Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Жизнь муфтиев Бабахановых — Глава VII. Воспоминания о муфтиях Бабахановых
13.04.2009

ГЛАВА 7

Воспоминания о муфтиях Бабахановых

 

Всю свою сознательную жизнь муфтии Бабахановы пропагандировали и распространяли Ислам как универсальную религию мира и дружелюбия, годную для всех времен и народов. Муфтии из рода Бабахановых оставили весомое духовно-нравственное наследие, которое необходимо передать подрастающему поколению. Их считают крупными лидерами исламского мира, искренне преданными науке и религии мусульманами. Их жизнь была освящена чувством долга.

Призыв «Превратим ХV век хиджры в век мира и дружбы между народами!» прозвучал из уст шейха Зияуддинхана Бабаханова на Ташкентской исламской конференции в 1980 году. Слово «мир» является лозунгом и символом Ислама. «Распространяйте мир между собой», – призывает Пророк Мухаммад, да благословит его Аллах и приветствует. Мир – главное условие торжества свободы и справедливости современного общества и высшая цель каждого правоверного.

На свете были и есть такие люди, сердца которых озарены светом веры, благодаря которым духовные ценности живут и переходят из поколения к поколению. Пророк Мухаммад, да благословит его Аллах и приветствует, говорил: «Когда человек умирает, прерываются его деяния, за исключением трех: это – благой дар, оставленный людям, полезная для них наука и благочестивые дети, которые молятся за него» (аль-Бухари и Муслим). Эти мудрые слова Пророка приходят на память, когда соприкасаешься с жизнью и творчеством выдающихся людей. К этой категории людей можно отнести образцовую жизнь трех поколений муфтиев Бабахановых. Из своей сознательной жизни Эшон Бабахан более 80 лет, Зияуддинхан-кари – 62 года, а Шамсиддинхан – 41 год верой и правдой служили во благо Ислама. Биография Бабахановых не обрывается их смертью. Она продолжается в их добрых делах – больших и малых, обогащающих умы и сердца своего народа, всего человечества. Тюркский поэт и мыслитель Юсуф Хас-Хаджиб Баласагуни, живший в начале ХI века, писал:

 

Рожденный умрет – жизнь земная жива,

О добром и злом остается молва.

 

О награде в Последней жизни Всевышний сказал: «Воистину, обителью тех, которые уверовали и совершали правдивые деяния, будут сады Фирдауса. Они пребудут в них вечно и не пожелают для себя перемен» (18:107–108).

И сегодня добрая память о трех муфтиях Бабахановых – отце, сыне и внуке – имеет для нас не меньшее значение, чем их живое присутствие.

 

Выдающиеся деятели Ислама

 

Его Преосвещенство муфтий Зияуддинхан принадлежал к числу немногих людей, которых весь мусульманский мир знал как выдающихся деятелей Ислама, как миссионеров Аллаха. Сегодня дело Ислама неразрывно связано с именем муфтия Зияуддинхана ибн Эшон Бабахана. Благодаря его неустанным заботам и тесному сотрудничеству с другими управлениями мусульман Ислам наполняет ныне души многих мусульман духовным и нравственным потенциалом. Он был крупным деятелем науки. Все, кто его окружал, относились к нему с искренней любовью, наслаждаясь его красноречием, умением вести беседу. Этого человека отличали высокая нравственность, глубокая порядочность и правдивость. Совершая поездки в различные мусульманские страны, муфтий Зияуддинхан был неутомимым в своем горячем стремлении укреплять связи с многочисленными братьями по вере за рубежом. Стремление его как ученого-мусульманина донести заветы Аллаха до человеческого сознания, разума он унаследовал от своего глубокочтимого отца – муфтия Эшона Бабахана, да помилует его Аллах. Несомненно перед нами яркий пример того, как передается по наследству от родителя своему потомку исламский дар. Следует отметить, что муфтий Зияуддинхан оставил неизгладимый след в деле восстановления и реставрации многих выдающихся памятников культуры и истории Средней Азии и Казахстана.

 

Шейх Ахмад Кефтару,

верховный муфтий Сирийской Арабской Республики

 

Мудрый политик

 

Муфтий Зияуддинхан, да будет доволен им Аллах, родился в религиозной семье. Его отец, муфтий Эшон Бабахан, был великим богословом. Он прожил около 100 лет и всю свою сознательную жизнь посвятил служению великим идеалам Ислама и интересам мусульман. Муфтий Эшон Бабахан всегда защищал честь и достоинство мусульман своей страны и этим оказывал им выдающиеся услуги. Во время его пребывания на посту руководителя мусульман Османский Коран был возвращен из Ленинграда в Ташкент с большими почестями. Муфтий Эшон Бабахан ибн Абдулмажидхан был одним из выдающихся мухаддисов и муфассиров своего времени.

Что касается Зияуддинхана, то он обладал чрезвычайно обширными знаниями, и это неудивительно, потому что он черпал свои знания от многих выдающихся улемов Средней Азии, Саудовской Аравии, Египта и Сирии. Его чтение Корана было очень тонким, пленяющим слушателей. Когда он читал Коран, то слушатели плакали под впечатлением от его чтения. Его принимали государственные деятели и крупные улемы страны. На приемах он выступал с яркими речами… В течение всей своей благородной жизни, пребывая на высоком посту, муфтий Зияуддинхан был инициатором ряда региональных и международных религиозных конференций по самым актуальным вопросам современности… Нет сомнения в том, что для мусульман муфтий Зияуддинхан является великим деятелем ХV века хиджры. Покойный был мудрецом и выдающимся политиком, пользовался большим авторитетом. Он был членом нескольких всемирных исламских организаций».

 

Шейх Ахмад ибн Мухаммад Забара,

верховный муфтий ЙАР

Знаменитый улем, лидер мусульман

 

«Шейх Зияуддинхан был одним из знаменитых улемов своего века, одним из крупных мусульманских лидеров исламского мира. Его голос раздавался на различных исламских форумах мира. Люди обращались к нему со своими религиозными и светскими делами. Они искали у него правду, веру, любовь, верность, благодарность. Он был автором нескольких ценных произведений, которые способствовали сплочению рядов мусульман и успеху их дел. Он был единственным в своем роде руководителем среди тех, кто занимался изданием фетв, потому что он поступал так, чтобы его действия были приемлемы Аллахом и полезны людям».

