Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Ислам на Нижегородчине: энциклопедический словарь
16.02.2009

Фаизханов, Габделгаллям б. Фаизхан (1850–1910) — экономист, просветитель. Младший брат Х. Фаизханова После окончания медресе «Марджания» два года работал там хальфой, затем продолжил учебу в Казанском университете и получил свидетельство преподавателя рус. яз. Вскоре он оставил педагогическую работу и занялся коммерцией, совмещая ее с научной и литературной деятельностью. Ф. переехал в Уфу, работал в медресе «Галия» преподавателем, казначеем ОМДС, служил в торговой конторе.

На формирование взглядов Ф. особое влияние оказал его родной брат Х. Фаизханов. Знание русского и восточных языков сделали для него доступными русскую и мировую литературу. Ф. перевел на татарский и издал труды «Тути-наме» («Рассказы попугая», Казань, 1891 г.); «Шаджараи тюрк» («Родословная тюрок» Абу-л-Газы Бахадур-хана, Казань, 1891 г.), «Калила и Димна» (Казань, 1899 г.). Среди оригинальных трудов: «Хикайат ва малакат» («Сказки и пословицы», Казань, 1896 г.) — сборник сказок, баитов и пословиц; учебники «Татар телигэ кыскача гилми сарыф» («Краткая грамматика татарского языка» — Казань, 1887 г.) и «Гомуми жэгърафия» («Всеобщая география» — Казань, 1888 г.).

Основной экономический труд Ф. — «Книга собеседований (трактаты) о средствах к жизни и изобилию» («Китабы мажалис — ас-сарват ва ал-магаш») (209 с.). Работа над «Книгой собеседований….» была закончена автором в 1890 г. Разрешение цензурного комитета на ее публикацию было дано в 1892 г., однако монография не вышла из печати по неизвестным причинам. В 1975 г. Ф. Г. Газизуллин опубликовал ее рукопись с комментариями. Ф. был приверженцем классической школы политической экономии. Особое влияние на взгляды его оказала работа Адама Смита (1723–1790) «Исследование о природе и причинах богатства народов». По Ф., богатство представляет собой стоимость материальных благ, находящихся в руках нации (народа). Среди главных факторов богатства автором выделяются следующие: разделение труда; накопление капитала.

Как ученик улема Ш. Марджани Ф. исходит не только из существования Бога, но и из необходимости для человека приумножать богатства этого мира. Здесь он следует выводам Марджани, изложенным в книге «Мустафад ал-ахбар фи ахвал Казан ва Болгар». Ф. пишет: «Мир природы, окружающие условия учат, каким образом люди могут облегчить добывание средств существования». Но люди, получившие от Бога землю, сами должны приумножать свои богатства: «Если бы земля не родила хлеба или же она была плодородной, но народы, ее населяющие, не умели бы вести земледелие, то… люди не могли бы существовать». Ф. отразил в своем труде реалии эпохи промышленного переворота в России в 1880–1890­е гг. Ф. резко критиковал гигантоманию и монополизм производства. Ф. указывал, что немногочисленные монополисты навязывают рабочим низкую зарплату, что не дает возможность пролетариату вести достойную жизнь. Выход Ф. видел в росте промышленности, где постоянно растет отдача производства, а в сельском хозяйстве она постоянно снижается. Основу городской экономики должны составить мелкие производители, то есть средний класс. Ф. был сторонником торговли: «Население каждого края на деньги, полученные в обмен на производимые и продаваемые товары, покупает товары, которые оно не создает, но в которых нуждается». Автор дал определение таким новым для татар и достаточно новым для России формам рыночной экономики, как кредит, вексель, акционерное предпринимательство, акции, облигации и банковская прибыль.

Работа Ф. становится значительным событием в истории татарского просвещения, так как она делала доступным для читателя содержание ряда ключевых экономических законов и принципов, а также содержала конкретные рекомендации по решению ряда вопросов из повседневной практической деятельности хозяйствующих субъектов. Она стала вехой в развитии общественной мысли татарского общества на рубеже XIX–XX вв., свидетельствующей о проявлении в характере развития экономических идей татарского народа общемировых тенденций.

Вторым выдающимся трудом Ф. является «Мухаррик ал-афкар» (Возбудитель мысли), опубликованный в Казани в 1893 г. Здесь он развивает идеи труда Х. Фаизханова «Ислах мадарис». Ф. резко критикует постановку преподавания в современных медресе. Ректоры-мударрисы медресе никем не контролируются и зачастую не имеют педагогических способностей. Так как медресе финансово зависят от городских и сельских баев, они определяют на пост ректора своих людей. Эти люди не заинтересованы ни в каких изменениях. Они преподают по учебникам многовековой деятельности, а на одного мударриса-преподавателя приходится по 50–60 шакирдов, и он физически не может уделить ученикам достаточного внимания. Ф. считал, что неквалифицированных мударрисов должно сменить молодое, более образованное поколение преподавателей. При этом здесь свою роль должно сыграть ОМДС, определяя на посты наиболее квалифицированные кадры.

