Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Ислам на Нижегородчине: энциклопедический словарь
16.02.2009

 Бадамшины, Мифтях и Фаттях. М. Бадамшин — руководитель мусульманской общины верхней части г. Нижнего Новгорода в начале XX в. В 1908 г. — инициатор и один из основных спонсоров строительства Соборной мечети (инициировал создание «Комитета по постройке магометанской мечети»); неоднократно выходил с прошениями к власти по вопросам возведения мечети. Был довольно состоятельным человеком; владел недвижимостью (землей, большим двухэтажным домом и пр.). Брат Мифтяха — Фаттях в 1930 г. выполнял обязанности председателя совета мусульманской общины. В нач. XX в. Б. владели в Нижнем Новгороде землей и большим двухэтажным домом по адресу: Солдатская набережная, 9 (совр. ул. Б. Печерская, 54), и др. строениями, имели ок. 30 повозок гужевого транспорта (и, по воспоминаниям некоторых родственников, даже собственный конезавод), занимались перевозкой грузов. Люди зажиточные, они участвовали в возведении Соборной мечети не только в качестве организаторов, но и в качестве спонсоров строительства. Кроме того, Б. принимали непосредственное участие в самом процессе возведения мечети — на принадлежавших им гужевых повозках они возили к месту строительства стройматериалы.

Лит­-ра: ЦАНО, ф. 5, оп. 50, д. 20064, л. 2; ф. 30, оп. 39, д. 7202, л. 1; д. 7203, л. 1.; ф. 2209, оп. 3, д. 9120, л. 138; Сенюткина О.Н. Из истории Нижегородской мусульманской общины / Ислам: вопросы истории, культуры и философии. Н. Новгород, 1995. С. 25–35; Идрисов У. Ю., Сенюткин С. Б., Сенюткина О. Н., Гусева Ю. Н. Из истории нижегородских мусульманских общин в XIX — 30-х гг. XX в. Н. Новгород, 1997 (далее — Идрисов У. Ю. и др., 1997). — С. 96; Мухетдинов Д. В. Азан над Волгой. 2­е изд. —Н.Новгород, 2006. — С. 19.

 О. С.

 

Баракат (араб. «благодать, благословение») — нематериальное понятие, особая энергетика (особ. в суфизме). В отличие от «благословения» в христианстве, получаемого у священника, в исламе Б. невозможно получить от муллы или имама — они лишь могут попросить его у Аллаха, Который может ниспослать Б. как на самих людей, так и на еду, одежду и на многое другое. Таким образом, прося Б. у Всевышнего, мусульмане надеются на то, что Б., «Божья благодать», ниспадет на того (или на то), за кого (или за что) они просили.

М. Х.

 

Баруди, Галимджан (Галеев Алимджан б. Мухаммеджан, 1857–1921) — первый демократически избранный муфтий ОМДС и ЦДУМ, мударрис медресе «Мухаммадия, шейх братства накшбандийа. Б. родился в деревне Малые Ковали Казанского уезда (ныне Высокогорского р­на РТ) в семье купца­миллионера Мухаметзяна Ибниаминовича Галеева. В 1860 г. отец Б. перевез семью в Пороховую слободу Казани (порох по-арабски «баруд», отсюда и псевдоним ал-Б.), а спустя год — в приход 5­й соборной мечети, где он вскоре стал признанным лидером махалли. В 1862 г. Б. поступил на учебу в медресе «Апанаевское», где учился у мударриса Салахутдина Исхакова. С 1871 г. Б. сам помощником хальфы в начальных классах медресе.

 В 1875–1882 гг. Б. учился в бухарском медресе «Мир-Араб», где помимо фундаментального теоретического багажа приобрел и ясное представление обо всех слабых сторонах средневековой схоластической системы обучения.

 В 1882 г. при поддержке отца Б. стал имамом­хатыбом 5-й соборной мечети и мударрисом медресе «Мухаммадия», в котором Б. сумел осуществить свои педагогические идеи. В 1886 г., посещая центры исламского образования Каира, Стамбула, Мекки и Медины, Б. пришел к выводу, что прогресс мусульманского мира невозможен без его приобщения к достижениям европейской и мировой цивилизации. В 1891 г. с благословения шейха З. Расули Б. начал обучать шакирдов по звуковому методу. Б. за неимением литературы сам написал ряд учебников по арабскому и персидскому языкам. Б. наряду с Ш. Марджани был первым из улемов Казани, поддержавшим идеи политической консолидации тюркского мира, изложенные в газете И. Гаспринского «Тарджеман».

В декабре 1893 г. Б. вместе с отцом вошел в состав депутации мусульман Казани в Петербург по вопросу о сохранении в надлежащей неприкосновенности религиозных книг. В результате этой миссии был отменен циркуляр министер­ства просвещения, запрещавший использование иностранных и рукописных книг в медресе. К концу XIX в. Б. начинает занимать лидирующее положение среди духовенства Казани.

 На III Всероссийском мусульманском съезде 1906 г. Б. вошел в состав президиума и был избран в состав ЦК «Иттифака». И. Гаспринский призвал к тому, чтобы Б. стал Раис ал-уляма — главой религиозной автономии в ранге имперского министра. На съезде Б. выступил за совмещение функций имама и учителя, сохранение богословского характера медресе.

 В 1906–1918 гг. (с перерывом) Б. издавал религиозный журнал ««Дин ва-л-адаб» («Религия и воспитание»), а также выступил в числе учредителей издательства «Миллят» («Нация»), выпускавшего учебную литературу для джадидистских медресе. Б. создал первое русскоязычное пособие по основам вероучения — «Основы Ислама» (Казань, 1906).

В 1908 г. по административному распоряжению казанского губернатора Б. был отправлен в ссылку в Вологодскую губернию. Через несколько месяцев ссылка была заменена ему высылкой за границу, где Б. совершил хадж и посетил Каир, Дамаск, Стамбул и Берлин.

На I Всероссийском мусульманском съезде в мае 1917 г. Б. был избран первым независимым главой ОМДС. Он стал единственным лидером, избранным представителями всех мусульман России, и символом единства российской уммы. В мае 1917 г. по инициативе Б. была дана фетва, признающая расходы на мектебе, медресе и другие просветительские и научные цели равной садака и богоугодным делам.

 Б. возглавил подготовку по проведению Всероссийского съезда улемов (духовенства). 20 июля 1917 г. на предварительном заседании II Всероссийского мусульманского съезда Б. заявил: «Свобода — это право, данное Аллахом мужчинам и женщинам... Каждый пусть поймет, что такое свобода, и будет действовать во имя ее». В автономии нужны «единство и союз. В нашем сердце есть вера, есть наш главный учитель — Коран и наше рвение». На съезде Б. был избран председателем Диния Назараты (Религиозного министерства) Милли Идарэ (Национального управления).

 Несмотря на то что в решении о роспуске Милли Идарэ в апреле 1918 г. было особо отмечено сохранение Духовного управления, Б. с главами других назаратов выступил против этого решения. В июне 1918 г. Б. подписал поздравление Милли Идарэ в связи с переходом Уфы под власть войск КомУча. В августе 1918 г. Б. отбыл в Петропавловск и вернулся в Уфу в марте 1919 г. После вторичного занятия города красными Б. был арестован органами ЧК в июне 1919 г., но вскоре освобожден.

