Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

ХУСАИН ФАИЗХАНОВ. Жизнь и наследие
28.02.2012

Касимовское ханство

(Касимский ханлыгы)

Перевод А. М. Ахунова

Касимовское ханство

Город Касимов, находящийся в Рязанской губернии на берегу реки Ока (его также называют «Хан-Кирман», более двухсот лет назад был местом, где проживали татарские ханы и султаны[1].

Касимовское ханство, подобно Казанскому и Крымскому, большинство из мусульман считали самостоятельным и рассказывали о нем множество самых разных легенд. Некоторые говорили так: «Ханы Хан-Кирмана были независимыми правителями и, согласно мирному договору, имели с Казанскими ханами дружеские отношения. Позднее один из касимовских ханов, прервав дружеские отношения с Казанским ханством, заключил мирное соглашение с правителем Москвы, и они вдвоем пошли войной на Казань и захватили ее. Спустя некоторое время русские, воспользовавшись удобным случаем, захватили и его самого». А другие таким образом трактуют те же события: «В Хан-Кирмане жил один весьма авторитетный сановник, который ведал сбором ясака с русских в пользу казанского хана, было у него и свое войско. Однажды русские подвергли его искушению, предложив: «Зачем тебе быть в подчинении у казанского хана? У тебя есть высокий сан и свое войско. Почему бы тебе не стать независимым падишахом? Ты уже с давних пор живешь с нами бок о бок, и мы с тобой живем в ладу. Ты от нас, а мы от тебя не видели ничего плохого. Вместо казанского хана, мы готовы выплачивать ясак тебе. Ежели вздумается казанскому хану пойти на тебя войной, то мы все вместе встанем на твою защиту и обещаем быть твоему другу – другом, а врагу – врагом». Поддавшись этому незатейливому соблазну, этот сановник объявил себя независимым ханом и тем самым якобы уменьшил Казанское государство». Позднее, объединившись с русскими, пошел войной на Казань и содействовал взятию Казани. Кроме этих двух, есть и другие легенды.

Однако ни на одну из легенд, излагаемых народными устами, нельзя положиться. Да и по прошествии трех-четырех столетий отношение исторической науки к устным преданиям резко изменилось.

Относительно этого мы не нашли в мусульманских книгах каких-либо сведений. Поэтому обратимся к данным, имеющимся в русских исторических трудах того времени.

Из русских источников выясняется следующее: Касимовское царство никогда не было самостоятельным государством подобно другим татарским ханствам. Также не все правившие в Касимовсом царстве правители носили титул хана. Те же правители Касимовского ханства, которые носили этот титул, приобрели его еще до прихода их на русскую землю. Правда, были и те, которым присвоили титул хана русские цари. Но такой титул в действительности был лишь пустым звуком, так как он не давал права на чеканку монет, использование своего флага, других государственных символов и атрибутов, – того, что делает царство независимым.

Кроме этого, доказательством того, что эти правители не были полноправными и независимыми ханами, служил тот факт, что они не имели наследующего права занимать столь высокий пост. Иными словами, право на правление после смерти того или иного хана в Касимовском царстве переходило не от отца к сыну или его родному брату, а к совершенно иному человеку, не имеющего к данному хану никакого отношения, а взошедшему на престол по воле русских царей. В этом вопросе никакой роли не играло волеизъявление местных мусульман и мурз. Русские цари по политическим соображениям ставили во главе ханства нужных и отвечающих их интересам людей. Нередко при живых детях и внуках умершего хана русские правители вызывали из далеких стран чужих людей и ставили их на ханский пост. О какой же тогда самостоятельности можно вести речь? Невольно возникает вопрос: «В таком случае, к чему нужно было русским ставить таких людей, только лишь для вида?» Мы бы на него ответили так: «По прошествии семиста лет по хиджре[2], как было описано выше, кыпчакская империя Золотая Орда стала постепенно ослабевать, порядок и закон стали терять прежнюю силу по причине отсутствия между наследниками престола единства и сплоченности. Взамен ей по хиджре в 850 году (приблизительно 1446 год по миляди) в Казани появляется одно ханство. В то время как русские только успокоились, что с Золотой Ордой, наконец, покончено, им стала угрожать новая опасность. Дабы это новое ханство в Казани не вобрало в себя былого могущества татар, они взяли его под пристальное внимание и в этом отношении предпринимали различные меры.