Экономическая квалификация Ф. наиболее явно проявляется в проектах материального обеспечения системы образования. Подобно Хусаину он ставит вопрос о создании элитарных медресе, где преподавались бы религиозные и светские дисциплины. Вначале он считает, что нужно открыть по одному медресе в Казани, Оренбурге и в Сибири. Он оценивает затраты на создание одного медресе в 60 000 рублей. При этом наряду с покупкой земли и здания сразу должны быть выделены средства на создание вакфов, то есть движимого и недвижимого имуществ, переданного или завещанного на религиозные и благотворительные цели. Ф. по примеру Хусаина считал, что в медресе наряду с тюркским и арабским нужно изучать русский и один из европейских языков и общеобразовательные дисциплины. Кадры в элитарные медресе нужно набирать из шакирдов старометодных медресе после экзаменов.

Лит-ра: Сабиров С. С., Газизуллин Ф. Г. Г. Фаизханов и формирование системы экономических взглядов в татарской литературе.//Ученые записки. Вып.141. — Казань: Каз. пед. ин-т, 1975; Фаизханов Г. Мухаррик аль-афкар («Двигатель мыслей») /Пер. с тат. И. Ф. Гимадеева. Н. Новгород, 2006; Усманов М. Заветная мечта Хусаина Фаизханова: Повесть о жизни и деятельности. — Казань, 1980; Сенюткин С. Б. и др. 1998. С. 191–193; Г. Н. Хадиуллина. Экономические идеи в наследии Мусы Акъегетзад». — Казань, 2003; Хабутдинов А. Ю., Мухетдинов Д. В., Сенюткина О. Н. Хусаин Фаизханов: у истоков общественного движения мусульман-татар. — Н. Новгород, 2006; Хусаин Фаизханов. Реформа медресе / Пер. со старотат. И. Ф. Гимадеев; Под общ. ред. Д. В. Мухетдинова. — Н. Новгород: Издательский дом «Медина», 2007. — 36 с.

 А. Х.

 

Фаизханов, Хусаин б. Фаизхан б. Файзулла б. Биккина б. Исмаил б. Тенгри­Берди ал-Джабали ас-Сабачаи ал-Ханафи (1823–1866) — известный татарский ученый-ориенталист, просветитель и общественный деятель. Родился в с. Сафаджай (Собачий Остров) Курмышского уезда Симбирской губ. (ныне с. Красная Горка Пильнинского р-на Нижегородской обл.). Сначала он обучался в родной деревне, затем в д. Бараска у Абдаррахима ал-Бараскави. Потом молодой Хусаин отправляется в Казань, где сначала обучается в медресе Мухаммад ал-Карима ат-Таканиши — имама, хатыба и мударриса 2-й Казанской мечети, потом у Баймурада б. Мухаррама ал-Менгари — имама, хатыба и мударриса 6-й Казанской мечети, у которого учился дольше всего. Неудовлетворенный полученным знанием, в 1850 г. Хусаин переходит на обучение к Марджани, и начинается творческое сотрудничество молодого Хусаина и его будущего духовного наставника Марджани, хотя обучение у него было недолгим (около четырех лет). Ф. с его помощью устанавливает контакты с преподавателями и учеными Казанского университета, прежде всего с А. Казембеком и И. Березиным. Поскольку в 1854–1855 гг. Восточный разряд Казанского университета был переведен в Санкт-Петербург, Ф. примерно в 1854 г. отправляется в Северную Пальмиру, надеясь повысить свой уровень ученого, занимающегося Востоком. Ему удается получить место преподавателя тюркских и арабских языков восточного факультета университета только в 1858 г. без жалованья. Лишь в 1860 г. Ф. назначают жалованье.

В это время он устраивается в Академию наук (не будучи ее сотрудником, в соответствии с указом) и выполняет поручения этого научного учреждения. В 1858 г. Ф. направляют в Москву в архив Министерства иностранных дел, чтобы списать тексты средневековых тюркоязычных дипломатических документов. По результатам этой поездки Академия наук ходатайствует об избрании Ф. членом Общества археологии, действительным членом которого он становится в 1860 г. В 1858 г. Ф. совершает научные командировки в г. Касимов и Оренбургский край, по результатам которой выпустил статью «Три подробных булгарских надписи» (Известия Российского археологического общества. — 1863. — Вып. 5. — Т. IV.) и выступил с одноименным докладом перед учеными Общества археологии. Статья ознаменовала новый этап в исследовании булгарской эпиграфики. Вельяминов­Зернов использовал материалы, собранные Ф. в Касимове, при составлении своего знаменитого труда «Исследование о касимовских царях и царевичах». Только в 2006 г. были опубликованы как оригинальные исторические труды Ф. «Казан тарихы» («История Казани») и «Касимский ханлыгы» («Касимовское ханство»), так и «Ислах ал-мадарис» («Школьная реформа»).

