Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

«Ислам в Санкт-Петербурге» — энциклопедический словарь
13.11.2011

Б

Байматов Абдумумин (р. 1934) – узбекский скульптор. Род. в с. Беглар. Учился в Респ. художественном училище (1954–59), в Ин-те живописи, скульптуры и архитектуры им. И. Репина (1959–65) в Ленинграде у знаменитого мастера М. Керзина. Преподаватель ТГПИ.

Мастер жанровых мотивов. Одно из лучших произведений – двухфигурная композиция «Полдень» (1967). Успешно работает в скульптурно-портретном жанре – «Портрет чабана Мурат-ака» (1970), «Портрет поливальщика Ю. Узакова» (1971). Знание разл. сторон сельской жизни позволяет Б. создавать запоминающиеся художественные образы. Создал также выразительный скульптурный портрет выдающегося мыслителя Абу Али ибн Сины (Авиценны).

Лит.: Искусство советского Узбекистана. – М., 1976, с. 230, 515, 569.

Р. Н.

Байчура Узбек Шарифович (6.01.1923, Казань – 13.03.1996, СПб.) – лингвист, тюрколог. Род. в семье известного татарского журналиста Шарифа Байчуры и одной из первых татарских женщин-врачей Амины Алимбек. В 1948 г. окончил Казанский юридический ин-т, в 1949 г. – Казанский гос. педагогический ин-т. Долгие годы проработал в вузах Казани, в т. ч. в 1954–59 гг. в Казанском гос. ун-те, в 1953–63 гг. – в Ин-те языка, литературы и истории Казанского филиала АН СССР. В 1966–71 гг. стал сотрудником Ин-та языкознания АН СССР в Москве, где в 1966 г. защитил докторскую диссертацию. С 1972 г. начал работать в Ленинградском гос. ун-те, где проработал почти четверть века. Б. является автором многочисленных научных трудов по экспериментальной фонетике татарского яз., тюркологии, финно-угроведению, алтаистике. Он разработал критерии выделения фонем и определения их состава в татарском яз. с помощью рентгеновских снимков и палатограмм. Описал вокализм и консонантизм с качественной и артикуляционной сторон, рассмотрел словесное ударение в тюркских языках.

Фонд Б., хранящийся в Национальной библиотеке Республики Татарстан, был создан в 1997 г. и состоит более чем из 400 книг и архивных документов семьи Байчуриных. Основу коллекции составляют документы по общему языкознанию, языкознанию различных народов, истории языков, тюркологии, финно-угроведению, алтаистике, словари различных языков, изданные с нач. ХХ в. по 1990-е гг. Половина документов на русском яз., есть редкие издания на языках народов СНГ и турецком, персидском, немецком и английском яз. Архивные документы, письма и фотографии раскрывают личную жизнь и научную деятельность ученого. Фонд документов отражен в традиционном каталоге, с которым можно ознакомиться в отделе рукописей и редких книг.

Р. Н.

Бардвил Висам Али – муфтий, председатель Духовного управления мусульман Республики Карелия (ДУМ РК), член Совета муфтиев России (СМР). Род. 19.04.1975 в Ливии, араб, палестинец. В Ливии окончил среднюю школу и получил начальное религиозное образование. Постоянно проживает в России с 1993 г. (получил российское гражданство в 2000 г.), где учился на медицинском фак-те Петрозаводского гос. ун-та.

В 2000 г. стал председателем МРОМ «Община мусульман Петрозаводска», в 2001 г. председателем СМР муфтием Равилем Гайнутдином назначен имам-хатыбом мус. объединения. С 2001 г. – председатель ДУМ РК, муфтий, с 2002 г. – член СМР.

В 2001–06 гг. – гл. редактор газеты «Прямой путь», автор ряда публикаций на исламскую тематику.

Участник разл. конференций и форумов в Карелии, в России и за рубежом.

Соучредитель Общества карельско-арабской дружбы (см.: Нац. организации мус. народов в Карелии), РОО «Исламское просвещение» и др. Член Общественной комиссии МВД Карелии по взаимодействию с региональными, обществ., религиозными, нац. объединениями.

Член Общественного совета при управлении Федеральной регистрационной службы по Республике Карелия. Учится в Европейском гуманитарном ин-те (Франция) по специальности «исламская юриспруденция». Автор книги «Закят».

В 2006 г. – участник энциклопедии «Лучшие люди России».

Лит.: Персоналии ДУМ РК. – http://www.islam.karelia.ru/persons.html (сайт ДУМ РК).

Д. Х.

Бариев Риза Халирахманович (род. 18.09.1937) – историк, философ. Род. в дер. Рехколово Слуцкого р-на Ленинградской обл. (ныне в черте СПб.). В 1941–44 гг. находился на оккупированной немцами территории (г. Гатчина Ленинградской обл.; г. Шяуляй, Литва). В 1944–55 гг. проживал в Татарской АССР. В 1959 г. окончил Ульяновское военное училище связи им. С. Г. Оржоникидзе, в 1968 г. – философский фак-т МГУ им. М. В. Ломоносова, в 1979 г. – адъюнктуру Военно-политической академии им. В. И. Ленина.

С 1973 г. занимается педагогической деятельностью. Преподавал в ряде высших военно-учебных заведений: Армавирского высшего военного училища летчиков ПВО, Пушкинского училища радиоэлектроники ПВО, Военной академии связи (Ленинград) и др. С 1990 г. – полковник в отставке; доцент, затем профессор кафедры гуманитарных, социально-экономических дисциплин Военной академии связи. С 2001 г.  – профессор СПб. гос. ун-та технологии и дизайна. Награжден 10 государственными наградами.

С 1990 г. занимается проблемами истории Волжской Булгарии. В 1996 г. защитил докторскую диссертацию на соискание ученой степени д. филос. н. на тему «Философские аспекты этногенеза волжских булгар». Впервые ввел в этнологию понятие «этноноосфера» и показал ее проявление на примере этногенеза волжских булгар.

Автор ряда сочинений по истории волжских булгар: «Волжские булгары: история и культура» (СПб., 2005); «История булгаро-татар: основные вехи» (СПб., 1992) и др.

А. С.

Бартольд Василий Владимирович (3.11.1869, Петербург – 19.08.1930, Ленинград) – востоковед, историк, филолог, академик АН. Род. в семье биржевого маклера. После окончания 8-й петерб. гимназии (1887) поступил в СПб. ун-т на фак-т восточных языков по арабо-персидско-турецко-татарскому разряду. Средства отца позволили Б. не останавливаться перед расходами для пополнения своего образования, в т. ч. за границей, осуществления поездок и путешествий.

