Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Ислам на Нижегородчине: энциклопедический словарь
16.02.2009

Таджвид — наука о правилах чтения Корана нараспев с соблюдением определенных установлений (артикуляция и ассимиляция звуков, выдержка пауз, соблюдение правил остановки внутри аятов и между ними и т. д.). Различают три вида Т.: чтение в медленном темпе (тартил), быстром (хадр) и среднем (тадвир).

Уникальность российского ислама позволяет выявить такую тонкость в схожести с далекой (и в прямом, и в переносном смысле) Саудовской Аравией, как одинаковое чтение Корана с точки зрения Т. Принятый среди мусульман России вид чтения — хадр — распространен в Саудовской Аравии, Алжире, некоторых других местах. В Турции же, Иране, Египте и Сирии — странах, в большей степени связанных с российским исламом, принято медленное чтение тартиль, очень выразительное и красивое, но вызывающее некоторое недопонимание татар и башкир, особенно старшего поколения, сильно приверженных традиционности.

Лит-ра: Ислам. Энциклопедический словарь. — М., 1991; Хайретдинов Д. З. Этнический состав мусульманской общины Москвы. // Мусульмане изменяющейся России. — М., 2002.

Д. Х.

 

Таджетдиновы — потомственные имамы Нижегородчины. Мухаметшин Таджетдин (10.10.1846 — после 1909 г.) — второй имам 1-й (с 31.12.1873 г.) соборной мечети с. Бол. Рыбушкино /Зур Рбишча (ныне Краснооктябрьского р-на Нижегородской обл.). Родился в семье купца 2-й гильдии Мухаметши. В 1908 г. из-за болезни отказался от должности, и его место занял сын Таджетдинов Арифулла (1875–1915), который окончил Хасяновское медресе в г. Касимове в 1900 г. и уже тогда начал помогать отцу на должности имама-хатыба и мугаллима. На сходе в 1908 г. прихожане подчеркивали, говоря об Арифулле: «33-летний наш одножитель под судом и следствием не состоял и не состоит, поведения весьма хорошего, возложенные на него обязанности исправить может без упущения в такое время безукоризненно, татарский и русский язык знает хорошо». К присяге А. Таджетдинова приводил имам 3-й соборной мечети с. Бол. Рыбушкино Абдулла Велемеев. А. Таджетдинов являлся имамом до 1915 г.

Из рода Т. вышло четверо имамов. Еще один сын Таджетдина Мухаметшина Таджетдинов Хайрулла (1893 или 1895 — 1935 или 1938), получивший образование, как и его брат Арифулла, в Касимовском Хасяновском медресе (учился 15 лет), сменил брата на должности имама 1-й соборной мечети с. Бол. Рыбушкино. Зарегистрирован как глава прихода в 1927 г. В 1935 г. был приговорен к трем годам лишения свободы.

Сын Х. Таджетдинова (1931 г. р.) — Таджетдинов Амин — имам мечети с. Мал. Рыбушкино в 1978–1988 гг., а с 1988 г. по сегодняшний день имам с. Бол. Рыбушкино, дважды совершил хадж.

Лит-ра: ГАУО, ф. 88, оп. 1, д. 1239, лл. 7­19; д. 1674, лл. 2, 5–18 об., 19, д. 1752, лл. 23 об., 24, 25, ф. 88, оп. 5, д. 314, лл. 44 об. — 45, д. 509, лл. 138–141; ЦАНО, ф. 2209, оп. 3, д. 11013; ГОПАНО, ф. 1, оп. 1, д. 5569, л. 29; Сенюткин С. Б. и др. 1998. — С. 93–94; Сенюткин С. Б. и др. 2001. — С. 57, 71, 294, 395.

 О. С.

 

Такбир — произнесение слов «Аллах акбар» («Бог превыше всего»). Хотя слово Т. можно перевести как «возвеличивание», в религиозном смысле оно означает как произнесение вышеупомянутой фразы без каких-либо действий, так и поднимание рук в начале ритуальной молитвы (салят), что является одним из обязательных действий при совершении молитвы.

Т. входит также в понятие зикра, т. е. поминания Аллаха, поскольку фраза «Аллах Акбар», означающая, что «Бог величественнее всего, что только можно себе представить», является одной из специально выделенных Пророком. Он предписывал своим последователям произносить ее вместе с другими («субхан Аллах» — «пречист Аллах» и «ал-хамду лиллях» — «хвала Аллаху») по 33 раза после каждой молитвы или просто в течение суток.

 М. Х.

 

Тарджемани, Кашшаф (Тарджеманов Кашафетдин, 1877–1943) — улем, мударрис, заместитель председателя и казый ЦДУМ. Т. родился в семье имама в д. Ямкино Спасского уезда Казанской губ., окончил медресе «Марджания», позднее был имамом и мударрисом 10-го прихода Казани, одновременно преподавал в медресе «Мухаммадия». На III Всероссийском мусульманском съезде в Нижнем Новгороде в 1906 г. Т. вошел состав духовной комиссии. Т. наряду с Г. Сулеймани был мюридом и ближайшим сподвижником Г. Баруди.

В 1915 г. в сборнике «Марджани» Т. доказывал соответствие трудов Ш. Марджани по акиде догматам ислама. В марте 1917 г. Т. выступил с лекцией о реформе ОМДС. Т. подчеркнул принципиальную разницу между православным и мусульманским духовенством: «Наших мулл избирает не правительство, а народ. В основе они служат нации». Он упомянул, что уже в XIX в. муллы выдвинули лозунги религиозной свободы, контроля над медресе, мектебе и вакфами, когда Ш. Марджани составил и отправил проект в ОМДС. Начало современного этапа реформ Т. относил к апрелю 1905 г., когда муфтием Султановым М. был созван съезд улемов (Голяма жамгыяте) при ОМДС. Среди решений, принятых на III Всероссийском мусульманском съезде в 1906 г., Т. отметил резолюцию об избрании лидера религиозной автономии российских мусульман Раис ал­Уляма (главы улемов) и призыв к прекращению вражды суннитов и шиитов. Т. подчеркнул, что помимо религиозной автономии необходима автономия культурная. Т. видел именно в ОМДС «исторический центр казанских мусульман» (здесь татар Волго-Уральского региона), то есть переносил на него функции национального центра.