Это очень близко к истине. Так как в то время мусульманские правители не обращали внимания на «Тураи Чынгызи» и «Ясу» – военные законы, созданные по языческим канонам, и даже будучи верны шариату, падишахский престол у них переходил не по наследству, а по совместной договоренности, на основе обмена мнениями. Поэтому, так как у татар не было официального закона, предусматривающего эту часть вопроса, всякий, кто претендовал на получение престола, старался участвовать в ханском «торге», и, насколько позволяли возможности, каждый из них предпринимал различные меры, собирал вокруг себя круг приближенных, чтобы приблизить себя к желанной цели. Некоторые из них, рассчитывая на поддержку со стороны русских, обращались за помощью к русским царям. Бывали случаи, когда приходилось обращаться к русским царям и в попытке избежать нападок врагов. Порой русские сами созывали наследников ханского престола, тайно обольщая их различными обещаниями. В действительности это положение было на руку русским и давало им определенный шанс. Поэтому-то таким ханам и наследным принцам они оказывали всяческое уважение и почет; чтобы привлечь их на свою сторону, дарили им в пользование земли и наделяли властью. Падишахи Бухары, Ташкента и Персии, наделяли властью человека, которому хотели оказать особый почет. Этот правитель волен делать в наделенной ему земле что угодно. В делах внутренних и внешних, основываясь на шариате и мазхабе, принятом тем падишахом, он правит на своей земле по своему уразумению. С древнейших времен у русских бытовала традиция давать во владение татарским султанам и ханам земельные наделы. Так, например: Звенигородом, Серпуховым, Каширой, Юрьевым, Сурожиком и др. городами с незапамятных времен правили татары.

Уже исходя из того, что в самой традиции престолонаследия у татар заключались неразрешимые сложности, а татарских наследных принцев с легкостью можно было перетянуть к себе, русские цари противопоставляли могуществу Казанского ханства силу самих татар, созданную ими искусственно. Таким образом, они всячески старались столкнуть между собой эти две силы, а сами занимали при этом стороннюю позицию, играя роль третейского судьи. С этой целью они отвели землю у себя на Руси для маленького княжества, которое на самом деле было фиктивным. Убивали они только родственных татарским ханам султанов из рода чингизидов. Поселившиеся на русских землях татарские ханы никоим образом не представляли для своих благодетелей угрозы, напротив, будучи «рабами русского милосердия» или «результатом русского воспитания», относились к ним со всей искренностью и верностью. И, куда бы ни направилось русское войско, всегда следовали за ним, поставив в передние ряды своих подчиненных, включая нукеров и мурз. Они с их природной смелостью в боях сослужили для русских хорошую службу. Шахзадэ (принцы), имеющие право на Казанский или Астраханский престол, вступившие в «политический торг», тайно старались привлечь на свою сторону будущих сторонников, находящихся в близком окружении хана. У правителей находилось немало врагов или держащих на него обиду; такие и тянулись вслед за тайными обещаниями такого шахзадэ, правившего на вверенной ему русской территории. В этих землях число ханских врагов росло. Нередко между ними происходили стычки, лицемерие в их отношениях стало обычным явлением.

У таких ханов, последовавших за ними мурз и их подчиненных в разных землях и государствах были родственники и преданные друзья. Через них они узнавали об обстановке в Казани и Астрахани. Если в этих государствах зрели планы о нападении на русские земли, то, узнав об этом заранее, они могли предпринять меры.

Здесь ими усматривался еще один момент: если бы русские цари решились двинуться в военный поход против Казанского ханства и было снаряжено войско от имени царя, то насколько малочисленными бы ни были татарские воины, они брали верх своим бесстрашием в бою, религиозностью и способностью сражаться до последней капли крови. Поэтому взятие Казани представлялось очень проблематичным. Однако, если во главе русского войска будет идти претендент на казанский престол, достойный получения высокого титула хана, а за ним – войско из тысячи-другой русских воинов, то татары восприняли бы своего противника в лице «ханского войска», а самого предводителя как единоверца, человека из древнего ханского рода (мол, нам и он сгодится в ханы). Тогда, быть может, татары не стали бы так самоотверженно воевать и жертвовать собой.