На протяжении всей своей научной деятельности Ф. занимался перепиской и описанием восточных рукописей. Он составил картотеку арабских рукописей Азиатского музея. В 1863–1864 гг. Ф. прочитал курс лекций по каллиграфии на восточном факультете. Он занимался и сравнительной лингвистикой. Его материалы по казах., тат. яз. включены в двухтомный «Сравнительный словарь турецко­татарских наречий» Л. З. Будагова. Ф. общался не только с русскими учеными. Он находился в приятельских отношениях с кумыкским просветителем М. Османовым, переписывался с казахским просветителем Ч. Валихановым и А. Алтынсариным, узбекским просветителем А. Юнусовым. До конца своей жизни он вел переписку, поддерживая научные контакты, со своим учителем Марджани.

Ф. первым из татарских просветителей, убедившись в преимуществе европейской системы обучения, приходит к мысли о необходимости перенесения европейских методов образования на татарскую почву. Зимой 1862–1863 гг. он пишет специальную работу «Ислах ал-мадарис». Ф. своим проектом подготовил почву для джадидистского медресе, был предшественником новометодного (усул джадид) образования, во главе угла которого стоял звуковой метод обучения. Материальная неустроенность, годы мытарств в Петербурге, неподходящий климат сказались на здоровье Ф., и он после тяжелой болезни в 1866 г. умирает. Российские востоковеды, такие как А. Казембек, Б. Дорн, В. Вельяминов-Зернов, Л. Будагов, Д. Хвольсон, высоко ценили Ф. как ученого и педагога. Вклад его в востоковедческую науку до сегодняшнего времени еще не до конца исследован и оценен. Увидела свет лишь одна монография ученого — «Краткая грамматика татарского языка», изданная литографическим способом в 1862 г., в приложении к которой он поместил собственный перевод на тат. яз. отрывка известного памятника «Калила и Димна», текст грамоты Джанибек-Гирея (XVII в.), отрывок из «Маджалис ан-нафаис» Алишера Навои.

Старшая дочь  Ф. Биби-Гайше (1856–193?) была замужем за Шах-Айдаром Сыртлановым (1846–1917). Их сын Галиаскар Сыртланов (1875–1912) был юристом, служил адвокатом в Военном министерстве и с 1906 г. был помошником военного прокурора в Киеве, депутатом мусульманской фракции 3-й Госдумы (1907–1912). Вторая дочь Ф. Биби-Зайнаб (1861–19??) была женой юриста, общественного деятеля Саид-Гирея Алкина  (1867–1919).

Именем Ф. названы улица, средняя школа, мектебе и музей в с. Красная Горка. Имя Ф. носит Нижегородский исламский институт. В 2005 г. ДУМНО совместно с РНКАТНО была учреждена премия им. Х. Фаизханова. Первым лауреатом премии стала О. Н. Сенюткина. В честь Ф. названы ежегодная научно-практическая конференция «Фаизхановские чтения» и одноименный сборник материалов конференции.

Лит-ра: Г. Фаизханов // Краткий очерк жизни и деятельности — Нижний Новгород: ИД «Медина», 2005, 52 с., отв. ред. Д. В. Мухетдинов;  Марджани Ш. Вафият ал-аслаф. — ОРРК КГУ. — № 614. — Т. 1460. — Т. 6. — 246а — 250а; Фахретдин Р. Асар. — II ж. — 14 дж. — Оренбург, 1908. — 432–443 бб; Усманов М. Г. Заветная мечта Хусаина Фаизханова. — Казань, 1980; Хусаин Фаизханов. Тарихи-документаль жыентык. — Казань, 2006; Хабутдинов А. Ю., Мухетдинов Д. В., Сенюткина О. Н. Хусаин Фаизханов: у истоков общественного движения мусульман-татар. — Нижний Новгород, 2006; Юзеев А. Н. Татарская философская мысль конца XVIII–XIX вв. — Казань, 2001; Его же. Фаизханов Х. // Ислам на европейском Востоке. Энциклопедический словарь. — Казань, 2004. Литература: Фаизханов Г. Мухаррик аль-афкар («Двигатель мыслей») /Пер. с тат. И. Ф. Гимадеев. Нижний Новгород: Изд-во «Махинур», 2006. 64 с.; Сенюткин С. Б. и др. 1998. С. 191–193; Мулла Хусейн: Библиогр. указ.: К 175­летию со дня рождения Хусаина Фаизханова / Сост. Н. А. Кустова. — 12 с.; Сенюткина О. Н. Хусаин Фаизханов: между Востоком и Западом // Медина. — 2005. — № 5 (8) (июнь). — С. 13; Второй форум «Фаизхановские чтения. Сборник материалов Второго ежегодного форума «Фаизхановские чтения» /ДУМНО, РНКАТНО. Н. Новгород: Изд­во НИМ «Махинур», 2005; Форумы российских мусульман на пороге нового тысячелетия. 4–5 ноября 2005 г. Нижний Новгород: Изд-во НИМ «Махинур», 2006; Сенюткина О. Н. Детство и юность Хусаина Фаизханова //Фаизхановские чтения. Сборник материалов ежегодной научно-практической конференции «Фаизхановские чтения». — Нижний Новгород: Изд-во НИМ «Махинур», 2006. С. 18–23; Хусаин Фаизханов. Реформа медресе / Пер. со старотат. И. Ф. Гимадеев; Под общ. ред. Д. В. Мухетдинова. — Н. Новгород: Издательский дом «Медина», 2007. — 36 с.