Б. признал советский режим, но во время встреч с лидерами татарских большевиков требовал сохранения религиозной автономии мусульман. 16–25 сентября 1920 г. в Уфе под председательством Б. проходит съезд духовенства при ЦДУМ, где оно структурируется на общероссийском уровне. Б. приветствовал провозглашение Татарской Республики и подарил личную библиотеку, которая в дальнейшем составила основу восточного сектора Научной библиотеки им. Н. И. Лобачевского КГУ.

 Б. скончался в 1921 г. в Москве в доме А. Фаттахутдинова, куда приехал, чтобы обсудить в правительстве чрезвычайные меры для оказания помощи голодающим Поволжья.

 Лит-­ра: Акчура Й. Дамелла Галимжан эл­Баруди. — Казань, 1907; Баруди Г. Памятная книжка. — Казань, 2000; Салихов Р., Хабутдинов А., Хайрутдинов Р. Баруди Г. // Ислам на европейском Востоке. Энциклопедический словарь. — Казань, 2004; Хабутдинов А. Ю. Формирование нации и основные направления развития татарского общества в кон. XVIII — нач. XX вв. — Казань, 2001; Юсупов М. Галимджан Баруди. — Казань, 2003.

 Р. С., А. Х, Р. Х.

 

Басыров, Риза б. Салахетдин б. Басыр (1907–1994) — уроженец с. Ключищи / Суык Су (ныне Краснооктябрьского р­на Нижегородской обл.), ближайший помощник и соратник А. Мустафина. Родился в семье потомственного муллы (его отец Салахетдин Басыров был расстрелян в 1937 г.). Б. учился в Бухаре, некоторое время был имамом в Астрахани. С 1964 г. по 1994 г. был имамом­хатыбом Соборной мечети Москвы.

Д. М.

 

Батров, Рустам Гаярович (1978 г.р.) — уроженец Н. Новгорода, по отцовской линии выходец из с. Кр. Остров / Краснай (ныне Сеченовского р-на Нижегородской обл.), главный редактор общероссийского научно­богословского журнала «Минарет» (с 2004 г.). В 1998 г. окончил Московский Высший Духовный Исламский колледж (ныне: Московский Исламский университет) по специальности имам-хатыб. В 2002 г. с отличием окончил Волго­вятскую академию госслужбы при Президенте РФ по специальности юриспруденция. С 1998 г. — имам­хатыб Ярославской Соборной мечети. Автор ряда книг и публикаций на религиозно-богословские темы.

 Лит­-ра: Абу­Ханифа Нуман ибн Сабит. Трактаты. (Вводная статья, перевод и примечания Р. Батрова) — М.: Муравей, 2001. — 128 с.; Батров Р. Мусульманский пост (ураза). — Казань: Мастер Лайн, 2003. — 144 с.; Батров Р. Абу-Ханифа: жизнь и наследие. Часть 1. — Под общ. редакцией Д. В. Мухетдинова. — Н. Новгород – Ярославль. ИД «Медина». 2007. — 288 с.; Батров Р. Вместо реформы. — Сб. статей. — Под общ. редакцией Д. В. Мухетдинова. — Н. Новгород — Ярославль. ИД «Медина». 2007. — 182 с.

 Д. М.

 

Батырша, Галиев Габдулла (ок. 1710–1762) — улем, ахун, имам и мударрис, идеолог так называемого восстания Батырши. Б. родился в с. Карыш Уфимского уезда Казанской губернии (ныне Балтачевского р-на РБ), выходец из мишар. Б. учился в медресе д. Тайсуганово Уфимского уезда (ныне Альметьевского р-на РТ) у мударриса Габдуррахмана Тайсугани и в медресе деревни Ташкичу Казанского уезда. В 1744–1745 гг. — мударрис медресе д. Илша, в 1746–1749 гг. — мударрис медресе и имам в д. Муслим Оренбургской губернии, в 1749–1755 гг. — в деревне Карыш, с 1754 г. — ахун Симбирской даруги.

 Б. является автором «Гариз­наме» («Прошение») и «Воззвания». В начале «Гариз­наме» Б. пишет, что, будучи муллой, призывал народ к покорности царю и его чиновникам всех инстанций как стражам мирной жизни. Эти наставления были обоснованы доводами шариата. Б. неоднократно привлекался властями как советник в вопросах культа и традиций.

 С марта 1755 г. Б. стоял во главе подготовки совместного выступления мусульман против колониально­крепостнической политики царизма. Весной 1755 г. он составляет обширное программное воззвание. Б. напоминает о независимой жизни предков в Булгарский период, когда они иноверцев силой в свою веру не приводили. В связи с этим он критикует религиозную политику царизма. С особой силой Б. обрушивается на татаро­башкирских старшин, содействующих укоренению в жизни народа этой политики, призывает «нечестивых старшин из нашей среды извергнуть». Программа Б. предполагала отказ от несения воинской службы и выполнения повинностей, сопротивление строительству заводов и крепостей, ограничение самоуправства местных чиновников, снижение налогового бремени.

Восстание Б. началось стихийно 15 мая 1755 г., что послужило одной из основных причин его срыва. 15 сентября 1755 г. Б. покинул Карыш, скрывался от властей, был арестован в августе 1756 г. и отправлен в Санкт-Петербург. Здесь он, под предлогом составления письма к императрице Елизавете Петровне создал «Гариз-наме», которое в идейно­композиционном плане является как бы более развернутым конспектом «Воззвания». Б. писал о том, как он втянулся в народное движение, как было подготовлено восстание, кто является истинным виновником народных бунтов. Б. высоко ценил власть и порядок, но насильственная христианизация и терроризирование населения всколыхнули край. Засилье чиновников превзошло всякие пределы. Б. утверждал, что бесчинства чиновников и местных старшин, доходящие до убийства людей, — истинная причина восстаний. «Смутой» («фитна») называл он не народное волнение, а безответственную политику правительства и бесчинства властей. В виде народной молвы вину за беспорядки и насильственное крещение Б. возлагал на самого царя. Б. оправдывает народ, показывает его бунт как единственную оставшуюся возможность довести свои жалобы о насилиях над ним до верховной власти. В «Гариз­наме» подчеркивается мысль, что раз власти сами нарушили принятые и возложенные на себя обязательства по отношению к подданным, то и подданные освобождаются от принятой присяги и даже вынуждены поступать по отношению к властям подобным же образом. Б. предлагал заменить суд старшин судом улемов, основанным на законах шариата.

