Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Журнал «Минарет» № 1-2 (27-28) 2011
09.09.2011

 

 

 

 

Мнения

 

В феврале 2011 года Гайский межрайонный прокурор Оренбургской области Челышев С. В. обратился в Гайский городской суд. Прокурор просит суд признать в качестве экстремистских материалов целый ряд мусульманских богословских трудов, включая хадисы Пророка Мухаммада, произведения известного татарского богослова 18-го века Утыз-Имяни, издание «В молитве спасение» (авторы муфтий шейх Равиль Гайнутдин и ректор Московского исламского университета Марат Муртазин), книга заместителя председателя Духовного Управления мусульман Европейской части России Мустафы Кютюкчю «Намаз через призму размышлений» и другие.

В марте 2011 глава Совета муфтиев России муфтий шейх Равиль Гайнутдин обратился с письмом к Генеральному прокуророу РФ Юрию Чайке, в котором просит проконтролировать ситуацию относительно инициативы оренбургского прокурора С. Челышева.

В связи с особой актуальностью темы редакция журнала «Минарет» предлагает читателям настоящую статью.

 

Книга Мухаммад Али аль-Хашими «Личность мусульманина, в том виде, который стремится придать ей Ислам с помощью Корана и Сунны». 2-е издание (признана экстримистской решением Успенского районного суда Краснодарского края от 04.08.2009).

 

Книга «Программы по изучению шариатских наук» (решение Бугурусланского городского суда Оренбургской области от 06.08.2007 и определение Бугурусланского городского суда Оренбургской области от 19.10.2007)

 

Книга Великого Аятоллы Имама Хомейни «Завещание», издатель — Независимый информационный центр «Тавхид», ПП «Чертановская типография» Мосгорпечать (113545, Москва, Варшавское шоссе, 129а) (решение Городищенского районного суда Пензенской области от 21.02.2008).

 

 

Следующие книги Саида Нурси признаны экстремистскими:
«Посох Мусы»;

Следующие части «Рисале-и Нур»:
* Краткие слова
* Великое знамение
* Основы братства
* Вера и человек
* Трактат о природе
* Рамадан, бережливость, благодарность.
* Плоды веры
* Путеводитель для женщин
* Основы искренности
* Истины веры
* Брошюра для больных
* Истины вечности души
* Тридцать три окна
* Молитва (Мунаджат)
* Путь Истины
* Путеводитель для молодежи
* Десятое Слово

Книга из собраний сочинений Саида Нурси «Рисале-и Нур» «Вера и человек», 2000 год издания, перевод М.Г. Тамимдарова (решение Коптевского районного суда САО г. Москвы от 21.05.2007).

Книга из собраний сочинений Саида Нурси «Рисале-и Нур» «Основы искренности», 2000 год издания, переводчик не указан (решение Коптевского районного суда САО г. Москвы от 21.05.2007).

Книга из собраний сочинений Саида Нурси «Рисале-и Нур» «Истины вечности души», 2000 год издания, перевод М.Ш. Абдуллаева (решение Коптевского районного суда САО г. Москвы от 21.05.2007).

Книга из собраний сочинений Саида Нурси «Рисале-и Нур» «Истины веры», 2000 год издания, переводчик не указан (решение Коптевского районного суда САО г. Москвы от 21.05.2007).

Книга из собраний сочинений Саида Нурси «Рисале-и Нур» «Путеводитель для женщин», 2000 год издания, перевод М.Ш. Абдуллаева (решение Коптевского районного суда САО г. Москвы от 21.05.2007).

Книга из собраний сочинений Саида Нурси «Рисале-и Нур» «Плоды веры», 2000 год издания, перевод М.Г. Тамимдарова (решение Коптевского районного суда САО г. Москвы от 21.05.2007).

Книга из собраний сочинений Саида Нурси «Рисале-и Нур» «Рамадан. Бережливость. Благодарность», 2000 год издания, переводчик не указан (решение Коптевского районного суда САО г. Москвы от 21.05.2007).

Книга из собраний сочинений Саида Нурси «Рисале-и Нур» «Мунаджат (Молитва). Третий луч», 2002 год издания, перевод М.Г. Тамимдарова (решение Коптевского районного суда САО г. Москвы от 21.05.2007).

