Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Журнал «Минарет» № 1-2 (27-28) 2011
09.09.2011

 

 

 

 

Страницы истории

 

Айдар Хабутдинов,
доктор исторических наук, профессор Казанского филиала Российской академии правосудия (Казань)

 

Ярмарочная мечеть в
Н. Новгороде

 

Соборная мечеть в Уфе

 

Габдулвахид Сулейманов,
муфтий ОМДС

 

Салим-Гирей Тевкелев,
муфтий ОМД

 

Мухаммедъяр Султанов,
муфтий ОМДС

 

Галимджан Баруди,
муфтий ЦДУМ

 

Риза Фахретдин,
муфтий ЦДУМ

 

 

Айдар Хабутдинов

 

«Российская умма и ее лидеры: Проекты избрания муфтия мусульман Волго-Уральского региона во второй половине
XVIII — начале XX в.

На протяжение второй половины XVIII — начала XX вв. мусульмане Волго-Уральского региона неоднократно ставили вопрос о едином лидере уммы и способах его избрания/назначения. Четкие проекты мусульман региона о религиозной автономии и ее лидерах содержатся в их наказах в Уложенную комиссию 1767 г. Ключевым термином здесь является «магометанский (мусульманский) закон», то есть мусульманское шариатское право. В качестве судей выступают ахуны и муллы. Следует отметить единодушие в этом вопросе самых различных групп: служилых татар Казанского, Пензенского и Саранского уездов [1], башкир Уфимской провинции [2], башкир Исетской провинции [3], татар Сеитовской слободы (Каргалы) [4], ясачных татар Казанской дороги Уфимской провинции [5], служилых мишарей и татар Уфимской провинции [6], мишарей Исетской провинции [7]. Но речь здесь не о создании централизованной религиозной администрации, а об избрании четырех ахунов для Уфимской провинции. При этом в выборах должны участвовать не только башкиры, но и тарханы (!), мещеряки (мишаре) и ясачные татары: «ибо все мы одного магометанского закона состоим» [8]. Расшифровка полномочий этого суда дается в наказе башкир Уфимской провинции. Здесь упор делается на брачно-семейное право: раздел имущества (мирас), основания для развода (талак), установление степени родства, препятствующего заключению брака. Кроме того, за имамами фактически закрепляются полномочия мухтасиба по контролю за соблюдением поста (саум, ураза) и посещению пятикратных молитв [9].

22 сентября 1788 г. Екатерина II создала единственный орган, объединявший всех мусульман Внутренней России и Сибири, — Оренбургское магометанское духовное собрание (ОМДС). 22 сентября 1788 г. был принят именной указ императрицы «Об определении мулл и прочих духовных чинов магометанского закона, и об учреждении в Уфе духовного собрания для заведывания всеми духовными чинами того закона, в России пребывающими». Следует отметить, что в Указе ОМДС определятся как «духовное собрание Магометанского закона», при этом только слово «Магометанского» пишется с большой буквы [10]. В этот же день по именному указу Сенату ахун Каргалы Мухаммеджан Хусаин [11] стал муфтием всех мусульман России, «исключая Таврическую область». Сочетание принципа назначаемости муфтия (формально закрепленного только в 1891 г.) с принципом избираемости трех казыев (членов) из числа улемов Казанской губернии [12] давали возможность сочетать интересы как имперской власти, так и самих мусульман. Если учесть, что все муфтии до Мухаммад-Сафы Баязитова (т. е. до 1915 г.) были выходцами из Уральского региона, то казыи представляли интересы татар Поволжья. До 1871 г. избрание казыев проходило в Казани коллегией местных имамов фактически под контролем городской мусульманской элиты.