Посему использование в качестве щита ханского имени, завоевание города и победа представляли из себя наиболее легкий способ. После завоевания города, насколько бы народ ни казался внешне подчиненным пришедшему хану, в действительности правительство фактически было бы в руках у русских. Так как этот хан, помимо того что сам был «плодом русского воспитания», был еще безмерно благодарен русским за казанский трон, в будущем он стоял перед опасностью заговоров, которые могло устроить преданное окружение прежнего хана или его сыновья с целью свержения того с престола. Поэтому все эти обстоятельства и вынуждали новоиспеченного правителя ханства обращаться за помощью к русскому царю. Этот хан ни в коем случае не должен был идти наперекор воли русского государя даже в том случае, если это оказывало вред интересам народа. В этом случае, когда власть сосредоточена в руках у русских, хан для них является полезным инструментом.

При этом, ставя во главе ханства татарского шахзадэ, русские предусматривали одну важную деталь: они выделяли ему область земли на окраине русского государства с тем, чтобы, во-первых, в случае нападения татар он держал оборону на границе, а во-вторых, – с территории этого княжества удобно было начинать войну самим. Одним из таких областей была Мещера, расположенная в Рязанской губернии на берегу реки Ока. В эти века Тамбов, Пенза и Нижняя губерния, земли по правую сторону Оки служили военным полем для татар, откуда они могли нападать в большей части на Рязань и Муром. По этой причине вышеупомянутый хан Мещерского удела мог встретить вражеские войска со стороны Казанской губернии или других подосланных казанским ханом воинов во всеоружии, загодя узнав о планах соседей через людей из родственных ему племен или иных доверенных лиц. В случае нападения русских на Казань присутствие на границе такого хана также было необходимо.

Кроме этого, в те времена коренными жителями тех областей были, в основном, мишаре мусульманской веры и язычники-мокши. Это не было случайностью, так как во имя сохранения своей веры русские не были заинтересованы отдать во власть тамошним ханам христианское население, гораздо разумнее для них представлялось выделить земли, где проживали иноверцы, да и для самих ханов и султанов удобнее было иметь подчиненных-мусульман.

По этим причинам, если даже раньше русские правители выделяли татарским ханам в качестве наделов земли в других областях, то позднее они ставили их правителями исключительно в Мещерском, и вот уже на протяжении двухсот лет этот город стал местом проживания татарских ханов. Так как первым татарским ханом города Мещерский был Касим-хан, то русские стали называть его «Касимов город» или «Касимовский», а татары – Хан-Кирман. Также с самого начала русские дали ханам, в подчинении у которого находились мусульмане и язычники, свободу воли, так что в дальнейшем согласились именовать те земли ханством. Вот в чем заключалась разница между касимовскими и другими шахзадэ, во власть которым были выделены другие города. В действительности, предпринятые русским царями меры вполне оправдывали их ожидания. Держа в Касимовском царстве ханов, им удавалось сеять раздор и смуту в Казани. Используя этих ханов в своих интересах, русские находили в Казани поддержку и авторитет. И наконец подчинили себе и саму Казань. Подробнее об этом будет сказано в дальнейшем.

Сын хана Улу-Мухаммеда Касим-хан

В русских исторических источниках о возникновении Хан-Кирманского царства сказано: «В 1445 году возникло Казанское ханство, правителем его стал сын Улу-Мухаммеда Махмутек-хан. В это самое время два брата хана Махмутека, Касим и Якуб, прибыли на черкасские земли. После годичного скитания на чужбине они решили отправиться на попечение их старого друга – царя Василия III. Разберем эту легенду. Несмотря на то что в исторических источниках и не раскрывается причина того, что эти два шахзадэ, покинув свою родину, отправились на чужбину, она становится ясной по мере дальнейшего повествования, согласно которому они, убив отца Улу-Мухаммеда и брата Йусуфа, сбежали, боясь мести со стороны брата Махмутека.

Из слов «отправляются к их старому другу, царю Василию III» становится ясным, что между этими вышеупомянутыми султанами и царем Василием было заключено дружеское соглашение. Но когда это было? В голову приходит одна мысль: как было упомянуто в предисловии к «Истории Казани», в то время как царь Василий III попал в плен к хану Улу-Мухаммеду, не замыслили ли Касим и Якуб с целью получения трона завязать дружбу с русским царем и не пошли ли они на тайное соглашение о взаимопомощи? Иначе как объяснить их внезапное решение покинуть родные края, брата и отправиться на далекую чужбину? Может быть, они испугались гнева брата Махмутека, которому стали известны их истинные намерения?

