Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Метеор веры. Биографическая повесть о Шихабаддине Марджани /Айдар Юзеев
24.11.2011


 

Глава IV.

 

МЕДРЕСЕ.

Маленький Шихаб научился слушать собеседника, не перебивая, в раз запоминая услышанное и откладывая все подробнейшим образом в памяти. Уже в пятилетнем возрасте он выделялся среди своих сверстников не только в играх, но и сметливостью, хорошей памятью, любознательностью и стремлением быть первым в знании. Впервые Шихаб пошел учиться в медресе отца в шестилетнем возрасте. Он был очень старательным шакирдом. Его учителями в то время были мулла Ахмад б.Абдалджалил ат-Тимерджани, Ахмад б. Зулхиджжа и хальфы – ученики старших классов медресе. В начале обучения он освоил грамматику татарского языка, мог писать, и читать рукописные книги. Читал и Коран, однако его смысл еще не понимал. Обычно в татарских медресе до десяти лет, дети обучались два – три часа ежедневно. Остальное время проводили дома и на улице. Поэтому, как и другие, Шихаб после возвращения из медресе, обычно оставив дома бумаги и быстро переодевшись, выбегал на улицу.

Он любил не только играть, но и придумывать различные игры. То, по его научению дети делали луки, стрелы, мишени, то строили у реки из веток или соломы шалаши-штабы, играя в разбойников и храбрых воинов – аскеров. Наступал момент, когда подобные игры надоедали, и дети старались придумать нечто необычное. Как-то Шихаб придумал новую игру – в привидение. Суть ее была такова. Обычно переодевание происходило к вечеру. Шихаб закрывал лицо платком из прозрачной материи, и дети выслеживали себе жертву пожилого возраста, перед которой в надвигающейся темноте неожиданно в необычном виде возникал Шихаб, издавая непонятные звуки. Если на их пути попадалась бабушка, то, как правило, перепуганная кричала: «Шайтан, Шайтан!» и убегала обратно во двор. Если же встречался дед, то часто бросал в его сторону все, что попадалось под руку. Дети, восторженно крича, убегали, получая большое удовольствие от подобных развлечений.

К десяти годам Шихаб начал читать тексты на арабском языке. Он довольно быстро усвоил уроки арабского языка в медресе. Занимаясь самостоятельно дома, непонятные предложения перечитывал по несколько раз, выписывая из словаря различные значения арабских слов, составляя с их помощью предложения. Бывая летом то у одного деда, то у другого, он закреплял с их помощью свои познания в арабском и персидском языках. Учителя и хальфы уже в двенадцатилетнем возрасте отмечали его незаурядные способности как в знании арабского, персидского, турецкого языков, так и в толковании религиозных текстов. Они предсказывали ему большое будущее.

На одном из меджлисов мулла Ахмад ат-Тимерджани заговорил с Бахааддином о его сыне:

– Почтеннейший хазрат. На своем веку я повидал многих шакирдов, но такого способного, как Шихаб, мне встречать не доводилось. Твой сын, намного превосходит своих сверстников, да и многих хальф в знании всех наук, если ты помнишь, так говорили и о семилетнем Ибн Сине[1]. Ему необходимо продолжить обучение в Казани или же в Бухаре!

– Спасибо хазрат за лестную оценку знаний Шихаба и сравнение с самим Ибн Синой. Любому отцу приятно слышать хвалебные слова о своем сыне. Я и сам замечаю, что ему, уже тесно в стенах нашего медресе. Но я полагаю, что до девятнадцати-двацати лет он еще должен находиться возле меня; у него должен сложиться характер мужчины. А потом я думаю отправить его в Бухару…

– Ты как всегда прав, дамелла. Хочу лишь пожелать, чтобы он сделал то, что не удалось тебе в этом мире – стал автором теологических сочинений. Я думаю, что он станет большим ученым, и увековечит вашу фамилию на века! Да поможет ему в этом трудном деле Аллах!

Шихаб суть многих вопросов искал самостоятельно в книгах библиотеки отца, который, заметив стремление сына к учебе, разрешил в свое отсутствие пользоваться рукописными книгами своей личной библиотеки. Шихаб сполна воспользовался предоставленной ему возможностью. Очень трудные, непонятные места в книгах спрашивал вечером у отца. Тот не только пояснял, но и сам задавал вопросы, стремясь научить сына мыслить логически, иметь на все собственное суждение. Конечно, Бахааддин не мог не заметить острый ум и хорошую память сына, и надеялся видеть его среди известных татарских ученых и мударрисов.

Первый свой трактат, посвященный совершению молитвы, Шихаб написал на татарском языке в тринадцатилетнем возрасте[2]. В то время самыми его любимыми занятиями в медресе были уроки по Корану и его толкованию, которые вел его отец. Особенно запомнились его субкомментарии к «Шарх Шамсия» (Солнечному) и «Шарх Джами» (Всеобъемлющему). На этих занятиях Шихаб не задавал вопросов отцу, оставляя их на дом, когда отец вечером обстоятельно разъяснял суть проблем. Уже в четырнадцать-пятнадцать лет у Шихаба почти по любой религиозной проблеме было собственное мнение. Свои суждения он отшлифовывал в диспутах с отцом.

В 1833 году в ауле Хусна в возрасте восьмидесяти семи лет скончался любимый дед Шихаба Субхан. Заифа – бабушка Шихаба пережила своего супруга всего на два года. Внук установил плиту на могилу деда Субхана, и собственноручно выбил на камне полное имя деда и даты его жизни и смерти. Также в 1833 году в ауле Ашит умер дед со стороны матери Абданнасир, а бабушка Шихаба Махбуба пережила мужа на десять лет. Смерть обоих дедов, скончавшихся в один и тот же год, Шихаб воспринял как испытание, ниспосланное ему Аллахом свыше. Он переживал их кончину, поскольку оба деда не просто его любили, но и воспитали, во многом способствовали формированию его личности.

Когда Шихабу исполнилось семнадцать лет, отец назначил его хальфой в медресе, и он усердно взялся за незнакомое дело – обучение шакирдов. На своих занятиях Шихаб старался научить учеников мыслить самостоятельно. Причем, будучи недовольным учебником арабского языка с пояснениями на персидском, – как практиковалось на протяжении веков в бухарских и татарских медресе 1– он составил свой учебник с пояснениями на татарском.


[1] Ибн Сина (Авиценна) (980 –1037) – арабо-мусульманский философ, ученый, врач, систематизатор мусульманского аристотелизма.

[2] Трактат не сохраниллся, несмотря на то, что Марджани хранил этот трактат на протяжении всей жизни как первую пробу пера, до нас он не дошел.



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.