Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Жизнь муфтиев Бабахановых — Глава VI. Деятели Ислама России, Азербайджана и Узбекистана об учителях-наставниках
13.04.2009

ГЛАВА 6

Деятели Ислама России, Азербайджана и Узбекистана об учителях-наставниках

 

Муфтии Бабахановы видели свет в конце тоннеля гнета над верующими

 

Хвала Аллаху за то, что в мои молодые годы дал мне великого учителя – шейха Зияуддинхана ибн Эшон Бабахана и через него – незабвенную плеяду блистательных преподавателей медресе «Мири Араб» во главе с Мухторжоном-дамуллой Абдуллаевым1. Под необыкновенно сильным вдохновляющим воздействием ауры бухарского медресе, которая на протяжении пяти веков намолена неусыпными молитвами учащихся и учителей, Всевышний Аллах дал мне ясное понимание огромной важности получения «здесь и теперь» религиозного образования для будущего служения нашей вере, в то время находившейся в тяжелом состоянии мучительного умирания. Благодаря этому пониманию я в качестве ученика, далее помощника и коллеги своих учителей добровольно и осознаннно посвятил многие годы своей жизни невидимой обычным глазом титанической работе по подготовке российских кадров для возрождения религиозных чувств и веры мусульман. Я уверен, что высокочтимые Эшон Бабахан и его сын и соратник, первый помощник Зияуддинхан осознавали свою благородную миссию. Аллах удостоил меня чести много раз встречаться, общаться и сотрудничать с муфтием Зияуддинханом, и каждая встреча доставляла моральное удовольствие. Зияуддинхан-кари – хафиз Корана, ученый-энциклопедист, прекрасно владел арабским, фарси, узбекским и русским языками, был великолепным собеседником. Он был на редкость обаятельным человеком, чутким к людям, щедрым на моральную и материальную помощь, всегда поддерживал нуждающихся. Я горжусь тем, что с этим великим деятелем Ислама ХХ века много лет сотрудничал и вел совместную работу в качестве инициативного помощника в России, где проводил исламский даават – призыв на учебу в имамы. Занимался отбором верующей, одаренной молодежи из республик, краев и областей России для учебы в медресе «Мири Араб» – главной кузнице кадров будущих организаторов и руководителей духовных управлений мусульман в СССР.

Российские писатели любили говорить: «Да, мы все очень разные по личной судьбе, человеческим и писательским качествам, но нас объединяет то общее, что мы все вышли из гоголевской “Шинели”». Так и мы, более 150 россиян – выпускников бухарского медресе прошлого века, очень разные по личной судьбе и достижениям, но нас объединяет то, что все мы прошли школу муфтия Зияуддинхана, впитали в себя моральные ценности и личный пример нравственного поведения преподавателей медресе, воспитаны общим духом великих религиозных и культурных ценностей священной бухарской земли, где в разные века родились и жили сотни авлия – избранников Аллаха, такие как Бахауддин Накшбанди, Абдухалик Гиждувани, непревзойденный мухаддис имам аль-Бухари и другие великие ученые.

Чувство гордости от того, что мы являемся продолжателями пути великих наших предшественников – Шигабутдина Марджани, Баруди, Ризаутдина Фахруддина, получивших в Бухаре знание основ Ислама, духовно-нравственное и религиозное воспитание, помогало нам, россиянам, преодолевать немалые материальные и психологические трудности в годы учебы в медресе.

Возвращаюсь еще раз к мысли о том, что мы, сегодняшние деятели Ислама в России и в ее регионах, разные, но нас объединяют очень ценные для каждого из нас общие корни воспитания и образования, общие учителя, которые хотели видеть в нас могучее братство выпускников медресе «Мири Араб» и Ташкентского исламского института имени имама аль-Бухари. В этой связи хочу сказать, что создание Фонда имени муфтиев Бабахановых и наше участие в реализации его идей и проектов может помочь (если это будет угодно Аллаху) обновить наше чувство любви и уважения друг к другу, наладить взаимообогащающее и взаимовыгодное сотрудничество, которое сегодня необходимо для интересов будущего нашего общего любимого дела – примерного служения Всемилостивому и Милосердному Аллаху и нашей Отчизне. Поступая так, мы проявим мудрость и дальновидность. Эти черты были главными в трех муфтиях из рода Бабахановых.

Я уверен, что усилия по увековечению памяти трех великих личностей из рода Бабахановых, оказавших с Божьей помощью решающее воздействие на организацию повсеместно огромной работы по возрождению религиозных чувств и веры в Ислам в просторах Советского Союза, священного обряда хаджа, международных связей мусульман, будут иметь большое значение для восстановления разорванных благотворных многовековых отношений дружбы и сотрудничества мусульман России, Казахстана и республик Средней Азии в условиях современной геополитической обстановки.