До сих пор дискуссионным является вопрос о первом инициаторе избрания муфтия ОМДС. Хронологически наиболее ранним из изданных является сенатора И. В. Лопухина, посланный на имя императора Александра I из Симферополя 18 февраля 1803 г. В пункте третьем он предлагает «муфтия выбирать всему магометанскому обществу Таврическому через собрание в каждом городе мурз и депутатов от поселян каждой волости, которым и выбирать трех кандидатов, о коих с мнением свои общему губернского правительства представлять на утверждение Правительствующему Сенату; от сего же… подносить доклад и Вашему Императорскому Величеству» [13]. Здесь мы видим созыв всегубернского съезда, выбор трех кандидатов и утверждение Правительствующим Сенатом. За исключением последнего момента, что возможно отражает либерализм первых лет правления Александра I, мы фактически видим модель для проектов избрания муфтия ОМДС, включая заседание Голяма шурасы при ОМДС в апреле 1905 г. Это заключает в себе созыв общего съезда, избрание трех кандидатов и право окончательного решения за имперским центром. В свою очередь 20 сентября 1805 г. таврический гражданский губернатор Д. Б. Мертваго, принимавший участие в создании ОМДС, предлагал вариант отдельных выборов по две кандидатуры от городов и уездов. При этом начальник губернии сам выбирал из них трех кандидатов для представления министру внутренних дел с целью утверждения императором [14].

В 1808 г. в Казанской и в 1822 г. в Оренбургской губерниях у местной администрации и мусульман также возникали идеи создания губернских духовных правлений. В 1822 г. чиновники Оренбургского губернского правления предлагали создать в Петербурге Высшее духовное собрание в лице коллегию ахунов, имеющей право апелляционного суда по вопросам церковного права. Уже в начале XIX века мусульманская элита и ряд чиновников понимали потребность увеличения автономии духовных властей, наличия строгой централизации духовной власти и соответствия структур духовных органов административно-территориальному устройству России. Все эти проекты не были реализованы, и практически единственным механизмом контроля со стороны ОМДС было временное изъятие указа или лишение его [15].

Если за противником жестко не стояли же губернские власти, то М. Хусаин смещал его. Так наиболее серьезной попыткой противостояния политике централизации ОМДС стала деятельность имама деревни Ура Казанской губернии Хабибуллы б. Хусаина аль-Уруви. Мулла Хабибулла, учился в Бухаре и Кабуле вместе с будущим муфтием М. Хусаином, получил в Кабуле титул шейха от Фаизхана б. Хозырхана. Он развернул свою деятельность главным образом среди мишар Нижегородчины, где приобрел много шакирдов и мюридов. Благодаря поддержке губернских властей ему удалось занять ключевой пост имама мечети на Макарьевской ярмарке, которая тогда была основным торговым центром татарского мира [16]. При этом он сместил с данного поста назначенца муфтия М. Хусаина и своего брата. В это время имамы Ярмарочной мечети ежегодно назначались из числа лояльных муфтию имамов других регионов. Это было мощным финансовым подспорьем как для имамов, так и самого муфтия. Нижегородские же власти и мусульмане предпочитали иметь стабильного имама. В 1804 г. Хабибулла отправился в Петербург, где добивался создания самостоятельных духовных правлений в Пензенской, Саратовской, Симбирской и Казанской губерниях. Саратовское губернское правление предлагало вариант создания такого рода Собрания при условии его номинального подчинения ОМДС. Штаты его правления фактически были аналогичны штатам ОМДС, причем предполагалось введение сана муфтия. Отличие состояло в том, что правление должно было финансироваться за счет самих мусульман. В 1813 г. казанский губернатор добился от князя А. Н. Голицына поддержки Х. Хусаина [17].

