Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Мухаррик аль-афкар /Г.Ф. Фаизханов/
07.05.2009

Габделгаллям Фәезханов

 

Мухаррик аль-афкар

Двигатель мыслей


Исследование состояния знания, образования, ремесла и предпринимательства у татар России.

Цензурою дозволено. Казань, февраля 13 дня 1893 г.

 

КАЗАНЬ

Типо-литография императорского университета

1893 г.

 

Бисмилля / Во имя Аллаха

Сегодня все мусульмане, проживающие на территории Казани, Нижнего Новгорода, Рязани, Тамбова, Пензы, Симбирска, Самары, Саратова, Астрахани, Оренбурга, Уфы, Перми, Вятки, и все правоверные, живущие в Крыму, Казахстане, Сибири, а также местное население Самарканда, Хивы, Коканда, Ташкента, Туркестана и половина мусульман Кавказа — все эти перечисленные народы одной крови и одного племени, дети одного тюркского предка.

По воле судеб и с течением времени в некоторых словах их языков возникли отличия, но несмотря на это, их подлинный родной язык — тюркский, и стоит им немного поговорить друг с другом, они быстро понимают смысл слов и могут общаться без переводчиков и толмачей.

Исконная родина нашего общего тюркского предка находится на востоке Туркестана, но век от века количество соплеменников увеличивалось, они, разделившись на много племен и родов, живут в перечисленных областях.

Сейчас насчитывается 12 миллионов мусульман-тюрков, подданных России, и их численность превышает половину тюрков Османской империи.

Мусульман, живущих в перечисленных тринадцати областях Поволжья, в Крыму, Сибири и на Кавказе, называют татарскими тюрками, мусульман Самарканда, Хивы, Ташкента, Туркестана, Ферганы — узбекскими, чагатайскими, кипчакскими, туркменскими тюрками, мусульман Казахстана — киргизскими тюрками.

В этой нашей книге мы решили, не рассматривая состояние всех упомянутых тюрков, изложить в десяти главах современный уровень знания, образования, жизни, предпринимательства мусульман тюрко-татар Поволжья и Сибири.

 

1

Существует много уровней и видов знания и образования, а также способов их получения и преподавания, однако среди наших татар-мусульман в мектебах муаллимы занимаются только тем, что учат детей читать и писать по тюркски, учат их исламскому вероубеждению и религиозным нормам, также учат читать на арабском языке книги Хафтияк (1/7 часть Корана), Коран и посвященную вопросам молитвы книгу «Та‘аллум ас-салат».

А мударрисы заняты тем, что учат муаллимов, необходимых для обучения детей, и шакирдов, которые становятся имамами и муллами в деревнях.

Мударрисы обучают шакирдов: в первые три года преподают им морфологию и синтаксис арабского языка, в последующие три года — логику, акиду и догматическое богословие (калам), с седьмого по десятый год — фикх (мусульманское право — прим. ред.), основы фикха, тафсир (комментарии к Корану — прим. ред.) Корана, хадисы (изречения Пророка Мухаммада — прим. ред.) Пророка и теологию.

Шакирды, у которых есть желание и способность учиться, в течение этих десяти лет получают некоторое количество знаний по упомянутым предметам и становятся пригодными занять место хальфы, имама, даже мударриса.

Во многих наших деревенских мектебах учатся 40–50 детей, в таких городах как Казань, Чистополь, Оренбург, Астрахань, Троицк, Тюмень, Стерлитамак, Каргала, Буинск, Касимов, а также в некоторых больших деревнях есть медресе, в которых обучается от 50 до 100 шакирдов. Поэтому наши татары-мусульмане среди всех мусульман России занимают первое место по умению читать и писать на родном языке.

Если среди купцов Бухары, Самарканда, Хивы, Коканда, Ташкента четверо из десяти умеют читать и писать, то среди наших татар-мусульман восемь из десяти купцов умеют читать и писать. То есть умеющих читать и писать среди татарских купцов 80 %, а среди купцов Туркестана только 40 %.

Таким образом, учитывая разницу между нашим народом и туркестанскими мусульманами, грамотность нашего народа должна быть вдвое выше, чем грамотность туркестан-ских мусульман. То есть, если взять все слои нашего народа и посчитать, то количество грамотных должно быть примерно 16 человек из 100, а среди туркестанских-мусульман — только 8.

Наши татарские мектебы и медресе, также мектебы и медресе других мусульман России не просят для обучения детей финансирования и помощи от государства, они строятся и действуют только благодаря стараниям и энергии наших ученых, купцов и богатых людей. В этом отношении наш народ оставил далеко позади других тюрков России. Если бы обучение и преподавание в наших мектебах и медресе основывались на новом методе, если бы все хальфы и мударрисы учили по книгам, определенным Научным исламским обществом, то в течение двадцати пяти лет грамотность среди нашего народа увеличилась бы с 16 до 30 %.