Глубоко изучая и популяризируя жизнь, духовно-нравственное и научно-педагогическое наследие муфтиев Бабахановых, полное героического лидерства, высокой духовности, мудрости и гуманизма, мы открываем сегодняшней молодежи и подрастающему поколению пример подлинных героев Ислама в новейшей истории. Они при поддержке тысяч своих единомышленников, таких же бескорыстных героев, действовавших отважно и умно во имя Аллаха, помогли сохранить духовные, религиозные, культурные традиции мусульман в годы господства коммунистической идеологии подготовкой большого количества учеников-соратников, придерживающихся умеренного Ислама, дали мощный стимул будущему становлению мусульманских организаций. Как вы думаете, дорогой читатель, 150 российских имамов-хатыбов, подготовленных в Бухаре в годы расцвета атеизма, притеснения государством веры в Единого Бога, – это мало или много? Все познается, как известно, в сравнении и в оценке времени. Если исходить из того, какие трудные условия были созданы религиям и особенно Исламу коммунистической партией Советского Союза, то, на мой взгляд, подготовлено колоссально много. В те годы престиж муллы, имама в обществе был нулевым, в большинстве случаев образ мусульманского священнослужителя показывался негативным. Материальное положение муллы-имама было нищенским. В морально-психологическом плане огромное большинство верующих не видели свет надежды в конце тоннеля. Не было никаких видимых признаков того, что коммунистическая империя в скором времени рухнет. Мои учителя во главе с муфтием Зияуддинханом своей прозорливостью видели свет в конце тоннеля. Поэтому они и торопили нас, своих учеников-помощников, находить на местах таланты и приводить их в Бухару, на обучение. В названных условиях найти среди молодежи (обязательно одаренной, талантливой) желающих обучаться в муллы, да еще в далекой Бухаре, было делом очень трудным, требующим большого терпения и творческого поиска. Субханаллах, Слава Аллаху, что в тех условиях мне удалось найти и мотивировать на выбор такой исторически опасной и бесперспективной профессии, как мулла, таких высокоодаренных, талантливых людей, как Равиль Гайнутдин, Умар Идрисов, Гусман Исхаков, Нафигулла Аширов, Махмуд Велитов, Галимзян Бикмулин, Мукаддас Бибарсов и многих других, которые сегодня являются признанными деятелями Ислама не только в России, но и в мире. Они внесли и продолжают вносить весомый вклад в дело возрождения веры в Ислам в нашей стране.

С муфтием Шамсиддинханом Бабахановым, с большим уважением к его наследственной учености и богатому опыту, я начал сотрудничать как коллега с 80-х годов прошлого века. В те годы я руководил Духовным управлением мусульман европейской части России и Сибири (ДУМЕС). Это время было наиболее трудным для мусульманских организаций страны. Из поступающей информации мы знали, что в Узбекистане идеологи коммунистической партии решили одержать окончательную победу над возрождающимися исламскими структурами. В ход была запущена вся мощь партии и государства – от запугивания и подкупа отдельных религиозных служителей до персональной ответственности каждого коммуниста за состояние полной победы атеизма в каждой отдельно взятой семье. Особому нападению подвергались мусульмане из числа руководителей государственных организаций за соблюдение ими традиционных религиозных обрядов (публичное отпевание покойного – джаназа) и национальных обычаев, тесно переплетенных и пропитанных живительной силой исламской культуры, таких как свадьбы, торжества по случаю обрезания верхней плоти у мальчиков – сунната, празднования в начале весны, 21 марта, нового года – навруза, чествование великого поэта и признанного в мире ученого-энциклопедиста Бабура. Последнее запрещалась строго-настрого еще и по причине того, что он был императором Индии! Выполнять роль лидера мусульман в этих условиях было крайне тяжело и морально, и психологически. Муфтию Шамсиддинхану благодаря его авторитету известного ученого богослова, развитым международным контактам, опоре на память своего мудрого деда и известного отца удавалось оставаться на высоте своего положения. Ему нужно было не только самому не терять лица, не совершать опрометчивых поступков, а личным примером терпения и дальновидности показать путь умеренности: правильного и выигрышного поведения мусульманина в тяжелых условиях сотням служителей религии и преподавателей исламских учебных заведений, тысячам мусульман, находящимся на государственной службе.

Пусть живет и процветает священное дело Ислама, служению которому посвятили всю свою жизнь три муфтия из рода Бабахановых. В жизни их учеников и учеников их учеников пусть продолжится их трудное дело – помогать верующим быть мусульманами!

И Аллах Всемилостивый и Милосердный пусть наградит упомянутых муфтиев по достоинству в мире вечном. Аминь.

 

Шейх уль-Ислам, верховный муфтий Талгат Таджуддин,

председатель Центрального духовного управления мусульман России

 

Об учителях-наставниках с любовью

 

В этом году исполняется четверть века после завершения мною обучения во всемирно известном учебном заведении – бухарском медресе «Мири Араб».

Все эти годы во мне живет горячая любовь и признательность Узбекистану, жителям города Бухары, моим незабвенным учителям из медресе Мухторжону-дамулле Абдуллаеву, мир ему, и Абдулгафуру Раззаку Бухари. Я с огромной благодарностью помню, что именно в благословенной Бухаре развились мои религиозные чувства, любовь к ученым, к непрерывному самообразованию и самовоспитанию. Инициаторами возрождения обучения кадров священнослужителей в медресе «Мири Араб» были председатели САДУМ шейх Эшон Бабахан ибн Абдулмажидхан и его сын, казий Узбекистана, в последующем муфтий Зияуддинхан ибн Эшон Бабахан, которого всю жизнь я считаю своим учителем и наставником.

С высоты нынешнего своего положения, опыта жизни и работы в качестве муфтия и председателя СМР я понимаю, что шейх Зияуддинхан был по-настоящему мудрым и прозорливым руководителем, талантливым педагогом и наставником. Он четко сформировал и в течение всей своей жизни доводил до своих учеников из республик бывшего СССР правильную стратегию жизни: везде, в любых условиях быть образцом соблюдения шариата и тариката, то есть быть настоящим мусульманином, личным примером самоотверженного служения Аллаху пробуждать религиозные чувства мусульман, укреплять их веру в Ислам. Муфтий говорил: «Мы помогли вам развить вашу духовность, дали знания для выбора правильного пути в Исламе – это путь ханафитского суннизма, обогащенного трудами имама аль-Бухари и Бахауддина Накшбанди».