 

Доктор Мухаммад ибн Мухаммад аль-Хатыб,

министр по делам вакуфов Сирии

 

Связующее звено мусульман мира

 

Муфтий Зияуддинхан был крупным ученым, глубоким мыслителем, известным деятелем и великим слугой Ислама. Он был настоящим поборником мира. Я глубоко убежден в том, что Его Преосвященство являл собой великое связующее звено между мусульманами Средней Азии и всего остального мира.

 

Доктор Инамулла Хан,

генеральный секретарь Всемирного исламского конгресса,

президент Всемирной конференции «Религия и мир».

 

Надежная опора и звонкий голос мусульман

 

В шейхе Зияуддинхане ибн Эшон Бабахане я видел образец авторитетного руководителя, к голосу и мнению которого относились всегда с подчеркнутым вниманием. Он пользовался всеобщей признательностью и расположением к нему своих коллег и многочисленных учеников, для которых он был любимый отец и верный наставник в повседневной жизни. Наряду с этими благородными качествами его отличала необыкновенныя эрудиция, позволявшая ему давать ответы на вопросы по самым различным темам. Он был надежной опорой и звонким голосом для мусульманских организаций своей страны. Он обладал еще и редким остроумием и чувством юмора, был прост в общении, считая, что жизнь без шутки темна, как лишенная света ночь.

 

Доктор Абдель Хади ат-Тази, Марокко

 

О скромности

 

Скромность и добропорядочность муфтия Зияуддинхана ибн Эшон Бабахана всегда импонировала мне. На всю свою жизнь я запомнил его слова о том, что мулла, имам, желающий не зависеть чрезмерно от властей, должен быть скромным в жизненных потребностях. Об этом я всегда напоминал учащимся медресе, а также при встречах с религиозными служителями.

 

Шейх Мухторжон Абдуллаев,

бывший директор медресе  «Мири Араб», бывший муфтий Узбекистана

 

Совместная работа на благо мира

 

С именем муфтия Зияуддинхана связан плодотворный период совместных трудов религиозных деятелей в защиту мира. И поскольку актуальность межрелигиозного сотрудничества в этой области все больше аозрастает из-за безумной и безудержной гонки вооружений, в том числе и в связи с нависшей опасностью над миром из-за подготовки к так называемым «звездным войнам», очень важно, чтобы служители разных религий знали об опыте межрелигиозного сотрудничества и хранили в благодарной памяти имена их энтуазиастов и строителей, чтобы, как говорит Писание, «память о них не исчезла и у детей их» (Есфирь 9, 28).

Последователи христианской и мусульманской религий исчисляются многими миллионами, и в религиозном плане они представляют собой как бы две родные семьи, живущие в братстве и дружбе.

В критический период истории, когда разгорелась «холодная война», Господь воздвиг миротворцев из среды последователей разных религий нашей страны, которые предприняли беспрецедентные во всей истории шаги на пути совместного служения человечеству для ограждения его от ужасов новой войны. В Русской православной церкви это были святейшие патриархи Алексий и Пимен, выдающиеся иерархи – митрополит Крутицкий и Коломенский Николай, митрополит Ленинградский и Новгородский Никодим и многие другие. С ними в братском духе и единомыслии от имени миллионов мусульман служили делу мира и муфтий Эшон Бабахан ибн Абдулмажидхан – бывший председатель САДУМ, муфтий Шакир Хилялетдин – бывший председатель ДУМЕС, шейх Исмаил Сатти – бывший заместитель председателя САДУМ, и, конечно же, муфтий Зияуддинхан ибн Эшон Бабахан. На заре развития межрелигиозного сотрудничества он был в первых рядах его зачинателей как пламенный борец за мир и счастье человечества. Таким он оставался до последних дней своей светлой жизни.

Совместная работа на благо мира связала нас с муфтием Зияуддинханом неразрывными узами дружбы и любви, и через него я чувствовал себя в братстве и дружбе со всем мусульманским миром.

В мае 1982 года в Москве проходила всемирная конференция «Религиозные деятели за спасение священного дара жизни от ядерной катастрофы». На этом всемирном форуме как предсмертное завещание мы услышали последний раз приветствие муфтия Зияуддинхана ибн Эшон Бабахана из уст Шамсиддинхана, его любимого сына и преемника в миротворческих трудах: «Сейчас потребность в мире более велика, чем когда-либо, поскольку ядерная катастрофа является смертельной угрозой абсолютно для всего человечества. Война вопиюще противоречит воле нашего Творца, Аллаха… Один человек спросил Пророка Мухаммада, может ли зло победить добро? Пророк ответил: нет, не может. Зло побеждается добром. Конференция является подтверждением того, что Всевышний Аллах призвал нас всех служить добру и дал человеку возможности и желание служить добру, веруя во Всевышнего Творца. Те же, кто возьмет в свои руки средства уничтожения, пожнут только разрушения, что и подтверждается историей прошлых времен». Эти последние слова великого религиозного деятеля, возлюбленного брата и друга зовут нас и ныне к совместным миротворческим трудам, чтобы сохранить жизнь на земле и благословенный мир и дружбу между народами.

 

Ювеналий, митрополит Коломенский и Крутицкий

 

Умение прощать и творить добро

 

Однажды утром, когда я поджидал выхода муфтия у его дома, появился мужчина примерно 55 лет. В это время муфтий вышел на улицу. Я стал свидетелем их разговора. Мужчина поприветствовал его и спросил: «Вы, наверное, не узнаете меня?» Муфтий добродушно, с улыбкой ответив на приветствие, сказал, что не припомнит его. Тот представился и напомнил, что в 1941 году он работал следователем НКВД Узбекистана и вел его дело, а сейчас он пришел просить прощение за грубости, которые он допускал во время допросов. Муфтий ответил, что, когда он вышел из ворот тюрьмы, в тот же момент простил всех работников органов. Пожелав мужчине здоровья, благополучия и больше не творить беззаконие и зло, муфтий попрощался с ним.

По словам муфтия, прощению наставлял его Коран: «Держись прощения, и призывай к добру, и отворачивайся от невежественных». Прощение у него было как зеркало, в котором отражаются прекраснейшие формы душевной чистоты, возвышенные и благородные цели.

Примерно через два года во время поездки по городу я остановился на красный свет светофора, вдалеке на тротуаре сидел тот же мужчина, вид у него был ужасный, одежда обношенная, грязная. Я сказал об этом муфтию. Зажегся зеленый свет, и только я успел проехать несколько метров, муфтий приказал остановить машину. Муфтий вынул из кармана деньги, которых хватило бы на всю обновку (одежду и обувь), сказал, чтобы я передал бывшему следователю, но не оглашая, от кого. Таких примеров бескорыстного благородства муфтия на моей памяти огромное количество. Работая личным водителем муфтия, я многому хорошему научился от него и поэтому готов был сутками служить Его Преосвященству.