Идеи Б. являются синтезом идей шариата (поддержка шариатского суда, идеи покорности законной власти и восстания против власти неправедного правителя) и абызов (идеализация эпохи Булгара, обличение неправедных чиновников­мусульман). Б. не замечает различия между царизмом, феодально­колониальным чиновничеством, с одной стороны, и русским народом, с другой. В «Гариз­наме» Б. не проклинает в угоду властям свое участие в восстании, наоборот, он взывает на основе здравого ума и житейской мудрости о «милости» ко всем повстанцам (в том числе и к себе). После пика репрессий эпохи Конторы новокрещенских дел Луки Конашевича и разрушения более 80 % мечетей в 1740­е гг. правительство отреагировало на восстание Б. в 1756 г. первыми уступками: мусульманам разрешалось иметь мечети и школы в населенных пунктах, где христиане составляли менее 10 %, и мусульманам на год обязались не ставить рекрут. Именно в это время правительство окончательно убедилось в стойкости мусульман и бесполезности репрессий против религии ислама.

Б. погиб в заключении в Шлиссельбургской крепости в схватке с тюремной охраной.

Лит-ра: Витевский В. Н. Н. И. Неплюев и Оренбургский край в прежнем составе. — Т. 3. — Казань, 1897; Ислаев Ф. Г. Батырша. — Казань, 2004; Средневековая татарская литература (VIII–XVIII вв.) — Казань, 1999; Хабутдинов А., Хабутдинова М. Батырша // Ислам на европейском Востоке. Энциклопедический словарь. — Казань, 2004; Чулошников А. П. Восстание 1755 г. в Башкирии. — М.; Л., 1940.

 А. Х., М. Хаб.

 

Башкиро-мещеряцкое войско. Земли башкирских племен вошли в состав Российского государства в результате договоров между ними и правительством, заключенных в 1552 г. (северо­западный Башкортостан), 1556 г. (центральные и юго­восточные районы) и в последующие годы; уже в 1574 г. на месте ногайской крепости Имян-Кала был основан укрепленный город Уфа. Переселение служилых татар для службы на засечных линиях из различных районов Мещеры на Урал начинается в XVII–XVIII вв. Первое привлечение башкир на военную службу датируется 1714 г. 10 апреля 1798 г. «впервые произведено правильное военное устройство башкирского войска, причем оно разделено на 5 кантонов мещеряцких и 12 башкирских». Эта дата и считается официальным основанием Б.-м. в.

 Территория войска охватывала следующие современные регионы: Башкортостан, Челябинская и Оренбургская обл., юг Пермской обл., восточные районы Татарстана (Мензелинский, Бугульминский, часть Елабужского р-нов), некоторые районы Свердловской обл. Права башкирских племен на землевладение были подтверждены вышеупомянутыми договорами. Первый указ о разрешении мещерякам (мишарям) покупать землю у башкир относится к 1736 г., при этом сделано предпочтение мещеряцким муллам и ахунам. Некоторые мещеряцкие аулы получали земли за военные заслуги, в т. ч. и по разгрому башкирских восстаний. Социальный статус башкир и мещеряков в войске был неоднозначен: башкирские племена владели большей частью земли, но мещеряки считались более лояльными царскому правительству, из них же состояла большая часть войсковых ахунов. Значительная часть торговли на войсковых землях была сосредоточена в их руках.

 Переселение мещеряков на войсковые земли продолжалось в течение всего XVIII в.; помимо того, прослеживаются перемещения их с запада на восток, например в XVIII в. из Мензелинского уезда в Стерлитамакский. В дальнейшем число кантонов неоднократно менялось (1846, 1855 гг.), в 1855 г. с присоединением к войску тептярей название Б.­м. в. было заменено на башкирское. Окончательно упразднено в 1863 г., в связи с чем все дела были переданы в ведение гражданской администрации.

 Главнокомандующим войском был генерал-немусульманин, в то время как старшины и кантонные начальники назначались из числа самих башкир и мещеряков. В целом структура войска аналогична казачьим войскам. На территории Б.-м. в. долее всех мусульманских общин Внутренней России сохранялись феодальные взаимоотношения, и выходцы из него составляли львиную долю татарского дворянства.

 В наше время мещеряки компактно проживают на территории Балтачевского, Кара­идельского, Кушнаренковского, Стерлитамакского, Бураевского р-нов РБ, Кунашакского р-на Челябинской обл., Бугурусланского р-на Оренбургской обл., некоторых районов Свердловской обл. По переписи 1926 г. их численность составляла ок. 100 тыс. чел., позже не учитывались. Лингвисты выделяют на Урале три группы говоров мишарского диалекта татарского яз.: байкибашевский (РБ), шарлыкский (в Оренбургской обл.), стерлитамакский (РБ).

Из среды уральских мещеряков выдвинулись такие известные личности, как Батырша (Г. Галиев), Кинзя Узафаров (ближайший соратник Батырши). Награждены за разгром восстания Батырши были преимущественно также мещеряцкие старшины. Уральскими мещеряками являются все представители уральских ветвей таких известных родов, как Акчурины и Еникеевы.

 Лит-ра: Государственные языки в Российской Федерации. Гл. ред. В. П. Нерознак. — М., 1995; Ислам в Российской империи. Законодательные акты, описания, статистика. Под редакцией Арапова Д. Ю. — М., 2001; Казачьи войска. Краткая хроника. — СПб, 1912 г. / репринт 1992; Татарский энциклопедический словарь. — Казань, 1999; Материалы переписей населения 1897 г. по Стерлитамакскому, Бирскому и др. уездам Уфимской губернии.

 А. М.

 

Баязитов, Ряшит Жаббарович (1960 г. р.) — председатель ДУМ Сибири, академик Международной славянской академии наук, Международной академии наук о природе и обществе, Академии естественных наук. Уроженец с. Камкино / Камка (ныне Сергачского р-на Нижегородской  обл.). С 1993 г. возглавил религиозное объединение «Ярдям», в 1997 г. — фонд «Веротерпимость и гражданское согласие», позднее — фонд развития татарского духовного наследия «Хиляль».

 Благодаря его финансовой помощи были построены и отреставрированы мечети во многих городах России, в том числе в Нижегородской обл. Именем матери Б. названо Нижегородское исламское медресе «Махинур».

 В 1996 г. Б. стал инициатором строительства мечети «Ярдям» в Северо-Восточном административном округе (Отрадное) Москвы, а затем и всего духовно-просветительского комплекса: мечети, медресе, часовни, синагоги, культурного и торгового центров. Кроме того, Б. оказал помощь в строительстве мечетей в г. Омск, Новосибирск, Иваново. В родном с. Камкино Б. построил здание медресе, мечеть Абдул­Жаббяр (названа в честь отца Б.), отремонтировал школу, провел газ, построил клуб, установил мемориал в честь погибших в годы Великой Отечественной войны. Является автором и соавтором ряда книг и работ по истории татар В качестве признания значительного вклада Б. в возрождение духовности на Нижегородчине ему было присвоено звание почетного мецената Нижегородской обл.

Лит­-ра: Ислам на Нижегородчине: К открытию мечети «Тауба». Вып. 1. — Н. Новгород, 2001; Баязитов Р. Ж., Макарихин В. П. Восточная Мещера в средние века (К вопросу этногенеза татар в Нижегородском крае), — Н. Новгород, 1996. 128 с.;  Баязитов Р. Ж., Макарихин В. П. Нижегородские татары­мишари в новое время. — Н. Новгород, 1996. 80 с.; Баязитов Р. Ж. Искусство стран ислама. — Н. Новгород, 1997. 165 с.; Баязитов Р. Ж. Экономика переходных эпох. — Москва, 2000. 386 с.

