Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Ислам в Приволжском федеральном округе
05.02.2009

Х

 

Хабибуллин, Абдулбяр (1888–1978) – уроженец с. Красная Горка / Сафаджай (ныне Пильнинского р-на Нижегородской обл.), сын Хабибуллы-ишана Альмухаммятова. Окончил медресе «Мухаммадия», преподавал в медресе брата – медресе Мухсина-хазрата Хабибуллина. Был инструктором мусульманского педотдела Курмышского УОНО. Когда, в 1917 г. медресе было закрыто, возглавил открытые на его базе курсы для учителей светской школы. В 1919 г. выступил инициатором открытия в стенах бывшего медресе трехгодичных педагогических курсов и возглавил его. После переноса Сафаджайского педтехникума в 1922 г. в Н. Новгород остался его директором.

 

Лит-ра: ЦГИА РБ, ф. 295, оп. 4, д. 19446; Мухетдинов Д. В. Развитие мусульманской уммы Нижнего Новгорода на рубеже тысячелетий // Ислам в современном мире: внутригосударственный и международно-политический аспекты: ежеквартальный альманах. Вып. 1. / Отв. за вып. Д. В. Мухетдинов – Н. Новгород: Изд-во НИМ «Махинур», 2005; Усманов М. Заветная мечта Хусаина Фаизханова. Казань: Тат. кн. изд-во, 1980. – С. 26; Сенюткин  С.  Б. и др. 1998. С. 191–193; Мулла Хусейн: Библиогр. Указ. / Сост. Н. А. Кустова. – Н. Новгород, 2003. – С. 9; Сабиров С. В. Вафа мулла Сабиров: к 120-летию со дня рождения. ― Н. Новгород, 2005. –
С. 13; Сенюткин С. Б., Сенюткина О. Н., Сабиров С. В. Ук. соч.

 

Д. М.

 

 

Хабибуллин, Мухсин (Мухисиня, 1871–1937) – уроженец с. Красная Горка / Сафаджай (ныне Пильнинского р-на Нижегородской обл.), старший сын Хабибуллы-ишана Альмухаммятова. В течение 7 лет обучался в медресе «Марджания». Вернувшись в 1892 г. в Сафаджай, начал активно помогать отцу. 6 ноября 1895 г. решением прихожан был назначен имамом-хатыбом 6-й Соборной мечети с. Сафаджай, построенной на средства жителей села. После смерти отца в 1896 г. возглавил и построенное им медресе. В 1907 г. Х. построил двухэтажное здание, в котором организовал джадидистское 8-летнее медресе (подробнее см. Медресе Мухсина-хазрата). Среди мугаллимов медресе были его братья: Малик, Абдулбяр. Сам Х. преподавал в медресе Коран и арабский язык. Медресе просуществовало до 1927 г.

Х. был разносторонне развитым человеком, авторитетным муллой, прекрасным преподавателем. Разбирался в медицине, оказывал медицинскую помощь односельчанам. Увлекался ботаникой, выписывал у академика И. Мичурина ростки плодовых деревьев, вырастил большой фруктовый сад, занимался пчеловодством.Написал и издал букварь и простые для чтения книги. В 1937 г. репрессирован и расстрелян.

Его сыновья Абдулхай, Ахмет, Мухаммат, Мааз и дочь Хава продолжили дело отца, став муллами (Абдулхай) и учителями. Абдулхай учился в медресе «Марджания», а Мааз – в Уфе.

 

Лит-ра: ЦГИА РБ, ф. 295, оп. 4, д. 19446; Мухетдинов Д. В. Развитие мусульманской уммы Нижнего Новгорода на рубеже тысячелетий // Ислам в современном мире: внутригосударственный и международно-политический аспекты: ежеквартальный альманах. Вып. 1. / Отв. за вып. Д. В. Мухетдинов – Н. Новгород: Изд-во НИМ «Махинур», 2005; Усманов М. Заветная мечта Хусаина Фаизханова. Казань: Тат. кн. изд-во, 1980. – С. 26; Сенюткин  С.  Б.и др. 1998. С. 191–193; Мулла Хусейн: Библиогр. Указ. / Сост. Н. А. Кустова. – Н. Новгород, 2003. – С. 9; Сабиров С. В. Вафа мулла Сабиров: к 120-летию со дня рождения. ― Н. Новгород, 2005. – С. 13; Сенюткин С. Б., Сенюткина О. Н., Сабиров С. В. Ук. соч.

 

Д. М., О. С.

 

 

Хабибуллины Мухсин, Абдрахман, Наджип, Абдулбяр, Малик – династия сафаджайских мударрисов и мугаллимов. С 1892 г. Альмухаммятову Хабибулле-ишану активно начал помогать старший сын Х. М. Хабибуллин – имам-хатыб и мударрис 6-й соборной мечети с. Сафаджай; утвержден в должности 6.11.1895 г. с начала действия 6-й соборной мечети. После смерти Хабибуллы-хазрата в 1896 г. руководство медресе перешло в руки его старшего сына.

К 1904 г. прихожан 6-й соборной мечети насчитывалось более 250 человек. В 1907 г. М. Хабибуллин построил новое двухэтажное здание для 8-классного учебного заведения. Он был разносторонне развитым человеком и авторитетным муллой, прекрасным преподавателем; стремясь к совершенствованию учебного процесса, привлекал к обучению шакирдов специальных учителей, окончивших лучшие медресе Казани и Уфы. Юноши, обучавшиеся в этой школе, постигали не только азы ислам-ского вероучения, но и занимались тат., рус. яз., арифметикой, географией, естествознанием. Сыновья Хабибуллы – Хабибулины Мухсин (дамелла), Наджип, Малик, Абдулбяр – мугаллимы в сафаджайском медресе Мухсина-хазрата, где обучалось более 200 шакирдов. Медресе было закрыто в 1917 г., и в его здании разместились трехгодичные педагогические курсы, организатором и директором которых (а позднее Татарского педучилища и педтехникума) стал брат Мухсината Абдулбяр. После переноса училища в Н. Новгород (в 1922 г.) медресе вновь открыло свои двери и просуществовало до 1927 г. (в 1937 г. было разрушено и здание медресе). Наджип Хабибуллин был муллой в Самаре, одновременно занимался журналистской деятельностью.

Среди потомков Х. более сорока преподавтелей и учителей, в том числе д. т. н. проф.Ахмет Галеев, д. ф. н., проф. МГУ Зульфия Тажуризина, директор Уфимского речного училища Саит Хабибуллин, министр транспорта и связи ТАССР Валерий Тажуризин и др.