Из уст муфтия Зияуддинхана я впервые услышал арабское слово «аль-васатыя», что можно передать русским словом умеренность. Муфтий обосновывал свою рекомендацию о выборе пути выпускниками медресе «Мири Араб», ссылаясь на суру Корана: «Мы сделали вас общиной, придерживающейся середины, чтобы вы свидетельствовали обо всем человечестве» (2:143). И еще он любил повторять хадис имама Бухари, где говорится, что Пророк Мухаммад, да пребудет с ним мир и благословение Всевышнего, сказал: «Облегчайте, а не создавайте затруднение, возвышайте благое, а не внушайте отвращение к Исламу». Призывы известного ученого и блистательного организатора исламского образования и воспитания шейха Зияуддинхана ибн Эшон Бабахана к умеренному Исламу как лучшему пути в мусульманской религии звучат в бухарском медресе «Мири Араб» и сегодня, где преподаватели и алимы воспитывают в этом духе своих учеников – будущих проводников этой идеи. Есть мудрая поговорка: «Большое лучше видится на расстоянии». В оценке великого вклада трех муфтиев Бабахановых без этой поговорки и эпитетов не обойтись. Шейх Зияуддинхан и его сын муфтий Шамсиддинхан призывали своих учеников:

– уважать и знать ценности всех мазхабов исламской религии, по-братски сотрудничать с ними во всем;

– признавать законность других религий и сотрудничать с ними в борьбе с безбожием, социальными бедами, невежеством, укреплении дружбы народов;

– в рамках установлений Корана и хадисов Пророка, в лучших традициях Накшбандийского тариката взаимодействовать с властями всех уровней в вопросах гуманитарной и благотворительной деятельности, создания лучших материальных условий для отправления религиозных потребностей верующих, помогать родному государству в воспитании у граждан-мусульман чувства патриотизма, трудолюбия, стремления к знаниям, законопослушному поведению, в борьбе с пьянством, преступностью.

Муфтии Бабахановы, как известно, своим образцовым поведением в повседневной жизни, инициативным сотрудничеством в рамках Конституции и законов показывали достойный пример эффективного взаимодействия с органами государственной власти и управления. Они активно устанавливали личные дружеские контакты и искренне сотрудничали со всеми мазхабами Ислама, а также со всеми конфессиями единобожия в решении возникающих вопросов и проблем. Они осуждали бездействие и безынициативность своих коллег и подчиненных в этих вопросах.

Очень ценным, на мой взгляд, является и концептуальная идея нашего учителя о приоритете воспитания в учебном процессе. Наши бухарские учителя считали, что человека необходимо научить чему-нибудь полезному, дальше он должен расти путем непрерывного самообразования, изучая опыт работы своих коллег, достигших положительных результатов в просветительской работе и пользующихся авторитетом среди уммы .

В целях воспитания у учащегося лучших качеств человека и мусульманина в период учебы мои учителя больше времени уделяли индивидуальному общению с нами, изучению примеров из жизни и деятельности подлинных героев Ислама, достойных подражания.

Как актуальны эти подходы и сегодня! К большому сожалению, выпускники российских исламских медресе и университетов в большинстве случаев становятся узкими специалистами, умеющими только читать и писать по-арабски. Они слабо знают историю религий и недостаточно интересуются жизнью и деятельностью истинных героев, верных служителей Ислама разных веков, в том числе практически не занимаются заимствованием передового опыта и достижений своих коллег, которые рядом. У нынешнего молодого поколения по сравнению с выпускниками «Мири Араб» недостаточно развиты морально-психологические и волевые качества, то есть порой им недостает готовности в необходимых условиях к сабру – терпению, смелости и изобретательности в преодолении возникающих трудностей и проблем.

Нам, ученикам муфтиев, необходимо ввести в практику проведение ежегодных Бабахановских чтений в Бухаре, Ташкенте и в других городах стран СНГ. Убежден, что обсуждения и дискуссии на эти темы на основе изучения богатейшего наследия трех муфтиев из древнего рода, восходящего по достоверному шеджере (родословное древо) к первым распространителям и просветителям исламской религии в Средней Азии, без сомнения, будут очень полезны, особенно для подрастающего молодого поколения священнослужителей. Эти чтения станут стимулом для более глубокого познания новейшей истории, возрождения, сохранения и развития взаимообогащающей, взаимовыгодной многовековой дружбы и сотрудничества народов, мусульманских ученых, деятелей литературы, культуры, науки и образования России, Узбекистана и других братских стран. В этом смысле я активно поддерживаю инициативу Фонда имени муфтиев Бабахановых по организации и проведению ежегодных научно-практических конференций в формате «Бабахановских чтений» и идею проведения в 2009 году в Ташкенте, Бухаре и Москве международного форума «Жизнь муфтиев Бабахановых. Служение возрождению Ислама в Советском Союзе» в честь 150-летия со дня рождения Эшона Бабахана ибн Абдулмажидхана, 100-летия со дня рождения шейха Зияуддинхана ибн Эшон Бабахана и 70-летия со дня рождения Шамсиддинхана Бабаханова.

Без сомнения, намеченные мероприятия очень необходимы и бесценны для справедливой оценки жизни и деятельности муфтиев Бабахановых и их соратников в в деле пробуждения религиозных чувств мусульманской уммы Советского Союза и возрождения веры в Ислам в годы господства коммунистической идеологии.

Выражаю надежду, что высказанные мною мысли и оценки новейшей истории Ислама и роли в ней муфтиев Бабахановых созвучны с мыслями моих коллег из стран СНГ, руководителей всемирных, международных и национальных исламских организаций. Мы должны высоко ценить свою новейшую историю и его героев, пропагандировать и распространять их духовно-нравственное наследие, опыт работы среди молодежи, посвятившей свою жизнь служению Аллаху.

 

Шейх, муфтий Равиль Гайнутдин,

председатель Совета муфтиев России,

председатель Духовного управления мусульман европейской части России,

член Общественной палаты при Президенте Российской Федерации

 

Сохранить и развивать исторические традиции

 

Ас-саляму алейкум ва рахматуллахи ва баракатуху!