Исламское научное общество можно организовать следующим образом: раз в год, в начале лета или осенью, приглашать в Уфу в Духовное управление мударрисов, хорошо понимающих и разбирающихся в старом и новом методе преподавания, по одному из каждой губернии, где много мусульман, например Казани, Уфы, Оренбурга, Астрахани, Сибири. Они в присутствии муфтия и трех казыев будут выяснять, какие предметы и по каким книгам необходимо преподавать в мектебах и медресе, и, исходя из их решения, подчиненного общему интересу, будут рассылаться уведомления, извещения во все города и деревни, в которых есть мектебы и медресе. Если мусульманское Духовное управление старательно будет придерживаться утвержденного исламским научным общества метода, полностью, как положено, объяснит пользу хальфам и мударрисам, призовет проповедью и наставлениями преподавать по этому методу, то ни один настоящий и беспристрастный религиозный благочестивый и патриот из числа хальфов или мударрисов не откажется, охотно, с удовольствием примет это. После этого каждый новый хальфа и мударрис, избранный и определенный для преподавания в мектебах и медресе, когда приходит на экзамен в упомянутое управление для исполнения нового метода преподавания, должен экзаменоваться по теме знания правил и порядка. Если государству будет необходимо узнать, сколько шакирдов учатся в мектебах и медресе, и какие предметы они изучают, то вместо того, чтобы собирать эти сведения непосредственно в каждом мектебе и медресе, и для мусульман, и для Министерства просвещения было бы очень удобно и просто получать их в Духовном управлении. При необходимости, нужно к казыям добавить одного образованного человека из числа мусульман, получивших знания в области и мусульманских и «русских» наук, определив его для ведения дел, связанных с образованием. Уделяя внимание проблемам преподавания и образования, конечно, невозможно ждать прогресса в новом методе от народных масс, поскольку у простого народа нет ни знания, ни богатства.

Теперь что касается ученых, купцов и богатых людей. Ученые своими знаниями и образованностью должны определить порядок преподавания и обучения, отбросить из своих сердец взаимную вражду и зависть, советуясь на общих собраниях для общего блага и истины, как распространять среди народа понимание и знание и устно, и письменно, стараться привлечь к этому новому методу обучения и преподавания тех мударрисов, кто является сторонником старого метода. Среди богатых людей владельцам земли, воды и леса, а из числа предпринимателей купцам нужно заниматься благотворительностью, например, завещать вакуфы для содержания мектебов и медресе, для преподавания по новому методу каждый по мере сил должен строить школы, и в этих школах необходимо стараться назначать знающих, честных и усердных мударрисов, давая им обязательные милостыни, такие как закят и ‘ушр, в той степени, чтобы обеспечить их основные потребности.

Одним словом, в этом вопросе ученые и интеллигенция, купцы и богатые люди должны быть едины и направляться к одной цели — новому методу обучения и преподавания.

 

2

Из написанного в начале первой главы можно было понять, что мы довольны результатами деятельности наших мектебов и медресе сегодня, однако это состояние удовлетворительно только в сравнении со старыми временами и туркестанскими мусульманами, на самом деле наши мектебы и медресе намного отстают от школ современных образованных народов.

Не будет обманом, если мы скажем, что беспорядок наших мектебов медресе, глупость, беспечность и невнимательность наших мударрисов перешли все границы. Совершенно никто из наших соплеменников не спрашивает у них: «Уважаемые мударрисы, по каким книгам вы учите детей, шакирдов? Сколько из них учится отлично и хорошо, сколько учится плохо и сколько — средне?». Удивительно, неужели наши мударрисы достигли такой степени, что «с них не спрашивают, что они делают»? Некоторые из известных мударрисов никак не отказываются от стремления считать каждый себя «величайшим имамом» и придумывать себе свой мазхаб, однако, когда дело касается проблем преподавания и обучения шакирдов, они не приемлют никаких новых порядков, выходящих за рамки старых методов. В больших медресе чаще всего у мударриса бывает 60 шакирдов. Для обучения этих шестидесяти шакирдов бывает только один мударрис. Обычно мударрис дает уроки с сентября по май, то есть в течение девяти месяцев. Многие мударрисы приходят в медресе один раз в день и преподают по какой-нибудь из книг самое большее два часа. За эти два часа не все шестьдесят шакирдов, а только четверть, то есть пятнадцать человек, могут извлечь пользу из урока. Соответственно, каждый шакирд не ежедневно получает урок от мударриса, а раз в четыре дня, то есть шесть раз в месяц, 54–60 раз в течение учебного года. Если эти шестьдесят уроков разделить на четыре учебных предмета, то получается, что несчастный шакирд в течение года получает только пятнадцать уроков по каждой из наук. Если спросить любого прилежного шакирда, то, может, он получает и меньше отмеченного нами, но точно не больше. Конечно, среди этих шестидесяти шакирдов 4–5 человек называются хальфами, и ежедневно преподают более молодым шакирдам какой-нибудь урок. Однако шакирды, уже читающие книгу «Мулла Джалял», таузихханы (читающие (самостоятельно) «Таузих») не посещают подобные уроки и остаются с шестьюдесятью уроками в год. Шакирдам младших классов мударрисы и хальфы в общей сложности преподают около ста двадцати уроков в год. Такой объем обучения очень мал для шакирдов. Поэтому в медресе, в которых обучение ведется по новому методу, мударрисы, например, преподают четыре часа уроков в день, и каждый шакирд получает ежедневно по одному уроку по четырем наукам, следовательно, каждый шакирд получает четыре урока в день. Есть разница в знаниях и понимании уроков между шакирдами нового метода и шакирдами старого метода? Например, среди шестидесяти шакирдов, обучающихся по старому методу, двадцать понимают и знают, а сорок учатся, не зная и не понимая. А среди шакирдов, учащихся по новому методу, сорок пять из шестидесяти понимают и знают, и только максимум пятнадцать учатся плохо. Таким образом, четверть шакирдов, обучающихся по старому методу, обладают знаниями, а три четверти не знают и не понимают. Однако среди шакирдов нового метода три четверти знают и понимают, и только одна треть учится неудовлетворительно.