 Д. М.

 

Бетанкур, Августин Августинович (1758–1824) — архитектор Нижегородской Ярмарочной мечети, уроженец Испании, много лет проживший в России. Осенью 1816 г. возглавил комитет по переводу Макарьевской ярмарки в Нижний Новгород. В июле 1817 г. приехал в Нижний Новгород для осмотра предполагаемого места для ярмарочного Гостиного двора и иных строительных сооружений. Б. составил планы и фасады для всех постоянных зданий. Для работ на ярмарке привлек многих инженеров, среди которых А. Л. Леер, И. Е. Ефимов, П. Д. Готман, Р. Р. Баус. Весной 1818 г. под руководством Б. состоялась закладка ярмарочных строений. К 1822 г. ярмарочный архитектурный ансамбль был отстроен и включал Гостиный двор из 60 двухэтажных каменных торговых корпусов с Главным ярмарочным домом, православный храм, армянскую церковь и мечеть. Торговые корпуса в зависимости от продаваемого товара имели свое название. Ярмарка представляла собой огромный город с многочисленными улицами (их было около 30, и среди них Оренбургская, Самаркандская, Персидская) и площадями (их было 8, среди них Магометанская). До 1822 г. каждое лето Б. проводил в Нижнем Новгороде, руководя работой на всех стадиях строительства ярмарочного комплекса. Нижегородская ярмарка была последним и самым любимым детищем архитектора.

Лит-­ра: Боголюбов А. Н. Августин Августинович Бетанкур (1758–1824). — М., 1969. — 152 с.; Богородицкая Н. А. Строительство ярмарочного Гостиного двора //Нижегородская ярмарка: истор. очерк. — Н. Новгород, 1991. — С. 3–7.; Филатов Ф. Августин Августинович Бетанкур в Нижнем Новгороде. — Н. Новгород, 1999. — 55 с.

Н. К.

 

Беюсов, Ахмет Юсипович (1931 г. р.) — нижегородский тат. поэт, уроженец с. Андреевка / Мотеравыл (ныне Сергачского р-на Нижегородской обл.). В 1961 г. за участие в праздничной молитве был уволен с занимаемой должности заведующего клубом. С 1991 г. начал печатать стихи в газете «Туган як».В 1992 г. удостоился за них литерат. премии им. Хади Такташа. Его стихи вошли в сборник «Мы из племени Тукая» (2001 г.). В 2002 г. стал лауреатом премии компании «Барс­медиа». В 2003 г. при содействии медресе «Махинур» был издан сборник стихов Б. «Иман кайта» (Вера возвращается).

 Б. — один из немногих нижегородских тат. поэтов, в чьем творчестве религия занимает одну из главных тем. Б., получивший основы мусульманского знания от своей матери Фатимы-абыстай, владевшей перс., турец., араб. яз., в свою очередь, прививал мусульманские знания своему внуку Муниру Беюсову (выпускинику Мединского исламского университета), являющемуся сегодня имамом­хатыбом РОМ мусульман Н. Новгорода.

 А. Д.

 

Библиотека Нижегородского исламского медресе «Махинур» — единственное учреждение, занимающееся вопросами сохранения и распространения исламской книги в нижегородском регионе. Книги в фонд Б. стали собирать с самого начала функционирования Нижегородского исламского медресе «Махинур» — с 1994 г. В октябре 2002 г. Б. была торжественно открыта.

 В фонде Б. представлены богословские издания, книги по культуре и истории мусульманских народов, богатый краеведческий материал на русском, татарском, арабском, английском и других языках. В структуре Б.  функционируют читальный зал и абонемент, открытые для всех желающих независимо от национальности и вероисповедания. Фонд Б. составляет более 20 тысяч книг, в том числе более 200 книг, изданных Духовным управлением мусульман Нижегородской области за время своего существования (с 1993 г.) и Издательским домом «Медина».

 Лит-­ра: Ислам на Нижегородчине. Вып. 5. — Н. Новгород.

Н. К.

 

Бигиев, Муса Джарулла (1875–1949) — теолог, общественный деятель, один из лидеров татарского национального движения, сыграл важную роль в становлении и возрождении духовной культуры татарского народа нового и новейшего времени. Родился в Ростове-на-Дону. Рано лишившись отца, воспитывался матерью вместе с братом Захиром — будущим основоположником татарской прозы нового времени. Учился в Ростовском реальном училище, позже в «Приозерном» (Кюл буе) медресе в Казани; затем обучался у религиозных наставников в Бухаре. После неудавшейся попытки получить светское образование в Ростове отправляется в Стамбул, где по совету своего соотечественника, известного татарского писателя Мусы Акъегет-­Заде, решил продолжить религиозное образование. Б. отправляется в Каирский университет ал­Азхар, берет уроки по религии у отдельных преподавателей, в том числе посещает занятия известного арабского религиозного реформатора Мухаммада Абдо; занимается в основном самостоятельно в библиотеках Каира. Позже в течение двух лет обучается в Мекке и Медине, Индии. Вернувшись в Каир, занимается научными исследованиями. Здесь он пишет работу «Тарих ал-Куран ва-л-масахиф» («История Корана и его списков»), которая в 1905 г. выходит в Казани отдельной книгой, а в 1907 г. публикуется в каирском журнале «Ал-Манар».

После долгих странствий в 1904 г. Б. возвращается на родину и едет в Петербург, где в качестве вольнослушателя посещает занятия юридического факультета университета. Он активно включается в общественно-политическую жизнь: выступает одним из организаторов I Всероссийского мусульманского съезда, прошедшего в 1905 г. на борту парохода «Густав Струве» в Нижнем Новгороде, участвует в составлении программы и устава партии «Иттифак ал-муслимин». Впоследствии издает книгу «Ислахат асаслары», в которой собраны материалы, касающиеся религиозно­политического движения мусульман России этого периода.

 Либеральные воззрения Б. включали не только новое в религии и образовании, но и взгляды на реформу политической системы России. Он выступает на всех съездах, ведет их стенографические отчеты, впоследствии, в 1917 г., наряду с некоторыми документами общественно­политической жизни татар того времени издает их отдельной книгой «Ислахат асаслары» («Основы реформ»). В Петербурге совместно с Габдеррашидом Ибрахимом Б. участвует в издании газет «Тилмиз» («Ученик») на арабском языке и «Ульфат» («Согласие») и выступает на их страницах с большим количеством статей, так же как и в газетах «Вакыт», «Ал-аср ал-джадид». В 1913 г. Б. вместе со своим соратником, известным татарским писателем Гаязом Исхаки, начинает издавать в Петербурге газету «Иль» («Страна»), которая через короткое время была закрыта. 1917 г. вместе с Ю. Акчурой и С. Максуди по приглашению актуковца бая Джамала посетил с. Актуково.

 Б. в своих теологических воззрениях пошел дальше татарских религиозных реформаторов (А. Курсави, А. Утыз-Имяни и Ш. Марджани), предлагая совместить знания Корана, Сунны, всего лучшего из правовых школ с современным знанием, выступая против изучения в медресе калама (спекулятивной теологии).