С большим радостным душевным волнением воспринял сообщение о создании Фонда имени муфтиев Бабахановых. В этой связи мне представилась возможность написать воспоминание о них. Дай Аллах, чтобы этот Фонд стал уважаемой международной общественной, просветительской и благотворительной организацией – надежным мостом и духовным центром народной дипломатии в деле развития исторической и взаимообогащающей дружбы и сотрудничества мусульман России и Средней Азии. Я уверен, что руководители всех духовных управлений мусульман России, наши уважаемые ученые-алимы, представители всех сословий мусульманской уммы страны от души мечтают о восстановлении прерванных связей. Ибо все прекрасно понимают, какой огромной положительной силой взаимодействия и взаимовлияния обладали и обладают личные контакты, общение и сотрудничество в духовной, образовательной и культурной сфере, в бизнесе между мусульманами Средней Азии и Казахстана – носителями лучших традиций ханафитского накшбандийского суннизма – и их единоверцами в России. За последние 16 лет разрыва связей, прекращения известных полезных традиционных отношений дружбы между мусульманами мы многое потеряли. Затрону лишь одну сторону вопроса – нашу моральную ответственность за сохранение исторических взаимополезных связей на уровне настоящего родства и братства, передачи эстафеты дружбы нашим детям и внукам. Известно, что призыв – исламский даават – народам Северного Кавказа принесли посланцы священной Бухары, и наши народы помнили и ценили своих первоучителей – имама аль-Бухари, Сулеймана Бахорзи, Бахауддина Накшбанди.

Делом чести и благородства для наших народов было все эти века направлять лучших своих сыновей для получения образованием и воспитания в Бухару и Самарканд. Простит ли нам история бездарную потерю в ХХI веке этих исторических ценностей? На мой взгляд, необходимо совместными усилиями мусульманских организаций возродить массовые поездки всех поколений верующих региона в святые для их предков города – Бухару и Самарканд. С любой точки зрения духовный и просветительский туризм в Среднюю Азию и Казахстан для народов Северного Кавказа гораздо важнее и полезнее, чем поездка куда бы то ни было. Поездки в арабские страны и Турцию хороши, но там из-за языковых барьеров возможности общения и установления дружбы и сотрудничества ограничены.

Я также поддерживаю идею возрождения в ближайшей перспективе обучения и воспитания молодежи России в бухарском медресе «Мири Араб», где есть удивительная аура для пробуждения религиозных чувств, исторической памяти. Традиция – это великая сила народов, и ее нельзя обрывать, этому учили нас прекрасные наши учителя-наставники, муфтии Бабахановы.

 

Шейх, муфтий Исмаил Бердиев,

председатель Координационного центра мусульман Северного Кавказа

 

Судьба великих

 

Когда я поступил учиться в медресе «Мири Араб», а это был 1980 год, в СССР строили развитой социализм, а Узбекской ССР помогали, собирая белое золото – хлопок.

Муфтия Заяуддинхана Бабахана я близко не знал и видел только издалека пару раз. Конечно же, кто такой великий шейх муфтий Бабаханов – все исламские дела в республике замыкались на этом человеке, его заместителях и его помощниках, – и кто такие мы, шакирды медресе «Мири Араб»! В то время у нас не было никакого повода, чтобы быть с ним знакомым, да и близко к нему подойти мы бы никогда не посмели. Даже имя его мы все произносили с неким трепетом. Но масштаб личности муфтия Зияуддина мы начали осознавать после того, как его не стало. Ибо в день, когда он умер, замерла в трауре Бухара, Ташкент встал в оцепенении, и думаю, что все города Средней Азии, всегда кипящие, затихли и замолкли. Боясь проявления великого уважения к этому человеку со стороны ученых алимов всего мира, которые бы обязательно приехали на похороны, власти велели похоронить его в день смерти.

Поистине мудрость шейха, его великие способности мы осознали потом, когда появилась возможность общаться с его соратниками.

После смерти шейха Среднеазиатское духовное управление мусульман (САДУМ) возглавил его сын Шамсиддинхан Бабаханов. Прозорливость и ум этого человека позволили ему сохранить в аппарате САДУМ всех замов своего отца. С самим муфтием Шамсиддинханом мне тоже не довелось быть лично знакомым – опять же не мог посметь подойти к шейху и представиться, да и особых заслуг тогда у нас тоже не было, чтобы муфтий знал лично бедных студентов вообще и меня в частности.

Но с некоторыми сподвижниками и соратниками муфтиев Ба-бахановых я имел честь быть знакомым и считаю это большим счастьем. В том, что эти люди тогда состоялись как организаторы и ученые, несомненно, заслуга муфтиев Бабахановых. Отец и сын Бабахановы сумели в те непростые, атеистические времена построить и возглавить очень сильную, влиятельную и авторитетную организацию – САДУМ. Более того, они сумели привлечь к работе в Духовном управлении мусульман образованных, высококультурных, разносторонне развитых людей, имеющих и светское, и религиозное образование, создать медресе «Мири Араб» и Исламский институт имени имама аль-Бухари, открыть свое издательство, наладить международные связи, воспитать плеяду толковых учеников, последователей и продолжателей славного дела служения вере, Отечеству. И вместе с тем довольно продолжительное время оказаться в забвении, как будто бы не было этих великих людей в истории Ислама СССР, Средней Азии, России…

Наверное, это судьба многих великих – потомки завидуют им, но, даже начиная историю с себя, достигнуть нравственных и созидательных высот своих предшественников не могут. Хвала Аллаху, как невозможно затмить солнце, так же невозможно вычеркнуть из истории человечества великих его представителей, которые положили свои благородные жизни на служение Исламу, человечеству, простому человеку.

Мой путь служения людям на моей родной нижегородской земле начался 20 лет назад, с окончанием духовных школ Бухары и Ташкента. В 2007 году, спустя два десятка лет после окончания медресе «Мири Араб» и Ташкентского исламского института, я вновь посетил Узбекистан, вновь побывал в тех местах, где прошли годы моей учебы. Мне не довелось быть знакомым с муфтиями Бабахановыми, но на этот раз Аллах подарил мне встречу со старейшиной рода Бабахановых – Софияхон-ханум Бабахановой. Вдохновленный этой встречей, посещением дома династии Бабахановых в Ташкенте, этой поездкой в целом, по возвращении я написал книгу воспоминаний о бухарских годах моей жизни, которую посвятил светлой памяти моих духовных наставников, и выступил инициатором создания Фонда имени муфтиев Бабахановых в Нижнем Новгороде.