В 1891–92 гг. Б. посетил научные центры Зап. Европы (Германия, Финляндия, Швейцария, Сев. Италия, Австро-Венгрия). В 1892 г. был оставлен при ун-те для подготовки к профессорскому званию по кафедре истории Востока. В 1896 г. в звании приват-доцента приступил к чтению лекций. За сочинение «Туркестан в эпоху монгольского нашествия» (Ч. 1–2, 1898–1900), представленной в качестве магистерской диссертации, удостоен степени доктора истории Востока (1900). Публиковал сведения о русских работах по востоковедению в выходившем в Берлине издании Orientalische Bibliographie. С 1901 г. – экстраординарный, с 1905 г. – ординарный профессор СПб. ун-та, с 1910 г. – член-корреспондент РАН, с 1913 г. – академик. Был секретарем основанного в 1903 г. Русского комитета для изучения Ср. и Вост. Азии, членом комиссии по изучению племенного состава населения России, членом Лингвистической комиссии РАН, членом Русского археологического общества, редактировал издававшийся РГО перевод «Путешествия Марко Поло».

Основные направления научной деятельности – история народов и гос-в Центр. Азии, взаимодействие культур Востока и Запада, история ислама.

Его статьи и книги посвящены Греко-Бактрийскому, Куманскому царствам, Тюркскому каганату и др. гос-вам; языку и письменности согдийцев, тохатов, тюрков, эфталитов и др.; этногенезу киргизов, таджиков, туркмен, узбеков, уйгуров и др.; биографии Чингизхана и чингизидов, Тимура и тимуридов и др. Ему принадлежат очерки по социально-политич. истории, исторической географии, археологии Ср. Азии. Сохраняют свое значение работы Б. по анализу восточных источников по истории древних славянских, а также др. народов Вост. Европы. Исследования Б. по ранней истории ислама, основанные на критическом анализе источников, обогатили мировое исламоведение. Его труды (более 400) высоко оценивались современниками, переводились на различные языки.

В 1912 г. Б. редактировал первый специализированный исламоведческий журнал в России «Мир ислама»; был вынужден оставить пост редактора, отказавшись следовать политике ДДДИИ. В 1916 г. представил проект нового академического издания «Мус. мир», единственный выпуск которого был осуществлен уже после Февральской революции 1917 г.

Б. занимался педагогической, организационной и обществ. деятельностью, состоял почетным и действительным членом многих учреждений, ученых обществ и ун-тов, участвовал в международных научных съездах. Он способствовал становлению сети научных учреждений, учебных заведений в Ср. Азии, созданию научных библиотек, формированию рукописных восточных фондов, их собиранию и изучению. Одной из важных задач, к решению которых Б. был подключен в первые годы советской власти, было создание письменности для бесписьменных народов и народностей и замена арабского алфавита на кириллицу. Участник и организатор 1-го тюркологического съезда в Баку (1926). Организатор Тюркологического кабинета (ТУРК, 1928–30), который находился в квартире Б. и располагал его личной библиотекой.

Б. занимался во многих библиотеках мира (Англии, Германии, Франции, Турции и др.), СССР (Ленинград, Москва, Ташкент, Баку и др.). Главной целью поездок Б. за границу и по СССР было исследование восточных рукописных собраний. Хорошее знание работы библиотек позволяло ему не только читать лекции для слушателей Археологических курсов при Петрогр. археологическом ин-те (1918), но и выступать со статьями и обзорами о состоянии библиотек, их рукописных отделов, высказывать предложения по собиранию материалов, раскрытию их через каталоги и т. п.

Публичная библиотека СПб. (ныне – Российская нац. библиотека) занимала одно из важных мест в его научной деятельности. Здесь Б. в 1927–30 гг. занимался описанием ок. 500 рукописей: арабских, персидско-таджикских, тюркоязычных. Труды Б. представляли огромную ценность, так как позволили ввести в научный оборот неизвестные ранее материалы.

Лит.: Бартольд В. В. Из прошлого турок. – Пг., 1917; Его же. Иран: Ист. обзор. – Ташкент, 1926; Его же. Ислам и культура мусульманства. Сост. Н.Г. Багдасарьян.  – М., 1992; Его же. История изучения Востока в Европе и России. – Л., 1925; Его же. История культурной жизни Туркестана. – Л., 1927; Его же. Киргизы: Ист. очерк. – Фрунзе, 1927; Его же. Собр. соч.: В 9 т. – М., 1963–77; Его же. Туркестан в эпоху монгольского нашествия. – СПб., 1898–1900. Ч. 1–2; http://www.nlr.ru/ar/staff/bart.htm – сайт Российской национальной библиотеки.

Т. Б.

Басыров Камалетдин (Басиров Кямял) Басырович (1876–?) – имам Соборной мечети Ленинграда с 1920 по февраль 1931 г. Род. в дер. Ключищи Нижегородской губ. в семье потомственных имамов Башаровых-Басыровых. Отец Б. – Садеков Басыр (Башар, 1845–1912), имам 5-й соборной мечети Ключищ. Родным братом Б. был Салахетдин Басыров (1877–4.10.1937), имам той же мечети, расстрелянный в год Большого террора. Родным племянником Б. являлся Басыров Ризаутдин Салахетдинович (1907–94), имам московской Соборной мечети в 1964–94 гг.

О Б. известно, что он служил имамом в Курске в 1914–20 гг., с 1920 г. жил в Пг., тогда же стал имамом Соборной мечети. 16 февраля 1931 г. Б. был арестован в Ленинграде, со слов дочери Б., он был осужден на 10 лет и умер в тюрьме.

Сын Б., Икрамутдин Басыров, в 1926–28 гг. проходил нелегальное обучение у муллы Кияма Гафарова в Казани – авторитетного богослова, получение образования у которого считалось престижным еще до революции. Шакирды (студенты) обучались на частной квартире этого муллы, имея такую возможность благодаря связям и рекомендациям своих родных (при обысках были найдены рекомендательные письма многих имамов, которые отправляли своих сыновей постигать богословие в Казани).

Лит.: Миннуллин И. Дело «нелегального медресе» в Казани. 1927–1928 гг. // Гасырлар авазы (Эхо веков). – Казань, 2002, № 3/4; Сафаров М. Басыров Ризаутдин Салахетдинович // Ислам в Москве. Энц. словарь. – Н. Новгород, 2008, с. 30–31; Теляшов Р.Х. Татары в Великой Отечественной войне и блокаде Ленинграда. – СПб., 2005, с. 227–233; ЦГА СПб, ф. 7384, оп. 33, д. 48, л. 162, 165, 180.

А. Т., Д. Х., О. С.

Батыркаев Тимур Олегович (р. 1977)канд. философ. наук, председатель МРОМ СПб. «Милосердие». Окончил фак-т татарской филологии, истории и восточных языков Казанского гос. ун-та (1999), затем аспирантуру в Ин-те востоковедения СПб. (2004), в 2000–04 гг. работал в Российском исламском ун-те (РИУ, Казань), в 2004–05 гг. – в Музее антропологии и этнографии (Кунсткамере) РАН (СПб.). Соавтор программы по изучению ислама и мусульманской культуры с 1 по 11 класс. Автор ряда статей по истории ислама в России, в т. ч. в энциклопедиях «Ислам на территории бывшей Российской империи» (Т. 5), «Ислам на европейском Востоке». Основная сфера научных интересов – толкование Корана в России. Участвовал в создании образовательных программ РИУ. Участник общерос. проекта по подготовке специалистов с углубленным знанием истории и культуры ислама. Соучредитель школы «Салям».