Помимо упомянутых упущений у мударрисов есть еще один недостаток: они не определяют совместно путем совещаний с учетом общего блага наиболее полезные и эффективные учебники для обучения шакирдов. На протяжении трех–четырех веков наши мударрисы дают шакирдам уроки по одной науке с помощью трех-четырех книг, одинаковых по смыслу и изложению. Например, по проблемам фикха вопросы, которые есть в одной из книг «Хидая», «Шарх аль-Викая», «Мухтасар аль-Викая», есть и в других. Почему бы шакирдам не довольствоваться более легкой в изложении и подробной книгой «Хидая», вместо того, чтобы читать все три. Так же, если какая-либо проблема освещена в одной из книг по логике «Шамсия», «Тахзиб аль-мантик», «Суллам аль-улум», то в остальных она тоже есть. Почему бы шакирдам не ограничиться более легкой для понимания книгой «Шамсия», вместо того, чтобы читать все три. Если даже в книгах «Тахзиб аль-мантик» и «Суллам аль-улум» рассматривается большее число проблем, то они не являются логическими, а относятся, скорее, к теологии. Мало того, что изучаются три книги вместо одной, так ведь к каждой из них написаны по два или три комментария, и на них тоже тратится время.

Занимаясь подобными ненужными и излишними делами, наши шакирды лишаются возможности изучения даже таких необходимых предметов, как тафсир и хадисы.

Если целью обучения является знание и понимание предмета, и если этой цели можно коротким путем быстро достичь с помощью нового метода преподавания, то почему мы не отбрасываем старый метод, предпочтя ему новый? Если мударрисы старого метода считают неприемлемым или просто ленятся действовать согласно словам «учись от колыбели до могилы», пусть они посылают одного–двух способных шакирдов на два–три года в какой-нибудь из городов, где возможно обучаться по новому методу, или пусть найдут хорошего хальфу, который мог бы преподавать по-новому. В обоих случаях, пусть сами внешне кажутся мударрисами, но негласно, скрытно передадут вопросы обучения другим. Но сами, по прежним своим обычаям, если хотят, пусть идут в медресе, если не хотят, пусть не идут, ходят туда-сюда, и получают определенную плату.

 

3

Очевидно, что население махалли и Духовное управление влияют как на развитие знаний и просвещения среди нашего народа, так и на их регресс. Если члены махалли будут выбирать шакирдов, должных стать имамами и мударрисами, не поддаваясь желаниям и капризам, а в соответствии с их знаниями, образованием и честностью, также, если Духовное управление будет более строго экзаменовать шакирдов на должность имамов и мударрисов, поставив условием более обширные и хорошие знания, и, не приняв экзамен у тех, кто не обладает достаточными знаниями, будет отправлять их обратно, то, несомненно, те шакирды, которые хотят стать имамами и мударрисами, будут учитывать эти обстоятельства и будут стараться более усердно учиться, не теряя своего времени. Однако члены махалли, как в деревнях, так и в городах, в большинстве случаев не смотрят на знания шакирдов, а подчиняются мнению некоторых влиятельных соплеменников. Во-первых, их влияние связано с тем, что они могут быть имамами либо мударрисами в этой махалле. Например, чтобы сын имама или мударриса после смерти отца не остался без хлеба с солью и милостыни, отец, пока жив, старается склонить членов махалли выбрать сына на должность имама или мударриса, либо сделать его своим помощником, даже если он этого не заслуживает. Другие шакирды, претендующие на эти должности, даже если они будут выдающимися учеными своего времени, не могут получить эти должности. В этом отношении как старый хазрат, так и члены махалли идут против истины, по пути притеснения и несправедливости. Так как, поскольку имамами и мударрисами по праву должны быть ученые шакирды, те, кто отдают эти должности не им, а не имеющим на это права невеждам, считаются несправедливыми притеснителями.

Во-вторых, влиятельными в махалле бывают богатые люди. Глаза разума богачей махалли в большинстве случаев бывают закрыты, они не смотрят на знания и достоинства выбираемых имамов и мударрисов, а стараются, чтобы люди выбрали кого-нибудь из числа их родственников или друзей и близких, чаще всего недостойного и не по праву.

В действительности, люди, стремящиеся выбрать на должности имама и мударриса недостойных людей, будь они из числа духовенства, или богачей, или остальных членов махалли, не только совершают несправедливость и насилие над людьми, достойными должностей имама и мударриса, но и, что более важно, усиливают и поддерживают враждебные счастью в обоих мирах невежество и несправедливость, тем самым нанося вред молодому поколению нашего народа. Выборы имама или мударриса – это не то же самое, что выборы сотника. Должность мударриса считается очень важной, и авторитет мударрисов, согласно словам (Пророка) «Преимущество ученого над простым поклоняющимся подобно моему превосходству над уммой», намного выше, чем значение ишанов, которые не учат детей, не преподают шакирдам, а только совершают зикр, склонив головы. Если сыновья ишана или мударриса не способны исполнять обязанности мударриса, их не надо выбирать, необходимо выбрать вместо них пусть даже сыновей пастухов, если они достойны, имеют знания и образование.