 

Мирзо Абдулла,

водитель председателя САДУМ  с 1957 по 1992 год

 

Уроки чуткости и щедрости

 

«В 1972 году я сопровождал отца в поездке в Ферганскую долину. В машине ГАЗ-24 «Волга» нас было трое вместе с водителем Мирзо Абдуллой-ака. «Начнем с Намагана, заедем к моему заместителю Исмаилу-махдуму Саттиеву, выразим соболезнование в связи с кончиной сына», – сказал отец. Когда стали приближаться к месту проживания Саттиева, на расстоянии около трех километров с двух сторон улицы стояли люди. «Кто они?» – спросил отец. «Узнав о вашем приезде, они вышли вас встречать», – ответил водитель. «Тогда, – сказал отец, – опустите все окна, сбавьте скорость, поедем медленно, мы тоже будем их приветствовать». Отец склонял голову с приветствием то в правую, то в левую стороны. В доме Саттиева выразили соболезнование по случаю безвременной кончиной сына, прочитали суры из Корана, выпили по пиале чая. Отец спросил у Саттиева о здоровье своих соратников по Наманганской области. Тот ответил, что один кари больной и долгое время лежит в постели, второй недавно ушел в мир иной. Отец сказал, что намерен посетить их. В это время двое молодых людей вышли из комнаты, чтобы оповестить тех, к кому мы намеревались поехать. В доме больного кари после церемонии приветствий отец положил под подушку больного деньги, сказав при этом, что это на лекарства. Больной кари со слезами на глазах выразил свою благодарность. Оттуда поехали в дом усопшего кари. Там тоже выразили соболезнование жене усопшего, прочитали суры из Корана. Отец, передавая жене усопшего кари деньги, сказал: «Это используете для нужд детей». Все то, что преподносили ему в дар, он раздавал в пользу больных, детей и малоимущих. Эти благородные поступки отца удивляли и поражали сопровождавших его коллег – религиозных служителей и наблюдавших людей. Благодаря его бескорыстным поступкам его авторитет был высок, росло к нему доверие и уважение мусульман. Отец объяснял нам, что Пророк Мухаммад, мир ему и благословение Всевышнего, говорил:  «Дарите друг другу подарки, таким образом обретете взаимную любовь». Потому что дарение – это мера любви в человеке. Отдавая – человек любит, любя – отдает. Дарение подарков друг другу – это прекраснейшее проявление любви.

В мае 1982 года в Москве должна была проходить всемирная конференция «Религиозные деятели за спасение священного дара жизни от ядерной катастрофы». У отца появилась проблема со зрением. Проведенные операции не дали положительных результатов. В его поездке на конференцию сопровождающими были я и Абдурашид-кари, имам мечети «Тилла Шайх». Решили ехать поездом в вагоне СВ. В одном купе разместился отец, в другом – я и Абдурашид-кари. На перроне к нам подвезли 40 коробок восточных сладостей в ассортименте, приготовленных по заказу отца в Фергане и Коканде. Когда об этом мы сообщили ему, то он просил купить 200 пакетов. Нам, молодым, было непонятно, для кого мы везем столько сладостей. Через двое суток мы прибыли в Москву. Там нас встречали работники САДУМ Абдуллахон и Шарофиддин. Разместились в гостинице «Украина» на 17-м этаже. Отец поручил своим работникам принести список расселения гостей конференции по номерам. Все сладости из коробок мы расфасовали в пакеты и по поручению отца разнесли пакеты по номерам гостей. На следующий день после утренней молитвы около нашего номера стали слышаться голоса. В коридор подошли участники конференции, которые пришли проведать отца. Они попросили разрешения на встречу с ним. Я зашел в номер к отцу, изложил ему просьбу гостей. Он сел поудобней и сказал: «Ха, баракалло, приглашай». Зашел первый гость и только произнес «ассалому алейкум», то уже по голосу отец назвал его имя – Абу Бакр Хамза, он оказался муфтием мусульман Франции. Увидев в своем номере восточные сладости, он сразу понял, что уважаемый Зияуддинхан здесь. После непродолжительной беседы он с разрешения удалился, потому что в коридоре ожидали другие гости, которые желали также поприветствовать муфтия. Услышав приветствие следующего гостя, отец также сразу назвал его имя – Азизулла. Это был посланник Индии. Гость со слезами на глазах сообщил отцу, что он очень переживает за его здоровье, молит Аллаха о его быстрейшем выздоровлении. Следующего гостя отец также безошибочно узнал по голосу и назвал его имя. Желающих встретиться с человеком, которого уважали за нравственную чистоту, знания, честность, благородство и желающего укреплять мир и дружбу между всеми народами мира, невзирая на расу, вероисповедание, место проживания, было много, поэтому они сами согласовали между собой распорядок встречи. На следующий день он сидел в президиуме конференции, на нем был красивый разноцветный халат, чалма. Он был одним из основных докладчиков, но из-за болезни доклад зачитал Шамсиддинхан Бабаханов. Во время перерыва было огромное количество желающих пожать ему руку. Я помог ему спустился в зал, поддерживая его за локоть, он стоял в черных очках и с улыбкой отвечал на приветствия коллег. В этот момент я в полной мере осознал величие его авторитета и был горд, что являюсь сыном такого человека, который всего этого достиг благодаря своему добросовестному и бескорыстному служению Исламу.

Всем нам, молодым, кто сопровождал его в пути и встречал в Москве, он показал пример подлинного гостепреимства и уважения к коллегам».

 

Мухаммад Ризохон,

сын муфтия Зияуддинхана

 

Встреча с великим человеком

 

Счастлив, что мне, молодому хирургу, исследователю, преподавателю Ташкентского государственного медицинского института, судьба подарила яркую встречу с великим человеком ХХ века – муфтием Зияуддинханом ибн Эшон Бабаханом. Мудрость – вот ключевое слово в понимании сущности этого многогранного, сложного человека. Сложный в смысле достаточной скрытности, соблюдении определенной дистанции в отношениях с властью, прессой. А как же иначе быть в те годы воинствующего атеизма и коммунистической идеологии, а на практике – жестокой борьбы за обращение каждого школьника студента в атеисты.