Книга из собраний сочинений Саида Нурси «Рисале-и Нур» «Тридцать три окна», 2004 год издания, перевод М. Ирсала (решение Коптевского районного суда САО г. Москвы от 21.05.2007).

Книга из собраний сочинений Саида Нурси «Рисале-и Нур» «Основы братства», 2004 год издания, перевод М.Г. Тамимдарова (решение Коптевского районного суда САО г. Москвы от 21.05.2007).

Книга из собраний сочинений Саида Нурси «Рисале-и Нур» «Путь истины», 2004 год издания, перевод М.Ш. Абдуллаева, М.Г. Тамимдарова (решение Коптевского районного суда САО г. Москвы от 21.05.2007).

Книга из собраний сочинений Саида Нурси «Рисале-и Нур» «Посох Мусы», год издания не указан, перевод Т.Н. Галимова, М.Г. Тамимдарова (решение Коптевского районного суда САО г. Москвы от 21.05.2007).

Книга из собраний сочинений Саида Нурси «Рисале-и Нур» «Краткие слова», год издания не указан, перевод М.Г. Тамимдарова (решение Коптевского районного суда САО г. Москвы от 21.05.2007).

Книга из собраний сочинений Саида Нурси «Рисале-и Нур» «Брошюра для больных», 2003 год издания, перевод М.Г. Тамимдарова (решение Коптевского районного суда САО г. Москвы от 21.05.2007).

 

 

Дамир Мухетдинов, Ильдар Нуриманов

 

Список запрещенной литературы: является ли дубинка эффективным и современным инструментом государственной политики?

Каково отношение мусульман к вопросу списка экстремистских материалов? По логике вещей, мусульмане должны быть главными защитниками составления этого списка, ведь именно мы и страдаем в первую очередь от экстремистов, причем находимся под двойным ударом — одни (с бородами) завлекают нашу молодежь в лес, другие (со свастиками) избивают и убивают наших единоверцев на улицах городов. На деле же выходит так, что работа по составлению данного перечня не защищает никого и только создает проблемы.

Об экстремистских материалах в общих чертах

На момент сдачи номера в печать на сайте Министерства юстиции РФ опубликован список из 783 пунктов экстремистских материалов (часть из них впоследствии была исключена из списка). Это в основном текстовая информация в виде книг, листовок, брошюр, газет или отдельных статей в тех или иных газетах-журналах или опубликованных в Интернете. Кроме того, в списке имеются видеоматериалы, распространяемые на DVD или через Интернет. В списке имеется также несколько сайтов.

В последнее время четко наблюдается тенденция к активному расширению списка. Так, первые материалы списка датируются запретами судов различных инстанций от 2004 года. К середине 2008 года в списке содержалось около 200 наименований, но за истекший период (к февралю 2011 го) список прирос еще на более чем 550 пунктов.

Материалы списка относятся к тематикам: нацизм, фашизм, язычество, терроризм, нетрадиционным для России христианским конфессиям, расизму, ксенофобии. Значительную часть списка составляют материалы по теме Ислама. Подавляющее большинство запрещенной мусульманской литературы относится к материалам запрещенных в России исламских течений и сект — Хизб ут-Тахрир, Таблиг, Нурджулар.

Но есть и такие материалы, помещение которых в этом списке вызывает у специалистов недоумение. В частности, большой резонанс вызвало помещение в этот список «Завещания» Аятоллы Хомейни. Этот случай прежде всего наглядно продемонстрировал общий культурный и образовательный уровень экспертов районного уровня российской глубинки, которые дают свои заключения и уровень судей, принимающих соответствующие решения. Кроме того, именно после этого случая стало очевидно, что существующий порядок пополнения списка экстремистских материалов грозит России в том числе и проблемами во внешней политике. В список также попали книги Ахмада Дидата, считающиеся классикой труды Сафи ар-Рахмана аль-Мубаракфури, ибн Хишама, аль-Альбани и других признанных авторов.

Если проанализировать хронологию внесения в данный список различных материалов на мусульманскую тематику, становится очевидным, что запрещение происходит периодами. Например, несколько десятков наименований материалов Хизб ут-Тахрир появилось в этом списке в 2007–2008 годах решениями Туймазинского районного суда Башкортостана, Правобережного районного суда Магнитогорска и Кузьминского районного суда Москвы. Очевидно, что данные запреты явились следствием мощной агитационной волны, которую развернули представители этих течений на Урале именно в тот период.