Соч.: Татарские тафсиры // Энциклопедический словарь. Ислам на европейском Востоке. – Казань, 2004, с. 318–20; Некоторые этносоциальные особенности трактовки Корана татарами на рубеже конца XVIII – начала XX вв. // Радловские чтения. – СПб., 2005, с. 10–13; Кораническая экзегетика мусульман Поволжья и Приуралья (конец XVIII – начало XX вв.) – Минарет, № 4 (14) декабрь 2007, с. 23–25; Коран в России: Учебное пособие. – Казань, 2008; Коран в России: Хрестоматия / Сост. Т. о. Батыркаев. – Казань, 2008; Кур’ан хидайатларе // Ислам на территории бывшей Российской империи. Т. 5. – М., 2009 (в печати); Закат // Там же.

И. З.

Батырша (Абдулла Галиев) – идеолог и предводитель восстания башкир и татар 1755 г.

Род. в семье мещеряка (локальная группа татар-мишарей. – Ред.) в дер. Карыш Сибирской дороги Уфимского уезда. В 1731–44 гг. обучался в медресе дер. Тайсуган и дер. Ташкичу Казанского уезда. В 1744–45 гг. являлся мударрисом в дер. Ильша Гайнинской вол. Уфимского уезда, в 1746–49 гг. – имамом и мударрисом в дер. Муслим Оренбургской губ., в 1749–55 гг. – в родной деревне.

С марта 1755 г. Б. принимал участие в подготовке восстания, посетил Исетскую и др. волости Ногайской дороги. Он обратился с воззванием к мус. народам Приуралья, призывая к вооруженному восстанию. Для него стало очевидным, что самодержавие, не удовлетворяясь лишь сбором налогов со своих подданных, перестав быть гарантом невмешательства во внутренние дела мусульман, совместно с духовной властью проводит широкомасштабную кампанию по принудительной христианизации мусульман, направленной на ассимиляцию нерусских народов. Об этом Б. писал в своем воззвании, перечислял бесчинства русских властей в отношении к местному населению с момента основания Оренбурга. Б. призывал к расправе над старшинами из числа мусульман, наносивших «обиды» своим единоверцам.

Б. сделал своими лозунгами борьбу против неверных, защиту ислама, изгнание всех «кяфиров» с тер. расселения мусульман, организацию нац. гос-ва и ликвидацию взяточничества русской администрации. Эти призывы отвечали насущным потребностям мус. народов. Б. призывал к объединению с казахами, которым администрация старалась противопоставить татар и башкир. Восстание должно было охватить огромную тер.: Ср. Поволжье, Приуралье и Зап. Сибирь.

Известия об антироссийских настроениях среди мус. народов показали прав-ву, что новоявленный идеолог, объединив разл. мус. народы под лозунгом защиты ислама и борьбы против неверных, т. е. христианских чиновников и православного гос-ва, мог вывести огромную тер. империи из-под контроля царской администрации.

Б. определил время начало восстания – 3 июля 1755 г. Однако события разворачивались по иному сценарию. 15 мая башкиры Бурзянской вол. расправились с прибывшей из столицы горно-разыскной экспедицией, не выдержав бесчинств ее начальника и сотрудников, захватили ямскую станцию, стали нападать на проезжавших чиновников и военнослужащих. Правит. войска среагировали оперативно и подавали восстание, подвергнув местных жителей массовым репрессиям. В центре Бурзянской вол. была основана Зилаирская крепость.

После этих событий Б. приезжал в эту волость и установил новую дату восстания – 1 сентября.

8–9 августа население Бурзянской вол. вновь возобновило борьбу.  21 августа ок. 10 тыс. башкир переселились за р. Яик и оттуда начали осуществлять нападения на правит. учреждения. И. И. Неплюев путем материальных подачек и обещаниями об оставлении их скота, жен и детей казахским феодалам сумел уговорить последних нападать на казахов, приютивших башкир, и расправляться с переселенцами. Это событие отвлекло башкир от антиправит. выступлений.

Др. повстанческим р-ном стали несколько волостей Осинской и Сибирской дорог с центром в Гайнинской вол. Здесь повстанцы расправлялись со своими старшинами. Когда в августе стало известно о новой дате начала восстания, они направили к Б. своих людей с известием о готовности выступить. Однако Б., получив известие о готовящейся против него расправе со стороны старшин, за день до их приезда, 1 сентября, вынужден был скрыться в лесу и податься в бега.

8.08.1856 Б. был арестован и под строгим конвоем доставлен в Москву. Здесь власти его уговорили дать письменные сведения о причинах восстания. Так появились его знаменитое «письмо» («Гарызнама») императрице Елизавете Петровне, составленное 4–21 ноября 1756 г. Затем для продолжения следствия его перевели в СПб. После завершения 6-месячного следствия и пыток Б. был отправлен в пожизненное заключение в одиночную камеру Шлиссельбургской крепости. 24.07.1762, схватив у тюремного охранника топор, Б. зарубил 5 солдат и погиб от разрыва сердца.

Его жена, годовалая и трехлетняя дочери были в кон. декабре 1756 г. доставлены в СПб. для допросов. Они были крещены: жена Зульхабира стала Марией Александровной, дочери Зулайха – Верой, Салиха – Натальей (ум. в 1759). Жена и старшая дочь Б. в 1763 г. были отданы в женский монастырь.

Лит.: Восстание под предводительством Батырши и общественно-культурная ситуация в XVIII в. – Казань, 2007; Рычков П. И. Топография Оренбургской губернии. – Уфа, 1999.

И. З.

«Бахет куне» («День счастья») – газета, орган Башкирского военного штаба. В феврале 1920 г. в СПб. был напечатан всего один номер. Ред. и издатель – Башкирский военный штаб.

Лит.: Гайнанов Р. Р., Мәрданов Р. Ф., Шәкүров Ф. Н. Татар вакытлы матбугаты (1905–1924): Библиографик күрсәткеч = Татарская периодическая печать (1905–1924): Библиографический указатель. – Казань, 1999; Рамиев И. Вакытлы татар матбугаты. Альбом (1905–1925). – Казань, 1926.

З. Г.

Башкиры; башкирская община СПб. и Ленинградской обл. Б. и СПб. связывают многие исторические узы: участие б. в строительстве города на Неве (так, первые упоминания о «пленных башкирцах», направленных на работы по строительству крепости Кронштадт, обнаружены в фондах Гос. архива военно-морского флота), знаменитый горнопромышленник Исмаил Тасимов – создатель первого в России СПб. горного ин-та; воины-б., защищавшие город в разные годы военного лихолетья, и др. Депутаты-б. принимали участие в работе Уложенной комиссии 1767–69 гг., активно участвовали в обществ.-политич. жизни имперской столицы и всей страны на руб. XIX–XX вв. (наиболее известны депутаты Госдумы, члены мус. фракции: М.-Ш. Тукаев, Ш. Шагиахметов, член руководства Мус. благотв. общества СПб. А.-О. Сыртланов, основатель Башкирской автономной республики А.-З. Валиди и др.)