Снова обратимся к русским письменным источникам. В то время русские цари широко распахнули государственные двери для татарских шахзадэ и мурз. И русская гостеприимность была у всех на устах. Помимо всего прочего, между великим князем Василием и князем Шемякой существовала вражда из-за их взаимных претензий на Московский княжеский престол[3]. Вышеупомянутые шахзадэ, придя с войсками, оказали поддержку своему старому другу Василию III, не в последнюю очередь надеясь, что когда-нибудь и князь Василий сможет отплатить им добром за добро. Итак, осенью 1446 года вместе со своими войсками братья-шахзадэ отправляются на Русь в поисках князя Василия. А в то время, несмотря на то что Шемяк отдал Вологду в плату за труд, ослепленный Шемяком князь Василий, вновь восстановив свои силы, со всей решимостью отправляется в сопровождении своего войска в Москву, на князя Шемяка. Шахзадэ же на пути к князю неожиданно наталкиваются в местности Ельня на часть русских воинов. Это войско, как оказалось, шло из Литвы на подмогу к князю Владимиру. Поначалу обе стороны признали друг в друге неприятеля, и вот уже началась стрельба. Тут татары крикнули: «Кто вы будете?». А русские им в ответ: «Мы – московские, идем к нашему царю Владимиру на помощь. А вы сами кто такие будете?» Братья ответили: «Мы – татары, сыновья хана Улу-Мухаммеда: Касим и Якуб. Идем с черкасских земель. Услышав о том, что другу нашему Василию причинен вред, мы спешим к нему на помощь, ибо когда-то он тоже сделал для нас доброе дело».

После этого эти два войска, объединившись, продолжили свой путь и достигли города Углича (по другим источникам – Ярославля). Царь Василий от души рад был им, оказал им всяческий почет и щедро наделил их землями. На этом рассказ о том, как Касим и Якуб достигли русских земель, заканчивается.

Кроме этого, в русских источниках об этих шахзадэ есть и другие сведения: «В 1449 году Касим-султан, узнав о том, что хан Саид-Ахмад намеревается предпринять военный поход против русских, собрав войско, вышел навстречу им из Звенигорода. На берегу реки Похра Касим-султан разгромил татарское войско и взятые у русских трофеи вернул обратно».

До наших дней дошло и такое сведение: «27 января 1450 года, в то время когда под Галичем случилось сражение между царем Василием и Шемякой, в числе войска великого князя Василия III были Касим-султан и Якуб, включая их приближенных и подчиненных».

«В этом же году царь Василий, прослышав о вторжении в русские земли Маулимбирди-углы[4], отправил навстречу ему татарское войско во главе с ханом Касимом и Коломенское войско во главе с воеводой Беззубцевым. На побережье реки Битюг они настигли войско Маулимбирди и одержали над ними победу», – рассказывается в другом историческом источнике.

Или еще говорится: «В 1452 году султан Якуб вместе с сыном великого князя Василия Иваном, догнав Шемяку, достигли Кокшенги и устья реки Ваги». Вплоть до этого времени эти два султана состояли в службе у русского царя. После 1452 года в русских источниках о Якубе нет никаких сведений. Умер ли он или перешел в другие земли – неизвестно.

В том же 1452 году (по мнению некоторых, в 1467 году) великий князь Василий ставит Касим-султана правителем города Мищера, расположенного в Рязанской губернии, на побережье реки Ока. Значит Ханкирменовское ханство было образовано в эти же годы. Первым правителем этого города был хан Касим, поэтому в дальнейшем город получил название «Касимов город» или «Касимовский» и носит его по сей день. Местные же татары прозвали его Ханкирмен.

Мы не имеем сведений относительно того, что предпринял и какие дела вершил Касим-султан после того как стал ханом. Но в русских летописях написано: «После того, как вслед за смертью хана Махмудека и его сына хана Халила на ханский престол воссел второй сын Махмудека Ибрагим, в 1467 году Касим-хан с помощью царя Ивана Васильевича стянул войска к Казани. Однако этот военный поход оказался для Касим-хана неудачным; на пути его воины встретили немало проблем и в конце концов, так и не достигнув цели, вынуждены были вернуться ни с чем». Подробнее об этом мы написали в «Истории Казани». Спустя некоторое время, после неудавшегося похода на Казань, приблизительно в 1469 году, Касим-хан умирает.