 А. Ю., Д. М.

 

«Фаизхановские чтения». См. Сборник и конференция «Фаизхановские чтения».

 

Факих — ученый-правовед, обладающий познаниями в фикхе. Отличительной чертой Ф. являются не просто его знания, но и рационалистическое мышление. Человек, не способный к сложным аналитическим размышлениям, вряд ли сумеет достичь успехов в этой сложной науке. Ф. были и сам Пророк, и его сподвижники. В период, когда новые обстоятельства потребовали развития этой науки, появились такие имамы и ученые, как Абу-Ханифа, Мухаммад аш-Шафии и многие другие. Они развили фикх до очень высоких степеней, так что их ученикам оставалось лишь следовать их методам и способам принятия решений.

Современные Ф. также являются людьми образованными и рациональными, т. к. в условиях постоянного потока новых изобретений и технологий мусульмане столкнулись со множеством новых вопросов и проблем. Одним из известнейших Ф. нового времени стал Юсуф ал-Карадави.

 М. Х.

 

Фаттахетдинов, (Фаттахутдинов) Абдулвадуд (1882–1954) — имам Московской Соборной мечети. Род. в 1882 г. в семье потомственных имамов Фаттахетдиновых-Аббасовых. В отличие от своих братьев, оставшихся в родном с. Красный Остров / Краснай (ныне Сеченовского р-на Нижегородской обл.), он был отправлен для пополнения знаний в Казань. Он стал шакирдом в медресе «Мухаммадия», возглавляемом Г. Баруди (муфтий ЦДУМ 1917–1921). Шакирд Ф. был, по всей видимости, одним из любимых учеников Баруди, ибо теплые отношения между ними сохранялись и после окончания учебы. Видимо, рекомендация учителя сыграла решающую роль при назначении 30-летнего Ф. имамом-хатыбом новой Московской мечети, открытой в 1904 г. в Выползовом пер. (тогда главным мусульманским храмом в Москве была Историческая мечеть в Замоскворечье). Общение между ними не ограничивалось только религиозной сферой. Г. Баруди принял живое участие и в личной судьбе Ф., когда тот собрался жениться, Г. Баруди встретился с родителями невесты и дал самую лестную характеристику своему ученику.

Ф. был утвержден на должность имама 2-й Соборной мечети Москвы 2.06.1914 г. Благодаря стараниям Ф. в начальный период Первой мировой войны каждую пятницу среди мусульман проходил сбор средств в пользу раненых российских воинов и их семей; только с сентября по октябрь 1914 г. было собрано бол. 300 руб. «Как духовное лицо благонадежное и отличающееся усердием к своим служебным обязанностям <…> в деле сбора добровольных пожертвований на нужды войны» хазрат был удостоен почетного звания ахуна. В годы Гражданской войны во время приездов Г. Баруди в Москву они неоднократно встречались. В 1920 г. в доме Ф. во дворе Соборной мечети в Выползовом переулке состоялась встреча с афганским везирем Валиханом, на которой присутствовал и Г. Баруди. После смерти Г. Баруди (муфтий умер в доме Ф.) в столице Ф. занялся отправкой тела покойного муфтия в Казань.

За 10 лет своего существования квартальная мечеть в Выползовом переулке получила российскую известность. Ф. прослужил в Московской Соборной мечети имамом-хатыбом до 1928 г., до ареста, в результате которого оказался на Соловках, где содержались политические заключенные. Семья — жена Зякия и четверо детей: три сына и одна дочь — перебираются в Ташкент. Сам Ф. после освобождения в 1937 г., не имея разрешения на жительство в Москве, уехал к семье в Ташкент, где с 30-х годов обосновался и его племянник первый имам Соборной мечети Н. Новгорода Ш. Ильясов. Ф. умер в 1954 г. в семье дочери Марвы.

Лит-ра: ЦГИА РБ, ф. 295, оп. 5, д. 13553; Сенюткина О. Н. Фаттахетдинов Абдулвадуд — имам Московской Соборной мечети // Медина. № 9, 2005. — С. 17; Асадуллин Ф. Главная мечеть России. М., 2005. — С. 13.

 О. С.

 

Фаттахетдиновы — потомственные имамы Нижегородчины. Фаттахетдинов Арифулла, получивший образование в одном из казанских медресе, был на должности имама 3-й соборной мечети с. Красного Острова / Краснай (ныне Сергачского р-на Нижегородской обл.) с 14.08.1885 г., при нем (в 1890 г.) здание мечети было заново отстроено. Фаттахетдинов Халиулла работал имамом той же мечети с 27.10.1900 г. Приход 3-й соборной мечети к 1904 г. насчитывал 450 человек. Арифулла и Халиулла Фаттахетдиновы активно занимались просвещением мусульман села в старейшем учебном заведении.

Фаттахетдинов (Ахтямов) Абдулкаюм — мулла 6-й соборной мечети с. Красный Остров с 1907 г. Обучался в одном из казанских медресе. В 1927 г. зарегистрирован властью как председатель 6-го религиозного общества с. Красный Остров. В 1930 г. А. Ахтямова арестовали; его расстреляли в 1938 г. как «врага народа».