Всплеск нац. культуры б. в городе был особенно заметен в первые годы после Октябрьской революции. После разгона Всерос. Учредительного собрания члены мус. социалистической фракции Г. Ибрагимов, М. Вахитов и Ш. Манатов, представитель б., встретились с председателем Совета народных комиссаров Лениным и Сталиным и приняли решение об условиях сотрудничества с советской властью. Интенсивную работу по пропаганде на башкирском яз. нового обществ.-политич. строя вел Татарский (Мус.) комиссариат по делам национальностей Пг. В 1919–20 гг. политотдел Башкирской конной бригады, защищавшей Пг. от войск генерала Юденича, издавал газету «Салават», в 1920 г. была сделана попытка издавать в городе газету Башкирского военного штаба «Бахет куне». Тогда же культотдел Башкирской дивизии организовал драматическую труппу, ставшую прообразом первой татарско‑башкирской труппы (1922 г.; см.: Татарский театр в Пг.). К 1921 г. население Пг. и Петрогр. губ. пополнилось значительным количеством беженцев из голодающих губерний Поволжья, среди которых большинство составляли татары и б.

В 1926 г. в Ленинграде был организован Татарско-башкирский клуб; спец. Башкирская секция с передвижной библиотекой на башкирском яз. работала в составе Татарского домпросвета в 1933–37 гг. (см.: Нац. клубы и дома просвещения в Пг.). После закрытия этих учреждений вплоть до 1989 г. культура б., как и др. мус. народов в городе и области, не имела легальных институтов по своему развитию.

По данным Всерос. переписи населения 2002 г., в СПб. и Ленингр. обл. проживают 3,5 тыс. б.

В наст. время в СПб. работают Нац.-культурная автономия (курултай) б. СПб (с 1997 г.), общество «Башкортостан» (1989), башкиро-татарское общество «Чишма» (1996), фонд «Петерб. сабантуй» (1998) и еще ряд обществ. организаций, объединяющих выходцев из Башкортостана, Оренбургской, Челябинской, Пермской обл.; в Кронштадте с 1997 г. действует татаро-башкирская общественная организация «Татулык» (см.: Нац. организации и СМИ мус. народов СПб.). Их деятельность осуществляется в тесном контакте с постпредством Башкортостана в СПб., которое было открыто одним из первых именно в этом городе.

В нач. февраля 2006 г. в СПб. прошел курултай б. европейской части РФ и стран Европы, посвященный 450-летию добровольного вхождения Башкирии в состав Российского гос-ва. В нем приняли участие делегации башкирских обществ. организаций более 30 регионов европейской части России, Эстонии, Латвии, Белоруссии, Украины, Германии, Польши, Финляндии, Швеции. Насыщенная и разнообразная культурная программа, которая была представлена артистами Башкортостана, по существу стала культурной презентацией Башкортостана в СПб.

Лит.: Башкиры в Петербурге. – http://www.etnosite.ru/obsh/102/11740.html (портал национальных общин).

Д. Х., А. Т.

«Баязитов А. Избранные труды» научно-публицистическое издание, выпущенное в Казани изд-вом «Милли китап» в 2007 г. Составитель и автор предисловия – А. Ш. Гафурова; отв. ред. – И. Г. Хадиев. В предисловии книги рассказывается о жизни и деятельности известного обществ. и религиозного деятеля А. Баязитова, вкратце излагается предыстория написания автором своих сочинений, получивших широкий резонанс в России.

В издании представлены три основных труда автора: «Возражение на речь Эрнеста Ренана. Ислам и наука»; «Отношение ислама к науке и иноверцам»; «Ислам и прогресс».

И. З.

Баязитов Атаулла (Гатаулла, 1847–1911) – мус. религиозный и обществ. деятель, публицист, издатель, многолетний лидер мус. общины СПб. Род. в дер. Темгенево Касимовского уезда Рязанской губ. в семье имама. Начальное образование получил у своего отца, учился в медресе «Баймурад» Касимовского уезда, затем – в медресе Кышкар Казанского уезда. По возвращении на родину Б. преподавал логику и философию в медресе дер. Четаево (тат. Чутай). В 1871 г. Б. получил приглашение из СПб., где он возглавил второй мус. приход, позднее стал военным ахуном СПб. гарнизона. Одновременно Б. состоял переводчиком, лектором тюркских наречий и мус. права в Учебном отделе восточных языков Азиатского департамента МИД, преподавателем основ ислама в разл. учебных заведениях СПб, в т. ч. и в Пажеском корпусе. В СПб. Б. изучает русскую риторику, общается со столичной интеллигенцией. Он был вхож в высшие круги имперской администрации, лично знаком с председателем Совета министров П. А. Столыпиным.

Б. сознавал необходимость деятельности мус. интеллигенции в создании условий для удовлетворения духовных потребностей единоверцев. Первым шагом на этом пути он считал создание нац. периодической печати. В 1880-е гг. Б. обратился за разрешением издавать газету «Хәфтә» («Неделя») на татарском и русском яз., но только в 1905 г. получил разрешение и стал учредителем и редактором первой газеты на татарском яз. – «Нур». В газете Б. освещал обществ. движение мусульман России, протестовал против планов расчленения ОМДС.

В 1881 г. Б. от имени мус. общины СПб. обратился к властям за разрешением на строительство мечети. Всерос. кампания по сбору пожертвований на строительство Соборной мечети в СПб. в 1880-е гг. стала видным феноменом обществ. движения российских мусульман. В «Тарджемане» И. Гаспринский отмечал особо щедрых дарителей и особо активные общины. Сама будущая мечеть выступала символом статуса ислама как официальной религии в пределах Российской империи. Однако только в 1906 г. Б. удалось получить разрешение прав-ва учредить особый Комитет по постройке Соборной мечети в СПб., который он возглавил. Торжественный акт закладки Соборной мечети состоялся в феврале 1910 г.

В 1860–70-е гг. турецкие конституционалисты, и прежде всего их лидер Мидхат-паша, стремились примирить принципы ислама и прогресса, показать роль ислама в развитии европейской цивилизации. Сходную попытку предпринял Б. Вначале он создал учебное пособие для новометодной школы «Дин ва магыйшат» (Религия и жизнь. – СПб., 1883). В книге «Возражение на речь Эрнеста Ренана: Ислам и наука» (СПб., 1887) Б. вступил в полемику с французским ученым Ренаном, который заявлял о несовместимости положений ислама и рационального знания. В работе «Отношение ислама к науке и иноверцам» (СПб., 1887) Б. доказывал, что веротерпимость является одним из основополагающих принципов ислама, а его цивилизованное отношение к иноверцам (а не приспособление к новым веяниям времени и европейской цивилизации) – один из основополагающих принципов этой религии. В этих книгах, а также в последовавшей затем работе «Ислам и прогресс» (СПб., 1897) Б. утверждал о принципиальной совместимости ислама и прогресса. Б. считал, что «конечный идеал, к которому стремится человечество, и окончательная цель его развития на земле есть объединение религии и науки, этих высших областей духовного мира человека». Б. убедительно показал, что ислам не является чужеродным телом в совр. цивилизации.