Мудрость муфтия Зияуддинхана в тех условиях проявлялась, на мой взгляд, в том, что он умело пользовался для продвижения своих убеждений – стимулов к возрождению религиозных чувств мусульман, прежде всего среди представителей интеллегенции, каждой представившейся ему возможностью со стороны власти.

Моя первая встреча с муфтием состоялась в начале 1968 года. Нас, сотни представителей ташкентской интеллегенции разных национальностей и вероисповеданий, ветеранов войны и труда, пригласили в САДУМ (Среднеазиатское духовное управление мусульман) на благотворительный вечер, посвященный награждению муфтия Зияуддинхана орденом Трудового Красного Знамени. Запомнились мне блеск ума и высокая культура ораторского мастерства муфтия. И еще помню, что от самой обстановки, непринужденной душевной беседы за богатым столом-дастарханом с пловом, фруктами, восточными сладостями и зеленым чаем приятно и долго щемило сердце. Через годы, когда я при помощи и поддержке российского муфтия моего большого друга Равиля-хазрата Гайнутдина исполнил обряд хаджа, побывал в священных городах Мекке и Медине, я вспомнил там и помолился за муфтия Зияуддинхана, который в далеком теперь 1968 году пробудил в душе моей религиозные чувства, заложенные в сознание моими драгоценными родителями, мир им и милость Аллаха.

Светлой памяти муфтиев Эшона Бабахана ибн Абдулмажидхана, Зияуддинхана ибн Эшон Бабахана, Шамсиддинхана Бабаханова посвящаю свое стихотворение:

 

Процветает жизнь там,

где много мудрецов

 

Процветает жизнь там, где много мудрецов,

Зачахнет страна, где много глупцов,

Мудрецы освещают путь к богатству, знаниям,

Глупцы плодят лишь новых дураков!

 

Трудятся пчелы неустанно, собирая мед для своих,

Люди трудятся по-разному в отличие от них,

Одни пашут в поте лица для всех,

Ленивцы тянут руки на долю чужих!

 

Желтого цвета золото и медь,

Различий во внешности их нет,

Мудрец как крупинка золота, вечен его блеск,

Тускнеет лик хитреца через несколько лет.

 

Расцвет и увядание, чередуясь, пройдут,

И властелинов, и бедных вихри времен сотрут,

Не исчезнут лишь мудрецов труды,

Не меркнут Истина и Слово, вечно они живут.

 

Сияние глаз украшает лицо,

Речь умная, улыбка умножают его,

Если сочетаются ум и приятные слова,

Становится человек превыше всего!

 

Извечны в Жизни рядом и Добро, и Зло,

Зависит Судьба от того, кто победит кого,

Зачахнет Жизнь, когда верх берет Зло,

Но продолжается она, значит, побеждает Добро!

 

Раджаб Капланович Исламбеков,

член-корреспондент Российской академии медицинских наук, академик Международной академии информатизации при ООН, лауреат Ленинской премии за разработку новых методов лечения заболеваний щитовидной железы, заслуженный деятель науки Узбекистана, поэт и общественный деятель, основоположник династии врачей и ученых Исламбековых в трех поколениях (более 50 человек)

 

Они – соль земли

 

Такова судьба моя, что больше 60 лет своей жизни я живу вне родного Узбекистана. Но как узбек я ни одного дня не жил без любви к родной земле, без думы о Родине, без интереса к ее культуре, литературе, без участия в радостях и гордости своего народа.

Всю свою жизнь я интересовался общественно-политической жизнью Узбекистана. Поэтому хорошо знал и помню с большим уважением знатный род муфтиев Бабахановых и их вклад в трудное дело возрождения материальных и духовных ценностей Ислама в Советском Союзе.

В 50–70-е годы прошлого века я ежегодно по нескольку раз посещал родной мой Узбекистан, а также Казахстан, Азербайджан, Таджикистан, Туркменистан и Кыргызстан. Всюду видел и слышал, как один за другим в городах и райцентрах этих республик восстанавливались мечети. Во главе этих богоугодных дел стояли молодые имамы – выпускники бухарского медресе «Мири Араб». Все эти положительные изменения в жизни мусульман связывали с именами муфтиев Бабахановых. О людях, которым выпадает честь совершать великие дела, продолжающие жить и после их ухода из земной жизни, говорят, что они – соль земли, имея в виду, видимо, то, что под воздействием таких личностей жизнь соприкоснувшихся с ними заметно меняется в лучшую сторону. Муфтии Бабахановы – соль земли нашей. Их дела и молитвы помогли миллионам людей в Советском Союзе пробудить в себе религиозные чувства, вернуться в религию своих предков.

Я искренне приветствую создание просветительского благотворительного Фонда имени муфтиев Бабахановых, а также усилия Фонда по увековечению памяти муфтиев советского периода как периода новейшей истории. Дай Аллах удачи Фонду в его благородном деле.

Я как поэт-мыслитель дарю счастливым читателям этой замечательной книги несколько своих любимых рубаи и афоризмов:

 

Цель ученого – познанье,

Семьянина – свой очаг,

Грешник жаждет покаянья,

Озаренья ждет дурак.

Кто пустую жизнь ведет,

Ничего уже не ждет.

 

Сумей смирить свою гордыню,

Сумей с своим расстаться «я».

Мир разума – твой бог отныне,

Добро и честь – твои друзья.

 

Добро и зло – сравненье точно –

С змеей и пчелами сравнят.

Пчела нам мед дает цветочный,

Змея, его отведав, – яд.

 

Пред тем, кто скромен и умерен,

Всегда распахнуты все двери.

 

Мудрец ученого поймет,

Дурак с насмешкой отойдет.

 

Что бьет нас ужаснее кары небесной?

Невежество – видим его повсеместно.

Невежество все превращает в руины,

Во всех наших бедах невежды повинны.

 

«Сила есть, ума не надо» –

Шутит мудро наш народ.

Ум – не каждому награда.

Кто-то кулаком живет.

 

Чтобы быть понятным,

Мало сказать –

Нужно примером мысль доказать.

 

Один «добряк» немало сделал для людей,

Но много и себе урвал злодей.

Таким не уподобься «добрякам»,

Будь бескорыстен сам.

 

Ты не герой. Но если честен ты,

Не преступить тебе этической черты.

И пусть не вступишь ты с злодеем в бой,

Но ты и не солжешь, не покривишь душой.

 

Мудрец спешит лишь делу посвятить

Тот срок земной, что был ему отмерен.