 Много внимания уделяя общественной деятельности, Б. не забывает о научной работе. В это время выходят его многочисленные труды, посвященные религии и философии. Среди них «Озын коннярда руза» («Пост в длинные дни», 1912), «Каваид фикхия» («Установления фикха», 1912) и вызвавшая большой резонанс среди мусульманской общественности «Рахмат илахия бурханлары» («Доказательства Божьей всемилости», 1911). Поднятая в «Рахмат илахия» идея о том, что милость Аллаха объемлет всех людей, независимо от их религиозной принадлежности, противоречила основополагающим принципам ортодоксального ислама, тем не менее была не нова в истории религий, как в исламе, так и в христианстве.

 Новые идеи Б. получают резонанс на Ближнем и Среднем Востоке. Так, в Турции известный теолог Мустафа Сабри эфенди (1869–1954) критиковал деятельность Б. за то, что он порицал некоторых авторитетных факихов, мутакаллимов, и назвал его «Лютером ислама». После Октябрьской революции Б. не уехал из России, хотя и не принял советскую власть. Он продолжает жить в Петербурге, считая, что будет нужен своему народу, и надеясь на сотрудничество с новой властью, но не получает особой поддержки, перебиваясь случайными заработками (был переводчиком различных делегаций из мусульманских стран и Индии, помогал налаживать судебную власть Средней Азии). Известно, что в это время Б. встречался с Лениным. В 1923 г. в Берлине издается книга Б. «Исламият алифбасы». В 1926 г. он участвует в работе Всемирного мусульманского конгресса в Мекке. Б. как религиозный ученый, получивший широкое признание в мусульманском мире, у себя на родине не привлек достаточного внимания. Таким образом, материальные трудности, атмосфера непонимания, фактической травли, арест, который был неминуем, вынудили Б. бежать из страны через Среднюю Азию. Афганистан, Индия, Египет, Иран, Финляндия, Германия, Япония, Китай, Ява, Суматра — страны, в которых с 1930 по 1949 г. жил и работал Б. Последний год жизни он провел в приюте для пожилых людей в Каире, где и умер в 1949 г.

 Лит-ра: Форумы российских мусульман на пороге нового тысячелетия. — Н. Новгород: Изд­во НИМ «Махинур», под общ. ред. Д. В. Мухетдинова, 2006. — С. 119–127;  Хабутдинов А. Ю., Мухетдинов Д. В. Всероссийские мусульманские съезды 1905–1906 гг. — Нижний Новгород, 2005.

И. Г.

 

Бигилдин, Хамит (1772–1851) — имам-хатыб и мударрис 2-й пятивременной мечети с. Ключищи / Суык Су (ныне Краснооктябрьского р-на Нижегородской обл.), создатель мектебе при 2­й мечети, преподаватель с 1797 г. В том же 1797 г. утвержден ОМДС имамом и мударрисом. В начале XIX в. мектебе, построенное по инициативе и на собственные средства Б., посещало 80 шакирдов. Б. продолжал преподавание и в начале XIX в. Отец большого семейства: от пяти жен имел более 10 детей. Сын Б. от пятой жены — Хаметов (Хамитов) Айнетдин (1829 — ок. 1873 ) — мулла 2­й соборной мечети с. Ключищи с 1858 г. Сын А. Хамитова — Айнетдинов Абдул­Башар (ум. после 1901 г.) — мулла 2-й соборной мечети с. Ключищи во 2­й пол. XIX — нач. XX вв. (утвержден в должности в 1873 г.).

Лит­ра: ЦАНО, ф.,5, оп. 45, д. 31, лл. 31 об. — 32; Сенюткин С. Б. и др. 1998. С. 164–165, 166, 167; Сенюткин С. Б., Сенюткина О. Н. Историческая справка к генеалогическому древу семейства Ситдиковых (из истории татарских деревень Нижегородского края). — Н. Новгород, 2001.

О. С.

 

Бидаат (араб. «новшество», «нововведение в религии») — иногда используется в значении «ересь». Этот термин обозначает некие новшества, которые вошли в религию после ухода из жизни Пророка Мухаммада. Часть мусульман не совсем верно представляет себе сущность этого термина, полагая что Б. бывают лишь отрицательными. В действительности в шариате отвергаемые и порицаемые Б. отличаются от Б. приемлемых и хороших; такая градация основана на одном из хадисов Пророка.

Первые нововведения вошли в религиозную жизнь мусульман еще при халифе Умаре, что было связано с различными обстоятельствами, в первую очередь с резким расширением сферы влияния исламской цивилизации. Например, чтение намаза таравих (дополнительные молитвы в месяц рамадан) стало совместным именно благодаря указу второго праведного халифа, так же как и количество ракаатов (см. Салят) в этой молитве. Некоторые хорошие новшества пришли к мусульманам не только во времена праведных халифов: это хорошо видно на примере всем известных четок (араб.-тат. «тасбих»), которые были заимствованы у христиан и успешно используются всеми мусульманами; также и полумесяц как символ ислама стал использоваться лишь спустя несколько веков после начала пророческой миссии. Очевидно, что эти, а также некоторые другие новшества (использование бумаги или современных технических средств) являются хорошими примерами Б., поскольку приносят пользу исламу и, следовательно, угодны Всевышнему. Те же новшества, которые приносят вред исламу, являются порицаемыми и отвергаемыми Б.

М. Х.

 

Биккинин, Абдулжалил (Абдулжалил б. Бикмухаммет б. Биккина б. Сейфетдин б. Бизаки ал-Жабали, ок. 1740 г.–?) — имам-хатыб 1­й соборной мечети с. Овечий Овраг / Куй Суы (ныне Краснооктябрьского р­на Нижегородской обл.). Родился в семье потомственных имамов; знаток этико­правовых норм ислама и методики юриспруденции. О Б. односельчане всегда говорили как о ревностном приверженце исламской веры. Так, в «Сафаджайских тетрадях» Ситдик б. Якуб описал такую ситуацию: «Однажды отец Салиха муллы Сулейман бабай провожал Абдулжалила-хазрата из Овечьего Оврага в Ургу. По дороге хазрат спросил его имя. Тот ответил: “Семен”. Абдулжалил-хазрат тотчас велел остановить лошадей и посреди лесной чащи на пригорке нарек его по исламским обычаям мусульманским именем Сулейман». Верность своим религиозным представлениям о мире Б. проявил, кроме повседневного стиля жизни, и в том, что на его средства и пожертвования прихожан была перестроена мечеть. Дети Б. Мухаммет-Юнус и Алим пошли по стопам отца, став имамами. Внуки Сабир, Шакир, Садек (Абдулжалилов Садек), Юсуф, Мухаммет получили образование в местном медресе, а затем учились на звание имама.

 О. С.

 

Биккинины-­Абдулзямиловы (Абдулжалиловы). Известный нам основатель рода — Биккина Сейфетдинов — был абызом. Его сын Бикмухаммет Биккинин продолжил дело отца и также являлся имамом Овечьеовражской мечети (или тогда молитвенного дома). Биккинин Абдулжалил был известен не только как указной имам, но и как мударрис медресе с. Овечий Овраг, старейшего учебного заведения в татарских селениях Нижегородчины, основанного предположительно в 1762 г. Он был указным мударрисом, то есть официально назначенным (в 1787 г.) в медресе преподавателем, прошедшим специальные испытания на знание богослов­ских наук. Это первое из известных назначений на должность указного мударриса татарского юго­востока Нижегородчины.