Труды Саида Нурси «Рисаля и Нур» были запрещены в 2007 году. В 2009–2010 гг. шло хоть и менее активное, но запрещение материалов северокавказских экстремистов, причем, исходя из специфики их идеологической работы, запрещаются не книги или листовки, а статьи в Интернете и отдельные сайты.

Из всего происходящего напрашивается несколько выводов. Прежде всего необходимость совершенствования процедуры внесения тех или иных материалов в список. Сегодня классика мусульманского богословия (пусть даже не традиционная для России) находится в том же положении, что и низкопробные листовки и брошюрки откровенно деструктивных течений. Их оценивают «эксперты», которые не то что не имеют ни малейшего представления об Исламе, но даже общий уровень их образования вызывает сомнения.

Бросается в глаза стихийность, отсутствие логики и продуманной государственной политики в пополнении списка. Например, к числу экстремистских причислены несколько сайтов северокавказских боевиков. Элементарная логика говорит о том, что они должны быть запрещены либо все, либо ни один, иначе в таком запрете смысла нет. Или такой факт: в федеральном списке множество листовок, которые, скорее всего, отпечатаны тиражом 300–500 экземпляров и нигде, кроме своего уездного городка, не распространялись. В то же время в списке нет ни статей, ни аудио-, ни видеолекций Саида Бурятского, то есть формально эти материалы в законном поле и распространяются десятками и сотнями тысяч по Интернету на вполне легальных основаниях. Список пополняют материалы, которые попадают к следствию в рамках того или иного уголовного дела, грубо говоря, случайно, но серьезной экспертной работы по отслеживанию такого рода материалов никем не ведется.

Изъяны законодательства в части противодействияэкстремистской деятельности

Непроработанность законодательства в этой области ведет, во первых, к его низкой эффективности, во вторых, открывает широкую дорогу всевозможным злоупотреблениям. Во вводной части к данному списку на сайте Минюста говорится: «Законодательством Российской Федерации предусмотрена ответственность за производство, хранение или распространение экстремистских материалов». Что в данном случае подразумевается под распространением? Является ли публикация запрещенного видео на своей личной странице в Интернете распространением? Если хранение в официальной формулировке запрещено, разрешено ли прочтение, прослушивание и просматривание? Кто несет ответственность за распространение на интернет-сайтах — тот, на чье имя зарегистрирован домен, или компания-хостер? Как известно, экстремистские сайты проблемы с хостингом легко решают, прибегая к услугам зарубежных хостеров. Какую ответственность в этом случае несут провайдеры Интернета?

Эти вопросы в современном российском законодательстве не проработаны, в результате получается, что формально, книга запрещена, но при элементарном владении Интернетом ее легко можно найти и скачать. То же самое с работой запрещенных интернет-порталов — они абсолютно доступны любому пользователю Интернета.

В декабре 2010 года прокуратура Екатеринбурга вынесла предупреждение Уральскому горному университету о недопустимости проведения мусульманских конференций. Поводом послужило то, что 10 ноября того же года в университете состоялась научно-практическая конференция «Мусульмане России: наука, образование, защита конституционных прав», направленная на развитие исламского религиозного образования и в мероприятии принял участие переводчик собрания сочинений экстремистского характера. Кто возьмется сказать, каков в системе российского гражданского и уголовного права статус переводчика экстремистской литературы? Он преступник или нет? В данном случае, очевидно, вмешательство антиисламских сил, которые вовремя подсуетились, чтобы у руководства университета, известного своим доброжелательным отношением к мусульманам, больше желания сотрудничать с исламскими духовными центрами не возникало.

Впоследствии выяснилось, что никакого переводчика на конференции не было, а был его однофамилец, но имеет ли это теперь значение для ректората вуза? Его репутация и репутация организатора конференции уже испорчена, как и отношения этих двух сторон. Не так давно случился и инцидент, когда издателя мусульманской литературы хотели судить «задним числом», за книги, которые были изданы, а впоследствии внесены в этот злополучный список. Примечательно, что само издательство на тот момент уже фактически перестало существовать.