Не надо думать, что мольба (ду‘а) какого-то хазрата повредит, ду‘а рук, поднятых против истины, никогда не будет принята. Сейчас у нас количество шакирдов в медресе превышает число, необходимое для должностей имамов и мударрисов. Когда на эти должности выбирается шакирд, то кроме него остается еще один, а иногда и двое, что свидетельствует о том, что число шакирдов больше числа мест имамов и мударрисов. Предположим, что народ махалли не нашел никакого ученого человека, помимо недостаточно знающих сыновей ишана или мударриса, если они обратятся с этим вопросом в Духовное управление, то, конечно, надо думать, оно не откажется найти человека, достойного занять эту должность.

Если бы Духовное управление по возможности само показывало, какие предметы нужно преподавать шакирдам в медресе, и приучило в конце года, то есть в мае, мударрисов экзаменовать своих шакирдов по этим наукам, выяснять количество шакирдов, учащихся хорошо, средне и плохо, после чего отправлять результаты этих экзаменов в само Духовное управление, то большинство мударрисов, особенно более ученые из них, приложили бы все свое старание и добровольно восприняли бы это. И другие, более слабые мударрисы не стали бы критиковать.

В общем, оставлять сегодняшних мударрисов без наблюдателя, инспектора очень вредно для состояния преподавания и обучения. Вероятно, необходимо назначить над ними какого-нибудь надзирающего человека, который постоянно проверял бы качество преподавания и обучения мударрисов. То есть в обязанности таких инспекторов входило бы следить, выполняет ли мударрис свои обязанности полностью, как положено, преподает ли он уроки ежедневно в том количестве и по тем книгам, которые определены Духовным управлением. Также инспектор должен был бы сообщать в Духовное управление, если мударрис сделает что-либо, противоречащее установленным правилам.

 

4

Чтобы хорошо жить на свете, каждый народ, живущий на земле, мусульмане или не мусульмане, вместе с религиозными науками должен изучать и светские науки. На протяжении уже 4–5 веков мусульмане отстают в благоустройстве жизни от христиан, и это является результатом того, что мусульмане не стремятся изучать светские науки. Поэтому необходимо строительство светских медресе для изучения нашим народом светских наук. Сначала нужно построить одно медресе в Казани, одно в Оренбурге и одно в Сибири. Для строительства каждого из этих медресе необходимо собрать по шестьдесят тысяч рублей. Одна треть от этих шестидесяти тысяч, то есть двадцать тысяч рублей, будет потрачена на место и здание, на остальные две трети, то есть сорок тысяч рублей, нужно купить плодородные земли у башкир, или какое-либо имущество в городах, например, дома, лавки и магазины, сделав их вакуфным имуществом этих медресе. Ежегодный урожай и прибыль можно было бы тратить на содержание шакирдов, мударрисов и медресе. Будет ли это земля, или дом и магазин, нужно покупать то, что будет прибыльнее. Урожай с башкирских земель может в первые годы быть маленьким, однако через десять лет урожай увеличится вдвое, а может и больше, это каждому понятно. Для вакфа лучше приобретать землю, чем другое имущество. Поскольку цена земли год от года увеличивается. Аренда одной десятины башкирской земли для одного посева не будет всегда оставаться в размере одного рубля, как сейчас. Каждому известно, с каждым годом население увеличивается и переезжает из областей с малым количеством земли в области, где земли много. Для четырех–пяти богатых людей сложно дать шестьдесят тысяч, но для сотни богачей, которые есть в каждой губернии, несложно собрать такую сумму. Но для этого нужно определить трех–четырех уполномоченных людей из числа богатых, которые смогли бы довести дело до конца, вкладывая деньги по мере их сбора в один из надежных банков. После того как деньги будут полностью собраны, необходимо, чтобы люди, давшие деньги, назначили еще несколько уполномоченных честных людей для строительства медресе и приобретения земель. В этих медресе можно разделить шакирдов на пять классов по десять человек, эти пятьдесят шакирдов будут жить в медресе, и еще по десять человек могли бы приходить учиться. Таким образом, можно довести общее число шакирдов, и живущих в медресе, и приходящих, до ста человек. Если вакф медресе не будет достаточен для обеспечения всех шакирдов, нужно будет как у приходящих шакирдов, брать и у проживающих в медресе деньги, необходимые для их проживания. Если с течением времени прибыль от вакуфного имущества, и имущества, завещанного медресе, станет возрастать, тогда можно будет брать с шакирдов меньше. В этих медресе должны изучаться, помимо нашего тюркского и арабского языков, морфология и синтаксис русского и одного из европейских языков, а также такие полезные науки, как математика, общая история, география, естествознание. В подобные медресе даже можно будет брать после экзамена способных шакирдов наших сегодняшних религиозных медресе, поскольку если шакирды наших религиозных медресе помимо знания религиозных наук будут изучать и вышеперечисленные предметы, будет замечательно. В зависимости от того, какие науки будет решено преподавать в светских медресе, для подготовки преподавателей по этим наукам нужно будет отправить трех–четырех наиболее способных и понимающих шакирдов наших религиозных медресе на три–четыре года в иностранные или русские школы.

Если не будет сделано так, то можно сначала в течение 4–5 лет определить шакирдам учителя, если найдется, то мусульманина, если не найдется, то русского или иностранца, а через четыре–пять заменить русского или иностранца на должности учителя, выбрав среди шакирдов наиболее знающих и образованных.