В мае 1917 г. на I Всероссийском мусульманском съезде Т. был избран казыем ЦДУМ. В 1921 г. Т. возглавил комиссию ЦДУМ по помощи голодающим, был представителем ЦДУМ при органах центральной власти, встречался с руководителями Татарской республики. На Всероссийском съезде мусульманского духовенства 1923 г. Т. выступил с инициативой окончательного урегулирования отношений и объединения с башкирским и казахским духовенством, а также за создание истории реформы Духовного собрания. Здесь же Т. был переизбран казыем. В 1924 г. Т. стал редактором журнала «Ислам маджалласы» (см. ЦДУМ). На Всероссийском съезде мусульманского духовенства 1926 г. Т. вновь был переизбран казыем и избран членом Совета улемов (Голямалар Шурасы). В 1926 г. вместе с муфтием Р. Фахретдином участвовал в I Всемирном конгрессе мусульман в Саудовской Аравии. В 1927–1928 гг. во время визита в г. Горький муфтий ЦДУМ Р. Фахретдин и казый ЦДУМ Т. останавливались в доме М.-Ф. Соколова. Во встрече участвовал и имам Нижегородской Соборной мечети Ш. Ильясов.

В 1935 г. в связи с массовым закрытием мечетей и арестами Т. выдвинул предложение закрыть ЦДУМ. После смерти Р. Фахретдина Т. как заместитель муфтия исполнял функции председателя ЦДУМ, однако власти не разрешили повести выборы муфтия. В 1936 г. Т. был арестован по делу ЦДУМ и приговорен в 1937 г. к 10 годам заключения.

В 1938 г. Т. был обвинен в создании «контрреволюционной повстанческой националистической организации Башкирии» и связях с лидерами «Идель-Уральского комитета». Тогда же по обвинению в связях с Т. на имамов и мулл Нижегородчины обрушились репрессии. Постановлением «особой тройки» при ОГПУ Горьковского края по Кзыл-Октябрьскому району были осуждены к разным мерам наказания 25 человек, которым вменялось в вину, что они «состояли в контрреволюционной националистической группе, руководимой Т., и проводили среди населения антисоветскую пропаганду». По обвинению в связях с Т. в Горьковской области было арестовано 69 мулл и имамов из Кзыл-Октябрьского, Бутурлинского, Сергачского и Спасского районов. В Горьком по этому же делу были арестованы и осуждены 7 человек: имамы Садек Хусеинович Соколов, Сагман Зарифович Исхаков, Ш. Ильясов, азанчей Али Айнетдинов, председатель приходского совета Жиганша Абузяров, члены приходского совета Осман Азизов и Садык (Садек) Шакиров. Общее число репрессированных имамов в конце 1930-х гг. по области составило 76 человек. Т. умер в заключении.

Лит-ра: Хабутдинов А. Ю. Органы национальной автономии тюрко­татар Внутренней России и Сибири в 1917–1918 гг. — Вологда, 2001; Его же. Тарджемани К. // Ислам на европейском Востоке. Энциклопедический словарь. — Казань, 2004; Юнусова А. Б. Ислам в Башкортостане. — Уфа, 1999.

А. Х.

 

Тасбих — произнесение слов «субхан Аллах» («Бог пречист от каких­либо измышлений по отношению к Нему»). Как и такбир, Т. входит в число трех ритуальных фраз, предписанных Пророком к многократному повторению. Другое значение Т. — четки, которые перебирают при зикре, т.е. поминании Аллаха. Несмотря на то что четки были заимствованы у христиан, их использование получило одобрение со стороны мусульманских ученых, которые сочли их бидаа хасана, т. е. «хорошим нововведением». До заимствования четок подсчет произнесенных фраз проводился по фалангам пальцев, что при отсутствии четок встречается и сейчас. Так как первой в череде трех использовалась фраза «субхан Аллах», происходящая от арабского глагола «саббаха» (прославлять), четки, которыми стали пользоваться мусульмане, стали называть Т.

 М. Х.

 

Татаро-мусульманские селения Нижегород­ского и Симбирского наместничеств. Конец 1770-х и 1780-е гг. знаменовали собой базовые реформы Екатерины II в отношении ислама. Начиная с последнего двадцатилетия XVIII в. стали появляться некоторые статистические материалы, отражающие духовно-религиозную жизнь татар европейской части России, в том числе Поволжья, положение имамов и мечетей на местах. При создании Нижегородского наместничества как административно-территориальной единицы (1779 г.) часть татарских населенных пунктов продолжала подчиняться нижегородскому начальству. Из тех, которые сохранились доныне, было 24: Анда, Андреевка, Антяровка, Базлово, Грибаново, Ендовищи, Ишеево, Кадомка, Камкино, Карга, Ключищи, Кочко-Пожарки, Красный Яр, Кузьминка, Семеновка, Татарское Маклаково, Трехозерки, Овечий Овраг, Парша, Пица, Пошатово, Уразовка, Урга, Шубино.

Татарские села юго-востока совр. Нижегородской обл. с 1780 г. оказались под юрисдикцией Симбирского наместничества. До наших дней из них сохранилось 10: Актуково, Большое Рыбушкино, Красная Горка, Красный Остров, Малое Рыбушкино, Медяна, Новый Мочалей, Петряксы, Ст. Мочалей, Чембилей. В среднем татарские селения Нижегородского наместничества (в составе Сергачского, Княгининского, Васильского округов) в кон. XVIII в. насчитывали по 100–250 душ мужского пола. Т. о., население большинства (более трех четвертей от общего количества) мишарских деревень тогда было средненаселенным. И тем не менее их жители находили средства для возведения культовых сооружений и содержания имамов. В 1790 г. в 27 селениях Нижегородского наместничества насчитывалось 28 мечетей, где вели службу 4 муллы, 26 абызов (имамов), 22 азанчея. Общее число прихожан мужского пола исчислялось в 6697 душ.