Я искренне рад выходу в свет этой книги, ибо наконец у нас появилась возможность воздать должное исламским просветителям, деяниями которых началось духовное возрождение в нашей стране. И я рад отметить, что событие это состоится в канун празднования 15-летия учреждения Духовного управления мусульман Нижегородской области, ибо истоки деятельности ДУМНО неразрывно связаны с жизнью муфтиев Бабахановых. Да благословит Аллах их род, их последователей, их друзей, их близких, облагодетельствует их Раем. Да вспомнят их потомки добрыми молитвами и благородными делами!

 

Шейх Умар Идрисов,

председатель Духовного управления мусульман

Нижегородской области

 

Трудное счастье – быть муллой в России

 

Сегодня я – имам-хатыб Духовного управления мусульман Тюменской области. Более 20 лет руковожу большой растущей религиозной структурой, куда входят десятки мечетей, медресе, ряд благотворительных и общественных организаций. В целом я человек счастливый. Ибо Аллах удостоил меня чести встать во главе огромного по значению дела – дела содействия возрождению религиозных чувств и веры в Ислам целого региона, быть инициатором и строителем десятков мечетей, принимать участие в создании медресе, благотворительных фондов. Главное – я наполнен счастьем оттого, что служу Аллаху и своей Родине, верующим братьям и сестрам честно, не жалея сил. Главное для меня – награда Аллаха, обещанный им Рай, вечная жизнь, альхамдулилля. Эта высокая цель и высокое ожидание, страх перед Аллахом помогает мне преодолевать бесчисленные земные трудности и невзгоды, встречающиеся на пути муллы-священнослужителя в России в наши дни. Трудное счастье ко мне пришло через многие испытания.

А начиналось все в далеком 1982 году в Тюмени со встречи с замечательным человеком, ставшим моим учителем. Это Талгат-хазрат Таджуддин, муфтий Духовного управления мусульман европейской части России и Сибири. Он занимался главным образом подбором единомышленников для обучения в бухарском медресе «Мири Араб». Сейчас он известен в России и во всем мире как руководитель Центрального духовного управления мусульман России. Я тогда был 28-летним парнем, очень довольным своей жизнью, с большими заработками: я был лихим таксистом в быстрорастущей столице нефтяной отрасли страны – Тюмени. Почтенный мулла единственной в городе мечети, уважаемый мной бабай, попросил меня повозить по области гостя – молодого муфтия из Уфы. Уверенный в себе Талгат-хазрат поставил перед собой задачу: найти молодого человека, желающего стать религиозным служителем. Мы ездили по городам, районным центрам области в поиске молодых одаренных людей, имеющих предков из числа верующих и готовых посвятить свою жизнь служению Аллаху в качестве священно-служителя. Но выполнить эту задачу тогда в Тюмени, как мне казалось, было невозможно, потому что там начался «нефтяной бум». Всюду по городу и области на огромных стендах, заборах, газетах и по радио объявляли о том, что нужны рабочие, специалисты для нефтянки, и обещали золотые горы, квартиры, быстрый карьерный рост. И в это время найти у нас в городе и области молодого одаренного человека без вредных привычек да еще из хорошей семьи верующих мне казалось делом абсолютно безнадежным. Больше 10 дней мы колесили с Талгатом-хазратом по области. Встречались с десятками молодых людей, побывали во многих уважаемых семьях коренных жителей Западной Сибири. И каждый раз Талгат-хазрат, вдохновляясь от частого повторения своего желания в виде дуа «Аллах бирса мунда биз зур малайни тапабиз» («Аллах если поможет, здесь мы найдем нужного нам человека»), начинал свои прекрасные умные рассказы о пользе просвещения и обучения основам Ислама для жизни в обоих мирах, о прекрасном будущем служителя веры, о священном городе Бухаре с его сказочными памятниками старины, счастливыми, довольными своей жизнью людьми – мусульманами, которые не пьют, не курят, раздают милостыню, совершают молитвы всей семьей, проводят прекрасные праздники с песнями и танцами, где изобилие вкусной еды, овощей и фруктов и т. д. Родители всех кандидатов в муллы плакали от умиления и будущей перспективы своего сына в качестве уважаемого муллы. Но сыновья не видели счастья в предложении муфтия и не верили в перспективность профессии имама. Они видели, как живет мулла-бабай, в каком плачевном состоянии мечеть и как мало верующих прихожан.

Всюду во время беседы от чистого сочувствия я садился рядом с муфтием и внимательно слушал его блистательную речь, которую он излагал умно, с душой. Вначале я был уверен, что дело безнадежное. Однако, убеждая других, он убедил меня в том, какое это возвышенное дело – посвятить свою жизнь служению Аллаху Всемилостивому и Милосердному! И когда я обратился Талгату-хазрату с вопросом, гожусь ли я для стези муллы, он сказал: «Говорил же все время, даст Аллах, найдем лучшего парня Тюмени для учебы в Бухаре, кто будет в будущем имамом-хатыбом большой мечети. Хвала Аллаху, он внушил тебе это желание, очень дорожи этим своим выбором! Аминь».

Талгат-хазрат через несколько дней после этого повез меня в Бухару, из рук в руки передал на обучение и воспитание директору медресе «Мири Араб». Годы учебы в Бухаре я вспоминаю с благодарностью. Нас здесь учили замечательные дамуллы-преподаватели. Они были прежде всего настоящими мусульманами, безукоризненно соблюдающими установления шариата, доброжелательными людьми с щедрой душою.