Если Оренбургское и Казанское губернские правления совместно стремились ограничить контроль М. Хусаина за кадрами на местах, то после его смерти они вступили в конфронтацию по поводу назначения будущего муфтия. М. Хусаин скончался 17 июля 1824 г., через три месяца после отставки А. Н. Голицына, в результате чего был изменен статус Министерства духовных дел и народного просвещения. 132 й параграф закона о министерстве гласил, что «муфтии избираются по-прежнему магометанами» [18]. С сентября 1825 г. казанские имамы и купцы при поддержке вице-губернатора Жилькина предложили кандидатуру нового старшего ахуна Казани, имама 5 й мечети Габдесаттара, родного брата покойного Сагита б. Ахмета (Сагитова). Эти сведения были известны и Ш. Марджани в 1880 е гг. [19] Однако на закате своего царствования император Александр I не стремился к выборам и предложил оренбургскому губернатору представить свою кандидатуру. Им и стал Г. Габдрахимов, назначенный Указом императора Александра I 30 сентября 1825 г.

После смерти Г. Габдрахимова в 1840 г. Оренбургское губернское правление не выдвинуло кандидатов, выступило против попытки ряда имамов выдвинуть кандидатом ахуна д. Туркеево Белебеевского уезда Оренбургской губернии Габдельхалика Ахтямова [20]. В итоге решение было принято в Петербурге.

После смерти муфтия Г. Сулейманова в 1862 г. вновь возникает проект выборов муфтия ОМДС. Теперь в 1862–1864 гг. центром общественной активности выступает новый экономический центр татарской буржуазии — Нижегородская ярмарка. Здесь в качестве кандидата называется ахун Стерлитамака Камалетдин б. Шарафетлин (Ногаев). Свою кандидатуру выдвинули и мусульмане столицы. Проект выборов в 1863 г. поддержал и исполняющий должность оренбургского гражданского губернатора Г. С. Аксаков. Он предлагал избрание делегатов от имамов и муэдзинов, потомственных дворян, купцов 1 й гильдии, потомственных почетных граждан и выпускников вузов и средних учебных заведений. Съезд должен был избрать трех кандидатов на должность муфтия. Эту идею поддержали по сути казанский и самарский губернаторы. По проекту професcора Санкт-Петербургcкого университета А. Казем-бека состоявшийся в Уфе съезд должен был избрать трех кандидатов в муфтии. Окончательный выбор принадлежал Министерству внутренних дел. Таким образом, проект был синтезом идей славянофилов о Земском соборе (С. Г. Аксаков был сыном одного из лидеров славянофилов С. Т. Аксакова [21]), идеи Великих реформ 1860–1870 х гг. о выборе правительством из трех избранных общественностью кандидатур и идеи о выборности главы миллета. Все эти принципы самоуправления, вероятно, были созвучны «оттепели» рубежа 1850–1860 х гг., но контрастировали с обстановкой, сложившейся после пожаров в Санкт-Петербурге, ареста Н. Г. Чернышевского в 1862 г. и польского восстания 1863–1864 гг. Не случайно, что в 1864 г. оренбургский и самарский генерал-губернатор генерал от артиллерии А. П. Безак ограничился выбором из трех кандидатур, рекомендованных ему местной администрацией. Генерал-губернатор в это время занимался в это время не вопросами самоуправления, а участвовал в разработке планов присоединения Средней Азии к России. Именно А. П. Безак предложил кандидатуру С.-Г. Тевкелева [22]. Оба они участвовали в русско-турецкой войне 1828–1829 гг. и в подавлении польского восстания 1831 г. [23] Вероятно, свою роль сыграли и родовые и личные связи и поездки кандидата, в том числе для встреч с А. Казем-беком.

После смерти самого С.-Г. Тевкелева в 1885 г. с требованием об избрании муфтия выступили как жители двух интеллектуальных столиц татар: Казани и Каргалы, так и татарские купцы на Нижегородской ярмарке. М. Султанов в итоге был утвержден в 1886 г. центральным МВД по представлению губернских властей [24]. С 1889 г. казыи и кандидаты стали утверждаться МВД по представлению муфтия. Требование знания русского языка повысило роль казыев в отношениях с администрацией и в аппаратной деятельности [25].