 Родной брат А. Биккинина Субхангул Биккинин (1738–?) в 1795 г. основал д. Субхангулово (ныне с. Субхангулово (Камчалы) Аургазинского р­на РБ). Ясачные татары (10 мужчин с семьями) переселились туда из с. Овечий Овраг (ныне Краснооктябрьского р-на Нижегородской обл.) и с. Петряксы / Петрякс (ныне Пильнинского р-на Нижегородской обл.). В 1811 г. из тех же губерний прибыл еще 21 мужчина. В том же году они купили землю у башкир.

Сын А. Биккинина Абдулжалилов Мухаммет­Юнус был имамом 1-й соборной мечети села (с 1828 г.); мечеть была перестроена на средства М.­Ю. Абдулжалилова. Его сын Юнусов Мухаммет был утвержден имамом 2-й соборной мечети, построенной в 1861 г. также на средства семьи Абдулжалиловых и пожертвования прихожан. Другой сын Мухаммет-Юнуса Юнусов Мухаммед-Шакир в 1869 г. по «приговору» мусульманского общества столицы был командирован ОМДС в Санкт-Петербург, где исполнял обязанности гражданского муллы 1-го магометанского прихода Санкт-Петербурга (являвшегося тогда столицей Российской империи). Его дело продолжил сын — Юнусов Мухаммед-Зариф, утвержденный в 1874 г. имамом-хатыбом, мударрисом, помощником ахуна 1-го магометанского прихода Санкт-Петербурга и ставший первым имамом Соборной мечети с момента ее открытия в 1913 г. Другой представитель этого рода Мухаммед-Фатих б. Имадин Юнусов был муэдзином первого магометанского прихода Санкт-Петербурга.

 Представитель этого рода, сын Алима Абдулжалилова (см. Алимовы) Бедретдин Алимов и его сын — Сафа, были первыми имамами Соборной мечети Москвы (в Выползовом переулке).

После смерти Юнуса Абдулжалилова его приход унаследовал старший сын Сабир Юнусов — имам 1-й соборной мечети Овечьего Оврага с 1852 г. Сын Сабира Юнусова Сабиров (Саберов) Алим — мулла с. Овечий Овраг с 1941 по кон. 1950‑х гг. После его смерти дело А. Саберова продолжала Айся-абыстай Саберова (1880 г. р.). Еще один сын Сабира Юнусова Юнусов Абдулла Сабиров — имам 1-й соборной мечети с. Овечий Овраг в годы Первой мировой войны и далее в 1920-е гг. (зарегистрирован руководителем прихода 1-й соборной мечети Овечьего Оврага в 1927 г.). Сын Мухаммед-Шакира Юнусова Хасян Шакиров — имам 1-й соборной мечети с. Овечий Овраг в нач. XX в. накануне и в годы Первой мировой войны. Правнуки Абдулжалила — Салахетдин, Хасян и Абдул-Азим также являлись имамами. Юнусов Абдул-Азим Юсупов (1876–?) — имам 2-й соборной мечети с. Овечий Овраг с 1908 г. (его отец просил избрать 32-летнего сына на сельском сходе на должность имама, так как «он религию знает, человек уважаемый и звания муллы достойный»). Брат Сабира Юнусова — знаменитый просветитель и целитель земли нижегородской Абдулжалилов Садек-абзи.

 Лит­-ра: ЦАНО, ф. 2, оп. 1, д. 1485, л. 28; ф. 5, оп. 41, д. 229, л. 11, оп. 42, д. 16, лл. 26 об., 27, ф. 5, оп. 45, д. 31, л. 29 об. — 30, ф. 5,оп. 48, д. 8873, лл. 33 об. — 38, оп. 50, д. 18314, лл. 1, 3, 22, ф. 5, оп. 51, д. 21247, л. 36 об., д. 24194, л. 15; ЦГИА РБ, ф. 295, оп. 4, д. 1071, 7064, 9267, 12138, 13435, 21699, Сенюткин С. Б. и др. 1998. С. 247–251; Абдулжалил Биккинин // Ислам на Нижегородчине. Вып. 4. — Н. Новгород, 2004. — С. 8; Теляшов Р. Татарская община Санкт­Петербурга. К 300­летию города. — Спб., 2003.

О. С., Д. М.

 

Билялетдинов, Абделькадир б. Белялетдин (1909–2004) — уроженец с. Ендовищи / Яндавишча (ныне Краснооктябрьского р-на Нижегородской обл.), имам­хатыб с. Ендовищи с 1972 г. Начальное образование получил в мектебе при сельской мечети. Позднее продолжил обучение в мектебе при Соборной мечети Москвы. В 1970 г. по ходатайству имама Соборной мечети Ахметзяна Мустафина получает должность муэдзина в с. Ендовищи, где проработал 2 года. В 1972–2002 гг. занимает должность имама. Умер 7.09.2004, похоронен на кладбище с. Ендовищи.

Й. А.

 

Благотворительность мусульман Нижегородчины. Примером благотворительной деятельности мусульман может служить поведение прихожан Макарьевской мечети в годы Отечественной войны 1812 г. Приблизительно в течение 200 лет активного развития Макарьевской ярмарки туда приходили совершать религиозные обряды торговцы­мусульмане. Они знали, что на ярмарке можно не только выгодно заняться торговлей, но и в духовном смысле там будет весьма комфортно — имеется мечеть для совершения молитв и общения с единоверцами. Когда началась Отечественная война 1812 г., именно на ярмарке развернулся сбор средств в поддержку нижегородского ополчения. В том году купцы привезли «к Макарию» товаров на 40 030 300 руб. и реализовали из них на сумму 15 444 200 руб. Местом сбора средств у мусульман, торгующих на ярмарке, явилась мечеть. 31.07.1812 г. (еще до предложения нижегородского вице­губернатора А. С. Крюкова собирать деньги на нужды войны, сделанного 1 августа) сбор средств в поддержку нижегородского ополчения широко развернулся на местной ярмарке. Списки сбора пожертвований начинались следующими словами: «…торгующие на Макарьевской ярмарке нижегородские торговые гости по настоящему ополчению противу врага России, будучи движимы патриотической ревностью к соучаствованию в сем ополчении, их достоянием и в ознаменование любви и усердия своего к государственным пользам пожертвовали нижеследующие суммы…». Внося деньги в пользу защиты Отечества, купцы расписывались и указывали, сколько внесено ими для победы над врагом. Среди подписей на русском языке рассыпаны и обозначения, сделанные арабской вязью. Здесь оставили свои подписи купцы со всех уголков страны: и русские, и татары — нижегородские, московские, казанские, тобольские, иркутские и др.

 Всего во время торгов на Макарьевской ярмарке было собрано 72 746 рублей. Для сравнения: общая сумма сбора по губернии в военный период составила более 875 тысяч рублей. За счет этих средств происходило организованное в пределах губернии снабжение нижегородского ополчения.