Лит-ра: Сенюткин С. Б., 2001. — С. 282–283. 

О. С.

 

Татарская община Финляндии. См. Нижегородские корни татаро-мишарской общины Финляндии.

 

«Тауба». См. Мечеть «Тауба».

 

Таухид — единобожие. Принцип Т. является стержневым положением ислама, т. к. именно вера в Единственность Бога и Его неповторимость — первый и самый главный шаг на пути осознания миссии Пророка Мухаммада и всех других пророков и посланников. Не случайно, что в Мекке во время первых 13 лет проповеди Пророк фактически учил только одному: «Нет божества, кроме Единого Бога». Объяснение сути единобожия можно узнать из такой суры, как «ал-Ихлас» («Очищение веры», 112-я сура). Понятие Т. включает в себя также веру в то, что лишь Аллах обладает самыми Прекрасными именами («Асма ал-хусна»), которые являются Его атрибутами, помогающими творениям осознать величие Бога. Эти имена (например, Милостивый, Милосердный) показывают, что Всевышний Аллах обладает наиболее совершенными качествами. И хотя эти качества описаны теми же словами, которые употребляют по отношению к Его творениям, тем не менее ни одно из творений ни в коей мере не может сравниться с Аллахом ни в милосердии, ни в милости, ни в чем-либо другом.

Т. также означает и веру в Единственного Бога как в Творца и Создателя, сотворившего все, что мы знаем и не знаем.

Вера и положения Т. помогают человеку осознать свое место в мире и, поклоняясь Одному-Единственному Создателю, ибо только Он достоин поклонения, следовать прямым путем.

 М. Х.

 

Тафсир — расширенное толкование Корана; особая отрасль мусульманского богословского знания. В истории ислама известны множество выдающихся богословов, посвятивших себя толкованию Корана; среди них татарские ученые А. Курсави, ас-Самани (Нумани), М. Биги и др. Особое значение Т. в деле просвещения мусульман имело то обстоятельство, что при отсутствии перевода Корана на другие языки, что считалось до ХХ в. недопустимым, именно Т. на местных языках знакомили мусульман-неарабов со смыслом священного текста. В настоящее время Коран переведен на все главные языки мира; в большинстве случаев это сделано с помощью Т., разъясняющих основной смысл многозначной лексики Корана.

Глубину и величественность коранического текста невозможно передать на другом языке. Различные переводы, которые существуют на сегодняшний день, сколь бы точными они ни были, не могут именоваться Кораном, поскольку они не в состоянии передать мелодику и стиль Книги Всевышнего. Тем не менее перевод — это один из нескольких способов распространять послание Корана. В настоящее время в мусульманских странах существуют специальные комиссии по переводу, в которые входят видные богословы, переводчики, филологи.

Выдающимися характеристиками, блестящим стилем, тщательным подбором слов и сопровождающими его научными комментариями отличается Т. Корана, сделанный выдающимся исламским богословом ХХ в. Абдуллой Юсуфом-Али. Данный Т. по праву считается одним из крупнейших прорывов в исламском богословии современности, поскольку автору удалось сделать комментарии к Корану на основе целого ряда новых, доселе неизвестных или обойденных вниманием научных открытий и достижений общественной мысли. Как очевидно, истина во все времена одна и та же, однако подходы к ней, лексические формулы и глубинное понимание сакральных текстов меняются от одной эпохи к другой, взрослея, если можно так выразиться, вместе со всем человечеством. А.-Ю. Али удалось одному из первых (и очень немногих) в современную эпоху отойти от средневекового понимания огромного количества сюжетов, толковавшихся до той поры весьма поверхностно и буквалистски.

В настоящее время т.  А.-Ю. Али подготовлен ДУМНО к изданию на русском языке. 

Лит-ра: Али А-Ю. Тафсир Священного Корана. — Н. Новгород, 2007; Ислам на европейском Востоке. Энциклопедический словарь. — Казань, 2004; Рахман Х. Хронология исламской истории: 570–1000 гг. от Р. Х. / Пер. с англ. Д. З. Хайретдинова. — Н. Новгород, 2000; Фрэйджер Р. Мудрость Ислама. Знакомство с жизненным опытом исламской веры / Пер. с англ. Д. З. Хайретдинова. — М., 2005.

 Д. Х.

 

Тафсир Священного Корана — уникальное и впервые предпринимаемое издание переведенного на русский язык Т. Абдуллы-Юсуфа Али. Перевод подготовлен специалистами Духовного управления мусульман Нижегородской области (Д. Хайретдиновым, В. Бикчентаевым и Н. Хусяиновой). Издание представляет собой подстрочные комментарии к тексту Корана. Помимо перевода Корана и комментариев, в Т. присутствует и оригинальный арабский текст Корана (с диакритическими знаками). Это издание востребовано во всех кругах мусульман и интересующихся исламом, т. к. до сих пор подобная форма текста Корана распространялась только Саудовской Аравией, а имеющиеся Т. зачастую дают очень буквалистское понимание текста. В этом издании значительная часть этих настроений снимается при грамотном историографическом подходе, объясняющем конкретные ситуации не в общем, а в частном, локальном смысле. Именно такой философский, предельно толерантный к другим конфессиям и в то же время признанный в исламском богословии подход характеризует классический Т. А.­Ю. Али. Этот Т., созданный в ХХ в., лежит в основе всех современных толкований Корана и признан выдающимся как в европейской культуре, так и в арабских странах. Членами редколлегии тафсира являются У. Идрисов, Д. Мухетдинов, Д. Хайретдинов, А. Муслимов и др.