Идеи Б. оказались созвучными идеям арабского богослова Джемалетдина Афгани. Во время приезда Дж. Афгани в СПб. состоялась и встреча между ними; по приглашению Б. на эту встречу прибыл Р. Фахретдин.

Книги Б. стали своеобразным откровением для русского читателя, т. к. в них они впервые смогли прочесть рассуждения о сущности ислама и его роли в европейской цивилизации, выдвинутые российским мусульманином.

После смерти Б. в 1911 г. имам-хатыбом второго мус. прихода стал его сын М.-С. Баязитов. Б. похоронен на Ново-Волковском мус. (татарском) кладбище в СПб.

Лит.: Аминов Д. А. Татары в Санкт-Петербурге. – СПб., 1994; Мухаметшин Р.М. Гатаулла Баязитов // Исторические портреты. Татарская интеллигенция и духовная культура. – Казань, 2000; Хабутдинов А. Ю. Формирование нации и основные направления развития татарского общества в конце XVIII – начале XX веков. – Казань, 2001.

М. Хаб.

Баязитов Мухаммед-Сафа (Сафа) Атауллович (11.12.1877, СПб. – 26.12.1937, Казань) – религиозный и обществ. деятель, последний дореволюционный муфтий ОМДС. Сын известного религиозного деятеля Атауллы Баязитова. Учился в медресе «Мухаммадия» (Казань), гимназии Гуревича (СПб., 1900–03) и на Восточном фак-те СПб. ун-та (с 1903 г. проучился восемь семестров, отчислен в 1911 г.), который не завершил. В 1905–11 гг. – соредактор, в 1911–14 гг. – редактор-издатель газеты «Нур».

С 1911 г. – имам второго мус. прихода СПб., с 1914 г. – военный имам Петрогр. военного округа. Одновременно преподавал мус. вероучение в военно-учебных заведениях, служил переводчиком МИД, выступал в качестве эксперта ДДДИИ МВД по мус. вопросам. В 1913 г. «имел счастье представиться Государю императору по случаю 300-летия дома Романовых» (см.: Мусульмане на праздновании 300-летия дома Романовых). В 1914 г. участвовал в Особом межведомственном совещании по делам мусульман. В 1913–14 гг. явился одним из инициаторов создания консервативного Всерос. мус. народного союза «Сират аль-Мустаким». Сотрудниками ДДДИИ Б. характеризовался как человек «искренне преданный престолу и Родине», который неизменно выступает против левых и националистических течений в мус. сообществе. Состоял в чине коллежского регистратора (1915), награжден орденом св. Станислава 2-й ст. (1916). В 1903 г. женился на дочери потомственного почетного гражданина Зулейхе Рахматуллловне Халитовой. В этом браке имел детей: Лейлу (17.06.1904), Валлиде (19.04.1906), Сару (2.08.1910), Искандера (16.04.113), Саид-Мухаммеда (24.01.1916).

Назначение его муфтием ОМДС в июле 1915 г. вызвало резкие протесты мус. общественности, выразившиеся в большом количестве критических статей в татарской прессе и фактической обструкции со стороны либеральных деятелей. Б. на посту муфтия воспринимался как представитель ультраконсервативных сил, противник прогресса и реформ в мус. умме России; его кандидатура вызывала резкую критику за чрезмерно верноподданнические настроения.

В 1916 г. им было возобновлено издание в Уфе официального органа Духовного собрания – журнала «Маглумат махкамаи шаргия».

После Февральской революции 1917 г. по решению уфимского комитета обществ. организаций был отстранен от исполнения обязанностей муфтия и некоторое время находился под домашним арестом. Всерос. мус. съезд (Москва, май 1917 г.) лишил его прав на руководство Духовным собранием и причислил к мус. черносотенцам, которым было запрещено заниматься обществ. деятельностью и занимать значимые посты. После этого все попытки Б. устроиться на должность военного имама или второго муллы в одном из приходов Пг. на протяжении 1917 г. вызывали открытые и массовые протесты мус. общественности. В 1918 г. Б. некоторое время исполнял обязанности имама Соборной мечети в Пг.

С нач. 1920-х гг. жил в Татарстане и некоторое время был сельским имамом. Накануне ареста жил в Казани и состоял слушателем курсов счетоводов. Арестован 6.12.1937 г., осужден 21 декабря тройкой НКВД по статье 58, п. 10, расстрелян 26.12.1937 г. в Казани. Реабилитирован посмертно.

Лит.: Мухаммед-Сафа Баязитов // Татарская энциклопедия. – Казань, 2002, Т. 1, с. 332; РГИА, ф. 821, оп. 133, д. 606, 608 (О назначении и службе муфтия С. Баязитова); Усманова Д. М. Мусульманские представители в российском парламенте. – Казань, 2005; ЦГИА СПб., ф. 14, оп. 3, д. 40531.

Д. У.

Бекбулатовское общество взаимной благотворительности касимовских татар (1867 – не позднее 1882, СПб.) – первая благотв. обществ. организация мусульман в Российской империи. Организатором Б. о. и лидером землячества касимовских татар являлся купеческий сын Хабибулла Бекбулатов, проживавший по адресу: ул. Мал. Морская, 9, кв. 4.

Б.о. явилось обществ. и культурным центром более чем для 600 татар из Касимовского уезда. В апреле 1868 г. Б. о безуспешно попыталось устроить молитвенный дом в помещении правления Об-ва.

Члены Б. о. стали в 1870 г. инициаторами учреждения в СПб. второго мус. прихода.

Лит.: Загидуллин И. К. Исламские институты в Российской империи: Мусульманская община в Санкт-Петербурге. XVIII – начало ХХ вв. – Казань, 2003.

И. З.

Библиотека Академии наук (БАН): восточные коллекции. БАН была основана в 1714 г. по указу царя Петра I. Основу ее фондов составили 3 богатых книжных собрания: биб-ка Аптекарского приказа; биб-ка герцога Курляндского; коллекция книг, подаренных Петру I герцогом Голштинским, и собрание научных и художественных книг Петра I. При организации подобного учреждения ставилась цель обеспечить доступ к книгам всем грамотным людям гос-ва, стремящимся к европейской образованности.

Архив БАН составляют все произведения печати, изданные в России с 1727 г. Библиотека получала бесплатный экземпляр всех изданий, выходящих в свет в России, причем впоследствии это право закрепилось за ней официально и она долгое время была единственной библиотекой в стране, имевшей такую привилегию. Фонды БАН были много-язычными и универсальными, пополнялись и за счет покупки частных книжных собраний. В XIX в. из ее фондов стали формироваться разл. научные книжные собрания. Сначала они существовали в виде отделов БАН, а затем превратились в самостоятельные библиотеки. Это было связано с тем, что в то время при Академии наук открылось множество разных научно-исследовательских учреждений, таких как Пулковская обсерватория, Нумизматический кабинет, Азиатский, Ботанический и Зоологический музеи.