Глупец торопится развратничать, кутить.

Жизнь – развлеченье, в этом он уверен!

 

Запомни, друг, отныне и навеки:

За жизнь свою не только пред собою ты в ответе,

А перед матерью и своим родом.

Так береги ж сей высший дар природы!

 

Судьбу страны вершат глупцы –

Спасают честь ее – борцы!

 

Святым ты можешь и не быть,

Но быть порядочным обязан!

 

В каждом человеке

Сидит и дело мудрости,

И золото разума,

Что разбудишь,

То и получишь.

 

Когда природа человеку дарит мудрость,

Тогда сердце дарит щедростью,

Если природа дарит злость,

То сердце дарит злость.

 

Истина раскрывается в споре мудрецов.

 

Человек, который не любит возражение, одинок.

 

Там, где царствуют

Месть, злость и зависть,

Разум – редкий гость.

 

Власть можно купить,

А мудрость – никогда.

 

Человечность – это когда

Совесть, честь, долг и добро

Живут в согласии.

 

Говорят, что жизнь,

Судьба – от Бога.

Наблюдая людской мир,

Заметил я, что

Каков характер,

Такова судьба.

 

Книги глупца делают умным,

А умного – мудрым.

 

Абдурахман Гафуров,

академик Международной академии информатизации, лауреат премий имени академика Курчатова, академика Королева, Юрия Гагарина, участник Великой Отечественной войны, первый в истории узбекского народа офицер подводник, контр-адмирал, руководитель Центра космической связи СССР, член Союза писателей РФ, автор известных сборников «Рубаи и афоризмы»

 

Светлая память

 

Судьба так распорядилась, что мне посчастливилось лично знать всех трех замечательных людей из рода Бабахановых – муфтиев шейха Эшона Бабахана ибн Абдулмажидхана, его сына Зияуддинхана ибн Эшон Бабахана и внука Шамсиддинхана Бабаханова.

В 1955 году после окончания института в Москве я вернулся в родной Ташкент и поступил на работу в качестве корреспондента в редакцию Узбекского телеграфного агентства (ТАСС-УзТАГ). В мои обязанности входило освещение пребывания в Узбекистане иностранных делегаций. Как правило, в программу зарубежных гостей включалось посещение Духовного управления мусульман Средней Азии и Казахстана. В местной печати появлялись лишь несколько строчек об иностранных гостях в Узбекистане, и мало кто знал в стране, что их пребывание широко освещалось по линии ТАСС за рубежом, излагалось содержание беседы с председателем САДУМ, его рассказ о жизни мусульман, оценки политических событий, ответы на вопросы иностранцев, Советская власть таким образом демонстрировала свободу вероисповедания, отправления религиозных культов в Советском Союзе. Так я и познакомился впервые с муфтием Эшоном Бабаханом ибн Абдулмажидханом. Много раз я бывал в Соборной мечети «Тилла Шайх», медресе «Муи Муборак», где хранится волос Пророка Мухаммада, да пребудет с ним мир и благословение Всевышнего, посещал библиотетку с богатым фондом арабских рукописей и ее главной реликвией – Кораном древнего издания со следами крови халифа Османа. Все это показывали иностранным гостям. Муфтий проводил долгие беседы с гостями, рассказывал о жизни мусульман на советском Востоке, об их отношении к событиям в мире. Его беседы были пронизаны глубокой заботой об установлении и упрочении мира на земле, обеспечении безопасности народов, поддержкой широко разворачивавшегося в те времена в мире международного национально-освободительного движения на планете, борьбы против расизма и апартеида, против американской агрессии во Вьетнаме, за справедливое решение ближневосточной проблемы. Какую бы тему ни затрагивал муфтий, он неизменно проявлял глубокое понимание ситуации, хорошее знание темы. Он обстоятельно отвечал на многочисленные вопросы гостей.

Мне как журналисту нужно было умело и убедительно передать картину и содержание проходивших встреч, правильно описать события, свидетельствующие о свободе Ислама в СССР. Приходилось писать обо всех более или менее значительных событиях в жизни мусульман Средней Азии, освещать, как отмечаются в регионе религиозные праздники, соблюдается пост, заседания руководства САДУМ по важным вопросам организации. Шейх Эшон Бабахан терпеливо и доходчиво комментировал происходящие события и отечески напутствовал в моей журналистской работе.

Эшон Бабахан скончался, не дожив несколько месяцев до ста лет. Я был на его похоронах. Прощаться с ним пришли тысячи и тысячи людей, выражая свое уважение и любовь к нему.

После кончины Эшона Бабахана муфтием, председателем САДУМ на Курултае по праву был избран Зияуддинхан ибн Эшон Бабахан. К этому времени его имя было широко известно. Он ярко выделялся среди других претендентов своими знаниями, трудолюбием, популярностью, талантом мусульманского предводителя. Мы с ним также не раз беседовали о том, как правильно в зарубежную печать подать материал о том или ином событии в жизни мусульман. Он был внимателен и очень добр ко мне, непременно интересовался жизнью моей семьи. Он лично знал моего отца, первого комиссара милиции в Узбекистане Искандара Каландарова.

Затем был небольшой перерыв в наших связях, так как в 1963 году я уехал в аспирантуру в Москву.

Вновь я встретился с муфтием Зияуддинханом уже в 1970 году в столице Арабской Республики Египет – Каире. Меня направили в эту страну в качестве советского представителя в международную организацию – в постоянный секретариат Организации солидарности народов Азии и Африки (ОСНАА). Я работал от имени Советского комитета солидарности стран Азии и Африки. Вскоре мне стало известно, что задолго до моего назначения на работу в Каир Зияуддинхан Бабаханов был избран членом президиума Советского комитета солидарности стран Азии и Африки наряду с такими известными общественно-политическими фигурами, деятелями культуры, как таджикский поэт Мирзо Турсун-заде, дагестанский писатель Расул Гамзатов, киргизский литератор Чингиз Айтматов, главный редактор журнала «Огонек» Анатолий Сафронов, видный востоковед, историк и политолог Александр Дзасохов, ученые Евгений Примаков, Анатолий Громыко и другие. Вместе с ними Зияуддинхан Бабаханов принимал участие в выработке политической стратегии и программы действия этой общественно-политической, очень влиятельной организации.