Лит-ра: Али А.-Ю. Тафсир Священного Корана. — Н. Новгород, 2007.

 Д. Х.

 

Тахарат (араб. «очищение») — ритуальное омовение, совершаемое перед молитвой, посещением мечети, чтением Корана. Внешнее очищение — одно из главных условий исламской молитвы; оно выполняет важное символическое значение и помощь для очищения внутреннего. Т. включает в себя намерение; мытье кистей рук, полоскание рта и очищение носа, мытье лица и рук до локтей, протирание влажной рукой головы (масих) и мытье ног вплоть до щиколоток. Рекомендуется сопровождать Т. чтением специальных мольб.

Лит-ра: Фрэйджер  Р. Мудрость Ислама. Знакомство с жизненным опытом исламской веры / Пер. с англ. Д. З. Хайретдинова. — М., 2005; А.­М. Тахмаз. Ханафитский фикх в новом обличье. Кн. 1 (Религиозные обязанности. Очищение)/Пер. с араб. А. Нирша. Под общ. ред. Д. В. Мухетдинова. — Н. Новгород: ИД «Медина», 2005. — 290 с.

 Д. Х.

 

Тевкелев, Кутлуг-Мухаммед Батыргиреевич (1850 — после 1917) — общественный деятель, депутат I–IV Госдум. Дворянин-землевладелец, чингисид. Т. окончил Пажеский корпус в Петербурге, служил в гвардии, где получил звание полковника. В отставке в 1886–1889 гг. и в 1894–1897 гг. был уездным предводителем дворянства Белебеевского уезда, гласным Уфимского губернского земского собрания, членом Уфимского губернского отделения Дворянского банка, почетным мировым судьей. Благодаря Т. и Ш.-А. Сыртланову Уфимское губернское земское собрание в 1902 г. ассигновало 500 рублей на издание сельскохозяйственной и общеобразовательной литературы на тат. яз. В 1905 г. они добились выделения 3000 рублей для медресе «Усмания». Т. был участником I Всероссийского мусульманского съезда 1905 г. в Нижнем Новгороде.

Т. был единственным из мусульман­депутатом всех четырех созывов Госдум, в II–IV — председателем мусульманской фракции, членом комиссий по рабочему законодательству, продовольственной, переселенческой, местного самоуправления, гимназиям и подготовительным училищам, военным и морским делам.

Т. как лидер фракции неоднократно посещал Нижний Новгород. 21 августа 1909 г. Т. был организатором собрания «для сообщения о деятельности мусульманской фракции Государственной Думы за истекшую сессию и внесения в думу законопроектов, касающихся мусульман, а также обсуждения вопросов об образовании при мусульманской фракции и учреждении в Оренбурге финансовой комиссии, которая должна финансировать бюро и завязывать отношения «на местах».

20 июля 1915 г. Т. от имени думских представителей латышей, литовцев, эстонцев, армян, евреев и мусульман сделал заявление, где потребовал гражданского и национального равноправия для входящих в состав России народностей. Заявление было отклонено 190 голосами против 162. По инициативе Т. в феврале 1916 г. было созвано совещание, создавшее бюро при мусульманской фракции.

Лит-ра: Усманова Д.М. Мусульманские представители в российском парламенте. 1906–1916. – Казань, 2005; Хабутдинов А. Ю. Формирование нации и основные направления развития татарского общества в конце XVIII–начале XX веков.– Казань, 2001.

 А.Х.

 

Телепередача «Минарет» — единственная на нижегородском телевидении мусульманская программа. Выходит в эфире телеканала ННТВ с конца 1994 г. и транслируется на территории всей Нижегородской области.

До 1994 г. репортажи о жизни мусульманской уммы (наряду с новостями православной епархии и еврейской общины) выходили в рамках передачи «С верой и надеждой» (автор и ведущая С. Зварыкина). С 1994 по 2003 г. автором и ведущей Т.«М.» также была С. Зварыкина. С апреля 2003 г. ведущими и авторами программы являлись Е. Сергеева, Р. Сабитова, Л. Арифулина. С июня 2005 г. автор и ведущая передачи — Зульфия Сямиуллина.

Рубрики Т.«М.»: «Новости ДУМНО», «События», «Мир Ислама», «Листая Коран», «Вопрос — ответ», «Восточная кухня», «Детская страничка» и др.

Гл. ред. — Д. Мухетдинов, реж. — Е. Ворновицкая. Передача выходит в эфир при финансовой поддержке Ж. Х. Топтыгина.

В июне 2006 г. передача «М.» заняла второе место на конкурсе «Многоликая Россия» в номинации «Лучшее специализированное национальное издание, теле- и радиопрограмма».

 А. П.

 

Тиморшин, Зэкэрья Исмаилович (1956 г. р.) — архитектор, автор проекта реконструкции Нижегородской Соборной мечети и строительства Нижегородского исламского медресе «Махинур».

По возвращении религиозной общине мусульман Н. Новгорода в 1988 г. здания Соборной мечети Т. возглавил группу архитекторов, взявшихся за реставрацию здания. Будучи единственным татарином и мусульманином среди них, он взял на себя основную работу по возрождению храма. Работа реставраторов осложнялась отсутствием архивных изображений оригинального здания дореволюционной мечети; по предложению Т. за основу была взята единственно известная в то время маленькая иллюстрация.

В 1994 г. по проекту Т. рядом с Соборной мечетью было построено здание медресе «Махинур». Разрабатывая проект, Т. поставил перед собой задачу создать здание, которое функционально соответствовало бы назначению медресе, а также гармонировало с мечетью.

Лит-ра: Мухетдинов Д. В. Азан над Волгой. Изд. 2-е. — Н. Новгород, 2006; Оживляя мечети Аллаха // Медина аль-Ислам. № 7 (10), 2005.

Д. М.

 

Топонимы Нижнего Новгорода тюркского и мусульманского происхождения.