На сегодняшний день известны всего два случая, когда мусульмане оспорили решение районного суда и выиграли дело, чаще всего решение суда остается в силе, причем порой суд явно игнорирует принцип объективности. К примеру, когда в Красноярске мусульманами было обжаловано решение суда по запрету книг Саида Нурси, суд отказался изучить содержание рассматриваемой литературы, изучив только экспертное заключение сотрудников местного вуза, мало того, суд также не принял во внимание положительное заключение по книге, изготовленное специалистами МГУ.

Что касается усовершенствования законодательства, как сообщают СМИ, адвокат Рустем Валиуллин 17 января 2011 года подал жалобу в жалобу в Конституционный суд России о признании противоречащими Конституции РФ положения федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности». В соответствии с 13 й статьей этого закона любой прокурор в любом уголке России может подать в суд иск о признании тех или иных материалов, оказавшихся в его распоряжении, экстремистскими, при этом издатель данной литературы оказывается ущемлен в правах, поскольку реализовать законное право защиты ему становится чрезвычайно трудно.

К примеру, если суд проходит на Камчатке, а издатель находится в Москве, последний будет вынужден ездить на заседания за собственный счет. Кроме того, как ранее подчеркивалось, компетенции провинциальных экспертов и судей районного уровня абсолютно недостаточно для принятия решений по богословской литературе. Возможно, такой порядок вещей и выгоден определенным силам, в далекой глубинке можно тихо и по-бархатному провести судебный процесс, на который, проходи он в Москве, обвиняемая сторона могла бы привлечь объективные оценки высокого академического и экспертного уровня.

Государственная политика в отношении экстремистских материалов

Логика составления перечня экстремистских материалов сейчас направлена на то, чтобы пресекать деятельность запрещенных организаций (за исключением тех случаев, когда внесение той или иной книги в этот список иначе как конфузом не назовешь). Казалось бы, это правильно — связать руки агитаторам экстремизма. Но этот механизм не работает или работает откровенно слабо. Радикалов этот список не останавливает, административных или чисто технических препон для продолжения идеологической обработки населения для них в рамках этой системы не существует. Запретили сайт в России — можно его перевести на хостинг в Австрии или Чехии или перенести его материалы на сайт-зеркало, запретили листовку или какой-то один номер журнала «аль-Ваъй»запрещенной партии «Хизб ут-Тахрир» — можно его перепечатать под другим названием. Эти усилия районных судов — сизифов труд, они не останавливают никого, но дают возможность всевозможных злоупотреблений и спекуляций.

На наш взгляд, было бы разумно, если бы акцент в этой работе делался на то, чтобы максимально оградить обывателя от информации, в деструктивности которой он, будучи не специалистом, может не разобраться и пойти на поводу у экстремистов. Список экстремистских материалов должен быть в руках у государства не дубинкой для борьбы с радикалами и экстремистами (тем более что в качестве дубинки он многократно доказал свою слабость), а оградительным механизмом для разрушения нравственного здоровья нации. Регуляцию нужно делать эффективной, чтобы не возникало случаев, как в городе Октябрьском Башкортостана — когда молодой человек с не совсем здоровой психикой, начитавшись и насмотревшись в Интернете всякой всячины, набросился на милиционеров с ножом и криками «Аллах акбар».

Если есть запрет — нужно позаботиться и о том, как этот запрет реально воплотить в жизнь, то есть сделать материал по-настоящему недоступным. Запреты должны делаться на системной основе с привлечением признанных специалистов федерального уровня.

Список настолько разросся и так часто пополняется, что в скором времени будут возникать объективные трудности в его отслеживании. Недавно по новостям прошло сообщение о том, что в одном из учреждений исполнения наказаний в Алтайском крае распространялась запрещенная литература иеговистов, а стало это возможным потому, что сотрудники пенитенциарного заведения элементарно не были в курсе о существовании такого списка. Расширять данный список до бесконечности теоретически можно, но практически — мало разумно. Он должен быть в разы меньше, утверждаться судом высшей инстанции, а наблюдать за его исполнением нужно более тщательно.

В сложившейся ситуации есть два пути: планомерно оспаривать очевидно несправедливые решения через суд или призывать власти к диалогу, объяснять изъяны ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» с целью совершенствования как законодательства, так и практической части борьбы с экстремизмом.