В 1927 г. председателями 3-го религиозного общества с. Красный Остров были зарегистрированы Халиулла Фаттахов и его внук Арифуллов Хутат, мулла 3-й соборной мечети села в 1920-е гг.

Фаттахетдинов (Ахтямов) Мясум — красноостровский имам нач. XX в. Долгие годы выполнял в селе обязанности муллы и азанчея. В 1929 г. в престарелом возрасте скончался. Его сын Гафур являлся первым директором Красноостровской советской школы.

Фаттахетдинов Халим — красноостровский имам советского времени. Ушел с поста имама в конце 1930-х гг. Сначала работал колхозником, позже переехал с семьей в Москву, дожил до престарелых лет, воспитав сына Басыра.

Лит-ра: ЦГИА РБ, ф. 295, оп. 4, д. 14041; ГАУО, ф. 88, оп. 5, д. 314, лл. 52 об. — 53; ГОПАНО, ф. 1, оп. 1, д. 5569, лл. 30, 30 об., 31; Сенюткина О. Н. Из истории нижегородской татарской деревни Красный Остров. — Н. Новгород, 2005.

 О. С.

 

Фахретдин, Ризаэтдин (Риза ад-дин)  б. Фахр ад-дин б. Сайф ад-дин, Риза казый (1859–1936) — муфтий ЦДУМ, казый, общественный деятель, улем, историк, журналист и писатель. Ф. родился в д. Кичучатово Бугульминского уезда Самарской губ. (ныне Альметьевского р-на РТ) в семье муллы.

Начальное образование получил в медресе своего отца. В 1869–1889 гг. Ф. учился, затем преподавал в старометодном медресе д. Нижние Шеалчелы у мударриса Габделфаттаха б. Габделкаюма. С 1884 г. Ф. стал читателем газеты Гаспринского И. «Тарджеман», сторонником идей джадидизма. В 1886 г. Ф. съездил в Казань, где встретился с Ш. Марджани. В последние годы учебы Ф. заинтересовался творчеством улемов-реформаторов А. Курсави, Ш. Марджани, Дж. Афгани, М. Абдо.

Ф. начал свой творческий путь с несохранившегося трактата о реформе просвещения, где он призывал к образованию женщин. Ф. написал на тат. яз. в рамках джадидистской реформы четыре учебно-методические книги («Китабет-тафсир», «Китабел-игьтибар», «Хадиятел-ляхфан», «Ат-тахрир ал-муссаффа», «Тарбияле бала») по араб. яз., мусульманскому праву и этике, которые были опубликованы в 1887–1888 гг. в Казани и сразу же привлекли внимание местного образованного общества. В 1889 г. Ф. был избран имамом-хатыбом и мударрисом д. Ильбяково Бугульминского уезда.

В 1891 г. Ф. был назначен казыем ОМДС и переехал в г. Уфу. В годы работы в ОМДС Ф. привел в порядок архив этого учреждения, положил начало археографической обработке его фондов и публикации наиболее ценных документов, в результате чего были спасены и стали достоянием общественности уникальные материалы по истории и культуре тюркских народов страны. Материалы архива ОМДС легли в основу биобиблиографической хроники «Асар» (Следы). Она содержит более тысячи биографий улемов Волго-Уральского региона и до сегодняшнего дня не имеет себе равных по охвату использованных источников и по внутреннему осмыслению личностей героев. В «Асар» в хронологическом порядке изложены биографии замечательных мусульманских деятелей России, сопровожденные критическими замечаниями по богословским и историческим вопросам

Ф. выпустил в свет дневник хаджа Ш. Марджани, положив начало традиции издания мемуаров у татар («Путешествие Марджани», Казань, 1902 г.). Ф. написал два художественных произведения: «Салима, или Целомудрие» (Казань, 1899 г.) и «Асма, или Проступок и наказание» (Оренбург, 1903 г.), в которых выдвинул идеал женщины-мусульманки, получившей европейское образование.

Научная деятельность Ф. была разнообразной, но наибольший интерес он проявил к историко-биографическому жанру. В этом жанре написаны и изданы в шести частях критические биографии выдающихся мыслителей средневекового ислама «Машхур ирляр» («Замечательные люди»): Ибн Рушда, ал-Маарри, Ибн Араби, Ибн Таймии, ал-Газали. В «Ибн Араби» (Оренбург, 1912) Ф. в главе «Ибн Араби и российские мусульмане» перечисляет имена тех, кто обращал внимание в своих трудах на идеи Ибн Араби, цитирует мысли о нем Ш. Марджани, Гали ат-Тюнтяри, Г. Баруди. Ф. в «Ибн Араби» писал, что ислам должен давать ответы на все реалии современности и проблемы этого и загробного миров. Образцом для подражания должны служить не только правители и улемы, но и создатели школ, лица, финансирующие образование и воспитание детей, основатели приютов и больниц.