Если ввиду отсутствия у нашего народа единства и национального мужества, мы не сможем создать новые медресе, то необходимо, чтобы наши молодые люди, оставив беззаботность, порождающую бедность и несчастье, начали изучать светские науки, для чего им надо изучать такие полезные для жизни предметы, как земледелие, промышленность, медицину, пусть даже в русских школах. Мусульманских парней, отучившихся в университетах и гимназиях совсем не заметно, в развитии литературы и мысли татар-мусульман не видно их трудов, это происходит, потому что их очень мало, и большинство из них не читает нашу литературу, а кто читал, тот читал мало.

А ведь, если бы наши мусульмане, обучающиеся в российских медресе, хотя бы в общих чертах были знакомы со своей литературой или если бы знали свой родной язык в той мере, чтобы правильно читать и писать без ошибок, вероятно, не было бы некоторых печальных вещей.

 

5

Литература и издательство среди нашего народа за последние десять лет проснулись от сна, и началось какое-то движение, однако скорость этого процесса, по сравнению с народами Европы, ничтожно мала. Не будет преувеличением сказать, что это похоже на сравнение скорости хорошего коня и жабы. Этот процесс связан не только с выходцами из религиозных медресе, но и с теми, кто после религиозных медресе учился в российских школах, или теми, кто накопил новые знания, мысли, информацию из книг русских и османских писателей. Например, это такие слуги нации, как Гатаулла Баязитов, Габдулкаюм Насыри, Галимджан Баруди, Хасан-Гата Мухаммади, Ризауддин Аниси, Захир Биги, Маулякай Тубыли, Муса Акъегет, Фасихуддин Апаки, Шакирджан Тахири, Хади Атласи. У этих людей уровень и направление мысли различаются, но, как говорят, какова махалля, таков мулла, и у каждого из них находится свой читатель.

Книга Гатауллы эфенди «Пророк Мухаммад и опровержение Эрнста Ренана», и другие его сочинения показывают его высокую способность разбираться в религиозных и светских делах и свидетельствуют о том, что он не уступает европейским писателям. Но человеку с таким литературным талантом надо писать больше, особенно уделяя внимание тому, в чем же нуждается наш народ для улучшения жизни.

Габделкаюм эфенди первый из наших писателей и издателей. Помимо ежегодного календаря у него есть около двадцати книг, как собственного сочинения, так и переводных, по истории, географии, математике, собрания шуток и другие. Каждая из его книг написана на понятном казанским мусульманам языке, и немало людей хотят их прочесть.

Галимджан эфенди начал писательскую и издательскую деятельность только 4–5 лет назад, и его деятельность по составлению учебников, сообразных современности, очень необходима. Поскольку от установления методов преподавания зависит, будет ли знание и просвещение народа прогрессировать или будет отставать.

Если начатые им дела будут доведены до конца, то в этом веке наш народ выберет новый метод образования.

Хасан-Гата эфенди и Ризауддин эфенди имеют способности и стремление к писательству, у них есть несколько книг, как переводных, так и оригинальных. Однако в сочинении Хасан-Гаты «Хиласат аль-баян» некоторые оды и элегии написаны слишком преувеличенно, кажется, что иногда его перо теряет независимость и следует по пути желаний некоторых людей, попадая в плен.

Захир эфенди /Бигиев/ и Муса эфенди /Акъегет/ оба являются первыми авторами романа среди нашего народа. Их сочинения приняты всеми слоями нашего общества, намного превосходят всякие книги, описывающие достоинства молитв и легенды о богатырях, и заняли их место.

Фасихуддин эфенди написал книгу «Аль-ислам ва асаруху ли-ль-инам» о достижениях, изобретениях, уровне наук и образования мусульман в прежние благословенные времена. Эта книга — прекрасное сочинение, привлекшее всеобщее внимание. Пусть Аллах сделает легким ее издание.

Шакирджан эфенди написал азбуку — книгу для обучения детей тюркскому и арабскому языкам на основе нового метода. Эта книга является несравненным и подробным сочинением, как для детей, так и для учителей.

Сочинения меллы Маулякая в большинстве посвящены преданиям о богатырях, содержат немного наставлений, притч, также содержат описания нравов и обычаев казахов и киргиз; они нашли несколько тысяч читателей среди мусульман татар и казахов. У него более десяти книг, написанных на казахском наречии тюркского языка, они показывают его способности к стихосложению.

Хади эфенди /Максуди/, будучи сторонником нового метода, написал книгу «Му‘аллим аввал» для детей, начинающих обучение, это сочинение несомненно должно быть принято для детей.

 

6

Наши татарские мусульмане в понимании и мышлении не отстают от других народов России, однако в земледелии остались позади не только русского народа, ни и таких слабых соседних народов, как чуваши и марийцы. Например, если вы будете проезжать мимо засеянных полей, то увидите, что у нас они хуже, чем у других народов.

Если старые земли не будут удобряться, не будут возделываться, как это требуется, если семена не будут вовремя сеяться, то почему же наши посевы не должны быть плохими? Однако большая часть земель в тех областях, где живет наш народ, пригодна для возделывания, и удовлетворение наших жизненных потребностей связана с земледелием. Таким образом, основные жизненные потребности нашего народа не могут быть удовлетворены без земледелия, с помощью каких-то других занятий.

Поэтому необходимо, чтобы наши женщины и мужчины, взрослые и дети отдавали предпочтение земледелию, и в течение 4–5 месяцев весны, лета и осени оставляли другие занятия и все свои силы и усердие направляли именно на земледелие. Если у кого-то есть конь, но нет семян, или есть семена, но нет коня, то очень большой ошибкой будет, если они не будут сеять, первый из-за отсутствия семян, второй — коня. Необходимо, чтобы они помогли друг другу и действовали сообща.

