Гайнутдин а зачитал сопредседатель Совета муфтиев России, муфтий Саратовской области Мукаддас Бибарсов .

«Хвала Всевышнему, наша вера возрождается день ото дня, действуют мечети и медресе, молодое поколение мусульман обращается к своему духовному наследию. Татары массово возвращаются к своим национальным и религиозным истокам. Выросло поколение, практически не знавшее годы государственного атеизма, воспитанное на национальных и религиозных традициях, и сегодня это поколение готово трудиться на благо нашего государства и во имя нашей веры», — говорилось в выступлении муфтия.

После перерыва на намаз и обед делегаты вновь собрались в зале для продолжения пленарного заседания: ожидались новые выступления, подведение итогов работы секционных заседаний и принятие резолюции форума. Эта часть конференции, по большому счету, стала наиболее информативной в смысле концепций и настроений, присущих татарскому духовенству и национальной интеллигенции на современном этапе.

Основные темы, которые сегодня наиболее волнуют татарских имамов, следующие: единство уммы, самосохранение татарского народа, Болгар и его возрождение, в том числе планы по установке 12‑метровой скульптуры в форме крылатой самки барса.

Торжество в Болгаре

На следующий день в программе Изге Болгар Джыены состоялось торжественное открытие комплекса Белой мечети, в рекордно короткие сроки возведенного в Болгаре наряду с этнографическим городком. В комплекс входит сама мечеть, медресе и резиденция шейх уль-ислама. На церемонии присутствовали те же vip-лица, что и накануне, только в еще более расширенном составе: приехали муфтии стран СНГ, была замечена значительная часть членов Кабинета министров Татарстана. Тезисы ключевых спикеров — Рустама Минниханова, Минтимера Шаймиева, Экмеледдина Ихсаноглу повторяли сказанное накануне. Отличилось только выступление председателя Центрального духовного управления мусульман Талгата Таджуддина. Он оценил открытие комплекса как восстановление исторической справедливости — возрождение мечетей, разрушенных во время монгольского нашествия восемь веков назад. «780 лет мы ждали этого дня, когда Батый хан со своими полчищами в 200 тысяч воинов пришел и разрушил наш священный город, нашу столицу булгар. Из-за них мы сейчас татарами называемся. Но на самом деле, все восемь веков мы не только плакали и тосковали, но наши предки, наши бабаи, отцы и бабушки, наши матери, готовились к этому дню и растили вот таких сыновей, как Минтимер Шарипович, как Рустам Нургалиевич, и тех, кто внес свой вклад в ее возведение», — сказал, в частности, Талгат Таджуддин.

После окончания торжественной части муфтии и светские специалисты по исламу собрались в резиденции шейх уль-ислама на совещание.

Когда объединятся муфтии?

Но вернемся к темам, не уместившимся в рамках традиционной демонстрации вежливости. Первая из них — единство. Тему задал председатель ЦДУМ Талгат Таджуддин. Он предложил всем татарским муфтиям, вне зависимости от юридической принадлежности, один раз в год — накануне булгарских мероприятий — собираться и обсуждать наболевшие вопросы и планы на ближайший год. Тема единства помыслов и намерений рефреном звучала в выступлениях большинства муфтиев, а также и татарской интеллигенции. Так, Фаузия Байрамова призывала с трибуны на татарском языке: «Не пугать народ и не позорить его перед всей страной делением на ваххабитов, салафитов, суфиев. Прекратить взаимную вражду муфтиев». «Работавших на протяжении многих лет имамов не меняют как перчатки», — эту фразу Байрамова адресовала, вероятно, руководству ДУМ РТ.

Представитель татарстанского муфтията Валиулла Якупов (убитый в результате теракта, 19 июля) неожиданно призвал отказаться от навешивания ярлыков «ваххабит», «суфий» и т. п. и назвал нагнетание джадидско-кадимитского противостояния искусственным. Уже после трагической смерти Валиуллы-хазрата многие комментаторы отметили, что именно на этом форуме он сменил привычную для себя риторику на призыв к единению.

Муфтий Саратовской области Мукаддас Бибарсов указал на то, что сегодня в российском информационном пространстве действуют люди, которых можно было бы назвать преемниками православных миссионеров Луки Конашевича и Николая Ильминского. Такие люди сегодня обвиняют в ваххабизме даже самого президента Татарстана, отметил Бибарсов. «Некоторые наши братья показали себя не с лучшей стороны. У этих людей получать консультации — никого из нас не красит», — сказал он.