Ф. создает биографии философов, писателей, общественных деятелей и благотворителей, в качестве образцов для подражания со стороны современных мусульман. В «Хатима» — заключительной части, Ф. давал представление об обязанностях мусульман современности. В биографии турецкого писателя и просветителя Ахмада Мидхата («Ахмад Мидхат эфенди» Оренбург, 1913 г.) он утверждал, что необходимо как религиозное, так и светское знание. В биографии Ахмет бая Хусаинова Ф. Р. впервые у татар создал образ идеального общественного деятеля из рядов буржуазии («Ахмет бай», Оренбург, 1911 г.). Отдельное сочинение он посвятил биографиям выдающихся женщин мусульманского мира прошлого и нового времени — «Машхур хатыннар» («Знаменитые женщины» — Оренбург, 1903 г.).

В первой трети XX в. Ф. стал виднейшим улемом, занимавшимся вопросами богословского обоснования национальных реформ, был идеологом мусульманской модернизации в России. Основным богословским сочинением Ф. стала книга «Дини ва иджтимагый масъаляляр» («Религиозные и общественные вопросы», Оренбург, 1914 г.), посвященная обоснованию реформ нового времени и рассматривающая позицию правоверных мусульман по отношению к реформам. В книге указывается, что аш-Шура — Совет, принимающий правовые решения, — превращается в орган мусульманской общины нового времени. Шура должна действовать в соответствии с реалиями экономики и культуры и представлять собой союз всех классов и обществ. Фактически именно эта идея легла в 1917 г. в основу создания центральных и местных мусульманских комитетов (Милли Шура), которые представляли союз всех слоев общества у российских мусульман. Ф. говорил: «Нации, которым приходится жить в мире, должны самостоятельно мыслить, и им нужно двигаться в соответствии с изменениями времени и прогрессом. Для того чтобы политические, экономические и общественные дела соответствовали потребностям времени, их нужно соответственно обновлять и строить». При этом «в парламенте и Государственном совете... нужно выполнять решения, согласные с Кораном и Сунной». Ф. считал, что «главная реформа» предстоит в сфере права. В итоге должна быть создана Конституция как «очень полезная вещь для исламского мира».

Ф. — автор трудов по догматике «Гакаид» (Оренбург, 1909 г.), хадисоведению — «Джавами калим шархи» («Комментарий на сборники изречений [Пророка]», Казань, 1916 г.), последний переиздан в 2006 г. в Казани.

Ф. выступил основным докладчиком на заседании «Уляма жамгыяте» (Общества улемов), состоявшегося 1–15 апреля 1905 г. в Уфе при ОМДС под председательством муфтия М. Султанова. Предложения Ф. сводились к созданию религиозной автономии у мусульман округа ОМДС. Этот проект лег в основу резолюции о реформе управления духовными делами III Всероссийского мусульманского съезда 1906 г. Позднее Ф. изложил свои проекты реформ в книге «Русия муселманнарынын ихтыяжлары ва анын хакында интикад» («Потребности мусульман России и критический обзор их», Оренбург, 1910 г.). Будучи казыем, Ф. не мог участвовать во Всероссийских мусульманских съездах 1905–1906 гг.

В 1906 г., поняв невозможность проведения реформы ОМДС, Ф. покинул пост казыя и переехал в Оренбург, где два года проработал заместителем редактора газеты «Вакыт» («Время»). В 1908–1918 гг. Ф. был редактором выходившего раз в две недели общественно­публицистического и литературно­исторического журнала «Шура» («Совет»). Ф. в журнале «Шура» сумел мобилизовать лучших татарских теоретиков для освещения истории мировой цивилизации, общественной и педагогической мысли, истории развития мусульманских народов. В 1908–1910 гг. Ф. служил мударрисом в медресе «Хусаиния», в Оренбурге, где преподавал хадисы и активно занимался научной деятельностью.

За критику правительственной политики власти обвинили Ф. в панисламизме, подвергли преследованиям В 1908 г. был наложен арест на его книгу «Исламнар хакында хокумат тадбирляре» («Правительственные распоряжения, касающиеся мусульман». — Ч. 2. — Оренбург, 1908 г.). В книге Ф. критиковал ОМДС, прежде всего за чрезмерное усердие в защите интересов государства. Ф. сформулировал три основные задачи: «создать любовь к России со стороны восточного ислама; оставить без силы не имеющих официального статуса улемов, оказавшихся под скипетром России; превратить ислам на берегах Волги и Урала в официальную религию и распространить везде мектебы и медресе». Ф. утверждал, что муфтии по своему статусу не имеют возможности проводить реформы для улучшения образованности мусульман. В 1911 г. Ф. был подвергнут обыску, и его архив был конфискован.

После смещения муфтия ОМДС М.-С. Баязитова в марте 1917 г. на пост временного муфтия предлагался Ф., не избранный из-за отсутствия в Уфе. В 1917 г. Ф. был избран казыем ЦДУМ. В начале 1918 г. после закрытия «Шура» советскими властями Ф. переехал в Уфу. В июле 1918 г. после перехода Уфы под власть войск КомУча Ф. подписал поздравление с избавлением от власти большевиков. После вторичного занятия Уфы большевиками в 1919 г. в отличие от муфтия Г. Баруди и других казыев не покинул Уфу, и ЦДУМ продолжило существование.