 

Лит-ра: ЦГИА РБ, ф. 295, оп. 4, д. 19446; Мухетдинов Д. В. Развитие мусульманской уммы Нижнего Новгорода на рубеже тысячелетий // Ислам в современном мире: внутригосударственный и международно-политический аспекты: ежеквартальный альманах. Вып. 1. / Отв. за вып. Д. В. Мухетдинов – Н. Новгород: Изд-во НИМ «Махинур», 2005; Усманов М. Заветная мечта Хусаина Фаизханова. Казань: Тат. кн. изд-во, 1980. – С. 26; Сенюткин  С.  Б. и др. 1998. С. 191–193; Мулла Хусейн: Библиогр. указ. / Сост. Н. А. Кустова. – Н. Новгород, 2003. – С. 9; Сабиров С. В. Вафа мулла Сабиров: к 120-летию со дня рождения. – Н. Новгород, 2005. – С. 13; Сенюткин С. Б., Сенюткина О. Н., Сабиров С. В. Ук. соч.

 

Д. М., О. С.

 

 

Хадж – паломничество в Мекку, один из пяти столпов ислама и одна из обязанностей мусульманина, если он может себе это позволить. Х. проходит в течение одной недели раз в год и включает в себя целый ряд определенных обрядов. Перед тем как войти в Мекку, каждый паломник входит в состояние ихрам. Мужчины надевают особую одежду, состоящую из двух непрошитых кусков материи белого цвета; один из кусков ткани обертывается вокруг пояса, другой перекидывается через правое плечо. Женщины носят свою повседневную одежду, закрывающую все тело, кроме лица, рук и ног. Одеяние паломника в состоянии ихрама выполняет аналогию савана, в который заворачивают умершего. На человека в этом состоянии накладываются строгие ограничения: он не может бриться, стричься, использовать благовония и духи; мужчине нельзя покрывать голову. В этом состоянии паломникам запрещается убивать всякое живое существо, будь то даже муха или комар, или приносить вред любому растению или животному. Многие глубоко верующие мусульмане со всего мира находятся в особом благочестивом и проникновенном состоянии, совершая обход вокруг Каабы в главной мечети Мекки в качестве одного из ритуалов Х.

Кульминацией Х. является стояние на горе Арафат в пустынной местности в нескольких километрах от Мекки. Арафат является одним из священных мест для мусульман; здесь Пророк Мухаммад прочитал свою последнюю проповедь во время своего прощального Х. Из других обрядов Х. следует отметить ночевку в долине Муздалифа и символическое побивание камнями шайтана в местечке Мина рядом с Меккой.

В прежние времена совершение Х. занимало несколько месяцев, а то и лет. Чтобы достигнуть Мекки, люди проходили огромные расстояния по пустынным и диким местам пешком или верхом; паломникам угрожали лишения, эпидемии, грабители, войны и т. д. Многие мусульмане должны были копить деньги в течение всей своей жизни для того, чтобы один-единственный раз совершить Х. В настоящее время Х. значительно облегчен наличием современных транспортных средств; так, аэропорт Джидды по приему паломников является одним из крупнейших в мире. Численность паломников на Х. в последние десятилетия превышает два миллиона человек. Для организации Х. в Саудовской Аравии существует специальное министерство, которое ввело для различных стран мира квоты на число паломников: не более 10% численности мусульман в стране. Квота для России составляет 20 тыс. человек.

Ежегодно Х. совершает 10 и более нижегородцев.

 

Лит-ра: Фрэйджер Р. Мудрость Ислама. Знакомство с жизненным опытом исламской веры / Пер. с англ. Д. З. Хайретдинова. – М., 2005; А.-М. Тахмаз. Ханафитский фикх в новом обличье. Кн. 3 (Религиозные обязанности. Узаконенная милостыня, пост, паломничество) / Пер. с араб. А. Нирша. Под общ. ред. Д. В. Мухетдинова. – Н. Новгород: ИД «Медина», 2005. –
424 с.

 

Д. Х.

 

 

«Хадж-наме» – книга о хадже, впервые опубликованные путевые заметки Х. Альмушева, описывающих паломничество, совершенное им в 1899–1901 гг. Книга содержит описание быта и традиций жителей стран, через которые проехал Альмушев, добираясь до Мекки (территория современных Польши, Венгрии, Турции, Греции, Ливана, Сирии, Палестины, Египта и др.). Во всех этих странах Альмушев посещал исторические достопримечательности, встречался с общественными, религиозными деятелями, тщательно записывая свои наблюдения в дневник. Язык Х. н. – поволжское тюрки (старотат. яз.), богатый арабизмами и фарсизмами. В тексте Х. н. упоминаются десятки имен собственных, географических названий, исторических событий, терминов, тесно связанных с реалиями жизни мусульман Ближнего Востока кон. XIX в. Книга богато иллюстрирована репродукциями картин и гравюр, изображающих архитектурные и исторические достопримечательности стран Ближнего Востока, традиции и быт их жителей.

Транскрипция рукописного текста на современный татарский шрифт, перевод со старотат. и араб. яз. на русский, комментарии и пояснения выполнены А. Ахуновым. Отв. редактор издания – Д. Мухетдинов. Помощь в сборе материала и издании книги оказали потомки Х. Альмушева: его внучка Й. Алимова и ее сын Р. Исмагилов.

 

Лит-ра: Хадж-наме. Книга о хадже. Путевые заметки. – Н. Новгород: Изд-во НИМ «Махинур», 2006.

 

А. Д.

 

 

Хадис – высказывание Пророка или сообщение о его поступках; совокупность Х. представляет собой Сунну – второй после Корана источник вероучения ислама. Достоверность и оценка Х. основывается на «иснаде» – цепочке передатчиков предания, восходящей к самому Пророку, каждый из которых должен быть критически рассмотрен на предмет доверия к нему. Х. может быть отнесен к одной из следующих категорий подлинности: «сахих» – достоверный, «хасан» – вполне приемлемый (эти две категории – надежные, на них могут основываться законы шариата), «даиф» – слабо приемлемый и «мауду» – недостоверный (эти категории ненадежные, не представляющие особой ценности). Со времен Пророка Мухаммада Х. сохранялись путем заучивания, обсуждения (в кругу сподвижников, ученых и т. д.), претворения в жизнь (что, собственно, и составляет Сунну Пророка) и записей.