Если у кого-то нет ни коня, ни семян, он должен хотя бы засеять свой надел, взяв семена или деньги в долг. Если не сможет найти нигде в долг ни денег, ни семян, то он не должен во время посевной уходить куда-нибудь из деревни в поисках работы, легкомысленно считая, что «Аллах — питающий, не даст умереть с голоду». Он должен наняться к кому-нибудь на работу и хотя бы засеять свой надел.

Во всяком случае, необходимо в этот сезон оставить все промыслы и заниматься только земледелием. Однако после окончания сельскохозяйственных работ нельзя просто, как трутни, сидеть и проедать собранный урожай, нужно, чтобы члены семьи, и мужчины и женщины, нашли себе занятие и промысел и занимались им 8 часов в сутки.

Если у кого-нибудь доходы превысят расходы, то не надо бесполезно копить их в сундуке, надо купить на них землю, воды, лес и стараться получать от них прибыль. Если своя земля не плодородна, или её не хватает для удовлетворения основных потребностей, и человек не знает других занятий, кроме земледелия, то ему необходимо оставить свою землю и переселиться туда, где земли достаточно. На сегодняшний день для этого нет лучшего места, чем Уфа. Во-первых, это близко, во-вторых, там много земли, особенно в восточных районах, в-третьих, башкиры близки нам и по происхождению, и по религии.

Сейчас там с помощью земледелия можно не только обеспечить свои потребности, ноне сложно накопить богатство, нужно не лениться, и усердно трудиться. Если бы живущие там башкиры не ленились и старательно работали, возделывали землю, выращивали скот, то среди них не было бы бедных и нуждающихся, каждый имел бы дом, землю и имущество, жили бы хорошо. Удивительно, наши купцы совершенно не стараются владеть землей, водами и лесами, хотя среди разных видов богатств нет более надежных, чем земля.

Хотя сейчас земля, вода, лес и не дают такую прибыль, как торговля, в будущем цена и прибыльность земель, по мере ежегодного увеличения численности людей, несомненно, будет увеличиваться. Эти слова не надо понимать, как призыв оставить торговлю и на все деньги купить землю, воды и леса, пусть каждый продолжает свою торговлю, но на одну пятую или одну десятую от имущества покупает землю, это не сильно повредит торговле.

Возможно, с увеличением его имущества, собственности, его авторитет среди купцов и доверие к нему будут возрастать, и это поможет в его деле. Известно, что продавцы в кредит продают надежным, уважаемым людям с маленькой для себя выгодой, а людям ненадежным с большей для себя выгодой. Кроме того, если по разным причинам торговые дела купца пойдут не очень хорошо, то он в любом случае не останется без пищи и одежды, и сможет существовать за счет своих земель.

Все купцы мусульмане в Фергане и Туркестане наряду с торговлей занимаются и земледелием, каждый, исходя из сил и возможностей, владеет землями, выращивая хлопок, пшеницу, ячмень, сорго, рис; владеет садами, получая с них плоды — вишню, яблоки, гранат, виноград, абрикос. В хорошие летние дни торговцы оставляют в городских домах охрану и с семьями переезжают в эти сады, где отдыхают в тени фруктовых деревьев у водоемов вокруг костров, даже те, у кого в городе есть магазин, вечером возвращаются в сад, а с утра опять занимаются магазином.

В противоположность этому, наши башкирские братья не ценят свои райские земли, и продают десятину земли за фунт чая или пять фунтов сахара, таким образом, уже тысячи десятин земли перешли в руки чужих народов. Правительство, узнав, что башкиры за бесценок распродают земли, и, опасаясь, что все оставшиеся земли перейдут во владение купцов, желающих быстро и легко обогатиться, решило оставить каждому башкиру по 15 десятин земли, остальное забрав в казну. Учитывая, что численность башкир увеличилась со времени последней переписи, в некоторых районах в два раза, очевидно, что если разделить на всех земли, которые им оставлены, то на каждого придется не больше половины выделенных первоначально пятнадцати десятин.

Вообще, наши соплеменники должны стараться использовать земли как можно эффективнее, беречь их, не продавать и не отдавать в залог, знать им цену. А наши богатые люди пусть стараются по мере сил покупать землю у башкир. Так как если отобранные в казну земли начнут заселять чужие народы с Запада, то цена и ценность башкирских земель, несомненно, возрастет.

 

7

Некоторые наши астраханские соплеменники успешно и хорошо занимаются садоводством и овощеводством, но хорошо известно, что в других областях они очень отстают от русских, особенно в Уфе и Оренбурге башкиры полностью лишены этого вида промысла. К садоводству относится выращивание фруктов и овощей, например, яблок, вишни, винограда, абрикосов, дынь, арбузов, картофеля, репы, моркови, свеклы, капусты, лука, огурцов. Конечно, в северных районах невозможно выращивать большое количество фруктов, но во всех областях, где живет наш народ, можно вырастить картофель, репу, морковь, свеклу, капусту, огурцы, лук.

Однако стоит поехать в любую деревню, и мы увидим, что из ста домов только в двух–трех выращивают какие-нибудь фрукты и овощи помимо картофеля. В башкирских деревнях не то, что различные фрукты и овощи, даже картофель мало кто сажает, хотя это так же необходимо, как сеять рожь и пшеницу.