В 1921 г. после смерти Г. Баруди Ф. стал временным муфтием. В июне 1923 г. на Всероссийском съезде мусульманского духовенства в Уфе Ф. избран муфтием. В 1920-е гг. ЦДУМ начинает разработку проблем развития ислама в Новое время, продолжая традицию, заложенную Ф. в начале века. Ф. говорил о необходимости выполнения законов шариата. Ф. прямо ссылался на правовую концепцию Абу-Ханифы и его традицию сохранения порядка и уважения к режиму.

В 1920-е гг. Ф. выработал практически оптимальную в данных условиях модель диалога с властями. Ему удалось сохранить систему начального мусульманского образования, численность мечетей, кадровый состав духовенства и структуру управления. Ф. в 1926 г. во время хаджа возглавил делегацию советских мусульман на I Всемирном мусульманском конгрессе в Саудовской Аравии и был избран вице-президентом конгресса. Этот визит сыграл выдающуюся роль в установлении отношений между СССР и мусульманскими государствами, прерванных в 1930­е г. На Всероссийском съезде мусульманского духовенства в октябре 1926 г. Ф. переизбран муфтием и избран председателем Совета улемов.

В 1927–1928 гг. во время визита в г. Горький муфтий ЦДУМ Ф. и казый ЦДУМ К. Тарджемани останавливались в доме М.-Ф. Соколова Во встрече участвовал и имам Соборной мечети Ш. Ильясов.

На заседаниях Политбюро ЦК РКП (б) в апреле — мае 1928 г. рассматривалась просьба Ф. об открытии медресе в Уфе, но партийные органы сочли «нецелесообразным» иметь подобное духовное учебное заведение. В мае 1930 г. Ф. приехал в Постоянную комиссию по вопросам культов при Президиуме ВЦИК. Ввиду разоренного и придавленного состояния ЦДУМ и религиозных дел среди мусульман в целом Ф. в 1930 г. вынашивал идею закрытия ЦДУМ.

Ф. скончался в своем доме в Уфе, не дожив несколько месяцев до массовых арестов руководства ЦДУМ. Существует предание, что тысячи мусульман, узнав о смерти Ф., собрались тайно ночью в его родном ауле для прочтения джаназа (поминальной молитвы) по усопшему.

Лит-ра: Валидов Дж. Очерки истории образованности и литературы татар. — М.; Пг., 1923; Казань, 1998; Набиев Р., Хабутдинов А. Фахретдин Р. // Ислам на европейском Востоке. Энциклопедический словарь. — Казань, 2004; Ризаэтдин Фахретдинов: Научно­биографический сборник.— Казань, 1999; Творчество Ризы Фахретдинова. — Уфа, 1988; Хабутдинов А. Ю. Формирование нации и основные направления развития татарского общества в кон. XVIII — нач. XX вв. — Казань, 2001; Его же. Оренбургское Магометанское духовное собрание и Центральное духовное управление мусульман — этапы формирования российской уммы // Рамазановские чтения. — Нижний Новгород, 2006. — № 1.

 А. Х., Р. Н.

 

Фахрутдинов, Ахмят Билялович (1924 г.р.) — уроженец д. Красный Яр / Кызыл Яр (Краснооктябрьского р-на Нижегородской обл.), председатель религиозного объединения мусульман г. Горького (1989–1991). В 1989 г. сменил на посту председателя религиозного объединения мусульман Давлетбая Хайруллина.

При Ф. активно велось восстановление Соборной мечети Нижнего Новгорода. С самых первых своих дней на посту председателя религиозного объединения мусульман города Ф. приступил к поиску архитектурно-строительных организаций, готовых взяться за работу по возрождению здания начала XX в. В итоге за реставрацию мечети по просьбе Ф. и старейшин общины взялись архитекторы строительного кооператива «ЭКСПО», в том числе З.И. Тиморшин. Когда реконструкция мечети подошла к концу, стало очевидным, что территории для растущей и укрепляющейся общины не хватает. Было принято решение о возведении рядом с мечетью здания медресе (см. Медресе «Махинур») на пути реализации этого решения стояла серьезная преграда: в соответствии с планом застройки Казанской набережной, на которой находится мечеть, в непосредственном соседстве с ней должна была быть построена многоэтажная гостиница. Ф. несколько раз ездил в Москву, пытаясь добиться разрешения на строительство по соседству с мечетью здания медресе, но ходатайства мусульман города оставались без ответа. Тогда Ф. принял решение начать строительство здания медресе, не дожидаясь официальных разрешений. В итоге в кратчайшие сроки — за две недели — был заложен фундамент здания медресе.

В 1991 г. Ф. на посту председателя РОМ Нижнего Новгорода сменил У. Идрисов. Ф. и по сей день является активным прихожанином Соборной мечети Н..Новгорода.

Лит-ра: Мухетдинов Д. В. Азан над Волгой. 2-е изд. —  Н. Новгород, 2006.

 Д. М.

 

Фетва, фатва (араб. «разъяснение», «совет», «мнение») — религиозное суждение, решение, заключение, выносимое для разъяснения какой­либо проблемы с позиции шариата. Ф. выносятся в тех случаях, когда мусульмане не находят прямых ответов на возникшие вопросы ни в Коране, ни в Сунне. Такого рода суждения могут выдавать лишь очень грамотные ученые (муфтии) и казыи.