Письменными источниками по Х. служили рукописи сподвижников (Абу-Хурайры, Анаса б. Малика, Али б. Абу-Талиба, Ибн Аббаса и др.); среди авторов сборников Х. из числа следующего, после сподвижников Пророка, поколения мусульман – Хасан ал-Басри, Мухаммад ал-Бакир, Умар б. Абдул-Азиз и др. Соб-ственные сборники Х. составили Зайд б. Али, Джафар ас-Садик, Абу-Ханифа, Малик б. Анас, Абу-Юсуф, аш-Шайбани, аш-Шафии, Ахмад б. Ханбал и другие выдающиеся ученые и имамы. Необходимость критического подхода к каждому из цепочки передатчиков того или иного предания вызвала к жизни целую науку – «ильм ар-риджаль» (араб. «знание человека»), проверявшую искренность и память передатчика. Помимо проверки авторитетности передатчика, необходимо было рассмотреть непрерывность цепочки передатчиков, сравнить данный текст с другими высказываниями Пророка по тому же поводу, убедиться в отсутствии дефектов в иснаде и тексте Х. Таким образом, достоверным («сахих») признавался только Х., сообщенный человеком честным и с хорошей памятью, без разрывов в цепочке рассказчиков, без редкости версии и без дефектов. Можно сказать, что источниковедение как научная дисциплина впервые возникла и была тщательно разработана именно мусульманскими богословами-хадисоведами.

Авторами наиболее авторитетных шести сборников Х. у суннитов являются ал-Бухари, Муслим, Ибн Маджа, Абу Дауд, Мухаммад ат-Тирмизи, ан-Насаи. Работы этих мухаддисов не являются ни каноническими, как неверно называют их иногда западные исламоведы, ни единственными, т. к. помимо них, самых достоверных, существуют множество прочих сборников Х. Шииты почитают Х. со своей точки зрения, признавая достоверными лишь те из них, что переданы со слов членов рода Пророка (Алидских имамов и их родственников); у них есть собственные своды преданий. Разногласия между авторами относятся в основном к вопросу о верховной власти.

 

Лит-ра: Рахман Х. Хронология исламской истории: 570–1000 гг. от Р. Х. / Пер. с англ. Д. З. Хайретдинова. – Н. Новгород, 2000.

 

Д. Х.

 

 

Хазарский каганат, его влияние на территории совр. Нижегородчины. Х. к. образовался в прикаспийских степях в 1-й трети VII в. и просуществовал до 2-й пол. Х в., когда был разгромлен русским князем Святославом (согласно древнерусским летописям) либо пал под ударами гузов с востока (по сообщениям арабских историков). Несмотря на то что правящая верхушка Х. к. во главе с каганом со 2-й пол. IX в. исповедовала иудаизм, значительное число подданных каганата являлись мусульманами; так, в частности, в столице страны г. Атиле (Итиле) большинство населения составляли мусульмане. Арабские источники даже указывали их численность – ок. 10 тыс. чел.

Могущество Х. к. приходится на период VIII–IX вв. На карте Л. Н. Гумилева северная граница этого государства проходит от места впадения Вятки в Каму в центре совр. Татарстана, далее на запад по Каме, Волге вплоть до устья Оки, далее севернее Оки через совр. Владимирскую, Московскую, Калужскую обл. и далее на юго-запад до Днепра. Примерно так же отмечаются северные границы влияния Хазарии и на картах Ричарда Бурда (Richard Burd), созданных для University of California Undergraduate Slavic Research Conference в 1999 г. Таким образом, вся южная часть совр. Нижегородчины, начиная от Волги и Оки, этими авторами включается в состав Х. к.

Для начала отметим, что понятие «государственная граница» в ту эпоху не совпадало с современным. Тогдашние границы не охранялись и не определялись столь тщательно, как сейчас. Но они существовали хотя бы потому, что определенная территория составляла объект налогового (даннического) обложения в пользу того или иного государства. Речь идет именно о государственной территории, поскольку сущест-
вовали различные виды зависимости одних государств от других. Трудность в том, что подобные виды зависимости в силу специфики эпохи или наших источников о ней не всегда определенны. Но понятие «государственная граница» существовало всегда с тех пор, как возникло государство.

Проблема территории Х. к. и его населения всегда привлекала внимание исследователей уже потому, что источники содержат об этом много данных. Такой материал есть в письме кагана Иосифа (последнего или предпоследнего царя Хазарии) Хасдаю б. Шафруту, советнику кордовского халифа Абд ар-Рахмана III (переписка датируется 954–961 гг., но отражает реалии более раннего времени – эпохи расцвета Х. к., VIII–IX вв.). Здесь мы находим названия народов, подчинявшихся каганату: Бур-т-с, Бул-г-р, С-вар, Арису, Ц-р-мис,  В-н-н-тит, С-в-р, С-л-виюн. Установить их точную идентификацию можно в основных чертах при сопоставлении с другими источниками. Очевидно, что каганату подчинялись буртасы; Волжская Булгария; сувары (предки чувашей); мордва-эрзя либо русы (Арису–?); марийцы (черемисы); часть восточных славян – вятичи (так расшифровывают В-н-т-тит), жившие в верхнем течении Оки; северяне (жившие на терр. совр. Брянской обл. и сев.-вост. Украины). Под названием С-л-виюн понимают либо ильменских (новгородских) славян (П. Коковцов), либо полян, которые, согласно «Повести временных лет», платили хазарам дань (А. Новосельцев).

Важно отметить также, что Х. к. с самого начала своего существования утвердил контроль над главными торговыми путями Восточной Европы; важнейшим из них был путь по Каспию к устью Волги, затем вверх по этой реке. Приблизительно в районе нынешнего Волгограда он разветвлялся на два: один продолжался вверх по Волге, другой через Переволоку переходил на Дон. Оба пути в VII – 1-й пол. Х в. контролировались хазарами. Вверх по Волге купцы должны были миновать страну буртасов и достигали Булгара; далее Великий Волжский путь через Внешнюю Русь вел в Прибалтику и далее в страны Балтийского моря. Этот путь отмечен особенно обильными кладами арабских дирхемов, оседавших в виде сокровищ в северных странах.

Таким образом, карта Л. Н. Гумилева довольно точно обрисовывает северную границу влияния Х. к., учитывая как географию расселения подвластных народов, так и контроль хазар над Волжским торговым путем вплоть до земель, контролируемых русами. Последним северным рубежом контроля хазарами Великого Волжского пути, судя по данной карте, является место впадения Оки в Волгу. Вероятно, в наличии здесь фортификационного пункта хазар следует искать разгадку легендарного наименования предшественника Нижнего Новгорода – Абрамова (по еврейскому имени Абрам) городка, которое затем сменяется названием Ибрагимов городок (вероятно, с момента перехода этого района из рук слабеющего Х. к. под контроль усиливающейся Волжской Булгарии).

Местное управление в Х. к. находилось либо в руках местных князей и вождей (Волжская Булгария, области вятичей, северян, радимичей, полян, кочевников-венгров IX в., возможно, буртасов), либо в руках представителей центральной власти – тудунов («близкий помощник»). Кроме того, существовал, по-видимому, и другой титул, который в Кембриджском документе обозначался как булшци. Точное значение этого слово неизвестно, но этимологически оно полностью идентично мишарско-сергачскому диалектному «булышуцы» – «помощник». Вопрос о местном управлении Х. к. территорий, составивших совр. Нижегородчину, остается пока не выясненным.