Уже упомянутая выше Фаузия Байрамова одним из тезисов своего эмоционального выступления обозначила: «Невозможно объединиться вокруг статуи чудовища» (татарское слово хэшэрэт — в переводе на русский «чудовище», «нечто уродливое» — именно так прозвали крылатого барса в сетевых СМИ). Здесь мы подходим к теме крылатого барса. Основной инициатор установки скульптуры — госсоветник Татарстана Минтимер Шаймиев — во время пленарного заседания попытался заручиться поддержкой имамов или, по крайней мере, разъяснить присутствующим смысл своих планов. Он подчеркнул, что культура Волжской Булгарии не ограничивается лишь исламом, но включает в себя и язычество (при этом все мы знаем, что в настоящее время в Болгаре сохранились лишь памятники ордынского периода. — Прим. авт. ). Бывший президент призвал довериться его политическому опыту и сослался на то, что в настоящее время сложился благоприятный момент, исторический шанс, когда Татарстан имеет возможность возродить памятники Болгара и Свияжска. «Когда начинались работы по реконструкции Благовещенского собора и воссозданию мечети Кул Шариф в Кремле, было также много скептиков, а сегодня Казанский кремль посещает миллион туристов в год», — отметил Минтимер Шаймиев.

Мукаддас Бибарсов высказал свое мнение в связи с перспективой установки скульптуры барса весьма определенно: «Мы не в том состоянии, чтобы позволить себе такую роскошь. Булгар — это символическое место. Если наши символы будут растоптаны, то грош нам цена». Он предложил методом голосования определить, поддерживает ли зал установку скульптуры, и внести результаты в резолюцию. Подавляющее большинство имамов, сидевших в зале, предсказуемо подняли руки против.

Неожиданно эта дискуссия получила развитие и на следующий день — в ходе церемонии открытия Белой мечети. Минтимер Шарипович повторил те же тезисы. Затем Талгат Таджуддин в речевых оборотах, которые непозволительно передавать в печатных изданиях, выразил свою позицию. Он говорил о том, что лица, инициировавшие восстановление булгарских мечетей, стоявших разрушенными 780 лет, уже гарантированно заслужили себе место в раю и имеют право ставить скульптурные изображения тотемных животных, даже таких гигантских размеров. Выступавший следом Мукаддас Бибарсов не согласился с такой «фетвой» и в дипломатичной, но решительной манере заявил, что все присутствующие восприняли заявление Талгата Таджуддина шуткой.

Что стоит за символическими жестами?

Здесь необходимо сделать небольшое отступление и рассказать о ряде эпизодов, не вписавшихся в строгий формат протокола мероприятия, но активно обсуждавшихся как в кулуарах форума, так и после него. Сложилось впечатление, что во время форума завязалось несколько сюжетов, которые впоследствии получили развитие, не всегда радостное. Ранее уже упоминалось, что убийство Валиуллы Якупова многие склонны связывать с тем, что на форуме он, неожиданно для всех, отказался от риторики «татарского ислама» и призвал прекратить раздоры и размежевания. Имело свои последствия и заявление Мукаддаса Бибарсова о том, что некоторые муфтии открыто солидаризировались с экспертами, беззастенчиво работающими на подрыв мира в Поволжье. Эти самые эксперты в июле начали информационную кампанию против саратовского муфтия.

Как известно, Талгат Таджуддин редко приезжает на крупные мероприятия без подарков. Не стал исключением и форум имамов. На пленарном заседании он подарил муфтию Татарстана Илдусу Файзову чалму и накинул ему на плечи чапан с традиционной символикой ЦДУМ. Файзов, стоило ему вернуться на свое место в президиуме, снял цдумовское облачение. Эпизод был красноречивый. На следующий день в Болгаре Таджуддин выступил с совсем уже неожиданной инициативой: предложил Минтимеру Шаймиеву стать председателем ЦДУМ (т. е. занять место Талгат-хазрата), а в Болгаре учредить Булгарский муфтият. Минтимеру Шариповичу он подарил саблю, а Рустаму Нургалиевичу — кинжал. Из реакции экс-президента Татарстана стало ясно, что к такому предложению он совершенно не был готов. Как бы то ни было, в течение последующих двух месяцев никакого официального ответа со стороны казанского кремля не прозвучало.