В ноябре 1818 г. при императорской Академии наук в СПб. был создан Азиатский музей. В год основания в фондах Азиатского музея хранилось 2500 книг и рукописей на многих восточных языках и свыше 20 тыс. монет. Уже в то время Азиатский музей был и хранилищем восточных рукописей, книг, ксилографов и монет, и музеем с экспозицией для обозрения посетителями, и научно-организационным центром востоковедения в СПб., и библиотекой, где учеными изучались памятники культуры. В нач. XX в., к столетию своего существования, Азиатский музей представлял собой крупный востоковедный центр с замечательными коллекциями рукописей на 45 восточных языках и прекрасной востоковедной библиотекой. В XIX в. в собственность этой библиотеки перешли собрание карт Российского географического департамента, периодические издания Мин-ва народного просвещения, книги Комитета иностранной цензуры и несколько редких изданий из книжного собрания графа Ф. А. Толстого.

К кон. столетия к учреждениям императорской Академии наук добавились Минералогический музей и Музей антропологии и этнографии, а также Химическая и Физиологическая лаборатории, которые тоже вскоре обзавелись собств. биб-ками, в основе которых лежала литература из БАН. Некоторые из этих «дочерних» книжных собраний потом долгое время развивались самостоятельно и теперь существуют как отдельные биб-ки. Но большинство из них «влились» обратно в базовую биб-ку на правах ее отделов и секторов.

Много ценных изданий поступило в БАН в нач. ХХ в. Общий фонд составляет более 19 млн экз. книг, рукописей, карт и др. печатных изданий, как российских, так и зарубежных. Научная и научно-популярная литература биб-ки распределена по 32 тематическим отделам и секторам.

«Казанский фонд» БАН – это уникальное собрание ок. 5 тыс. татарских книг, изданных на татарском, арабском, турецком и персидском яз. в теч. XIX – нач. ХХ вв. В фонде хранятся разл. издания Корана, хадисов, тафсиров, учебников по истории, географии и т. д. Подробная информация о содержимом этого фонда имеется в бесценном двухтомном библиографическом труде Я. С. Ахматгалиевой «Казанский фонд (татарская часть). Каталог книг 1807–1931 гг.».

Лит.: Теляшов Р.Х. Татарская община Санкт-Петербурга. К 300-летию города. – СПб., 2003.

А. Т.

Бигиев (Бигеев, Биги) Муса Яруллович (1874–1949) – теолог, обществ. деятель, один из лидеров татарского нац. движения, сыграл важную роль в становлении и возрождении духовной культуры татарского народа нового и новейшего времени.

Род. в с. Кикино Пензенской губ. 7.01.1874 (25.12.1873 по ст. ст.). Рано лишившись отца, служившего ахуном в Ростове-на-Дону и занимавшегося предпринимательством, воспитывался матерью вместе с братом Захиром  – будущим основоположником татарской прозы нового времени. Учился в Ростовском реальном училище, позже в «Приозерном» («Кюл буе») медресе в Казани; затем обучался у религиозных наставников в Бухаре. После неудавшейся попытки получить светское образование в Ростове отправился в Стамбул, где по совету своего соотечественника известного татарского писателя Мусы Акъегет-Заде решил продолжить религиозное образование.

Б. отправился в каирский ун-т аль-Азхар, где брал уроки по религии у некоторых преподавателей, в т. ч. посещал занятия известного арабского религиозного реформатора Мухаммада Абдо; занимался в основном самостоятельно в библиотеках Каира. Позже в течение двух лет обучался в Мекке и Медине, Индии. Вернувшись в Каир, занялся научными исследованиями. Здесь он написал работу «Тарих аль-Куран ва-ль-масахиф» («История Корана и его списков»), которая в 1905 г. вышла в Казани отдельной книгой, а в 1907 г. публиковалась в каирском журнале «аль-Манар».

В 1904 г. Б. вернулся на родину и уехал в СПб., где стал вольнослушателем юридического фак-та СПб. ун-та. Активно включился в обществ.-политич. жизнь: выступал одним из организаторов Всерос. мус. съездов, проходивших в 1905–06 гг. в Н. Новгороде и СПб., участвовал в составлении программы и устава партии «Иттифак аль-муслимин».

Либеральные воззрения Б. включали не только новое в религии и образовании, но и взгляды на реформу политич. системы России. В СПб. совместно с Г.-Р. Ибрагимовым Б. участвовал в издании газет «Ат-Тилмиз» на арабском яз. и «Ульфат», выступал на их страницах с большим числом статей. Также печатался в газетах «Вакыт», «Аль-аср аль-джадид», приняв идеи джадидизма; свои работы подписывал как Муса Джаруллах. В 1912 г. подготовил к публикации перевод Корана на татарский яз., так и не вышедший в свет. В 1913 г. Б. вместе со своим соратником известным татарским писателем Г. Исхаки начал издавать в СПб. газету «Иль» («Страна»), которая через короткое время была закрыта. Б. в своих теологических воззрениях пошел дальше татарских религиозных реформаторов (А. Курсави, А. Утыз-Имяни и Ш. Марджани), предлагая совместить знания Корана, сунны, всего лучшего из правовых школ с совр. знанием, выступая против изучения в медресе калама (спекулятивной теологии).

Много внимания уделяя обществ. деятельности, Б. не забывал о научной работе. В это время вышли его многочисленные труды, посвященные религии и философии. Среди них «Озын коннэрдэ руза» («Пост в длинные дни», 1912), «Каваид фикхия» («Установления фикха», 1912) и вызвавшая большой резонанс среди мус. общественности «Рахмат илахия бурханлары» («Доказательства Божьей всемилости», 1911). Поднятая в «Рахмат илахия» идея о том, что милость Аллаха объемлет всех людей, независимо от их религиозной принадлежности, противоречила основополагающим принципам ортодоксального ислама, хотя была не нова в истории религий, как в исламе, так и в христианстве. Новые идеи Б. получили резонанс на Бл. и Ср. Востоке. Так, известный турецкий теолог Мустафа Сабри (1869–1954) критиковал деятельность Б. за то, что он порицал некоторых авторитетных факихов, мутакаллимов, и назвал его «Лютером ислама». В журнале «Исторический вестник» в 1914 г. о нем была опубликована статья «Мусульманский Лютер».

В июне 1914 г. Б. был активным участником и секретарем IV Всерос. мус. съезда в СПб. Принимал активное участие в жизни петрогр. мусульман, являлся членом ревизионной комиссии Мус. благотв. общества СПб. После Февральской революции был избран ахуном первого мус. прихода и стал имам-хатыбом Соборной мечети Пг. В мае 1917 г. участвовал в работе московского Всерос. мус. съезда, где исполнял обязанности секретаря и баллотировался на пост муфтия. Был избран членом Всерос. мус. совета (ВМС, Милли Шуро), который позже выдвигал Б. кандидатом для выборов во Всерос. Учредительное собрание.