 

Лит-ра: Артамонов М. И. История хазар. – Л., 1962; Гумилев Л. Н. Открытие Хазарии. Древняя Русь и Великая Степь. – М., 1966; Коковцев П. К. Еврейско-хазарская переписка в Х в. – Л., 1932; Новосельцев А. П. Хазарское государство и его роль в истории Восточной Европы. – М., 1990.

 

Д. Х.

 

Хазрат (араб. «господин, госпожа») – почетный титул, перед именем людей с высоким статусом. В исламской, особенно неарабской, литературе титул Х. предшествует именам пророков, имамов, известных шейхов и правителей. В арабских странах Х. – обращение к высшим офицерам. В среде тюрков-мусульман Х. – обращение к исламским религиозным деятелям; в качестве особой формы уважения и почитания главного муфтия употребляется во мн. ч.

 

Д. Х.

 

 

Хайров, Умяр Насибуллович (1889–1966) – имам общины г. Горького (с кон. 1940-х по 1958). Род. в Мордовии в дер. Пензятка; начальное религиозное образование получил в семье. В 23 года стал имамом в родной деревне, а через десять лет был назначен муллой в Тат. Пишле, куда он переехал со своей семьей. Спасаясь от политических репрессий, в 1928 г. был вынужден перебраться в Горьковскую обл., где после выхода на пенсию в конце 1940-х гг. стал заниматься делами местной мусульманской общины.

Фактически Х. стал имамом Горьковской общины – посещал меджлисы горьковчан, помогал справлять мусульманские праздники, исполнял религиозные обряды мусульман. Однако этот статус не был официальным, поскольку не были оформлены соответствующие документы со стороны ЦДУМ, не была законно оформлена сама религиозная община, а также отсутствовала мечеть. В 1950 г. благодаря активному участию Х. община приобрела на свои средства частный дом по адресу: Луганская, 37. Силами Х. и его соратников здание было отремонтировано и переоборудовано под молельный дом. Имамом этой мечети стал Х.

Таким образом, Х. стал первым незарегистрированным имамом горьковской мусульманской общины в послевоенные годы. Обязанности имама Х. исполнял до 1958 г., когда его сменил Назиров Адиятулла. Х. внес значительный вклад в дело открытия мечети на ул. Луганской в г. Горьком – первой мечети в истории горьковской общины после разрушения Ярмарочной мечети в 1920-х гг. и закрытия Соборной мечети в 1938 г. Х. взял на себя хлопоты по сбору средств на приобретение здания для молельного дома и решение организационных вопросов.

 

Лит-ра: Мухетдинов Д. В.Й над Волгой. 2-е изд. – Н. Новгород, 2006.

 

Д. М.

 

 

Хаким (Абдул-Хакимов), Вали-Ахмет (1890/1892–1968) – уроженец с. Большое Рыбушкино / Зур Рбишча (ныне Краснооктябрьского р-на Нижегородской обл.), главный имам общины в Тампере (1914–1947), главный имам мусульманской общины в Хельсинки в течение 45 лет (1917–1962), почетный член Исламской хельсинкской конгрегации (с 1962 г.).

Родился в семье потомственных имамов. Начальное мусульманское образование получил  в мектебе родного селения и Касимовском медресе. В 1907 г. он дополнительно получал богословские знания в Медине и Мекке.

После возвращения из Хиджаза Х. выполнял обязанности касимовского имама, затем учительствовал в Москве. В начале 1910-х гг. возвратился в родное Рыбушкино и женился на Алие Садри. В 1914 г. сдал экзамен в Уфе на право исполнять обязанности имама и мударриса. В том же 1914 г. уехал в Финляндию, в Тампере, по вызову актуковских торговцев, ранее там обосновавшихся (см. Нижегородские корни татаро-мишарской общины Финляндии). Основанием для вызова стала смерть местного муллы Кадера. Поскольку у Х. не было постоянного дохода на должности имама и учителя, он занимался предпринимательской деятельностью. В Хельсинки в собственном доме Х. отвел отдельную комнату для молитв и занятий с учениками. Там же собирались мусульмане Хельсинки, чтобы начать организованную деятельность общины, которая сформировалась в 1915 г. и была прообразом Исламской хельсинкской конгрегации.

Х. стоял у истоков ее создания и играл важную роль в основании исламской религиозной общины Хельсинки. Он являлся первым председателем зарегистрированной татарской общины Финляндии в 1925–1926 гг., затем возглавлял ее также в 1961–1962 гг.

Х. обучал детей и молодежь, в 1939 г. опубликовал учебник по богословию «Основы религии для детей татар». Во времена революций в России Х. оказывал поддержку тюркам-эмигрантам, находившим пристанище в Финляндии (Садри Максуди и др.).

В 1947 г. Х. снял с себя обязанности имама в Тампере в связи с прибытием на должность Хабибур-Рахмана Шакира, при этом оставался лидером хельсинкской общины. Знавшие Х. утверждали, что он обладал прекрасным мелодичным голосом, был талантливым чтецом Корана. Его уважительно называли Хафиз-хазрат. Х. пользовался огромным влиянием на членов махалля. Обладая особыми каллиграфическими талантами, он делал макеты надписей из Корана для размещения на могильных камнях.

 

Лит-ра: ГАУО, ф. 88, оп. 1, д. 1752, л. 23 об.; ф. 88, оп. 5, д. 314, л. 44 об.-45; ЦАНО, ф. 2209, оп. 3, д. 9120, д. 19720, л. 125; Сенюткин С.Б. и др. 1998. С. 58, 397; Сенюткин С.Б .и др. 2001.С. 58, 69,72, 80, 288, 291, 292, 29; Suomen Islam-Seura-Kunta. 1925-1975. Paivana. Helsingissa Huntikuun 4. 1975; Baibulat Muazzez. Tampereen Islamilainen Seurakunta: juuкуе ja historia. Tampere Islam Mahallesi Nigizi: ve tarihi. The Tampere Islamic Congregation: the Roots and History. Tampere: Kansi, 2004.

 

О. С., Д. М.