Балчуг. Нижняя часть Почаинского оврага, где в XIX в. находился базар. От тюркск. «балчуг» — «влажная земля, глина, жидкая грязь». Ср.: ул. Балчуг (Москва), с. Б. Балчуг (Красноярский край), г. Балчик (Болгария).

Ратманиха Старая и Новая (др. назв. — Ратманово) — деревни, располагавшиеся у Московского шоссе вдоль пр. Героев; вошли в состав Канавина в 1922 г. От морд. мужск. имени Ратман, вероятно, мусульманского ономастического обихода, от арабского Рахман — «милостивый». Аналогичные названия есть в обл.

Сормово — район к северу от Канавино. Известен с XVI в. как деревня, потом — село, слобода, в 1925–1929 гг. — город, затем — р-н в составе Н. Новгорода. Стар. назв. — Марьино. По мнению некоторых исследователей, назв. происходит от тюркск. корня «сор-/сер-», означающего «перекат»: село находилось близ берега Волги. Название Сормово имеет много вторичных: железнодорожных станций, существуют также Сормовские озеро, парк, шоссе, ведущее в район из Канавина, Н. Сормово — часть Московского р-а, прилегающая к этому шоссе, которая получила развитие в 1930-е гг. Ул. Сормовские есть в Москве, Краснодаре и других городах, в Борском районе есть пос. Сормовский.

Ханская ставка — условное историческое название Ильинской горы по ул. Ильинской. Происхождение назв. связано с эпизодом казанско­русской войны 1505–1507 г., когда Н. Новгород был осажден 60-тысячным объединенным казанско-ногайским войском во главе с мурзой, являвшимся шурином казанского хана Мухаммед-Эмина. В сентябре 1505 г. при обороне от неприятеля нижегородцы впервые использовали пушечные орудия; одним из выстрелов Федор Литвич смертельно ранил мурзу, располагавшегося в «Ханской ставке», и военная кампания казанцев и ногаев захлебнулась. В память об этом событии на месте «Ханской ставки» в 1506 г. была построена церковь св. пророка Ильи (назв. в честь пророка Илии как властителя грома и молнии, с которым нижегородцы отождествляли поразившие врагов пушечные выстрелы). См. также Мещера, Ордынское посольство (пруд Сарка).

Лит-ра: Волга от Твери до Астрахани. – СПб., 1862. С.165; Морохин Н.В. Нижегородский топонимический словарь – Н.Новгород, 1997; Похлебкин В.В. Татары и Русь: 360 лет отношений. 1238­1598. – М., 2005; Филатов Н.Ф.. Купола, глядящие в небеса. Нижегородское храмовое зодчество XVII­XX. – Н.Новгород, 1996.

 Д.Х.

 

Топтыгин, Жафяр Хамзяевич (1964 г. р.) — сын выходцев из с. Тат. Маклаково / Татар Моклокасы (Спасского р-на Нижегородской обл.), президент группы компаний «Жанто». Внес значительный вклад в процесс возрождения Соборной мечети Н. Новгорода, строительство медресе «Махинур» и мечети «Тауба» в Н. Новгороде. Оказывает материальную поддержку издательской деятельности ДУМНО. При финансовой поддержке Т. выходит в эфир телепередача «Минарет». Спонсорская деятельность Т. отмечена грамотой Совета муфтиев России.

Лит-ра: Мухетдинов Д.В. Азан над Волгой. 2-е изд. — Н. Новгород, 2006.

 Д. М.

 

Топчибашев, Али-Мардан бек Алекпер оглы (1862/1865–1934). Родился в Тифлисе в семье бека. Окончил юридический факультет Петербургского университета (1888 г.). Публицист, редактор газет «Каспий», «Баку», «Хаят» («Жизнь»), присяжный поверенный, гласный Бакинской городской думы.

В январе 1905 г. один из адресатов писем Г. Ибрагима о созыве Всероссийского мусульманского съезда.

На I Всероссийском мусульманском съезде Т. произнес ключевую речь: «О, правоверные, братья, я сегодня настолько рад и доволен, что никаким образом не смогу объяснить вам свою радость и признательность; я никогда не забуду этот день. Несомненно, он станет ежегодным праздничным днем для мусульман всей России.

Мы тюрки, одного происхождения, рода, одной религии. С Запада до Востока простирались владения наших предков. Но, несмотря на то что предки наши были героическим народом, сегодня мы в горах Кавказа, садах Крыма, полях Казани, во владениях наших предков, на своей родине, на своей земле, не можем свободно обсуждать наши нужды и потребности».

 На II Всероссийском мусульманском съезде ознакомил делегатов с программой партии «Иттифак ал-муслимин». На III Всероссийском мусульманском съезде Т. прочел политический доклад и представил программу «Иттифак ал-муслимин», был избран председателем его ЦК, затем безуспешно пытался зарегистрировать партию (до 1908 г.). Т. — депутат I Государственной Думы; примыкал к левому крылу фракции кадетов.

После Февральской революции 1917 г. выступал за сохранение единого Российского государства и созыв Учредительного собрания, ни в какие партии не вступал. С марта возглавлял Азербайджанский Национальный комитет. Участвовал в работе Кавказского (апрель, Баку) и I Всероссийского мусульманского (май, Москва) съездов, на которых выступал за федеративное устройство России.

Участник Государственного совещания в Москве (август); в речи 15 августа высказался за «почетный мир, без аннексий и контрибуций, на основе самоопределения народов», за «единение всех народностей и установление контактов между ними», за «осуществление национально­культурной автономии» еще до Учредительного собрания, но чтобы оно решило вопрос о федеративном устройстве России; в вопросе об организации власти поддержал «коалиционный принцип как единственно правильный», а говоря о власти на местах, призвал Временное правительство к «более активным действиям в деле фактического осуществления... принципа децентрализации местного самоуправления, с предоставлением всем местностям самой широкой самостоятельности в местных делах».