Позиция и действия мусульман

Все прекрасно знают, что любое вероучение базируется на эксклюзивизме, претензии на абсолютную истинность, и, как следствие, вероучение и священную литературу практически любой религии можно классифицировать как утверждающую собственное превосходство. Тем более любая религия и ее положения могут быть обвинены в манипуляции людьми, нейролингвистическом программировании и тому подобных вещах (кстати, НЛП и прочие манипуляции у нас не являются запрещенными законом действиями, книжный рынок переполнен «пособия» о том, как это делать). Это тоже повод для рассуждений на тему правомерности, да и в целом здравости формулировок, под которыми выносятся судебные решения. По логике некоторых судей, известная всем рожденным еще в СССР «Песня о Родине» из букваря, со словами «Я другой такой страны не знаю,/Где так вольно дышит человек», должна непременно быть классифицирована как экстремистская. Но сейчас речь не об этом.

Радует, что в этих условиях, когда предвзятость и некомпетентность отдельных судей настолько очевидна, мусульмане не пошли на поводу навязываемой им несправедливой игры. Ведь в республиках с титульным мусульманским населением могли найтись силы, которые подали бы в суды на современную православную богословскую литературу (не обязательно изданную структурами РПЦ, ведь в коммерческих целях такая литература печатается во многих больших и малых издательствах), литературу других конфессий, в которых обозначается эксклюзивизм православия или других религий. И нет гарантии, что суды не приняли бы положительных решений по этим делам, однако, хвала Всевышнему, мусульмане в такие авантюры не пускаются и не идут по пути конфронтации и дальнейшего накаливания ситуации.

Вопрос религиозной литературы, качественной и в содержательной, и издательской части стоит на повестке дня централизованных религиозных структур уже более 20 лет. Создание такого рода литературы — одна из основных задач духовных управлений и подведомственных им учебных и научных центров. Однако централизованные религиозные структуры не должны дистанцироваться и от проблем книготорговли и распространения религиозной литературы. Понятно, что ни юридически, ни практически духовные центры всю полноту ответственности за исламскую и тем более псевдоисламскую литературу, распространяемую на территории РФ, нести не могут, но ряд шагов по упорядочению того хаоса, который сейчас творится в нише исламского книгопечатания, предпринимать необходимо, и это тоже будет способствовать лучшему пониманию ситуации со стороны правоохранительных органов.

Рядом духовных управлений мусульман с начала 2000 х годов публиковались списки предпочтительной литературы, были даже попытки создавать списки книг, не соответствующих ханафитскому мазхабу. Но в силу того что духовные управления не имеют административных рычагов влияния на торговые точки, эта работа не дала ощутимых результатов.

Желающих спекулировать на религии и религиозных чувствах людей всегда предостаточно, и с проблемой всевозможных сект и нетрадиционных псевдорелигиозных учений сталкивается любая конфессия. В данном случае мусульманам полезно изучить опыт Русской православной церкви: начиная с 2010 года все издания, предназначенные к распространению через систему церковной книготорговли, должны в обязательном порядке получить одобрение Коллегии по рецензированию и экспертной оценке при Издательском совете РПЦ.

Книги, поступающие на рецензирование в коллегию, одобряются к печати, отправляются на доработку или запрещаются вовсе. С одной стороны, таким образом пресекаются попытки «сделать бизнес» на религии, с другой — православная богословская литература с грифом Издательского совета РПЦ вызывает больше доверия. Решение об обязательном рецензировании издательствами продукции означает, что все издания, выпущенные с 2011 г., должны в обязательном порядке иметь гриф Издательского совета. Изданные до 2011 г. тиражи могут продаваться в церковных лавках, если по ним не будет особого постановления Экспертной коллегии «не рекомендовано к распространению».

Таким образом, самое первое и очевидное, что в данной ситуации должны сделать мусульманские религиозные организации, это навести порядок в магазинчиках и книжных развалах при мечетях, ведь в данное время там царит идеологическое и богословское разноголосие.

В целом разумной представляется тактика вытеснения, отмежевания качественной литературы от подпольной, изданной «на коленках». Когда последняя будет отчуждена от торговых точек при мечетях, а в независимых книжных лавках будет невыгодно отличаться своим качеством, когда подведомственные учебные заведения будут опираться в своей деятельности на четко прописанный список учебной и справочной литературы, деятельность издательских центров высокого профессионального уровня будет пользоваться высоким авторитетом, тогда и представители правоохранительных органов, прокуроры и судьи смогут невооруженным глазом отличить нормальную исламскую книгу от подпольной листовки.



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.