Зато косвенно была проявлена позиция ДУМ РТ в связи с перспективами создать Булгарский муфтият и разместить его в только что открытом булгарском исламском комплексе. В одну из следующих пятниц между ЦДУМ и ДУМ РТ возник спор о том, кто должен проводить в Белой мечети пятничную молитву. Если уж говорить начистоту, Таджуддин не зря 32 года занимает должность муфтия, чтобы не справиться с такой банальной ситуацией, как захват минбара. Зато через несколько дней все Интернет-сообщество обсуждало статью про главу ЦДУМ, опубликованную на сайте, близком к ДУМ РТ. В ней Таджуддин был раскритикован за то, что не постился в месяц Рамадан, сославшись на то, что, находясь в Болгаре, является путником.

Если рассуждать о перспективе создания Булгарского муфтията, то, ввиду отсутствия какого бы то ни было разъяснения, наблюдателям остается только строить свои предположения об истинном смысле данной инициативы. Если принять во внимание позицию Талгат-хазрата, считающего, что строительство мечети и резиденции шейх уль-ислама в Болгаре есть не что иное как воссоздание разрушенного монголами в XIII веке, то можно предположить, что Таджуддин решил оставить кафедру ЦДУМ (созданного по указу русской императрицы) человеку светскому и возглавить восстановленную булгарскую кафедру, позиционировав ее как древнейший (соответственно и наиболее легитимный) духовный центр татар-мусульман.

Самосохранение

Следующий крупный смысловой кусок из контекста форума татарских имамов касается темы самосохранения татар. Как известно, основная часть деятельности Всемирного конгресса татар посвящена развитию и сохранению очагов татарской культуры и национального образования в регионах, где имеются татарские общины. Работа с имамами была также расценена как один из важнейших инструментариев по сохранению татарской нации, препятствию ее ассимиляции. Правда, в контексте мусульманских общин сейчас принято рассматривать угрозу поглощения не со стороны русского этноса, а как растворение в массе мигрантов‑среднеазиатов и выходцев из российских регионов Кавказа.

В Татарстане весьма популярна идея махалли — общины конкретного населенного пункта как субъекта местного самоуправления. В образцовом уставе «Татарско-мусульманской общины», текст которого раздали всем участникам форума, говорится о том, что в условиях отсутствия собственной государственности у татар, задачи по воспроизводству нации, развитию ее образования, религии и культуры должно взять на себя другое звено — местное самоуправление в форме и по образцу дореволюционной махалли — с собственным Советом, исполнительным, духовным и образовательным управлениями. Не сказано только о главе махалли, юридико-правовой форме ее функционирования и сфере применения — из документа складывается впечатление, что она рассчитана только лишь на моноэтничные населенные пункты.

В уставе, автором-разработчиком которого является ученый Илдус Амирхан, указывается, что в условиях Российской империи татарская нация сохранилась благодаря общинному способу самоорганизации — махалле. Таким образом, формально, текущее положение татар-мусульман в России показано аналогичным их положению в царской России, соответственно, и методы самосохранения предлагаются прежние.

Главный казый Татарстана Джалиль Фазлыев, выступавший ведущим на секции, посвященной вопросам создания махалли, привел в пример и другие крупные процветающие татарские села — Среднюю Елюзань, Алькино и т. д. Для татарской нации они ценны не только своим экономическим благополучием, но и тем, что там практически нет оттока молодежи в город, из года в год население таких сел только увеличивается, дети воспитываются в родной культуре и на языке матери. Такой вот своеобразный инкубатор татарской нации и соответственно, исключительно важный социальный опыт для татарского народа.

В качестве экспериментальной площадки, доказавшей жизнеспособность предлагаемой модели, был подробно рассмотрен опыт села Токаево в Чувашии — как известно, паевые земли сельчане объединили и объявили вакфом, т. е. неотчуждаемым имуществом общины, принадлежащим всем вместе и никому в отдельности. Имам села Наиль Ямалутдинов рассказал об администрировании селом по принципу управления махаллей.

Разработка Илдуса Амирхана рассчитана, прежде всего, на сельскую местность, это и было указано в качестве основного ее недостатка. Фаузия Байрамова сказала о том, что сегодня имамам нужно думать о том, как привлечь симпатии городской татарской молодежи, которая свои махалли уже создала в Интернете.

Суть дилеммы между ориентированием на сельскую махаллю или же на городскую цивилизацию красноречиво проявилась во время выступления Наиля Ямалутдинова из Токаево. По ходу речи он пару раз извинился за свой «нелитературный» татарский и косноязычие и отметил, что не умеет говорить так же красиво и складно, как ученые, собравшиеся на секции. Все правильно, имам из глубинки и не обязан этого уметь, свою работу в общине он делает на пятерку. Но если все силы нации будут брошены на возрождение сельского кадимизма, откуда возьмутся ученые, на которых будет ориентироваться молодежь?