Б. принимал участие в 1-м Краевом съезде мусульман Петрогр. нац. округа (со 2.12.1917), куда собрались свыше 50 делегатов из Архангельской, Вологодской, Олонецкой и Петрогр. губерний и Прибалтийского края. На съезде был утвержден исполком Петрогр. окружного отделения Нац. управления мусульман тюрко-татар внутренней России и Сибири (Милли Идарэ).  Председателем был избран М.-А. Максутов, тов. председателя – Сагитов. Мулла Л. Исхаков возглавил духовный отдел, мулла Б. – финансовый, Ф. Хасанов – культурно-просветительный отдел. 3 марта съезд постановил, что «достояние всего мус. мира – Коран Османа должен перейти во владение мусульман».

В 1918 г. с февраля по март Б. издавал в Пг. газету «Аль-Минбар». В 1920 и 1923 гг. был делегатом Всерос. (уфимских) съездов. В 1921 г. был задержан сроком на 50 дней Ташкентским ЧК. В 1923 г. в Берлине была издана книга Б. «Исламият алифбасы» («Азбука ислама»), своеобразный ответ на учебник Н. И. Бухарина «Азбука коммунизма» (1919). В ноябре 1923 г. Б. был арестован в Москве, затем подвергнут по постановлению комиссии по административным высылкам высылке на 2 года из Пг., в котором жил, в Москву, под надзор властей.

После возвращения в Пг. Б. стал советским служащим, получив должность научного работника областного отдела народного просвещения. В 1926 г. участвовал в работе мус. съезда в Уфе и Всемирного мус. конгресса в Мекке как религиозный ученый, получивший широкое признание в мус. мире.

Испытывая материальные трудности, в атмосфере фактической травли Б. был вынужден бежать из России через Ср. Азию. Афганистан, Индия, Египет, Иран, Финляндия, Германия, Япония, Китай, Ява, Суматра – страны, в которых с 1930 по 1949 г. жил и работал Б. Последний год жизни он провел в приюте для пожилых людей в Каире, где и умер в 1949 г. По одной из версий, похоронен на кладбище Афифа, известном со времен Османского халифата, в ряду, где лежат члены королевских семей.

Б. – автор ок. 120 богословских и философских трудов, многие из которых еще ждут своего осмысления мусульманами совр. России. В годы жительства Б. в Пг. здесь были изданы такие его труды, как «Маленькие мысли по большим вопросам», «Основы шариата», «Религиозный налог-закят», брошюры «Госдума и вопрос о кремации», «Замечание» и др.

Лит.: Гимадеев И. Ф., Тагирджанова А. Н. Биги (Бигеев) Муса Яруллович // Ислам в Москве. Энциклопедический словарь. – Н. Новгород, 2008, с. 33–34; Исхаков С. М. Российские мусульмане и революция (весна 1917 г. – лето 1918 г.). – М., 2004; Тагирджанова А. Н. Книга о Мусе-эфенди, его времени и современниках (рукопись); Форумы российских мусульман на пороге нового тысячелетия. – Н. Новгород, 2006; Хабутдинов А. Ю., Мухетдинов Д. В. Всероссийские мусульманские съезды 1905–1906 гг. – Н. Новгород, 2005.

А. Т.

Большаков Олег Георгиевич – д. и. н., гл. н. с., проф., засл. деятель науки РФ.

Род. 3.06.1929 г. в Твери. В 1946 г. поступил на арабское отделение Восточного фак-та ЛГУ и окончил его в 1951 г. по специальности «история арабских стран». После 2-го курса и далее работал в Пенджикентском отряде Согдийско-таджикской археологической экспедиции АН, что во многом определило дальнейшую научную судьбу. В том же году поступил в аспирантуру Гос. Эрмитажа; 13.11.1954 г. защитил кандидатскую диссертацию «Поливная керамика Мавераннахра VIII–XII вв. как историко-культурный памятник», в которой впервые провел стилистическую и хронологическую систематизацию соответствующего материала и прочитал считавшиеся непонятными арабские афористические надписи.

С декабря 1954 по декабрь 1956 г. – ст. н. с. отдела Востока Гос. Эрмитажа, область занятий – археология и история материальной культуры Ср. Азии. С декабря 1956 по октябрь 1966 г. – м. н. с. сектора археологии Ср. Азии и Кавказа Ин-та истории материальной культуры. Ежегодно участвуя в раскопках ранне-средневекового Пенджикента, заинтересовался проблемой средневекового мус. города как особого социально-экономического явления; одновременно продолжал заниматься арабской эпиграфикой и интересовался положением изобразительного искусства в средневековом мус. обществе; читал спецкурсы на Восточном фак-те. Зимой 1961/62 и 1962/63 гг. участвовал в работах советской Нубийской археологической экспедиции.

Работа в Египте и участие в составлении и редактировании двух томов «Сочинений» В. В. Бартольда определили переход к арабистической тематике.

В октябре 1966 г. Б. перешел на работу в Арабский кабинет Ленинградского отделения Ин-та народов Азии (Ин-та востоковедения) АН. Завершив в 1969 г. монографическое исследование о домонгольском городе Средней Азии, перешел к исследованию социально-экономических отношений ближневосточного города того же периода, параллельно участвуя в работах советской археологической экспедиции в Ираке, исследовавшей поселения VI–V тыс. до н. э.

В июне 1974 г. защитил диссертацию «Город Ср. Азии в кон. VIII – нач. XIII вв.» на соискание ученой степени д.и.н. Урбанистическая тема оставалась главной до 1983 г., когда была завершена монография «Средневековый город Ближнего Востока. VII – сер. XIII в. Социально-экономические отношения», в которой рассматривается динамика численности и размера городов, их населения, анализируются причины экономической стагнации Бл. Востока, приведшей к отставанию от Зап. Европы. Весь этот период до 1980 г. и сезон 1983 г. работал в Иракской археологической экспедиции.

С 1984 г., когда вышла в свет монография о ближневосточном городе, О. Г. Большаков перешел к исследованию зарождения ислама и истории первого мус. гос-ва – Халифата. К наст. времени вышли в свет три тома, охватывающие период от 570 до 695 г. Ведется работа над IV томом, посвященным первой пол. VIII в.

В 1987–90 гг. работал в советской археологической экспедиции в Ираке. Читает разл. курсы в вузах, руководит работой аспирантов.

С августа 1986 г. – в. н. с., с мая 1996 г. – гл. н. с.; 19.10.1992 г. присвоено ученое звание профессора, 17.11.1997 г. – почетное звание засл. деятель науки.

5.08.2002 г. указом президента РФ Б. была присуждена Госпремия РФ в области науки и техники за цикл трудов «Социально-экономические отношения раннесредневекового Бл. Востока и история раннего ислама».

Б. – автор серии книг «История Халифата»: Т. I – «Ислам в Аравии. 570–633» (М., 1989; 2-е изд.: М., 2000). Т. II – «Эпоха великих завоеваний. 633–656» (М., 1993; 2-е изд.: М., 2000); Т. III – «Между двух гражданских войн. 656–696» (М., 1998). Обобщенный труд под этим же названием вышел в свет в СПб. в 2006 г.