Например, всеми уважаемый ученый-богослов и любимый преподаватель Мухторжон-дамулла Абдуллаев (в середине 90-х годов он был муфтием Узбекистана) каждые выходные непременно забирал к себе домой двоих-троих учащихся в гости, где их ждали прекрасные угощения, посещение бани. Таким образом проводилось ненавязчивое обучение поведению и жизни мусульманина в семье и в быту в рамках исламских канонов культуры. Так поступал не только наш любимый дамулла, но и многие другие преподаватели – люди скромного достатка, но щедрой души. Разве такое забудешь! Когда я вспоминаю о доброте и чуткости своих учителей, всегда совершаю дуа-молитвы об их благополучии в обоих мирах.

Я также на всю жизнь сильно полюбил не передаваемый словами прекрасный вкус горячей бухарской лепешки, которую на тандыре, установленной прямо на территории медресе, выпекал мой однокурсник Бахшулла-мулла, ныне уже много лет служащий имамом-хатыбом Соборной мечети мемориала Накшбанди. Я ему помогал, чем мог (чаще просто добрым словом, рассказами о Сибири), ежедневно и за это получал две-три лепешки в дар, которые помогали мне и моим друзьям поддерживать тонус. Во главе с преподавателями мы, учащиеся, содержали здание медресе в порядке. Однажды мы осуществляли ремонт на втором этаже, со мной случилось несчастье: я по неосторожности электропилой отрезал четыре пальца одной руки. Хвала Аллаху, к этому времени моя вера в Бога, понимание сути предопределения судьбы укрепилась настолько, что я воспринял случившееся как испытание Аллаха, которое надо было пройти с красивым сабром – терпением – и продолжить учебу. Я тогда многое понял и переоценил.

Я с благодарностью помню и всегда рассказываю о Бухаре – городе могучей силы Ислама, центре исламской культуры и образования, где религиозная жизнь бьет ключом в каждой семье, где настоящий дух веры, возвышающий человека над низменными страстями, видишь на каждом шагу.

Я уверен в большой пользе восстановления многовековых традиций дружбы, сотрудничества, установления родственных отношений между мусульманами Узбекистана и Западной Сибири, возрождения обучения нашей молодежи в благословенном 500-летнем медресе «Мири Араб». И готов в этих благородных делах сотрудничать с Фондом имени муфтиев Бабахановых. И я хочу публично поблагодарить еще раз шейха Талгата Таджуддина, своего учителя, который благодаря своему наставнику муфтию Зияуддинхану ибн Эшон Бабахану в начале 80-х годов прошлого века увидел свет в конце тоннеля безверия и убедил меня и многих других выбрать путь священнослужителя. Низкий поклон вам, мои учителя!

 

Шейх, муфтий Галимзян Бикмуллин,

председатель Духовного управления

мусульман Тюменской области

 

Открываются двери, в которые стучатся

 

Слава Аллаху, научившему человека тому, что он не знал, мир и благословение Аллаха его посланнику Мухаммаду, мир ему и благословение Всевышнего, его семье и благородным сподвижникам до дня воскресения. Мир и благословение трем муфтиям из рода Бабахановых, мудро и отважно послужившим по воле Аллаха великому делу возрождения веры в Ислам в массах мусульманской уммы Советского Союза, аминь!

По воле Всевышнего в 1971 году я успешно сдал вступительные экзамены в Уфе и в САДУМ и был принят в медресе «Мири Араб» в древнем городе Бухаре. Годы учебы, духовно-нравственного и культурного воспитания в Бухаре и в последующем в Ташкентском исламском институте имени имама аль-Бухари помню и ценю с каждым годом прожитой жизни все больше и выше. Ибо все огромное, как говорится в поговорке, лучше видится издалека. В данном случае для меня это видится издалека с точки зрения времени, опыта жизни и служения имамом-хатыбом в годы перестройки и великих перемен.

Я прекрасно помню и наполнен вечной благодарностью своим учителям-наставникам: Абдулатифхану-дамулле, директору медресе, уважаемым алимам-преподавателям, которых мы с любовью и почтительностью называли бухарским многозначительным словом «дамулла». Среди них Касымхан, Усманжан, Авазхан и прекрасный авторитет в учености и доброделании Мухторжон Абдуллаев, мир ему!

Часто вспоминаем годы совместной учебы в Бухаре с моими однокурсниками Зулькарнаем Шакирзяновым из Кировской области, Фаридом Сайфуллиным из Оренбургской области, Нурмахаммадом Нигматуллиным из Башкортостана, Рахимуллой и Юнусом из Татарстана. Среди старшекурсников в медресе ярко выделялись своими способностями в овладении знаниями Абубакар Бикмаев, Джагфар Панчиев, Аббас Бибарсов, прибывшие в Бухару из деревни Средняя Елюзань, что недалеко от Пензы. Эта деревня знаменита в России тем, что там проживает самое многочисленное поселение татар-мусульман.

Представитель Республики Татарстан Талгат Таджуддин выделялся среди студентов высоким уровнем знания арабского языка, он отлично усваивал и другие предметы. Качество обучения и воспитания будущих имамов-хатыбов и руководителей мусульманских организаций в Бухаре и в Ташкенте было высоким. Свидетельством этому служит то, что все мы нашли впоследствии свое место в возрождении религиозной жизни, системной работы в деле духовно-нравственного воспитания мусульман, состоялись как счастливые люди, создавшие успешные семьи. Я лично горжусь тем, что за прошедший период мою и моего покойного брата Абдулкадыра трудную, но почетную профессию муллы-священнослужителя избрали своей жизненной стезей 10 моих детей, племянников, зятьев. И их число, по всей видимости, будет возрастать, иншааллах!