Об этом было сказано и в выступлении муфтия Равиля Гайнутдина на пленарном заседании: «Татарский народ испокон веков был нацией городской культуры, такие городские центры, как Булгар, Биляр, Сарай, Казань, и развитие в них науки и искусств сделали нашу нацию узнаваемой во всем мире. Все наши достижения, о которых мы говорим с гордостью, так или иначе связаны с городской культурой. Если мы, провозгласив, что в современной городской культуре нет места для татар, сконцентрируемся только на сельской махалле, тогда в течение считанных десятилетий потеряем литературный язык, язык науки. Не способный излагать научные постулаты язык очень скоро деградирует до языка кухонного. Тогда мы потеряем мыслящую на татарском языке интеллигенцию. А нация, не имеющая образованного сословия, интеллектуальной элиты, очень скоро сойдет с исторической сцены». Таким образом, муфтий раскритиковал попытки представить татарскую нацию как сельскую, в городских условиях не имеющую шансов на выживание. «И городская, и сельская культуры — это два крыла нашей нации, при отсутствии хоть одного из них мы не можем развиваться», — заявил он. Т ак или иначе, но искать модели городской татарско-мусульманской идентичности и способы органичного существования татарско-мусульманской культуры в городской среде необходимо. К сожалению, организаторы форума не привлекли к обсуждению этой темы городские общины, которые в данном направлении имеют наработки и специалистов по этой проблематике. В частности, не лишним было бы обратить внимание на активный процесс формирования мусульманских социальных сетей в городских условиях, описанный социологом Ахмадом Макаровым. В текущих условиях социальная сеть, пожалуй, единственный возможный формат для городской махали.

С темой самосохранения кореллирует и другая важная тема — соотнесения приоритетов нации и религии. В прошлые годы в адрес организаторов звучали замечания о том, что форум не дает ясного ответа о месте ислама в системе ценностей татарской нации. Дискуссии на тему того, что важнее — нация или религия, в татарской прессе поднимаются на протяжении двух с половиной десятка лет. Все противоречия могла бы снять грамотно сформулированная концепция, в которой вопрос не рассматривался бы вульгарно «или-или», а дающая целостное мировоззрение.

В этом году в качестве первого шага в разработке такой концепции участникам форума был предложен проект документа под названием «Ислам и татарский мир: концептуальные основы функционирования и развития». В рамках данного репортажа считаю уместным наиболее значимые отрывки из него процитировать без каких-либо комментариев:

«Дело в том, что сегодня мусульманское сообщество вступило в очень важный этап своего становления. Оно организационно-структурно оформилось, но не определилось в богословских ориентирах и основных принципах своего функционирования. (…) Эти ориентиры в общих чертах уже обозначены. Но в них практически нет места для национальных традиций. Все больше и больше места занимают нехарактерные для татар традиции. Безусловно, это не просто личный выбор представителей мусульманской элиты России, но и стечение некоторых объективных обстоятельств. Сложность и неоднозначность ситуации в умме России заключается в том, что процесс возвращения исламских ценностей в общество сопровождается попыткой смены традиционной обрядовой системы. Неподготовленному человеку (…) эти изменения преподносятся как возвращение в лоно истинного ислама».

«Важно активно и последовательно разъяснять верующим правоверность ханафитского мазхаба, выражающего истины Священного Корана и Сунны. И потому современным имамам следует вести просветительскую деятельность среди прихожан, объясняя и приводя шариатские доказательства, например, в отношении правил намаза по ханафитскому (а значит и пророческому) методу, чтение определенный аятов и дуа (дога) за упокой души и прощение умершего, проведение коранических маджлисов, посещение ( зийара ) могил «святых» ( авлийа ) и т. п. обряды».

«Принципы джадидизма, особенно не противоречащие шариату и актуальные для мусульманского общества, нужно пропагандировать и развивать. При этом татары не должны забывать об их оппонентах ( кадимчилэр ), среди которых также были блистательные богословы».

«Несовместимость идеологии этнополитического превосходства с Исламом очевидна. Превосходство одной нации над другой представляет собой форму раскола ( фитны ) для мусульман. Вместе с тем, этнический национализм как форма самозащиты от внешней агрессии, внутренней деградации или размывания традиционных ценностей может представлять собой положительное начало».

«Современный мультикультурный мир представляет собой ситуацию конкурирующих идеологий, в которой можно победить не с помощью грубой силы агрессии или же, наоборот, полного изоляционизма, а с помощью адекватной гуманной идеологии».



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.