Ф. могут выноситься по самым разным вопросам и проблемам, охватывающим жизнь мусульман. Особенно актуальным это становится в случае появления разного рода новых обстоятельств, с которыми еще никто не сталкивался. Поскольку ислам является окончательным вероуставом, ниспосланным до Судного дня, абсолютно любой вопрос может быть разрешен, если только найдется ученый, способный вынести верное решение.

 М. Х.

 

Фикх (араб. «глубокое понимание, проницательность») — исламское право, отдельная отрасль мусульманского богословия. Предмет Ф. охватывает обширные области взаимоотношений как человека и общества, так и человека и Аллаха. Условно предмет Ф. можно разделить на два раздела: ибадат охватывает обязанности и проблемы человека по отношению к Аллаху, муамалат изучает проблемы взаимоотношений человека с обществом. В этой науке рассматриваются такие важнейшие общественные проблемы, как мораль, этика, семья, личность, ответственность за преступления и нарушения закона, межнациональные и межрелигиозные отношения.

Первым богословом, разработавшим систему Ф., которая, основываясь на законах Корана и Сунны, отвечала бы требованиям повседневной жизни, являлся Абу-Ханифа. Для этого он применял глубокое логическое обоснование правовых источников, к которым приравнивались согласованное мнение религиозных авторитетов по какому­либо вопросу и суждение по аналогии с Кораном и Сунной. По формуле Абу-Ханифы, смысл Ф. заключается в «познании веры в Бога, божественных законов, традиций (Сунны), Божьих пределов [т. е. пределов запретного и разрешенного], различий и единства во взглядах мусульманских ученых». Внутренняя же суть Ф. обозначена им следующим образом: «Никого из людей киблы [т. е. мусульман] не обвинять в неверии из­за греха; ни в ком не отрицать веру; призывать к доброму и удерживать от дурного; знать, что постигшее тебя не должно было пройти мимо, а прошедшее мимо не должно было тебя постигнуть [т. е. верить в предопределение]; не отрекаться ни от одного из сподвижников Пророка, а дело Усмана и Али [т. е. разногласия, приведшие к первой гражданской войне в Халифате и вызвавшие появление шиизма] оставить <на суд> Бога». Не случайно имам аш-Шафии сказал, что «мусульмане обязаны Абу-Ханифе достижениями в разработке Ф.».

Лит-ра: Батров Р. Г. Абу-Ханифа: жизнь и наследие — Н. Новгород, 2007; Рахман Х. Хронология исламской истории: 570–1000 гг. от Р. Х. / Пер. с англ. Д. З. Хайретдинова. — Н. Новгород, 2000; А.­М. Тахмаз. Ханафитский фикх в новом обличье. Кн. 1 (Религиозные обязанности. Очищение)/Пер. с араб. А. Нирша. Под общ. ред. Д. В. Мухетдинова. — Н. Новгород: ИД «Медина», 2005. — 290 с.

Д. Х.

 

Фонд имени имама Абу-Ханифы — благотворительный фонд, учрежденный в 2007 г. в соответствии с постановлением II Всероссийского мусульманского форума «для поддержки просветительских проектов и деятельности молодых представителей мусульманской уммы РФ по развитию гражданского общества». Ф. также спонсирует деятельность Издательского дома «Медина». Одним из первых просветительских проектов Ф. стало издание настоящего энциклопедического словаря в рамках серии «Ислам в Российской Федерации».

 А.Д.

 

«Форумы российских мусульман». См. Бюллетень «Форумы российских мусульман».

 

Фяхретдинов, Мухсиння (1885–1937) — имам 5-й соборной мечети с. Красный Остров / Краснай (Сеченовского р-на Нижегородской обл.). После смерти имама Абдулмязитова Ф. был избран 28.01.1911 г. вторым имамом 5-й соборной мечети. 26­летний имам был охарактеризован на сходе крестьян как глубоко знающий вероучение. Он учился в Бухаре у указного муллы и мударриса Зейнул-Башира Сябитова. Рус. яз. изучал с помощью частных учителей.

Впервые был арестован в 1930 г. на два месяца, затем в 1935 г. и в последний раз в конце ноября 1937 г. Расстрелян в ходе сталинских репрессий в 1937 г. Сын Ф. Фяхретдинов Мухамет — имам 5-й соборной мечети с. Красный Остров; зарегистрирован председателем 5-го религиозного общества селения в 1927 г.

Лит-ра: ГАУО, ф. 88, оп. 4, д. 1935, лл. 1­5; оп. 5, д. 314, лл. 52 об. — 53; ГОПАНО, ф. 1, оп. 1, д. 5569, лл. 30, 30 об.,31; ЦАНО, ф. 2209, оп. 3, д. 7733, л. 58, д. 10570, лл. 52–56, 147, д. 14595, лл. 50–54, 57–61; Сенюткина О. Н. Из истории нижегородской татарской деревни Красный Остров. Н. Новгород, 2007.

 О. С.



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.