 

 

Халифа (араб. «заместитель, наместник») – государственный правитель Исламского государства, созданного Пророком Мухаммадом в Медине в 622 г., начиная с 632 г. – момента смерти Пророка. Халифат, как и всякий исламский режим вообще, был теократическим государством; при этом Х., безусловно, не был носителем Божественного Откровения, ниспослание которого завершилось со смертью Пророка. С точки зрения чисто религиозной Х. выступал лишь как «хранитель» веры. Первые четыре правителя Халифата после смерти пророка, избранные общинно, именуются праведными Х. – Абу-Бакр (прав. 632–634 гг.), Умар (прав. 634–644 гг.), Усман (прав. 644–656 гг.) и Али (прав. 656–661 гг.). После убийства Али к власти пришел Муавия, основавший наследственный Халифат; в 661–750 гг. у власти находилась династия Омейядов, в 750–1258 гг. – династия Аббасидов. С ослаблением центральной власти появились параллельные Х.: династия Фатимидов в Северной Африке (909–1171), Кордовский халифат (929–1031).

С разгромом монголами Багдада история Арабского халифата закончилась, но титул Х. сохранился стараниями мамлюков в Египте, которые восстановили формальное правление Х. мусульманским миром. В последующем величие Халифата было восстановлено османскими султанами, принявшими титул Х. Этот титул существовал вплоть до 3 марта 1924 г., когда был формально упразднен турецким националистическим лидером Мустафой Кемалем Ататюрком и последний османский правитель, султан Абдул-Хамид II, был отстранен и выслан из страны. В суфизме Х. – звание прямого преемника основателя братства или руководителя ветви (см. Оруви Х.)

 

Лит-ра: Али-заде А. А. Хроники мусульманских государств I–VII вв. Хиджры. – М., 2004; Ислам. Энциклопедический словарь. – М., 1991; Рахман Х. Хронология исламской истории: 570–1000 гг. от Р. Х. / Пер. с англ. Д. З. Хайретдинова. – Н. Новгород, 2000.

 

Д. Х.

 

 

Хальфа (мн. ч. хулафа – заместитель, тат. вариант) – преподаватель в медресе, заместитель мударриса.

 

А. Х.

 

 

Хальфя-бабай (Идрис б. Зульмухаммят, 2-я пол. XVII в.) – богослов, ученый, поэт, предположительно уроженец с. Камкино / Камка (ныне Сергачского р-на Нижегородской обл.). По преданиям, обладал даром предвидения, предсказал многие исторические события. По легенде, он вместе с отцом хотел обосноваться в Казани, но казанцы не приняли его проповедей и вынудили покинуть город, тогда Х. пошел в Теребердинские Челны (ныне Рыбье-Слободского р-на РТ), где женился. Позже уехал на 15 лет в Бухару. По возвращении проповедовал суфизм в Тобольске, Уфе, Казани, Симбирске. Умер и похоронен в Теребердинских Челнах.

По версии М. С. Глухова, челнинские татары имели нижегородское происхождение, а Чаллинское княжество представляло собой казачье образование, состоявшее из служилых татар нижегородского происхождения, приведенных Х., выходцем из д. Нижние Челны (ныне Алькеевского р-на РТ).

 

Лит-ра: Орлов А. М., Каримов А. А. Камкино: история и современность. Очерки по истории села Камкино Сергачского района Нижегородской области. – Нижний Новгород: Издво «Арабеск», 2003; Татарика. Энциклопедия. Под. Ред. М. С. Глухова. Каз. 1997. С. 159–160.

 

Д. М.

 

 

Халяль – поступки, явления, лица, предметы и пища, разрешенные шариатом. Согласно исламским принципам, в категорию Х. входит все, что не является запрещенным (харам). Из этого следует, что под Х. не следует подразумевать лишь виды пищи, как это представляется многими мусульманами, поскольку деяния также подразделяются на разрешенные и запрещенные. Так, напр., вступать в брак является одним из видов Х.

В число разрешенных действий входит и торговая деятельность, однако и в этом случае мусульмане должны руководствоваться определенными правилами, нарушая которые, они становятся участниками запрещенной торговли (обман, обвешивание, операции с элементами ростовщичества и т. д.). Имущество, заработанное на подобных обманных операциях, не может считаться Х.

 

М. Х.

 

 

«Ханафитский фикх в новом обличье» – серия книг, представляющих собой переводы трудов Абд ал-Хамида Махмуда Тахмаза (перевод с араб. осуществлен А. Нирши). Первая книга серии посвящена обряду тахарат. Вторая книга трехтомника посвящена саляту, раскрывает все его аспекты с точки зрения ханафитского мазхаба и является уникальным для России трудом, учитывающим все тонкости богословских изысканий в этом вопросе. Третья книга в этой серии содержит ответы на вопросы, касающиеся закята, саума и хаджа. Вместе с предыдущими двумя изданиями, рассказывающими о религиозных обязанностях, связанных с выполнением намаза, эта книга завершает повествование о столпах ислама и позволяет внимательному читателю получить полное представление об основных обязанностях мусульманина и правильно выполнять их.

Осуществлено сокращенное издание этих трех томов в рамках одной книги. Работа выдержана в строго классическом стиле, характерном для подобных книг по шариату, и в то же время составлена современным, а не средневековым автором. Суждения ученых по той или иной теме в рамках этого исследования систематизированы и глубоко разработаны в соответствии с требованиями, предъявляемыми ханафитской богословской школой. Книги имеют гриф «Рекомендовано Советом муфтиев России в качестве учебного пособия для исламских учебных заведений».

Ответственный редактор серии – Д. В. Мухетдинов.

 

Лит-ра: Тахмаз А.-М. Ханафитский фикх в новом обличье. Кн. 1–3 / Пер. с араб. А. Нирша. Под общ. ред. Д. В. Мухетдинова. – Н. Новгород: ИД «Медина», 2007.

 

Д. М.

 

 

Ханафиты – последователи ханафитского мазхаба, основателями которого были имам Абу-Ханифа (ум. 767 г.) и его ученики – Абу-Юсуф (ум. 798 г.) и Мухаммад аш-Шайбани (ум. ок. 804 г.). Эта школа наиболее умозрительная и толерантная, изначально следовавшая путем логических и рациональных рассуждений («асхаб ар-рай»).

Примером различного отношения мазхабов к одному и тому же явлению может служить такой вопрос, как отношение к мусульманину, не выполняющему обязательные молитвы (салят). При ряде оговорок в целом позиции таковы: Ахмад б. Ханбал считал такого человека неверующим (кяфир); аш-Шафии не считал его неверующим, но предписывал принуждать его к молитве под угрозой смерти; Абу-Ханифа говорил: «Его наставляют, чтобы он молился, а не убивают».

В IX–X вв. опорными пунктами ханафитской школы становятся Хорасан и Средняя Азия; ее придерживались ханы Золотой Орды и Великие Моголы; в Османском султанате этот мазхаб был провозглашен государственным. На сегодняшний день Х. составляют примерно половину мусульманского населения Земли; они проживают в Турции, Афганистане, Пакистане, Индии, Китае, Сирии, на Балканах, частично в Индонезии. Большинство мусульман России и стран СНГ также являются Х.