Встречи и беседы с великими деятелями Ислама ХХ века – муфтиями Зияуддинханом ибн Эшон Бабаханом и Шамсиддинханом Бабахановым – оставили в моей памяти яркие воспоминания и сильную мотивацию к действию. Они щедро передавали нам свой опыт и знания в достижении реальных результатов в создании и укреплении материальной базы учреждений Ислама. Они исповедовали ханафитский накшбандийский суннизм, в основе которого – твердое следование срединному пути, готовность и умение взаимодействовать с властями, рассматривая эту работу как часть деятельности по укреплению основ государства и общества. Муфтии учили нас проявлению сабра – терпения и настойчивости в достижении поставленных целей. Их завет – открываются двери, в которые стучатся настойчиво, с упованием на милость Аллаха – помог мне совершить одно из главных дел в своей жизни. Мне удалось содействовать, при Божьей поддержке, возвращению в 1991 году мусульманам Москвы исторической Соборной мечети. Эта первая мечеть в истории Москвы была построена в 1813 году в ознаменование героического вклада мусульман России в победу над войском Наполеона. Территориально мечеть расположена в радиусе не более километра от Кремля. В советское время она была передана радиозаводу под склад. Согласно законодательству России, в 1989 году мы создали религиозную организацию мусульман «Байт Аллах». При ней образовали инициативную группу по возвращению Соборной мечети мусульманам как бесценной исторической и духовной ценности. С просьбой о возвращении исторической мечети мусульманам стучались в двери десятков учреждений и чиновников от городского до федерального уровней. В самые трудные дни безысходности мне и моим единомышленникам помогали завет и личный пример муфтиев Бабахановых.

В один из прекрасных дней 1991 года по воле Аллаха власти вернули нам Соборную мечеть на Большой Татарской улице. На ступеньках полуразваленной мечети в честь этой радостной вести я прочитал благодарственную молитву Аллаху Всемилостливому и Милосердному, просил Создателя наградить благами обоих миров всех тех, кто нам помог в этом богоугодном деле. В числе первых я упомянул и моих учителей-наставников – муфтиев Бабахановых.

 

Шейх, муфтий Махмуд Абдулхак Велитов,

глава религиозной организации мусульман «Байт Аллах», Москва

 

Следую наказу учителя

 

 Шейх Зияуддинхан ибн Эшон Бабахан – человек высокой культуры и большого обаяния. Учитель целого поколения учителей, богословов с глубоким знанием и опытом. Устад (наставник), обладавший огромным мастерством. Мы считали его чутким педагогом, к которому обращались как к самому близкому человеку, зная, что непременно получим верный совет и необходимую поддержку. Мы, его ученики, а потом и студенты, нуждались в нем, хотели, чтобы он поскорее открыл нам тайны нашей священной религии Ислам.

Нам, его ученикам, очень хотелось быть похожими на него, мы старались брать с него пример буквально во всем. Он учил нас иметь собственный цельный взгляд на окружающий мир и непрестанно повышать уровень своих знаний. Он всегда подчеркивал, что каждый человек, независимо от своего вероисповедания, должен быть еще и гражданином – патриотом своей Родины.

Мы гордимся тем, что были непосредственными слушателями его вдохновенного слова, полного чувства любви к людям и призыва к дружбе и сотрудничеству между народами земли. Он прививал нам чувство уважения к интересам и заботам каждого человека, подчеркивая неповторимую ценность всякой человеческой жизни. Он учил единому Исламу, всегда предупреждал нас о разрушительной опасности сектантства, которое квалифицировал как трагедию религии. У этого благородного педагога в одном и том же классе учились студенты-сунниты и студенты-шииты, и никто при этом даже не вспоминал, к какому направлению он относится. Наказ нашего великого учителя мы, его первые ученики, несем через всю нашу жизнь.

 

Шейх уль-Ислам Аллахшукюр Паша-заде,

председатель Духовного управления мусульман Кавказа

 

Бесценные заслуги моих учителей

 

Шейха Зияуддинхана ибн Эшон Бабахана я знал с 1971 года, со дня моего поступления в Ташкентский исламский институт имени имама аль-Бухари. Я старался внимательно слушать его выступления не только в стенах института, но и на пятничных молитвах и проводимых научных дискуссиях. Я учился у него во всем. В последние годы его жизни из всего состава работников САДУМ он часто приглашал меня и давал поручения по выполнению работ научного характера. При подготовке текста его выступления или вынесении фетвы на определенную тему он поручал мне принести из библиотеки такую-то книгу, открыть такую-то страницу или же раздел, прочитать абзац и подготовить его перевод. Открывая страницу, я моментально находил тот материал, о котором шла речь. Я поражался его феноменальной памяти, ведь в библиотеке насчитывалось около 30 тысяч религиозных книг, и каждую книгу он не только прочитывал, но и запоминал. Пользуясь моментами нашего общения, я старался узнать у него ответы на интересующие меня вопросы религиозного характера. Мне кажется, что среди его учеников мне посчастливилось больше всех быть полезным ему в подготовке научных вопросов. В итоге я основательно освоил знания, приобрел навыки по использованию литературы по всем направлениям Ислама, и сейчас я с большим удовлетворением передаю приобретенные знания своим ученикам. В пробуждении в каждом из нас, учеников, увлеченности к знаниям и научным исследованиям есть заслуга нашего великого учителя Зияуддинхана ибн Эшон Бабахана. Он был очень внимательным и заботливым по отношению к ученикам. Он замечал, как и во что мы одеты и обуты. Если находил нужным, то ненавязчиво, не задевая нашу гордость, с юмором, в безобидной форме мог подарить нам обновку. Сегодня тысячи учеников продолжают его благородное дело, получая моральное удовлетворение от того, что полученные ими знания помогают людям в повышении интеллектуального уровня, способствуют глубже познавать Ислам.