Член Всероссийского Учредительного собрания, а после его роспуска — член Закавказского сейма (10 февраля — 26 мая 1918 г.); из-за болезни в его работе не участвовал. Входил во Временный Национальный совет Азербайджана (27 мая — 7 декабря). После провозглашения Азербайджанской Демократической Республики (АДР) (28 мая) — ее чрезвычайный представитель в Грузинской Демократической Республике, затем в Турции. Находясь в Стамбуле, был назначен министром иностранных дел АДР (6 октября — 7 декабря). Заочно был избран председателем азербайджанского парламента (7 декабря). Возглавлял делегацию АДР на Парижской мирной конференции (март — декабрь 1919 г.). После установления в Азербайджане советской власти (28 апреля 1920 г.) — в эмиграции. Участник Генуэзской (1922 г.) и Лозаннской (1923 г.) конференций, на которых ставил вопрос о незаконной оккупации Азербайджана Красной армией. Скончался в Париже 8 ноября 1934 г.

Лит-ра: Набиев Р., Хабутдинов А. Всероссийские мусульманские съезды // Ислам на европейском Востоке. Энциклопедический словарь. — Казань, 2004; Топчибашев А.­М. // Политические деятели России. 1917: Биографический словарь. — М., 1993; Хабутдинов А. Ю., Мухетдинов Д. В. Всероссийские мусульманские съезды 1905–1906 гг. — Нижний Новгород, 2005 // Ислам на Нижегородчине, № 7, 2007.

 А. Х.

 

Туктар-мулла — имам с. Красная Горка / Сафаджай (ныне Пильнинского р­на Нижегородской обл.), помощник сафаджайского абыза и имама Салеха Сулейманова. Хотя срок службы в мечети составлял сорок лет (он дожил до 1810 г.) и всю свою жизнь он посвятил служению Аллаху, ему не довелось стать указным имамом. Так же как и Салех-мулла, Т.­м. вел записи по истории родного селения, однако они не сохранились. По утверждению одного из имамов, живших много позже, Садыка Якупова (Садык б. Якуп ас-Сафаджай), история села, написанная муллами, сгорела во время пожара кон. XVIII в.

Лит-ра: Сабиров С. В. Записки краеведа / Сост. Д. В. Мухетдинов, Н. А. Кустова, Р. А. Ахмадулина. — Н. Новгород, 2004.— С. 72–73; Сенюткин С. Б., Сенюткина О. Н. История селения Сафаджай. — Н. Новгород, 2005.

 О. С.

 

Турецкие военнопленные в Нижнем Новгороде во время 1-й мировой войны. Боевые действия на Кавказском фронте в 1914–1917 гг. были крайне неудачными для Турции. Так, при взятии Эрзерума (нач. 1916 г.) более 8 тыс. турецких солдат попали в плен. Часть из них содержалась в лагере для военнопленных на окраине Нижнего Новгорода. Условия содержания турок были крайне тяжелыми — за несколько месяцев от голода и болезней умерло ок. 200 чел. Несчастные пленные жаловались своим единоверцам — российским мусульманам: «Мы здесь повымираем». Мусульманская община Нижнего Новгорода по мере сил оказывала им поддержку, но остановить массовую гибель людей была не в состоянии. 25.06.1917 г. Нижегородский губернский мусульманский комитет (созданный в нач. апреля 1917 г. мусульманским духовенством под руководством Г. Сулеймани и возглавлявшийся в июне того же года Сафой Джалаледдиновым) обратился с письмом в исполком Всероссийского мусульманского совета (избранного на Всеобщем Всероссийском мусульманском съезде в Москве в мае того же года), в котором просил предпринять какие­либо меры для спасения пленных.

В частности, нижегородские мусульмане предлагали организовать обмен военнопленных турок, установив контакты с турецкими консульствами в нейтральных странах, или же перевести их в регион с более теплым климатом. В письме отмечалось, что в лагере содержится немало гражданских лиц, этапированных в Россию из прифронтовых северо-восточных областей Турции; среди них особо отмечен старик, «белый, как ангел», в возрасте прим. 80–90 лет, участник вооруженных экспедиций Наполеона III в Италию в сер. XIX в.

Точное месторасположение лагеря, а также кладбища, где были похоронены военнопленные турки, до сих пор неизвестно.

Лит-ра: Фаизов С. Ф. Письмо мусульман Нижнего Новгорода исполкому Всероссийского мусульманского совета о бедственном положении турецких пленных в нижегородском лагере (июнь 1917 г.) // Исламская традиция: прошлое, настоящее, будущее /Материалы научно-практической конференции, посвященной 90-летию Нижегородской Соборной мечети и 10­летию ДУМНО. — Н. Новгород, 2004.

 С. Ф.

 

Тюнтяри, Гали б. Сайфулла б. Сайфулла б. Габдеррашид б. Утегян ат-Тюнтяри (ок. 1794–1874 гг.) — шейх накшбандийа-муджаддидийа, имам и мударрис в Тюнтяре (ныне Балтасинского р-на РТ). Получил начальное образование у мударрисов Мухаммедрахима ал-Ашити и Габдуллы б. Яхьи в медресе Мачкары. Продолжил образование в Бухаре, где познакомился с сыном виднейшего шейха тариката (братства) накшбандийа-муджаддидийа Мийан Фадлом-и Абд ал-Кадиром ал-Муджаддиди. Его отец Мийан Фадл-и Ахмад (представлявший линию Ахмада Сирхинди) и Ниязкул ат-Туркмани (представлявший линию хаджи Хабиб Аллаха Бухари) считались самыми влиятельными шейхами накшбандийа-муджаддидийа в Средней Азии в этот период. В честь Мийан Фадл-и Абд ал-Кадира получил название целый квартал в Бухаре — Сахиб-зада. Его учеником был Ш. Марджани. Вторым центром деятельности Мийан Фадл-и Ахмада и его сыновей был индийский город Пешавар (ныне в Пакистане). Т., находясь на их службе, посетил Кандагар, Пешавар, Кабул, Лахор и Дели. По возвращении на родину в 1829 г. он стал имамом и мударрисом в Тюнтяре, где скончался в 1874 г., дожив до 80 лет. Мюридами и шакирдами Т. был целый ряд нижегородских имамов. Ученик Т. Садретдин-ишан Аллямов был женат на племяннице своего учителя Хуббальнисе.