 

Лит-ра: Рахман Х. Хронология исламской истории: 570–1000 гг. от Р. Х. / Пер. с англ. Д. З. Хайретдинова. – Н. Новгород, 2000.

 

Д. Х.

 

 

Харам. 1. Поступки, явления, лица, предметы и пища, запрещенные шариатом. В категорию Х. входят как некоторые виды еды (свинина, кровь, мертвечина, а также любое животное, кроме речных и морских, при забое которых не соблюдены религиозные ритуалы религий единобожия), и питья (алкоголь, вкл. пиво, любые наркотики), так и различные деяния. Например, выдача денег под проценты является запрещенной, поэтому имущество, заработанное подобным способом, считается Х. Существуют и такие виды Х., которые, не являясь запрещенными формально, тем не менее становятся таковыми по сути в силу своей аморальности.

2. «Запретность» некой территории для посещения ее другими, подразумевающая ее «священность», – напр., женская половина дома, «запретная» для посторонних мужчин, т. к. положение женщины, имеющей особый статус, запрещает по отношению к ней многое из того, что позволительно со стороны собственного мужа или ближайших родственников.

Священной является и территория, прилегающая к Каабе, поэтому главная исламская святыня получила такое название, как ал-Масджид ал-Харам, т. е. Запретная (в смысле Заповедная) мечеть. Всего в исламе подобных мест три – помимо мечети в Мекке, статус Священных имеют также мечеть Пророка в Медине, где находится место упокоения Пророка Мухаммада, а также мечеть ал-Акса в Иерусалиме, откуда Пророк совершил свое чудесное вознесение – мирадж.

Следует отметить, что использование термина Х. в качестве «святыни» имело весьма широкое распространение среди семитских народов, о чем свидетельствует такой факт, как заимствование термина русской традицией: слово «храм», произошедшее от него, и поныне используется в значении «святыня».

 

М. Х.

 

 

Хатм ал-Коран (букв. «печать Корана») – чтение Корана целиком, от первого до последнего аята. В связи с тем, что выполнение Х. в неарабском обществе требует знания араб. яз. или как минимум правил чтения по-арабски, здесь всегда был на особом положении институт мулл, имамов и т. д., хотя в исламе и не существует священников (лиц, посвященных через таинство, или инициацию). Х. у неарабов совершается, как правило, в течение длительного времени – в основном месяц, когда каждый день прочитывается джуз (1/30 часть Корана).

Особая роль Х. проявляется во время месяца рамадан, когда в ходе ежедневных дополнительных вечерних молитв «таравих» в мусульманских странах принято читать весь Коран наизусть. Значение Х. среди рядовых мусульман-татар оказалось столь велико, что само слово «хатм» в искаженном виде («катем») стало нарицательным для любого вида чтения аятов Корана.

 

Д. Х.

 

 

Хатыб, имам-хатыб – имам, читающий проповедь (хутба) в мечети по пятницам (джума) и во время мусульманских праздников. Первыми Х. в истории ислама являлись Пророк Мухаммад и праведные халифы. С течением времени функции Х. все более приобретали религиозный оттенок, хотя и содержали элементы политического проповедничества. Со времен поздних Аббасидов распространился обычай назначать специального Х. в каждую крупную мечеть. В настоящее время Х. – первый и самый главный имам мечети, ответственный за проведение пятничных и праздничных молитв (салят); возглавляет работников мечетей, куда наряду с Х. входят также рядовые имамы и муэдзин.

 

Лит-ра: Ислам. Энциклопедический словарь. – М., 1991.

 

Д. Х.

 

 

Хафиз («хафиз ал-Куран») – знающий Коран наизусть. Этим термином называют тех, кто знает наизусть весь Коран целиком. Извест-но, что первыми Х. были самые благородные и ближайшие сподвижники Пророка Мухаммада, которые запоминали аяты и суры по мере их ниспослания. Именно после того, как в одной из битв уже во время правления праведных халифов пало большое число Х., было принято решение о составлении единого сводного списка Корана с целью недопущения его забывания.

 

М. Х.

 

 

Хиджаб (араб. «преграда, завеса») – жен-ский головной убор в виде широкого платка или шарфа, призванный покрывать большую часть головы (кроме лица); в более широком смысле – женское покрывало, полностью закрывающее все тело, вкл. лицо. Исламская одежда носит сакральный характер, т. к. должна закрывать определенные части тела как мужчины, так и женщины; соответствовать полу; не должна подчеркивать форм тела и не должна привлекать внимание своей вычурностью. В разных культурах и в разные эпохи понятие Х. варьировалось от полного, плотного покрывала женщины с головы до ног (в Аравии, Иране, Афганистане) до легкого прозрачного шарфа (в Индии). В настоящее время в России утвердилось понимание Х. как платка, полностью закрывающего волосы, в то время как платок в композиции с накидкой на лицо означается словами никаб (араб.) и чадра (перс.-тюрк.). Изначально чадра как обязательный элемент женской одежды использовалась только женами Пророка, которые были обязаны служить образцовыми примерами скромности в силу своего статуса; позже чадра переросла в традицию арабских женщин вообще. У большинства других мусульманских народов, в т. ч. в России, чадра практически не использовалась, голова же покрывалась собственно Х.

Покрытие головы – такая же часть мусульманской традиции, как и у иудеев и христиан. Многие женщины в ортодоксальном иудаизме покрывают свои головы на людях, так же как и христианские монахини и служительницы церкви.

 

 

Лит-ра: Балтанова Г. Под покрывалом// Минарет, № 3 (10), 2006, с. 54–61; Фрэйджер Р. Мудрость Ислама. Знакомство с жизненным опытом исламской веры / Пер. с англ. Д. З. Хайретдинова. – М., 2005.

 

Д. Х.

 

 

Хиджра (араб. «переселение»). 1. Переезд Пророка Мухаммада из Мекки в Медину в 622 г.

За два года до переезда Пророка группа жителей Ясриба (после Х. – Медины), прибывшая на хадж в Мекку, тайно приняла ислам. Они пригласили Мухаммада к себе в качестве третейского судьи. Переселение мусульман в Ясриб (около 70 человек) происходило постепенно; через какое-то время выехал и Мухаммад в сопровождении своего друга Абу-Бакра (переселение пророка и Абу-Бакра и называется собственно Х.). В течение нескольких дней они прятались от преследования мекканцев в пещере на горе Саур (Тавр), расположенной вдоль дороги на Йемен. Эта история занимает особое место в представлениях мусульман. Во время нахождения в пещере Пророк успокаивал своего друга словами: «Что ты думаешь о двоих, где третий – Аллах. Не печалься, ибо Аллах с нами». Это событие описано и в Коране (сура «ат-Тауба» – «Покаяние», 40). Некоторые полагают, что в тот момент Пророк обучил Абу-Бакра мистическому познанию. Мухаммад въехал в Медину в начале месяца раби ал-авваль (соотв. сентябрю) 622 г. При халифе Умаре этот год – 622-й от Рождества – стал точкой отсчета нового календаря – календаря х.