В те годы еще не было прямых рейсов в Саудовскую Аравию, и паломники из Советского Союза летали туда с транзитной остановкой в Каире. Муфтий Зияуддинхан, возглавляя поездку советских паломников, каждый раз, проезжая Каир, непременно звонил мне. Мы встречались у меня дома, долгие часы засиживались в беседах на различные политические и житейские темы. Он внимательно выслушивал мою информацию о работе Организации солидарности, о содействии ОСНАА в борьбе народов за национальное и социальное освобождение, за мир и безопасность на земле. Особенно его интересовали подробности положения и расстановки сил на Ближнем Востоке, пути решения арабско-израильского конфликта. А мне было интересно узнать из первых рук свежие новости из родного Узбекистана.

Бывая в Каире, муфтий Зияуддинхан часто встречался с лидерами мусульман, руководством древнего университета «Аль-Азхар». Его приглашали выступать с лекциями на религиозные темы, о жизни мусульман в Советском Союзе. У него сложились вполне деловые и дружеские отношения с египетскими коллегами. Тем не менее египетские исламские деятели настороженно относились к советскому муфтию, считали, что он чуть ли не член коммунистической партии и является дилетантом в исламском учении. Однажды, рассказывают, египтяне все же осмелились проэкзаменовать его на тему Ислама и предложили выступить с комментариями по сурам Священного Корана. Собрались избранные египетские знатоки мусульманского Священного Писания. Встреча затянулась более чем на три часа. Все это время говорил и отвечал на вопросы только Зияуддинхан Бабаханов. Когда закончились вопросы, как рассказывают, на несколько секунд воцарилось молчание. Затем египетские священнослужители встали на колени и просили извинить за то, что они осмелились подвергнуть сомнению истинность знаний муфтия Зияуддинхана. Египтяне с волнением и смущенно признались, что они не слышали раньше таких глубоких, разносторонних и мудрых комментариев положений Корана. Энциклопедический ум, разносторонная осведомленность и врожденный талант красноречия поразили присутствовавших. Дальнейшие встречи в Каире проходили в откровенной обстановке взаимного доверия, дружелюбия и доброты.

Лично я сохраняю к муфтию Зияуддинхану Бабаханову глубокие чувства восхищения и благодарности за исключительное внимание ко мне, дружеское расположение. Это особенно ярко проявилось в тяжелое для меня время. В 1980 году в Ташкенте автомобиль сбил моего отца, и через несколько часов в больнице он скончался. Я прилетел из Каира в Ташкент на следующий день на похороны. Я был удивлен тем, что муфтий Зияуддинхан лично принял участие в похоронной процессии моего отца. Муфтий прочитал молитву и представил меня собравшимся, высказал много приятных слов в мой адрес, сказал о моей работе за границей. По обычаю он задал мне как старшему сыну вопрос, готов ли я выплатить возможно имеющиеся долги усопшего. Я, конечно, подтвердил свою готовность, и муфтий продолжил обряд похорон.

В 1981 году моя затянувшаяся длительная командировка за рубежом завершилась, и я возвратился из Египта в Советский Союз. Меня пригласили работать в Москве на должность ответственного секретаря Советского комитета солидарности стран Азии и Африки. В эти годы членом президиума СКССАА был избран Шамсиддинхан Бабаханов, сын муфтия Зияуддинхана. Он принимал участие в проводимых политических мероприятиях, встречах с делегациями и часто бывал в комитете по улице Кропоткинская, 10, где я работал. В эти годы мы ближе познакомились и подружились с Шамсиддинханом. У нас, востоковедов, было много общих тем для разговоров. Он бывал у меня дома и сам приглашал меня на плов к себе домой. Так мы проводили время среди друзей-сверстников.

Случилось так, что в 1992 году меня вновь направили работать в Каир на ту же должность. Вскоре я был избран заместителем генерального секретаря Организации солидарности народов Азии и Африки. Вскоре я узнал, что Шамсиддинхан Бабаханов назначен чрезвычайным и полномочным послом Республики Узбекистан в Арабскую Республику Египет. Я был безгранично рад. Без преувеличения скажу, что мы встречались очень часто. На первых порах как долгожитель в Египте я помогал ему устроиться в Каире. Он же практически начинал с нуля, так как это был первый посол Узбекистана в Египте. Мы вместе выбирали здание под посольство и под резиденцию посла. С присущей ему энергией, большими организаторскими способностями, инициаторскими наклонностями, широким кругозором он быстро освоился на новой для него работе. Он, как говорится, с головой окунулся в дела, проводил встречи, переговоры с египетскими руководителями. Он быстро обзавелся друзьями среди иностранных дипломатов, политических чиновников, ученых, бизнесменов, религиозных служителей. Всегда был общительным, обладал особым талантом располагать к себе людей, быстро находить общий язык и сближаться с людьми. Я никогда не видел его праздным, скучающим. Он постоянно был занят на встречах и беседах, проводил совещания с аппаратом, готовил документы и информацию в Ташкент. Шамсиддинхан серьезно и творчески относился к исполнению своих обязанностей.

Несмотря на большую занятость, мы виделись часто, главным образом после работы. У нас не было недостатков в темах для дружеских бесед. Три года прошли очень быстро. Вскоре Шамсиддинхана перевели послом Узбекистана в другую страну. С тех пор я его больше не видел, но изредка звонили дуг другу. С большой скорбью я воспринял весть о его кончине. Я потерял большого, интересного и верного друга.

В моем сердце навсегда останется светлая память о всех трех муфтиях, бывших председателях Духовного управления мусульман Средней Азии и Казахстана – шейхе Эшоне Бабахане ибн Абдулмажидхане, шейхе Зияуддинхане ибн Эшон Бабахане и докторе, дипломате Шамсиддинхане Бабаханове.

 

Самандар Каландаров,

заместитель генерального секретаря Организации солидарности народов Азии и Африки, доктор исторических наук

 

Дипломат от Бога

 

С муфтием Зияуддинханом и его сыном Шамсиддинханом я встречался в 1974 году в Каире. В то время СССР не имел дипломатических отношений с Королевством Саудовская Аравия и визы в эту страну оформлялись через Египет. В Каире он был принят на высоком уровне руководством страны и шейхом университета «Аль-Азхар». В 1980 году встречался с муфтием Зияуддинханом в Турции. Тогда я был в ранге консула СССР в Стамбуле. Он был высоким гостем властей страны. Я был свидетелем того, с какими почестями и уважением принимали власти страны и религиозные деятели лидера мусульман Советского Союза. Я сопровождал муфтия Зияуддинхана ибн Эшон Бабахана в переговорах с руководством страны и верховным муфтием. Муфтий Зияуддинхан был дипломатом от Бога. Он так умело проводил политику государства, связывая с Исламом, что я поражался его мудрости. Он был выдающимся религиозным и общественным деятелем. Благодаря его огромным заслугам СССР установила дружеские и межконфессиональные связи с многими зарубежными государствами. Я многому на-учился у его Преосвященства.