В настоящее время Хан-Кирменовская мечеть состоит из двух этажей: первый выстроен из камня, стены его очень толстые, а второй – из кирпича. Башня, как и в большинстве мечетей, стоит не над мечетью, а выстроена отдельно, очень высокая и толстая. Одни рассказывают, что первый этаж и башню этой мечети построили по приказу Касим-хана, а другие утверждают, что мечеть выстроили по приказу хана Шахгали. В дальнейшем эту мечеть несколько раз разрушали. В 1768 году татарские князи и мурзы выпросили у проезжавшей вдоль реки Оки под городом Касимом царицы Екатерины разрешение восстановить здание мечети. Ее восстанавливали с большим усердием, совместными усилиями: Чанышев, Максутов, Давлетгильдиев и Шахкуловы. Позднее сын Салиха – Саит Хамза Шахкулов – обновил и привел ее в прекрасную форму, какую она имеет и в наши дни.

Сын Касима Даниял-султан

Имя Даниял во многих источниках записано как Данияр. Если опираться на русские источники, о Данияле известно следующее: «В 1471 году, когда великий князь Иван Васильевич предпринял поход на Новгород, в его войске были Даниял-султан, мурзы, казаки, или черные татары. В этой войне, а точнее 14-го июля, когда произошла Шилонская битва, татарское войско показало себя с лучшей стороны». Также написано, что царь сделал много хорошего для шахзадэ и татар в целом. Однако «царь не разрешал татарам брать в плен новгородских христиан». Также сохранилась такая запись: «В июле 1482 года сын Золотоордынского хана Кичи-Ахмета хан Ахмет, придя на русские земли, напал на город Алексин, расположенный на берегу Оки. Но, прослышав о том, что навстречу ему движутся многочисленные войска русских, хан Ахмет бежал. Среди русских воинов, предпринявших этот поход, был и Даниял со своими воинами. Они же присутствовали и во время похода в Новгород 1477 года, предпринятого великим князем Иваном Васильевичем».

В 1483 году произошло одно событие. Один занимающийся врачеванием немец по имени Антон прибыл в Москву и принялся лечить одного из приближенных Даниял-султана, которого звали Кара-Худжа. Историки пишут: «Вместо того чтобы поставить Кара-Худжу на ноги, он его замучил до смерти. Этого немца к татарам послал великий князь Иван, а те повели его под мост Москвы-реки и там зарезали его словно барана».

В русских исторических источниках не приводится сведений относительно того, до какого года правил Даниял-хан, не приводится и год его смерти. Но известно, что в 1486 году правителем Касима был уже не Даниял, а Нур-Даулет.

Сын хана Хаджи-Гарая Нур-Даулет-хан

После смерти в 871 году по хиджри[5] Крымского хана Хаджи-Гарая на престол взошел его сын Нурдаулет. Спустя два года среди сыновей Хаджи-Гарая вспыхнули конфликты, Чурдаулет был низвергнут с престола. Далее, на протяжении 7–8 лет, эта неразбериха продолжилась: друг за другом сыновья хана занимали престол; не проходило и двух месяцев, как одного сменял другой. За этот период на долю сына Хаджи-Гарая Хайдара также выпало побывать на некоторое время правителем. Наконец, на ханский престол при содействии турецкого падишаха – султана Мухаммед хана II – был поставлен сын хана Минли-Гарай. А Нур-Даулет и Хайдар осенью 1479 года пришли на службу в Москву к великому князю Ивану Васильевичу. Вместе с Нур-Даулетом находился и его сын – Бир-Даулет…[6]


[1] Здесь и далее: слово султан употребляется в значении «хан», «дети царя» или «наследники престола». – Х. Ф.

[2] По миляди 14 век.

[3] В древние времена на протяжении многих столетий в русских землях существовало много удельных князей и государств. Слово «удельный» означает: если у царя несколько сыновей, то каждому из них в наследство выделена определенная территория земли. Каждый из князей в пределах своего земельного надела был полновластным хозяином. Таких удельных князей на Руси было множество. Среди них «Великим князем» был правитель Москвы. Отношения удельных князей к великому князю сводились к следующему: если с чужих земель на Русь приходил какой-либо царь с войском, то, чтобы противостоять врагу, великий князь созывал на помощь со всех окраин удельных князей. Подчинение удельных князей Московскому князю ограничивалась только этим. В наше время также обстоит дело и у ташкентцев. – Х. Ф.

[4] Нам неизвестно во главе какого войска стоял этот человек. – Х. Ф.

[5] По миляди: 1466–1467 гг.

[6] На этом месте текст обрывается, так как последующие страницы этого труда не сохранились.



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.