Лит-ра: Марджани Ш. Мустафад ал-ахбар фи ахвали Казан ва Болгар. — Казан, 1989; Хабутдинов А. Ю. Религиозное образование мусульман Оренбургского Магометанского духовного собрания // Векторы толерантности: религия и образование — Казань, 2006. 

А. Х.

 

Тюркские государства. См. Ислам в период независимых тюркских государств.

 

Тюркские постордынские государства (с XV в.), их влияние на территорию совр. Нижегородчины. С сер. XV в. Золотая Орда переживает процесс распада, в ходе которого от нее отпочковались 7 независимых государств: Крымское, Казанское, Касимовское, Тюменское (Сибирское), Казахское ханства, Ногайская Орда и Узбекский союз. Остаток Золотой Орды, ее центральная часть, известна в русских летописях под названием Большая Орда (др. названия — Великая Орда, Намаганский Юрт; тат. Улуг Урда, Тахт Эли — «Престольное владение»; с сер. XV в. до 1502 г.). В связи с тем, что правители Большой Орды не признавали независимость сепаратистских государств, отделившихся от Золотой Орды, говорить о ее точных границах невозможно. Однако известно, в частности, что Мещерский Юрт рассматривался как неотъемлемая часть Большой Орды, и не только в ее столице Сарае, но и в Крыму, и, очевидно, повсеместно. Такое положение дел сохранялось даже после разгрома Большой Орды крымским ханом Менгли-Гиреем в битве на р. Сула в 1502 г., вследствие чего на владение Мещерским Юртом претендовал уже Крым. Переписка по этому вопросу относится ко времени воцарения в Касимовском ханстве выходца из Большой Орды султана Шейх-Авлияра (1512 г.), в связи с чем крымская знать выражала Москве свое несогласие в этим актом.

Политической наследницей разгромленной Большой Орды стало Астраханское ханство (1502–1556). Его связи с Нижегородчиной прослеживаются в двух направлениях. Во-первых, сам Нижний Новгород играл, как и во времена Золотой Орды, особую буферную роль во взаимоотношениях Руси с миром Востока. Согласно духовной грамоте Ивана III от 1504 г., московская дань в пользу постордынских государств («в Крым, и в Азтархан, и в Казань, и во Царевичев городок [Касимов]» должна была передаваться татарским послам, «которые придут к Москве, и ко Твери, и к Новугороду к Нижнему». Действительно, посольства из Астраханского ханства прибывали на Русь через Нижний Новгород (первое зафиксированное источниками — 1508 г.). Вероятно, следует предположить, что Ордынское посольство в Нижегородском кремле действовало по-прежнему, поскольку Астраханское ханство рассматривалось всеми государствами региона как естественный преемник Золотой и Большой Орды. Роль Нижнего Новгорода в процессе взаимодействия Руси и татарских государств была и политической, и торгово-экономической: именно через этот город осуществлялась торговля по Волге, что наглядно видно из сочинения Аф. Никитина «Хожение за три моря». В связи с этим очевидно, что Астрахань, которая торговала в огромных масштабах солью и осетровыми (вкл. черную икру), поставляла свою продукцию и в Нижний Новгород, как это следует из грамоты Ивана IV на беспошлинный проезд через Нижний Новгород судов с солью и рыбой из Астрахани для нужд Троице-Сергиева монастыря.

Второе направление влияния Астрахани на Нижегородчину — этническое взаимодействие с мишарями. В нач. ХХ в. Г. Н. Ахмаров отмечал у средневолжских мишарей представления о пребывании их предков когда-то близ Астрахани на Ахтубе. Действительно, несколько совр. татарских поселений Нижегородчины (Сафаджай Пильнинского р-на и др.) возводят свою родословную к выходцам из-под Астрахани. В связи с этим интересно другое: по мнению И. Г. Добродомова, русская форма названия Астрахани возникла при мишарско-чувашском (скорее всего, именно мишарском, поскольку у чувашей не отмечено никаких точек соприкосновения с этим нижневолжским татарским ханством) посредничестве. Так, тат. Хаджи-Тархан превратилось у мишарей в Ачтархан-Ацтархан и перешло к русским как Астрахань.

Мирные контакты Руси с Ногайской Ордой также осуществлялись посредством Нижнего Новгорода (помимо второго пути через Ряжск и Рязань). Иван III настойчиво требовал, чтобы послы и купцы от ногаев шли только «на Казань, а ис Казани на [Нижний] Новгород; а иными дорогами к нам своих людеи не посылали», поскольку приезжие торговцы неукоснительно выплачивали «нижегородский мыт». «Нижний Новгород стал важнейшим узлом транзитной торговли Руси со степью [Ногайской Ордой], центром волжского судоходства и перевалочной базой при переправе огромных ногайских табунов» (Трепавлов). Нижний Новгород был одним из двух чисто русских городов, наряду с Москвой, который можно считать специализировавшимся на торговле с ногаями. Дело в том, что последние торговали с Русью лошадьми, пригоняя табуны за один раз численностью до «сорока тысящ лошядей», так что русская дворянская конница была почти полностью сформирована из ногайских лошадей (Трепавлов). При этом пограничные таможни существовали лишь в Нижнем Новгороде и Муроме; пошлины, взимаемые с торговцев, по объяснению русских властей, шли в т. ч. и на содержание Касимовского ханства — как в пользу самого хана или султана, так и в пользу его «большого князя Ширинского».