 

Эльдар Кулиев,

дипломат, чрезвычайный и полномочный посол,

исполнительный директор Всероссийского азербайджанского конгресса

 

Желанные встречи

 

В 1945 году приезд паломников из СССР во главе с муфтием Эшоном Бабаханом ибн Абдулмажидханом и его встреча с королем Абдулазизом ибн Абдурахман Али ас-Саудом широко освещались в средствах массовой информации. Мы очень радовались установлению контактов между странами. У нас была одна надежда встретиться с ними, но, к большому сожалению, в тот раз это сделать не удалось. Позднее мы имели возможность встречаться с Зияуддинханом, который на протяжении многих лет по приезде в Мекку удостаивал нас чести быть желанным гостем соотечественников. При каждой встрече соотечественников с Зияуддинханом мы получали исчерпывающие ответы на интересующие нас вопросы о жизни в Узбекистане, кроме того, мы получали также и огромное моральное удовольствие от беседы с ним на различные темы. Мы восхищались его эрудицией и глубокими познаниями во многих областях. Однажды Зияуддинхан рассказал мне о встрече с королем Фейсалом ибн Абдулазизом. В конце беседы король сказал ему: «Зияуддинхан, уважение к вам и вашему роду мне передано от моего отца. Если вы смогли бы принести мне известие о независимости вашей страны, то увидели бы, какую помощь оказал бы вам я». Для нас, соотечественников, была большой потерей смерть Зияуддинхана, да благословит его Аллах и помилует!

Мне и моим соотечественникам приходилось неоднократно встречаться с Шамсиддинханом, когда он приезжал с отцом в группе паломников, и после, когда он стал муфтием, а затем и дипломатом. Много хороших качеств перенял Шамсиддинхан от своего отца. Написанная им книга об истории рода, о жизни и деятельности дедушки и отца является бесценной памятью для тех, кто знал Эшон Бабахана и Зияуддинхана, да помилует их Аллах!

Когда Шамсиддинхан Бабаханов работал послом Узбекистана в Египте, я был в Каире на праздновании Дня независимости Республики Узбекистан. Шамсиддинхан был также послом Узбекистана и в Королевстве Саудовская Аравия. Кто однажды беседовал с ним, тот обязательно жаждал встретиться вновь. Он был хорошим мудрым богословом и дипломатом, талантливым ученым, да помилует его Аллах!

 

Сапохон-тура ибн Жалолхон-тура,

соотечественник из Маргилана,

гражданин Саудовской Аравии, проживающий в Мекке

 

Феномен шейха Зияуддинхана ибн Эшон Бабахана: религиозный деятель и публичный политик в одном лице в атеистическом коммунистическом государстве

 

За последние годы о новейшей истории Узбекистана, Советского Союза в целом говорят исключительно следующими, выработанными необъективными тенденциозными СМИ, стереотипами и клише: «железный занавес», «административная командная система», «атеистическое общество» и в более общем смысле – «эпоха застоя». Сразу же представляется нечто однозначно мрачное, беспросветное, серое, без каких-либо светлых оттенков. Но, по милости Аллаха, духовная и культурная жизнь страны шире, многозначнее, многообразнее любого самого яркого и выразительного стереотипа. Так что и в эпоху застоя, в годы моей комсомольской молодости, я встречал немало людей, достойных всяческого уважения, любви, внимания, бесконечной благодарности. И эти чувства год от года во мне только становятся все ярче и сильнее от осознания того, какое большое влияние они оказали на мое и моего поколения мировоззрение, мировосприятие. Они готовили нас к переменам, обучая умению в лучшую сторону изменяться изнутри, когда настанет для этого час.

Сильнейшее эмоциональное и интеллектуальное воздействие на меня произвела первая встреча с муфтием Средней Азии и Казахстана шейхом Зияуддинханом ибн Эшон Бабаханом. Это событие произошло ранней весной 1981 года в Ташкенте. Моя семья полгода как жила в первой собственной квартире нового дома в новом квартале Ташкента, который называется Юнусабад. Наш дом, как и наша махалля – квартал – был по составу интернациональным или, говоря современным языком, многонациональным и многоконфессиональным. В нашем подъезде в 10 квартирах жили представители пяти национальностей: узбеки – четыре семьи, русские – три семьи, а также семьи корейцев, татар и поляков. По возрасту наша махалля была на три четверти молодой – до 30 лет.

И вдруг в нашу вялотекущую, суетную жизнь, большей частью наполненную такими мирскими радостями, как рождение детей, приобретение мебели, телевизора, автомобиля, победа любимой футбольной команды «Пахтакор», новая песня-хит ансамбля «Ялла», мощно ворвались размышления и споры о духовности, о вере, о долге и ответственности перед родителями, старыми людьми, инвалидами. И причиной этого благотворного влияния на наши молодые умы и сердца стало неожиданное появление в нашей махалле и вдохновенное выступление муфтия Зияуддинхана ибн Эшон Бабахана.

Возраст умершей матери нашего соседа по дому составлял 100 лет! Приезда муфтия мы удостоились, как нам удалось узнать, благодаря установленной им же традиции личного присутствия на похоронах мусульман, по божьей милости достигших почтительного возраста – 90 лет и более. Нововведение это, ставшее традицией, называлось «Таббаррук ешга етганлар хурмати» («Внимание к достигшим почтенного возраста»). И муфтий явился, чтобы «выразить свое уважение к почтенной женщине, прожившей достойную мусульманки жизнь, родившей и выраставшей много детей, внуков и правнуков». Весть о возможном участии в похоронах самого муфтия Зияуддинхана собрала во дворе нашей махалли более тысячи людей. Речь-проповедь муфтия была краткой, яркой, запоминающейся надолго, заставлявшей каждого думать о вечном, духовном… До сих пор мои бывшие соседи от поколения поколению передают следующие хадисы, которые тогда с замечательным даром оратора рассказал муфтий. Тексты хадисов воспроизвожу из книги «Сады праведных» имама ан-Навави.