А в русских деревнях очень редко встречаются дома без сада, и из ста домов только в двух–трех бедных домах нет своего картофеля и огурцов.

В наших домах есть места для выращивания овощей и фруктов, почему же каждый не сажает их хотя бы в нужных для себя количествах. Для того, чтобы посадить в нужном для себя количестве капусту, огурцы, лук и морковь, достаточно купить весной семена на двадцать–тридцать копеек. Мы покупаем в течение года овощи на базарах или в деревнях у торговцев из других народов не за двадцать–тридцать копеек, а в десятки раз дороже, но эти овощи несравнимы с теми, которые мы сами могли бы выращивать. Если даже покупая на базарах за деньги или в деревнях за зерно у чужих народов, нам не хватает овощей и фруктов, может лучше самим выращивать? Выращивание фруктов и овощей не является помехой для полевых работ. Иногда поливать фрукты и овощи могут и непригодные для полевых работ старики и дети.

Также различные фрукты и овощи, будучи добавлены к еде, являются благотворной пищей.

Врачи опытным путем открыли, что насколько человек будет разнообразно питаться — мясом и маслом, мучным и зерновыми, катыком и молоком, фруктами и овощами — настолько его самочувствие и здоровье будет лучше.

Мы считаем необходимым, чтобы каждый человек, живущий в деревне, выделил на участке место для выращивания различных овощей, те, кто живет лучше, может даже посадить фруктовый сад. Также необходимо, чтобы у каждого дома, в высоком неподтапливаемом месте был сделан погреб для хранения летом мяса, катыка, молока, кваса, соленых огурцов. В наших мусульманских деревнях до сих пор очень мало погребов, даже есть деревни, в которых их всего два–три.

 

8

В сельском хозяйстве наш народ отстает от других более развитых народов России, поэтому у нас меньше выращивают домашних животных и птиц. Так как эти животные с октября по май, в течение семи месяцев не выходят на луга, кормятся дома сеном и соломой. Коней же, поскольку они используются в земледелии и на других работах, недостаточно кормить только сеном и соломой, приходится давать им и овес, и муку.

В хорошие, неголодные годы в среднем на сто мусульман приходится примерно двадцать пять коней, десять коров, тридцать овец, пять коз, пятьдесят куриц, пять гусей, пять уток. Поскольку кормом для домашних животных и птиц большую часть года так или иначе является солома, сено и зерновые, то чем больше их выращивать, тем больше надо заниматься земледелием. Для тех, кто не занимается земледелием, не будет полезным и выращивание домашних животных и птиц.

Среди всех этих животных для людей самым необходимым является конь, потом корова.

Если человек имеет дом и землю, занимается земледелием, но у него нет сил содержать одного коня и одну корову, это значит, что его существование достигло крайнего предела. Поскольку нужно пахать и бороновать, перевозить урожай, отвозить его на рынок, привозить из леса дрова, вывозить на поля навоз, а это невозможно без коня. Вкус большого числа блюд, если в них добавить катык, улучшается, их сытность увеличивается. Также если в такие блюда как салма /клецки/, лапша, пельмени не класть мяса, а сдобрить их катыком, получается вполне сытная пища.

Некоторые области Оренбургской и Уфимской губерний, казахских степей пригодны и удобны для выращивания животных, поэтому некоторые наши богатые люди имеют до ста и больше голов коней, сто или двести баранов или овец.

На просторах степей этих областей много корма для животных, и они большую часть года пасутся там. Даже зимой, в погожие дни, кони могут, разбивая снег копытами, добывать себе корм. Поэтому в тех областях выращивать животных не так дорого, как в малоземельных западных регионах, и можно получать пользу от разведения различных животных.

 

9

В ремесле и промышленности наш народ обогнал киргизов и казахов, однако намного отстает от русских и наших собратьев туркестанских мусульман.

Для того чтобы доказать это утверждение, надо посмотреть на необходимые для жизни вещи, и мы увидим, что очень малое количество из этих вещей производится в результате наших ремесел и нашего производства, большая их часть относится к ремеслу и производству других народов.

Например, домашняя утварь, ложки, корыта, посуда, ведра, бочки — из дерева; топоры, ножи, серпы, косы — из металла; самовары, тазы и кувшины — из латуни и меди. Также и различная керамическая и фаянсовая, фарфоровая посуда, всё это делается в русских мастерских и фабриках.

Хорошие городские повозки и городские сани, даже простые телеги и сани, а также упряжь производят русские мастера.

Каменные мечети, каменные медресе и каменные дворцы, а в городах и многие деревянные здания построены русскими мастерами.

Насколько не сложна работа по мощению улиц города камнем, но вы видели хоть одного мусульманина, мостящего улицу? На этот вопрос никто не может ответить. Иногда среди нашего народа и встречаются печники, но поскольку большинство из них не знают, как правильно класть печь, то только одна или две из десяти печей у них получается должным образом. А если мы посмотрим на свою одежду, то вся одежда из бязи, китайки, сукна сшита московскими мастерскими.

Наш народ сегодня производит шапки и тюбетейки, ичиги и кявуши, в некоторых районах молитвенные коврики из камыша и лапти, кроме этого, у нас есть ещё четыре–пять мыловаренных заводов, три–четыре завода по производству спичек, один стекольный завод, четыре–пять суконных фабрик, три-четыре фабрики бязи и китайки, одна фабрика шерстяной пряжи. Однако для нашего народа, численностью три миллиона, этого производства, этого ремесла, очень мало, и это всем известно.