10–15 апреля 1905 г. в Уфе при Духовном собрании под председательством муфтия М. Султанова прошло заседание «Улама жэмгыяте» («Общества улемов») [26]. Совещание было созвано по указанию председателя Кабинета министров Сергея Витте для составления официального доклада, касающегося проблемы мусульманской общины. Первым докладчиком был муфтий ОМДС М. Султанов. В окончательном проекте ОМДС предусматривалась трехуровневая система управления:

1. «Приходское» духовное управление во главе со старшим в приходе имамом. Управления приходских имамов должно обеспечивать монопольный контроль над общественной жизнью махаллей. Имамы избирались бы всем населением прихода (с. 3).

2. Вилаят меджлисе — окружное управление ахунов, в которое входили бы около 100 приходов. Он состоит из трех членов казый (председатель) и два члена из хатыбов и мударрисов (ст. 7).

3. Само Духовное собрание — Центральное правление (Мэркез идарэ), состоящее из муфтия и шести казыев (ст. 51).

На съезде округа ОМДС избирались бы три кандидата, из которых императором утверждался один муфтий (ст. 50) [27].

Пиком мусульманского политического движения в 1905–1907 гг. является III Всероссийский мусульманский съезд, состоявшийся 16–21 августа 1906 г. в Нижнем Новгороде. Духовную комиссию возглавил Галимджан Баруди. По программе реформы управления духовными делами в России создавались пять Махкама-и Исламия (Мусульманских собраний), включая двое на Кавказе, Оренбургское, Таврическое и Туркестанское. Им передавались все религиозные дела мусульман, включая контроль над медресе, мечетями и вакфами, утверждение духовных лиц и судопроизводство по вопросам никаха, талака и мираса. Средний уровень (то есть уровень ахунов) должны были составлять губернские и уездные меджлисы духовенства. Главой мусульман России избирался Раис-уль-Улама, имеющий право личного доклада императору. Все духовенство избиралось только мусульманами. Рекомендация Гаспринского провозгласить Раис-уль-Улама Галимджана Баруди обозначала открытый разрыв с системой официального религиозного устройства. Однако татарское духовенство, поддержанное буржуазией, было уже принципиально готово к переходу к религиозной автономии [28].

Проблема реформы религиозных учреждений также сохраняла свою актуальность для татарского общественного движения и после революции 1905–1907 гг. 15–25 июня 1914 г. в Петербурге состоялся IV Всероссийский мусульманский съезд. Основной акцент съезд сделал на реформе духовных собраний, включая создание новых в Туркестане и на Северном Кавказе. В качестве проекта были выработаны «Положения об управлении духовными делами мусульман Российской империи». По нему предусматривалась четырехуровневая система управления, близкая к закавказской:

1) приходское духовенство;

2) уездные кади;

3) губернские и областные меджлисы;

3) Духовное правление.

Мусульмане сами избирают муфтиев и шейх-уль-Ислама на 5 лет. Причем население избирает трех кандидатов, один из которых утверждается по представлению министра внутренних дел императором. Это повторяет окончательный проект, поданный ОМДС по результатам Голяма жэмгыяте апреля 1905 г. (ст. 50) [29]. Таким образом, российские мусульмане до Февральской революции 1917 г. выступали преимущественно за соблюдение принципа «двух ключей», то есть за избрание кандидатов на должность муфтия мусульманами округа ОМС и утверждение одной из трех кандидатур императором. В условиях самодержавного государства такая совместная (дуалистическая) компетенция, вероятно, являлась наиболее адекватным вариантом решения проблемы. Она обеспечивала легитимность муфтия как в глазах уммы, так и верховной власти. Однако, даже несмотря на закрепление данного принципа в законодательстве, такие выборы на практике так и не состоялись…


[1] Ташкин С.Ф. Инородцы Приволжско-Приуральского края и Сибири по материалам Екатерининской законодательной комиссии. — Казань, 1922. — С. 130.