Светлая память о Шамсиддинхане ибн Зияуддинхане в сердцах его учеников сохранится на всю жизнь. Я считаю его своим вторым учителем. Я многому научился у него, например: взаимоотношению с другими лицами; этике ведения беседы; соблюдению трудовой дисциплины; с душой относиться к научным изысканиям; быть в хороших отношениях с имамами, стараться объединять их во имя общей работы; выявленные недостатки в работе вовремя пресекать, работникам, допустившим ошибки в работе, помогать их исправить и терпеливо показывать пути недопущения их впредь; быть терпимым во всем; не кичиться своими знаниями, ученой степенью; быть в хороших отношениях с семьей и родственниками; бесценную жизнь не прожигать зря; быть полезным своему народу; не отрываться от научной деятельности; в меру своих возможностей и способностей оказывать помощь нуждающимся – вот такие человеческие качества он старался привить своим ученикам и подрастающему поколению. Усвоив эти качества, применяя их в своей жизни, мы становимся чище душой и ближе к умме. На протяжении своей короткой жизни наш учитель, крупный ученый-богослов Шамсиддинхан, старался быть полезным государству и обществу, укреплять мир и дружбу между народами, помогать молодежи получить знания и специальность, заниматься благоустройством территорий, пропагандировать высокую культуру в человеческих отношениях – одним словом, он не жалел знаний и сил в претворении их в жизнь. Его образцовая жизнь является для нас примером. Пророк Мухаммад, да пребудет с ним мир и благословение Всевышнего, говорил: «Великий Аллах любит Своего раба, когда тот берется за работу и исполняет ее хорошо» (Байхаки). Без преувеличений можно сказать, что наш брат Шамсиддинхан – пусть будет доволен им Аллах – из тех людей, которых любит Аллах.

 

Шейх Абдулазиз Мансур,

заместитель муфтия Узбекистана,

ученый-богослов, автор перевода смыслов Священного Корана на узбекский язык

 

Гордость уламов Узбекистана

 

С первых дней независимости Узбекистана глава государства уделяет большое внимание моральным ценностям своего народа и великим достижениям его ученых. Он подчеркивает, что моральное наследие народа оценивать надо в тысячу раз дороже материальных богатств, и призывает тщательно беречь нравственные ценности и особенно богатство нашей религии, с ответственностью донести все это молодежи, и он показывает личный пример в реализации этих благородных задач. Мы ценим призыв Юртбоши, главное внимание уделяем воспитанию наших детей в духе национальных и нравственных ценностей. Именно с этой точки зрения достойна всяческого уважения самоотверженная деятельность шейха Эшона Бабахана и шейха Зияуддинхана-хазрата, являющихся гордостью священнослужителей Узбекистана в деле укрепления нравственности народа и обеспечения спокойствия.

Бесценен вклад Эшона Бабахана и Зияуддинхана-хазрата в сохранение нашей священной веры и высоких ценностей нравственности нашего народа в годы советского режима. Прежде всего надо отметить, что создание САДУМ в те времена требовало мужества, равного с готовностью отдать жизнь за это дело. Чрезвычайно прозорливые, тонко чувствующие режим времени, они с блеском справились с этим делом. Жизнь многих священнослужителей Узбекистана сохранена благодаря усилиям двух великих личностей. Наделенные высокими организаторскими способностями отец и сын были еще и одаренными учеными. Эшон Бабахан был признанным знатоком ханафитского мазхаба, Зияуддинхан-кари был хофиз Корана – знал его наизусть Коран, был прекрасным знатоком всей красоты и содержательности арабского языка. Фикх – мусульманское право – знал на уровне мудрого применения ситуационной оценки. Он особо интерисовался жизнью и деяниями великих деятелей истории. Основателями и организаторами библиотеки Духовного управления мусульман тоже были эти две великие личности. В обстановке того времени нельзя было и мечтать увидеть когда-либо труды имама аль-Бухари на его родине. При помощи Аллаха Зияуддинхану-хазрату удалось издать в полном объеме книгу «Адабул-муфрад». Это достижение можно назвать героизмом. Еще одной из великих заслуг этой личности можно назвать учреждение им Ташкентского исламского института имени имама аль-Бухари. Он пригласил в институт ученых, высококвалифицированных преподавателей, обеспечил материальную базу содержания учебного заведения.

Я много раз встречался с шейхом Зияуддинханом-хазратом и каждый раз открывал для себя новые качества этой выдающейся личности. Аллах дал ему все лучшие достоинства человека и мусульманина. Он был наполнен прекрасным внутренним содержанием, внешней красотой. Ему были присущи скромность, чуткость, обаяние, мягкость, интеллект, и все это украшало его и создавало прекрасную целостность. Его неизменное уважение к ученым, любовь, забота и щедрость по отношению к студентам является прекрасным примером для подражания.

Добиться признания и уважения ученых, священнослужителей всех уровней могут только те личности, кого Аллах наделил такой счастливой судьбой. Эшон Бабахан и Зияуддинхан-кари удостоились такого счастья. Многие известные личности нашего народа с гордостью рассказывают о том, что они удастаивались чести встречаться, общаться с этими двумя выдающимися деятелями, получать их дуа-благословение.

Мой учитель, покойный Абдулазиз-кари-хазрат, подчеркивал, что у Зияуддинхана-кари он всегда видел нравственность Пророка Мухаммада, да благословит его Аллах и приветствует.

Известный своей щедростью в нашем народе Салимбай-ака тоже часто говорит: «Мне удалось послужить Зияуддинхану-хазрату и получить много его дуа-благословений». Утверждения уважаемых лиц свидетельствуют, насколько высоким был авторитет в народе этих духовных лиц – верных просветителей Ислама.

Надеемся, что Аллах Всемилостливый и Милосердный удостоит великих деятелей Ислама – шейха Эшона Бабахана, шейха Зияуддинхана ибн Эшон Бабахана и муфтия Шамсиддинхана Бабаханова – за их благородные труды великими наградами, аминь.

 

Шейх Анвар Турсунов,

главный имам-хатыб Ташкента



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.