2. Лунный календарь, принятый в исламе. Представление нового календаря, помимо чисто практического результата, усилило ощущение правоверных, что с переселением Пророка в Медину настала новая эра в истории. Календарь Х. является лунным, состоит из 12 месяцев по 30 и 29 дней; лунный год примерно на 11 дней короче солнечного, так что лунный месяц соответствует определенному солнечному месяцу один раз в 32,5 года. Халиф Умар велел взять в качестве первого дня нового летосчисления тот день, когда Пророк выехал из Мекки, т. е. 16 июля 622 г. от Р. Х., который соответствует 1 мухарраму 1 года Х. 12 месяцев мусульманского календаря именуются: мухаррам, сафар, раби ал-авваль, раби ас-сани, джумада ал-уля, джумада ас-сания, раджаб, шаабан, рамадан, шавваль, зуль-када и зуль-хиджа.

 

Лит-ра: Рахман Х. Хронология исламской истории: 570–1000 гг. от Р. Х. / Пер. с англ. Д. З. Хайретдинова. – Н. Новгород, 2000.

 

Д. Х.

 

 

«Хизб ат-тахрир ал-исламий» («партия исламского освобождения») – политическая организация, основанная в Палестине в 1953/1954 гг. Таджуддином ан-Набхани (1909–1977).

Религиозное мировоззрение ан-Набхани формировалось в Египте как часть движения салафитов под воздействием основанной в 1928 г. политической ассоциации «Братьев-мусульман» («Ихван ал-муслимин»).

Утверждают, что, как и виднейшие деятели «Братьев-мусульман» Х. ал-Банна и С. Кутб, ан-Набхани был знаком с философией Локка, Гоббса, Бэкона, и Бэрка, подготовивших сознание общественности к Американской революции, с трудами К. Маркса. По информации зарубежных источников, ан-Набхани учился в Англии и США.

В конце 1940-х – начале 1950-х гг. в условиях жесткого противостояния «Братьев-мусульман» и властей Египта, начало которому положило убийство боевиками премьер-министра страны М. Нукраши и ответная физическая ликвидация Хасана ал-Банны спецслужбами Египта 12.02.1949, ан-Набхани был вынужден бежать из Египта в Восточный Иерусалим, находившийся под контролем Иордании.

И общая политическая обстановка в Египте, и окончательное неверие в возможность построения теократического Халифата силами «Братьев-мусульман» стали главными для ан-Набхани в принятии его окончательного решения организовать «Хизб ат-тахрир ал-ислами». Он писал: «Основная цель движения «Братьев-мусульман», посвященная единению мусульман в одном государстве, не достигнута. Необходимо, чтобы каждый считающий себя мусульманином стал борцом в преобразовании общества, направляя заблудших к Общине добра. Община добра – это Государство добра, Халифат. Важна более интенсивная пропаганда и безостановочное привлечение новых и новых соратников, их подготовка к протестными акциям политического и морального характера против действующих режимов». В 1953 г. ан-Набхани был подпольно провозглашен как «Амир кыядат ал-азам» («Величайший повелитель движения»).

Свой первый публичный трактат «Послание арабам» ан-Набхани написал в 1950 г. В 1953 г. появилась его новая книга «Система ислама». Еще одним важным трудом для партии Х. стал труд его ученика А.-К. Заллума «Как завершился Халифат», написанный еще при жизни учителя.

В программных заявлениях Х. ведущее значение в победе ислама придается вооруженной борьбе: «Тот факт, что партия не использует материальную силу, чтобы защитить себя, или оружие против правителей, не имеет близкого отношения к предмету джихада, потому что джихад будет продолжаться до Судного дня. Так как только неверующие враги нападут на исламскую страну, ответить врагу становится обязательным для всех граждан-мусульман. Члены Х. в той стране являются частью мусульман, и это обязательно для них, как для всех других мусульман, – сражаться с врагом и отбросить его. Каждый раз, когда мусульманский амир объявляет джихад, чтобы усилить слово Аллаха, и мобилизует людей для этого, члены Х. будут соответствовать своему качеству мусульман и ответят на призыв в стране, где был провоз-глашен призыв к оружию».

Многие идеологические тезисы ан-Набхани, написанные для «Братьев-мусульман», после 1953 г. перекочевали в его обращения к членам Х.: «Политическая борьба подразумевает противостояние кяфирскому колониализму, борьбу за освобождение уммы от их господства и авторитета. Необходимо искоренить их влияние в идеологической, политической, экономической и военной сферах».

«Поскольку Халифат был разрушен после 1-й мировой войны, – писал ан-Набхани для текста «Программы партии», – мусульмане жили без исламского государства и без ислам-ских правил. Поэтому работа по восстановлению Халифата является решающим обязательством, которое ислам возлагает на всех мусульман. Это обязательство, которое невозможно избежать или заменить. Любое пренебрежение в исполнении этого долга является великим грехом, за совершение которого Аллах сурово карает. Посланник Аллаха сказал: «Любой, кто умрет без обета верности Халифату, умрет смертью язычника»».

Х. представляет собой законспирированную организацию, целью которой является восстановление Халифата. Рядовые члены Х. подчиняются «местному аппарату управления», пирамида которого состоит из семи уровней иерархии. Руководитель определенного региона («вилаят») – «мутамад-масул» – назначается всемирным руководителем. Среди оргструктур партии Региональный совет во главе с местным руководителем, ответственный по финансовому управлению и ответственный за литературу и издательскую деятельность. Каждый из трех управленцев курирует одного «масула» (ответ-ственного), или «мусаида» (помощника) руководителя городского или областного уровня, назначаемого «Мутамад-масул».

«Масул» руководит «накибом» – руководителем районного уровня. У «накиба» в подчинении несколько его помощников, ведущих изучение каждого кандидата, его вербовку и отвечающего за организацию принятия им клятвы-присяги (члены партии Х. дают присягу на верность восстановления Халифата).

Основная движущая сила Х. – «мушрифы», преподаватели в «халка» (ячейка из пяти человек), занимающиеся и распространением литературы, и призывами к построению Халифата. В структуру «халка» не входят те, кто не является членами Х., даже при условии, что они оказывают серьезные услуги, подбирая конспиративные квартиры или дома, транспорт и финансовые средства для деятельности партии.