[2] Кулбахтин И.Н., Кулбахтин Н.М. Наказы народов Башкортостана в Уложенную комиссию 1767–1768 гг. — Уфа: Китап, 2005. — С. 92–93.

[3] Там же. С. 114.

[4] Там же. С. 207–208.

[5] Там же, С. 250.

[6] Там же. С. 254.

[7] Там же. С. 259.

[8] См. наказ башкир Исетской провинции и близкий ему башкир Уфимской провинции. Там же. С. 93, 114.

[9] См. наказ башкир Уфимской провинции. Там же. С. 92–94.

[10] ПСЗРИ. I. Т. 22. № 1670, 1671. C. 1107–1108.

[11] Хабутдинов А. Хусаинов М. // Ислам на европейском Востоке. Энциклопедический словарь. — Казань, 2004. — С. 358–359.

[12] См. Указ Сенатский 17 августа 1793 г. ПСЗРИ. I. Т. 23. C. 452–454. № 17146.

[13] Арапов Д.Ю. Россия и мусульманский мир. — М., 2006. — С. 35.

[14] Арапов Д.Ю. Россия и мусульманский мир. — М., 2006. — С. 45.

[15] Азаматов Д.Д. Оренбургское магометанское духовное собрание в конце XVIII— XIXвв. — Уфа: Гилем, 1999. — С. 33; Марджани Ш.Аль-кыйсме ас-сани мин китаби мустафад аль-ахбар фи ахвали Казан ва Болгар. — Казань, 1900. — С. 168–175.

[16] Хабутдинов А. Имамы Ярмарочной мечети // Мадина. — 2005. — № 6 (9). — С. 14.

[17] Фахретдин Р. Асар. — Т. 1.— Казань: Рухият, 2005. — С. 290.

[18] Азаматов Д.Д. Оренбургское магометанское духовное собрание в конце XVIII — XIX вв. — Уфа: Гилем, 1999. — С. 48–49.

[19] Марджани Ш. Аль-кыйсме ас-сани мин китаби мустафад аль-ахбар фи ахвали Казан ва Болгар. —Казань, 1900. — С. 298.

[20] Отец Абуссугуда Ахтямова и дед Ибниамина и Ибрагима Ахтямовых.

[21] См. Кускильдин Д.Г. Аксаков Г.С. // Башкирская энциклопедия. — Т. 1. — Уфа, 2005. — С. 98; Иванова Г.О. Аксаков С. Т. Там же. 99.

[22] Азаматов Д.Д. Оренбургское магометанское духовное собрание в конце XVIII — XIX вв. — Уфа: Гилем, 1999. — С. 56–60.

[23] Хабутдинов А. Тевкелев С.-Г. // Ислам на европейском Востоке. Энциклопедический словарь. — Казань, 2004. — С. 321–322; Семенов В.Г., Семенов В.П. Безак. // Башкирская энциклопедия. — Т. 1. — Уфа, 2005. — С. 401.

[24] Азаматов Д.Д. Оренбургское магометанское духовное собрание в конце XVIII — XIX вв. — Уфа: Гилем, 1999. — С. 60–61.

[25] Хабутдинов А. Духовное Управление мусульман между реформами и революциями (1862—1917) // Минарет. —2005. — № 1. — С. 20–24.

[26] Улем – мусульманский ученый-богослов

[27] Биги М. Ислахат асалары.—Пг., 1917—С. 41-42.

[28] 1906 сэнэ 16—21 августта ижтимаг итмеш Русия Муселманнарынын нэдвэсе. — Казань, 1906. — С. 65-68.

[29] Арапов Д.Ю., Ларина Е.И. С. Г. Рыбаков и его «Обзор» организации духовной жизни мусульман России (апрель 1917). — М, 2006.— С. 31–36; Терегулов И. Очерки революции и общественного движения мусульман России, 1926. — С. 49. — ОРРК НБЛ КГУ. 3881; Миллет. — 1914. — 21 августа.



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.