Основываясь на том, что наш век — это век прогресса и открытий, промышленные отношения в нашем народе должны были бы развиваться год от года, однако из-за того, что в нашем народе преобладают глупость и необразованность, из-за нежелания учиться ремеслу и производству, очевидным становится, что мы в этих областях постепенно все больше отстаем от цивилизованных народов России.

Например, сорок–пятьдесят лет назад в самой Казани было пять фабрик по производству бязи и китайки. Первой владел Муртаза-бай, второй Рафик хаджи, третьей Галиакбар-хаджи, четвертой Баймурад-хазрат, пятой Мустафа бай.

Также в окрестностях Казани было четыре–пять фабрик бязи и китайки...

В некоторых из этих фабрик, помимо бязи и китайки, также производили и кумач. Однако сейчас вместо десяти таких фабрик в Казани и окрестностях осталось только три.

Кроме этого, в Казани тридцать–сорок лет назад было пять заводов по обработке козьих шкур… Сейчас же во владении мусульман не осталось ни одного такого завода в Казани и поблизости от неё.

В общем, подобно фабрикам по производству бязи и китайки, а также кожевенным заводам, количество различных других фабрик и заводов также уменьшилось по сравнению с прошлыми годами. Причиной этого, как уже было сказано выше, конечно, является глупость и невежество нашего народа.

Таким образом, владельцы заводов и фабрик должны действовать сообразно времени, и как только появляются новые станки и оборудование, они тотчас же должны заменять ими старые. И если уменьшается количество желающих купить продукцию какого-либо завода или фабрики и прибыль уменьшается, необходимо уменьшить или вообще остановить производство этого товара, а вместо него пробовать производить какие-либо другие вещи. После этого определить, на какую из них будет наибольший спрос, и, конечно, производить её. Нужно отправлять способных юношей учиться в промышленные училища, на заводы и фабрики. Особенно сыновей владельцев фабрик и заводов нужно либо отправлять в училища, либо приглашать учителей на дом. Так как владелец завода или фабрики должен обладать достаточным образованием, чтобы хорошо знать свойства своей продукции и уметь различать, хорошо или плохо она получаются.

Если владелец завода или фабрики умирает и у него остается несколько наследников, и есть опасность, что производству будет нанесен вред вследствие раздела имущества, в таком случае нельзя делить это наследство. Вероятно, лучше постараться продолжить управлять заводом или фабрикой сообща, как единый хозяин.

 

10

В торговле наш народ не много уступает русскому народу, и торгует всем. Среди всего нашего народа удачнее всего торгует население Казанской губернии. И торгуют они не только в самой Казани, но и в восточных губерниях. Есть немало казанских мусульман, которые еще до вхождения Туркестана в состав России заработали хорошие состояния, ведя торговлю с ханствами.

Однако после того как туркестанские ханства вошли в состав России, и русские купцы начали без посредников вести торговлю с туркестанскими купцами, для наших торговцев стало сложно получать прибыль от той же торговли, и некоторые из них совсем перестали торговать с теми регионами. Впрочем, для людей, желающих торговать с далекими областями, помимо Туркестана, есть ещё Казахстан и Сибирь.

Странствуя по внутренним областям Казахстана, живя в деревнях и крепостях, можно обменивать у наших братьев казахов московские товары, шапки, тюбетейки, ичиги, кявуши на шерсть, шерсть-линьку, различные шкуры и кожи, вести тем самым прибыльную обменную торговлю.

Некоторые наши купцы давно уже действуют таким образом.

Также и в Сибири много различных кож и шкур, и поскольку там мало торговцев, то можно получить хорошую прибыль.

Даже сейчас для понимающих в торговле больших и маленьких торговцев не составляет больших проблем выгодно торговать в наших внутренних губерниях. Для людей с небольшим капиталом было бы полезно поехать в башкирские деревни Уфимской и Оренбургской губерний и открыть там магазины по торговле продуктами, чаем, сахаром, ичигами, кявушами, шапками и тюбетейками. Когда я проезжал через деревни этих губерний, то очень редко видел такие магазины.

Между тем в каждой маленькой деревне есть место для одного лавочника, а в деревнях побольше есть место для двух лавочников, и есть возможность открыть магазин с упомянутыми товарами, получать прибыль, хорошо жить и даже заработать капитал, что не потребует очень больших сил.

Почему мелкие торговцы, которые у нас в Казани с утра до вечера ходят и торгуют на базаре старой одеждой или на улицах, с трудом зарабатывая себе на пропитание, не едут в такие деревни и не открывают там магазины? Ведь башкиры, как и мы, мусульмане, и в каждой деревне есть мечети, а в большинстве мектебы. Если есть дети, то в каждой деревне найдется мулла и его жена — остабике, которые могут их учить. Не лучше ли, вместо того, чтобы жить в городе и быть нуждающимся торговцем, поехать в деревню, жить там и быть сытым и обеспеченным торговцем. Мы сами знаем людей, которые с небольшим капиталом начали торговлю среди киргизов и казахов, башкир, а через 8–10 лет стали купцами с тысячными капиталами.

Одним словом, если где-то, по причине множества торговцев или по другим причинам, невозможно, занимаясь торговлей, наладить хорошую жизнь, то в этом случае нужно оставить это место и искать более хорошие регионы, новые рынки. Народ назовут торговцем, если видны подобные его действия.



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.