 Исламской традицией, которая активно поддерживалась нижегородскими мусульманами, было определение на воспитание в семьи правоверных детей­сирот. Так, Ибрадеев Исянгилдей (1682 г. р.) — абыз, живший в с. Рыбушкино в 1722 г., как один из наиболее уважаемых рыбушкинцев, участвовал в оформлении документов первой петровской переписи населения России. Кроме собственного сына Мансура, воспитывал приемного мальчика Сунгалея Байманова, следуя требованиям Корана в отношении к детям-сиротам. Кроме этого, известны факты пожертвования средств отдельными лицами из мусульман края на строительство, ремонт мечетей, возведение зданий для мектебе и медресе. Мавлятберди Сюбухинкулов (имам 1­й пятивременной, затем 2-й соборной мечети с. Ендовищи с 1840 г. — более 20 лет) выстроил в 1863 г. вторую ендовищинскую мечеть на собственные средства. В 1864 г. была построена на средства А. Феткуллина, ендовищинского имама, 3­я мечеть с. Ендовищи.

 Среди легендарных нижегородских меценатов, чье имя прославлено в баитах, уроженец с. Камкино. Исмаил Абдульман. После пожара в Москве в 1812 г. он, по некоторым данным, занимался восстановлением города. Однако в основном его благовторительная деятельность была связана с с. Шыгырданы (ныне Батыревского р-на Чувашской Республики), где он, по одним данным, построил 12 мечетей, по другим — пожертвовал деньги на ремонт 2-й соборной мечети с. Шыгырданы.

 Среди выходцев из Н. Новгорода и Нижегородской области есть выдающиеся благотворители современности: Ф. Гильманов (с. Медяна), Р. Баязитов (с. Камкино), М. Садеков (с. Бол. Рыбушкино), Ж. Топтыгин (Н. Новгород), Р. Мустафин (с. Петряксы).

Под эгидой Духовного управления мусульман Нижегородской области с 1996 г. благотворительной деятельностью занималась Ассоциация женщин-мусульманок, а с 2001 г. — отдел благотворительности ДУМНО. В 2007 г. учрежден Фонд им. имама Абу­Ханифы.

Лит-­ра: РГАДА, ф. 350, оп. 2, д. 28, л. 128; Книга Конторы строения Макарьевского Гостиного двора на записку принятой от торгующих на Макарьевской ярманке купцов суммы, пожертвованной ими на настоящее ополчение 1812 г. — ЦАНО, ф. 489, оп. 286, д. 216, 39 л.; ЦАНО, ф. 2, оп. 4, д. 116, л. 2–2 об., 21, 217 об.; ЦАНО, ф. 489, оп. 286, д. 216, лл. 42, 60. Калыганова Е. А. Нижегородское ополчение 1812 г. // Нижегородский край: Факты, события, люди. — Н. Новгород, 1994. — С. 130. Сенюткина О. Н., Гусева Ю. Н. Нижегородские мусульмане на службе Отечеству. ― Н. Новгород, 2005. — С. 28–29; Орлов А.М., Каримов А.А. Камкино: история и современность. Очерки по истории села Камкино Сергачского района Нижегородской области. – Нижний Новгород: Изд-во «Арабеск, 2003.

 О. С., Д. М.

 

Братство накшбандийа. См. Накшбандийа.

 

Булгария, Волжская Булгария, ее влияние на территории совр. Нижегородчины. О причинах, которые побудили булгар переселиться на Среднюю Волгу в кон. VIII — нач. IX в. из северного Причерноморья, где в VII в. существовала Великая Булгария, достоверно не известно; одной из возможных причин называют принятие Хазарией (см. Хазарский каганат) иудаизма в качестве официальной религии. В кон. IX в. булгары создали на новой территории свое государство — В. Б. Рост влияния В. Б. начался в X в. в связи с ослаблением политического могущества Хазарского каганата, в сферу влияния которого и входила до того В. Б.; важная роль в этом процессе принадлежала выбору ислама в качестве цементирующей основы культурно­цивилизационного развития булгарского общества.

 Западной границей В. Б. большинство современных историков считают: для X–XI вв. — р. Свиягу (на западе Татарстана), для XII вв. — р. Суру. Однако дореволюционные историки полагали, что волжские булгары селились и западнее, гораздо раньше славян освоив территорию нынешней Нижегородской области: «В то время вся местность, занимаемая Низовской землей, ныне Нижегородской губернией, входила в состав болгарского царства» (Милотворский И. А.). В трудах краеведов проводится мысль (к сожалению, без указания источников), что город Лысково построен на месте «большого города булгар — Сундовита»; на месте Балахны «был большой торговый город Булгарский» (А. Мельников). Е. Арсюхин, логически рассуждая о начале экспансии на восток владимирско­суздальских князей в сер. XII в., считает, что булгарская крепость находилась и на месте Городца. По его мнению, представление о зауженной границе В. Б. на западе — это «графическое воспроизведение идеи о том, что В. Б. наследуют лишь казанские татары; древняя Булгария мистическим образом воспроизводит территорию современного Татарстана, отклоняясь от нее лишь в тех случаях, когда за пределами Татарстана находятся памятники, с булгарским обликом которых спорить не приходится (например, на Самарской Луке)». На основе трудов проф. Г. Белорыбкина Е. Арсюхин предлагает для XII в. считать все земли между Сурой и Окой «территорией собственно Булгарии безо всяких оговорок».

 Судя по сообщениям В. Н. Татищева, в устье Оки существовал булгарский населенный пункт, на месте которого владимирский великий князь Юрий Всеволодович в 1221 г. основал Нижний Новгород. Н. М. Карамзин следующим образом акцентирует на этом внимание: «По харатейным летописям Новгород Нижний заложен в 1221 г. Татищев пишет, что на сем месте находился прежде Болгарский город, разоренный Россиянами». Название этого города приводится в фольклорных легендах, собранных Н. И. Храмцовским, — Ибрагимов (Абрамов) городок; двойное название с применением еврейского и мусульманского имени и частотность употребления в легендах имен Абрам и Абрамов городок по сравнению с Ибрагимом и Ибрагимовым городком (13:3 соответственно) свидетельствует о том, что В. Б. взяла под свой контроль фортификационную крепость, существовавшую со времен Хазарского каганата, последний пункт великого Волжского торгового пути, находившийся в сфере влияния Хазарии.

 В кон. XII — нач. XIII вв. натиск Владимирского княжества на В. Б. усиливается настолько, что многие западные земли этого мусульманского государства оказываются завоеванными; Лаврентьевская летопись повествует о походе русских князей на булгарские земли в 1172 г., в ходе которого они взяли 1 город и 6 больших сел неподалеку от р. Оки. Однако, вероятно, тогда еще большая часть местного населения оставалась на своей земле, а настоящее смешение «языков и народов» произошло позже, с приходом монголов. Так, в фольклоре нижегородских татар­мишарей до сих пор сохранилась память о «7 булгар-бабаларыбыз» — 7 булгарских прапрадедах.