С 1970-х гг. штаб-квартира Х. располагается в Лондоне. На основании ряда косвенных данных многие эксперты делают вывод, что деятельность Х.-Т. инспирируется спецслужбами Великобритании. На территории России Х. активно действует в основном в «нефтяных» районах и политических центрах страны: Башкирии, Татарстане, Тюмени, а также Москве и др. Возможно, это связано с системой самофинансирования Х.: организация существует за счет сбора закята со своих приверженцев – как правило, людей среднего достатка. В Х. вступают молодые люди студенческого и более старшего возраста – до 25–30 лет, из числа наименее грамотных в богословии мусульман, прошедшие первичный зондаж и вербовку «мушрифов», во время которых новичкам рассказываются уроки из истории ислама, объясняется необходимость эффективного управления обществом. Члены движения объясняют суть своей организации как «наиболее деятельной части общества». Особое внимание уделяется системе социального равенства.

Несмотря на то что члены Х. противостоят официальным мечетям, в целом они не отвергают мечети и прихожан, но полагают остальных мусульман «заблудшими». В мечетях Уфы в последние годы все чаще происходит публичная акция такфира – обвинение со стороны членов Х. того или иного мусульманина в куфре (неверии). Как правило, это делается через прокламации и листовки. Таким образом, очевиден эксклюзивизм Х. Эта черта, конспиративная сеть и методы работы роднят Х. с сетью средневековых исмаилитов-террористов, исповедовавших радикальные шиитские воззрения и считавших необходимым уничтожать «неправильных мусульман», подчиняясь шейху – «старцу горы».

 

Лит-ра: статьи Айдына Гузари на сайтах http://centrasia.org/newsA.php4?st=1091437260 и http://novostiuzbekistana.st.uz/26_308/nov.htm; Мухетдинов Д. В. Идеологические установки в мусульманском сообществе России / Д. В. Мухетдинов, Д. З. Хайретдинов // Ислам в современном мире: внутригосударственный и международно-политический аспекты: ежеквартальный альманах. Вып. 5–6. – Н. Новгород, 2006.

 

Д. Х., Д. М.

 

 

Хиялетдинов, Шакир Шайхисламович (1890–1974) – муфтий, председатель ДУМЕС. Окончил медресе «Расулия» (Троицк Оренбургской губернии, 1909), учился в медресе Буби (с.Иж-Буби Вятской губернии 1910). До избрания его муфтием жил и работал в Средней Азии и Казахстане: в 1910–18 преподаватель мусульманских учебных заведений гг.Кустаная, Кокчетава, с.Джамбитинска Уральской губ., в 1918–30 имам-хатыб мечети г.Атбасар Акмолинской обл., в 1930–43 гг. работал бухгалтером в Ташкенте и Петропавловске. В 1943–47 пред. Ревизионной комиссии ДУМ Средней Азии и Казахстана (САДУМ), затем служил имамом в мечетях Джаркента и Чимкента (Казахстан). На меджлисе ДУМЕС (21 марта 1951, Уфа), куда он прибыл в качестве гостя, избирается муфтием. Награжден международной Ленинской премией и золотой медалью « За укрепление мира между народами» (1972).

 

А.Х.

 

 

«Хронология исламской истории» – книга, являющаяся переводом одноименного англоязычного издания, выпущенного Манселлским университетом по изучению ислама «Восток-Запад» и описывающая наиболее важные события от рождения Пророка Мухаммада до 1000 г. н. э., включая эпизоды из истории Византийской и Персидской империй. Эта книга уже стала настольным пособием по истории ислама в мусульманских учебных заведениях на территории РФ. Сегодня специалисты Духовного управления мусульман Нижегородской области ведут работу над изданием книги, охватывающей следующий временной отрезок мусульманской истории. Перевод книги осуществлен Д. З. Хайретдиновым. Ответственный редактор – Д. В. Мухетдинов.

 

Лит-ра: Рахман Х. У. Хронология исламской истории: 570–1000 гг. от Р. Х. – Нижний Новгород. ГИПП «Нижполиграф». – 2000. – 244 с.

 

А. Д.

 

 

Хусяинов, Мансур Садекович (1953 г.р.) – уроженец г. Дзержинск Нижегородской обл., имам-мухтасиб Нижегородского мухтасибата (с 2005 г.), председатель мусульманской общины г. Арзамас (с 2005 г.). Начальное мусульманское образование получил в мектебе при Соборной мечети г. Дзержинска (cм. ст. Мектебе «Арафат»). Продолжил обучение в Нижегородском исламском медресе «Махинур». В 1996 г. направлен в качестве помощника имама и муэдзина в Соборную мечеть г. Дзержинска. В 2000 г. начал работать воспитателем в медресе «Махинур». С 2001 г. – воспитатель в медресе «Медина». С 2002 г. одновременно с работой в «Медине» преподавал в летних исламских школах с. Кр. Горка, Петряксы, Камкино, М. Рыбушкино, Антяровка, в г. Дзержинске. В 2002 г. был директором исламского лагеря в Зеленом городе. С 2005 г. – имам-мухтасиб Нижегородского мухтасибата, имам общины г. Арзамас. С 2006 г. – председатель РОМ «НУР» г. Арзамас.

 

Лит-ра: Мухетдинов Д. В. Азан над Волгой. Изд. 2е. – Н. Новгород, 2006.

 

Д. М.

 

 

Хутба – проповедь имама в мечетях и молитвенных домах во время пятничных (джума) и праздничных молитв. Х. состоит из цитирования и толкования аятов Корана, хадисов Пророка, примеров из сиры и Сунны, истории праведных халифов и сподвижников Пророка, наставлений богословов и т. д. Как правило, Х. состоит из двух частей, читается на араб. яз. и должна содержать в себе определенный минимум прославления Аллаха. Ритуал чтения Х. строго регламентирован в трудах по фикху. Текст Х. может быть тематически подобран в соответствии с актуальными проблемами современности, может нести в себе элемент пропаганды и политики или, напротив, быть сугубо аполитичным и нарочито отстраненным от событий действительности. В мусульманских странах Х. в крупнейших мечетях обычно согласовывается с представителями правительства, но иногда несет в себе консолидированное мнение имамов и общины, не соответствующее или противоположное правительственной линии. В этом случае Х. может послужить катализатором массовых волнений в обществе и прочих эксцессов.

 

Лит-ра: А.-М. Тахмаз. Ханафитский фикх в новом обличье. Кн. 2 (Религиозные обязанности. Молитва) /Пер. с араб. А. Нирша. Под общ. ред. Д. В. Мухетдинова. – Н. Новгород: ИД «Медина», 2005. – 388 с.

 

Д. Х..



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.