«Как-то раз один человек пришел к Посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, и спросил: “О, Посланник Аллаха, кто из людей более всего достоин того, чтобы я с ним хорошо обходился?” Пророк ответил: “Твоя мать”. Человек снова спросил: “А кто потом?” Он сказал: “Твоя мать”. Человек еще раз спросил: “А кто потом?” Пророк снова повторил: “Твоя мать, а затем твой отец и близкие родственники”» (аль-Бухари, Муслим).

В другой версии (от Муслима) этого хадиса сообщается, что человек этот спросил: «О, Посланник Аллаха, кто из людей более всего достоин хорошего обхождения?» На что Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: «Твоя мать, твоя мать, потом твой отец, а потом твои ближайшие родственники».

«Любите и чтите родителей, старших братьев и сестер, если хотите, чтобы и к вам со временем так относились ваши дети, уважаемые молодые папы и мамы, – продолжил муфтий. И далее: Основные идеи и этика Ислама не противоречат политике нашего государства, которое всячески поощряет укрепление семьи». Это уже было, как говорится, сказано для протокола. На следующей день на всех ташкентских махаллях и базарах люди рассказывали друг другу прекрасные хадисы от муфтия Зияуддинхана о высоком почитании матери.

Есть известная пословица: «Если чего-то нельзя, но очень хочется, то невозможное становится возможным». Муфтий Зияуддинхан ибн Эшон Бабахан, будучи религиозным деятелем международного уровня, стал одновременно и публичным политиком в атеистическом государстве. Уповая на милость Аллаха, он осторожно и изящно внедрял в жизнь такие традиции, как внимание к достигшим почтенного возраста. Какая власть или руководитель на Востоке будет против проявления уважения к старости или призыва к укреплению семьи!

 

Учитель и ученик, далее коллеги: неизменное духовное интеллектуальное общение и взаимодействие в доброделании

 

«Счастлив доброжелательный дальновидный учитель, ученики которого становятся его коллегами и превосходят его в чем-то. Таким счастливым и доброжелательным человеком был муфтий Шамсиддинхан Бабаханов.

Его ученики по бухарскому медресе «Мири Араб» и Ташкентскому исламскому институту имени имама аль-Бухари вскоре после завершения учебы сами стали руководителями духовных управлений мусульман в своих республиках, ректорами исламских институтов и университетов. Среди них известными деятелями современного исламского мира стали: шейх-уль-Ислам Талгат Таджуддин – руководитель ЦДУМ России, муфтий Равиль Гайнутдин – председатель Совета муфтиев России, шейх-уль-Ислам Аллахшукюр Паша-заде – муфтий Азербайджана, Ахмад-ходжи Кадыров – бывший муфтий и президент Чеченской Республики, мир ему!

Я свидетельствую о том, что ученики муфтия Шамсиддинхана, сами ставшие по милости Аллаха и благодаря своим знаниям и стараниям муфтиями – коллегами своего учителя по должности и общественному положению, – сохраняли и развивали дружеские и профессиональные отношения с ним с любовью и ответственностью за общее дело. Однажды из своей поездки в Узбекистан я привез шейху Равилю-хазрату в подарок книгу Шамсиддинхана Бабаханова «Великие мухаддисы о мире и дружбе между народами». Через несколько дней муфтий пригласил меня и поблагодарил за очень дорогой для его души подарок – замечательную книгу своего учителя шейха Шамсиддинхана.

«Устазу-учителю удалось создать настоящий шедевр в жанре хадисоведения. Передайте, пожалуйста, ему письмо, в котором я выразил ему свое восхищение с этим творческим и интеллектуальным достижением и пригласил его посетить Москву в качестве уважаемого гостя Совета муфтиев России и моего гостя», – сказал муфтий.

В скором времени я передал письмо муфтия Гайнутдина Шамсиддинхану. В это время он был советником Министерства иностранных дел Узбекистана. И увидел в его глазах слезы радости и умиления. «Спасибо вам за содействие в налаживании контактов с моим коллегой, чьими делами и достижениями я как учитель и коллега горжусь, – сказал он. – Приходите завтра за ответом». Письмо Шамсиддинхана и книгу с надписью автора я передал Равилю-хазрату. Но обещанный в письме приезд Шамсиддинхана Бабаханова в Москву не состоялся… Видный религиозный и общественный деятель, известный ученый и дипломат умер в возрасте 66 лет.

Мне выпала обязанность содействовать не только в радостном деле участия в восстановлении прерванного на годы общения и сотрудничества между Шамсиддинханом Бабахановым и Равилем Гайнутдином, но и передать муфтию России скорбную весть о кончине его коллеги Шамсиддинхана. Это было в пятницу утром. Всего через три часа после этого муфтий Равиль Гайнутдин свой вааз – пятничную проповедь – посвятил своим учителям, трем муфтиям из рода Бабахановых, и их выдающемуся вкладу в деле возрождения исламской веры в Советском Союзе, создания системы подготовки кадров имамов-хатыбов, руководителей духовных управлений, восстановления и развития исторических внешних связей мусульман СССР, восстановления хаджа – паломничества мусульман в Мекку и Медину.

Я запомнил на всю жизнь его взволнованный, со слезами на глазах рассказ о том, как муфтий, председатель Духовного управления мусульман Средней Азии и Казахстана, руководитель Отдела международных связей мусульманских организаций Советского Союза шейх Зияуддинхан ибн Эшон Бабахан в одном из худжра – келье – 500-летнего медресе «Мири Араб» в Бухаре подарил ему экземпляр Корана с напутствием «черпать из него бесконечные знания и мудрость и передавать их без устали нуждающимся»: «В последующее годы Коран дарили мне многие короли и муфтии, видные издатели и переводчики смыслов Корана многих стран, для меня они все дороги. Но особенно дорог мне первый мой Коран, полученный в дар из рук моего учителя. Каждый раз, когда я беру его в руки, он меня вдохновляет, напоминает напутствие учителя. И к сегодняшней пропроведи я готовился в автомобиле по этому Корану, подаренному моим учителем, мир ему и его сыну, муфтию Шамсиддинхану, моему яркому учителю и выдающемуся коллеге».

Пронизанные взаимной любовью и восхищением отношения учителя и ученика, полные взаимного уважения и готовности к сотрудничеству отношения коллег-муфтиев были присущи человеческим контактам Шамсиддинхана Бабаханова и Равиля-хазрата Гайнутдина.

Лучше всего об этом свидетельствуют их последние письма друг другу, которые я имел честь передавать адресатам из руки в руки.

 

Анвар Мирзо Хусаинов,

советник председателя Совета муфтиев России



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.