 Война В. Б. с владимирскими князьями ослабила обе стороны, способствовав их завоеванию монголами. С монгольским нашествием закончились кровавые столкновения ославянившихся варяжских князей друг с другом, княжества обрели весомого арбитра в лице ордынских ханов, и Русь впервые в истории стала частью огромного евразийского государства, что впоследствии легло в основу геополитического развития Российской империи.

Лит-­ра: Арсюхин Е. В. Полумесяц над Волгой. — Н. Новгород, 2005; Гациский А. С. Нижегородский летописец. — Н. Новгород, 2001; Карамзин Н. М. История Государства Российского. Т. II–III. — М., 1991; Мельников А. П. Нижегородская старина. Путеводитель в помощь экскурсантам / переизд. — Н. Новгород, [1992]; Мельников­-Печерский П. И. Полное собрание сочинений. Т. VII . Очерки мордвы. — 1909. Полное собрание русских летописей. Т. I, вып. 2. — М., 1997, с. 364; Рашитов Ф. А. История татарского народа: с древнейших времен до наших дней. — Саратов, 2001; Татищев В. Н. История Российская. — М., 1962; Храмцовский Н. И. История и описание Нижнего Новгорода. — Н. Новгород, 1998.

 Д. Х.

 

Буртасы — этнос на правобережье Волги, упоминаемый в источниках в VIII–XIII вв.; отдельные упоминания встречаются вплоть до XVII в. Абу­Али б. Даста писал о Б. IX в.: «Страна Буртас расположена между Хазарией (см. Хазарский каганат) и Булгарией… До хазар 15 дней пути. От границы с Булгарией их отделяют три дня пути. Живут они на равнине, где много лугов, низин и рощ. Этот народ может созвать и выставить десятки тысяч вооруженных всадников. У них широко распространено изготовление оружия, выращивание злаков и скотоводство… Одежда и захоронения у них — по мусульманскому обычаю». Названия, связанные с Б., встречаются и в Пензенской обл., и в Татарстане, и на юге Нижегородчины (Бортсурманы). Этническая принадлежность до конца остается невыясненной. На основе данных археологических раскопок Б. можно считать угро­финнами, но подавляющее большинство исследователей на основе данных арабских и персидских источников все же склонны относить их к тюркам, близкородственным по отношению к булгарам. Казанские историки считают Б. находившимися под культурным и политическим влиянием булгар, делая вывод о «достаточно экспансивной политике булгар по отношению к Б.» (А. Х. Халиков). Б. приняли ислам не позднее IX в.

Существует мнение о происхождении слов «бусурмане» и «бесермены» от названия Б.

 Считается, что слово «буртас» было внешним названием (экзоэтнонимом) этого народа, в то время как сами себя они называли маджарами/ мачарами. О происхождении этого этнонима есть версия, связывающая его с широким развитием среди Б. пчеловодства: «бурта» аналогично татарскому «мурта, умарта» — «пчела» (элемент этого слова остался и в русском языке, сохраняя свое исходное значение: «бортники»). В документе, приводимом А. М. Орловым, сказано: «С буртас и мордвы сбирают ясак и посопные хлеб и медвяный оброк» («медвяный оброк» — мед). Другая версия возводит слово Б. к угро­финским языкам: слово «мурт», а также «мари» означает «хозяин, человек, мужчина» («удмурт», «мордва», «мари», «меря», «муро­ма», самоназвание «коми» — «коми морт», т. е. «коми человек»). В этом случае, возможно, «бурт»­«мурт» + «ас» = «люди реки» («ас» в хантыйском языке — «река»). Существует и иранская версия происхождения б. (можно сравнить с иранским «мард» — «человек, мужчина»).

 Автор по истории мордовского народа Б. А. Серебряников считает, что в VII–VIII вв. территория мордвы была разрезана пришлым народом тюркского происхождения — мещеряками, или б. «Возможно, — пишет он, — что это был один и тот же народ». К этому мнению склоняются многие историки. По мнению С. Ф. Фаизова, «б. сохраняют свое имя до кон. XIV в., в том же веке они начинают фигурировать в источниках как мещера (мишеры), что стало следствием длительного родства б. со своими соседями мадьярами (мажары, мачары, мещера) и вероятным переходом доминирующей роли в этом союзе к мадьярам».

В русских источниках XVI–XVII вв. термин б. все еще активно применяется к топонимам и частично к населению Алатырского и Кадомского уездов. Алатырские татары того времени — те же сергачские мишари современности, а в старинном Кадомском уезде до сего дня сохранилось некогда крупное село цокающих мишарей — Азеево (Рязанская обл.), переселенцы из которой считаются основателями крупнейшего татарского села современной Нижегородчины — Рыбушкино.

 Лит-­ра: Закиев М. З. О мишарях и мадьярах //Tatarica. — Vammala [Финляндия], 1987. — С. 280–287; Мухамедова Р. Г. К проблеме этногенеза татар­мишарей // Tatarica. — Vammala [Финляндия], 1987. — С. 242–251. Орлов А. М. Мещера, мещеряки, мишаре. — Казань, 1992. — С. 26. Фаизов С. Ф. Ислам в Поволжье. VIII–ХХ вв. Очерк истории. — М., 1999. — С. 7–8. Халиков А. Х. Татарский народ и его предки. — Казань, 1989. — С. 164–180.

Д. Х.

 

Бюллетень «Форумы российских мусульман» — ежегодный научно­аналитический бюллетень, раскрывающий различные аспекты такого уникального в жизни российской уммы мероприятия, как ежегодные Всероссийские мусульманские форумы, начало которым было положено в Нижнем Новгороде 4–5 ноября 2005 г.

 Возобновление традиции проведения ежегодных всероссийских мусульманских съездов, призванных дать ответы на самые животрепещущие вопросы развития российской мусульманской уммы, было приурочено к столетию I Всероссийского мусульманского съезда, проходившего в подпольных условиях в Нижнем Новгороде в 1905 г. Многие идеи, звучавшие на этом и последующих дореволюционных съездах, так и остались нереализованными, но актуальны и сегодня. Ежегодные Всероссийские мусульманские форумы призваны воплотить в жизнь дело, начатое более века тому назад. Цель Б. — распространение тезисов, идей, проектов, озвученных на форумах, для более широкой аудитории.

 Б. издается Издательским домом «Медина».

Формат издания — А4, тираж — 1 тыс. экз. б. выходит под общ. ред. Д. В. Мухетдинова, отв. ред. — А. Ю. Хабутдинов.

 Лит-ра: Форумы российских мусульман на пороге нового тысячелетия. Материалы Всероссийской научно­практической конференции «Мусульманское сообщество России: итоги и перспективы», Всероссийского мусульманского форума «Мусульманское сообщество России на пороге третьего тысячелетия». — Н. Новгород: Изд-во НИМ «Махинур», под общ. ред. Д. В. Мухетдинова, 2006; Форумы российских мусульман на пороге нового тысячелетия. Материалы второго Всероссийского мусульманского форума «Верующие России за единство и гражданское согласие». — Н. Новгород: Изд­во НИМ «Махинур», под общ. ред. Д. В. Мухетдинова, 2007.

 А. Д.



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

И
КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.