Помимо собственно постордынских государств, через Н. Новгород проходили и политические и торговые посольства других мусульманских стран; напр., Аф. Никитин в этом городе ждал возвращавшегося из Москвы ширванского посла Хасан-бека и вместе с ним отправился к ширваншаху (правитель сев.-вост. Азербайджана).

Следует предположить, что колоссальная роль Нижнего Новгорода в качестве торгово-политического и культурного буфера между Русью и странами Востока до сих пор несправедливо обойдена вниманием ученых и потому практически не изучена.

Лит-ра: Зайцев И. В. Астраханское ханство. — М., 2004; Татары. — М., 2001; Трепавлов В. В. История Ногайской Орды. — М., 2001; Хайретдинов  Д. З. Мусульманская община Москвы в XIV — начале ХХ вв. — Н. Новгород, 2002; Хожение за три моря Афанасия Никитина. — Л., 1986.

 Д. Х.

 

Тюркские раннесредневековые государства (до XIV в.), их влияние на территорию совр. Нижегородчины. В истории средневековой Восточной Европы Т. г. принадлежит особая роль, поскольку именно они безраздельно господствовали на огромных пространствах Евразии задолго до возникновения Руси. Территория совр. Нижегородчины входила в сферу влияния нескольких Т. г., последовательно сменявших друг друга в истории. Несмотря на то что данный регион фигурирует в составе Т. г. лишь в качестве периферийной земли, его значение нельзя преуменьшать: территория Нижегородчины являлась естественным географическим и культурно-политическим буфером между миром Востока, представленным Т. г., и собственно Русью — сначала Владимирской, затем — Московской. За счет этого буферного статуса возник такой феномен, как торгово-экономический расцвет Городца и Нижнего Новгорода во время Золотой Орды, Макарьевская и Нижегородская ярмарка в более поздние времена.

Слияние Оки и Волги представлялось Л. Н. Гумилеву крайней северной точкой контроля Хазарского каганата над великим Волжским путем, после которой устанавливалась сфера влияния русов­варягов над этой важнейшей торговой артерией Восточной Европы. Мнение ученого основывается на описании каганов северных владений Хазарии в Х в. и на достоверно известном факте раздела великого Волжского пути на сферы влияния хазар и русов. После ослабления Хазарии контроль над местом слияния Оки и Волги переходит к Волжской Булгарии. Объективный анализ известных данных позволяет сделать вывод, что принадлежавший булгарам Ибрагимов городок в устье Оки изначально был заложен в период Хазарского каганата, сохранившись в фольклоре под названием Абрамов городок.

Существенное расширение границ и сферы влияния Волжской Булгарии приходится на период расцвета этого государства — XII в.; есть веские основания полагать, что вся южная часть совр. Нижегородчины в то время вошла в состав этого Т. г. Однако могущество булгар зиждилось на торгово­экономическом благосостоянии, но не на военном превосходстве над соседями. Во второй пол. XII — нач. XIII в. булгары оказались не в состоянии сохранить свои западные земли в условиях военно-территориальной экспансии в направлении Волги самого крупного государства русов того времени — Владимирского великого княжества.

Следует очертить влияние на нижегородских мишарей и такого Т. г., как Дешт-и-Кипчак. Дешт-и-Кипчак в отличие от Волжской Булгарии обладал меньшей консолидацией и более аморфными границами; без археологических раскопок северную границу влияния кипчаков точно установить невозможно. Однако известно, что с кон. XI в. кипчаки, доминировавшие в степях Евразии, продвинулись на запад до Дуная и вошли в соприкосновение с Русью и Волжской Булгарией. С нач. XII в. русские летописи отмечают многочисленные случаи политического взаимодействия русских князей и булгар с половцами (кипчаками); несмотря на слабую изученность темы кипчаков вообще, можно констатировать, что «они играли важную роль в международных отношениях предмонгольского времени» («Татары»). Тогда же началось тесное этническое взаимодействие кипчаков с булгарами, особенно заметное по топонимам преимущественно на правом берегу Волги в Татарстане. Относительно мишарей подобное взаимодействие должно было являться ключевым: рукописи армян, перешедших в Дешт-и-Кипчаке на кипчакский яз., свидетельствуют о древнекипчакской основе мишарского диалекта, который находится несравненно ближе к кипчакскому яз., чем другие языки этой подгруппы.

Ослабленные в результате долголетних войн Булгария, Русь и Дешт­и­Кипчак оказались в первой пол. XIII в. завоеванными монголами. В составе Золотой Орды Нижний Новгород, заложенный на месте Ибрагимова городка как военная крепость, достиг пика своего могущества, как экономического и культурного, так и политического. Достаточно сказать, что это был единственный период в жизни города и целого региона, когда Нижегородчина являлась суверенным государством. В качестве столицы великого княжества Нижний Новгород соперничал с Москвой и Тверью, будучи равным им по политическому весу. В городе располагалось Ордынское посольство, значимость которого в истории еще только предстоит оценить ученым.

Южная часть современной Нижегородчины с кон. XII в. входила в состав Мещерского Юрта Золотой Орды. После распада Золотой Орды на его основе возникли такие Т. г., как Касимовское ханство и Темниковское княжество. Последнее имеет даже больше прав на прямое наследование Мещерскому Юрту, поскольку возникло как одно из его административно-династийных подразделений в 1388 г. Темниковское княжество располагалось на территории Мордовии и впоследствии имело соподчиненный статус по отношению к Касимову. Правители Темникова имели непосредственное отношение к Сараклычу, т. к. возводили свою родословную к князю Бехану, перенесшему столицу из этого города в Кангуш. Как считают современные исследователи, в состав Темниковского княжества входили и территории на юге — юго-западе совр. Нижегородской области. К 1523 г. это т. г. вошло в состав Московской Руси. 

Лит-ра: Биккинин И. Д. Татарская аристократия Темниковского княжества и ее потомки; Татары. — М., 2001.

 Д. Х.



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.