Лит: http://www.orientalstudies.ru/rus/index.php?
option=com_personalities&Itemid=74&person=6 – сайт Института восточных рукописей РАН (СПб.).

Т. Б.

Бораганский Ильяс-мурза (1852–1942) – издатель, мус. обществ. деятель СПб., представитель крымско-татарского народа.

Уроженец Бахчисарая, образование получил в крымских медресе и в Стамбуле (1866–74). В Турции специализировался по восточной каллиграфии, овладел навыками гравирования, профессией рисовальщика. В кон. 1880-х гг. был приглашен в СПб. каллиграфом в МИД.

В 1893 г. Б. получил разрешение содержать частную типографию, которая первоначально размещалась в Волковой дер. на Ново-Михайловской ул., 24. В 1903 г. лито-типографии Б. размещалась на Бол. просп., 66, затем в д. 45. В 1909 г. «Восточная электропечатня Бораганского» переехала на Васильевский о-в (Средний пр., 1), а в 1912 г. под названием «Восточная типолитография и переплет» – в д. 10 по Тучковой наб. (ныне наб. Макарова). Б. печатал книги на русском и восточных языках, в 1898–1908 гг. состоял лектором Восточного фак-та СПб. ун-та, преподавал турецкий яз.

В 1919 г. в типографии Б. печаталась красноармейская газета «Салават» Башкирской конной бригады, защищавшей Пг. от войск генерала Юденича. Впоследствии Б. оказался в Башкирии, в Стерлитамаке, затем в Уфе, где заведовал башкирским отделением Башкнигиздата. Умер в возрасте 90 лет в Уфе, но могила его не найдена.

Лит.: Весь Петербург. Адресно-справочная книга. – СПб., 1894, 1906, 1912, 1916; Кононов А. Н. Биобиблиографический словарь отечественных тюркологов. Дооктябрьский период. – М., 1989; Тагиров В. М. Петербургские книги на тюркских языках в Отделе национальных литератур Российской национальной библиотеки // Город нашей общей судьбы. – СПб., 2005.

А. Т.

Брюллов Александр Павлович – архитектор (1798–1877, СПб.), ст. брат Карла Павловича Брюллова. В 1809 г. вместе с братом принят в Академию художеств на казенный счет, а в 1822 г. за счет Об-ва поощрения художеств братья были отправлены на 6 лет за границу (Мюнхен, Рим, Сицилию, Помпеи, Париж и др.). В 1829 г. Б. возвратился в СПб. За «Помпеянские термы» Б. был удостоен звания архитектора – членкора Французского ин-та, члена Королевского ин-та архитекторов в Англии и звания члена Академий художеств в Милане и СПб.

Архитектурная деятельность Б. выразилась в постройке в СПб. и др. местах целого ряда капитальных зданий, в возобновлении жилого помещения Зимнего дворца после пожара (1831), в перестройке Мраморного дворца и постройке Михайловского театра  в СПб. (1831), в составлении проекта лютеранской церкви св. Петра на Невском просп. (1832) и др.

По предложению своего друга оренбургского генерал-губернатора В. А. Перовского Б. составил проект Караван-сарая в Оренбурге, «высочайше» утвержденный 19.01.1837.

Комплекс зданий Караван-сарая состоит из основного корпуса, мечети и минарета. К основному корпусу с противоположных сторон примыкали хозяйственные постройки – «черные дворы», где располагались конюшни, амбары и погреба. Во внутреннем дворе Главного корпуса, полуоткрытый с одной стороны, на главной оси симметрии комплекса находилась 8-угольная мечеть (четыре ее грани параллельны стенам корпуса, поперечник составлял 12,79 м, высота от фундамента до верхнего купола – 18,9 м). На этой же оси с северо-запада на юго-восток, со стороны въезда во двор, поставлен стройный минарет (38,76 м), представляющий собой высокую 3-ярусную башню. Основание минарета квадратное (высота – 5,2 м), переходящее в 24-гранный ствол. На высоте 19 м минарет принимает цилиндрическую форму и завершается железным конусом, над которым поднимается бронзовый шпиль с полумесяцем. Мечеть и минарет расположены раздельно друг от друга и ориентированы на Мекку.

В творении А. П. Брюллова археолог С. Е. Смирнов увидел традиции города Булгар золотоордынского периода. По всей видимости, зодчий был знаком с изданной в 1834 г. книгой «Чертежи развалин древних Булгар, снятые с натуры архитектором А. Шмитом в 1827 г.», в частности с рисунками минаретов. Творчески переработав «образцовый проект» мечети 1829 г. с 8-гранным основанием, Б. придал ей форму тирмэ-юрты, ставившейся как жилище старейшины в центре летнего аула. Этим во многом объясняется отсутствие михраба в однозальном культовом здании. Внешние контуры мечети выдают знакомство Б. с нереализованным проектом «Татарского подворья в Петербурге» зодчего А.Н. Воронихина (1804), хранившегося в Академии художеств.

Лит.: А. Н. Воронихин: Чертежи и рисунки / Вступит. статья, подбор чертежей, рис. и ком. Г. Г. Гримма. – Л.– М., 1952; Загидуллин И. К. Мусульманское богослужение в учреждениях Российской империи (Европейская часть России и Сибирь). – Казань, 2006.

И. З.

«Брюхо Петербурга» книга Бахтиярова Анатолия Александровича (3.07.1851–23.10.1916, СПб.), издана в СПб. в 1994 г. Автор книги родился в дворянской семье в с. Ертарском Камышанского уезда Пермской губ.; после окончания учебы в Московской учительской семинарии в 1874 г. преподавал русский яз. в СПб. военно-фельдшерской школе, 10 лет спустя стал публиковаться в столичной периодической печати. В 1885–87 гг. на страницах газет «СПб. ведомости», «Новости» и «Петербургская газета» публиковал серию очерков под общим названием «Б. П.», в которой знакомил читателей с типажами работников различных профессий, обеспечивающих жизнь населения столицы. Эти очерки были переработаны и в 1887 г. увидели свет отдельной книгой «Общественно-физиологические очерки»; переизданы под названием «Б. П.» в 1994 г. В книге татарам-мусульманам посвящен спец. раздел.

Автор делает вывод о том, что они прибыли в столицу из Симбирской, Пензенской, Нижегородской и Казанской губ. Большинство лиц, занятых в хозяйственной сфере города, составляли уроженцы Казани, Курмыша, Сергача и Касимова. «В то время как татарин Казанской губернии летом орудует главным образом на Нижегородской ярмарке, татарин из Симбирской губернии торгует в Петербурге», – пишет А. Бахтияров.

Одним из основных занятий татар называется разносная торговля в лице халатника и разносчика красного галантерейного товара. Первый их них торговал старым платьем, которое сбывал на толкучем рынке, а второй представляет собой «ходящую лавку» и продавал ситцевые платки, шерстяные шарфы и кушаки, нередко выезжая загород, на дачи.

Большую научную ценность представляет наблюдение автора о проживании татар небольшими артелями, сформированными по земляческому принципу по 10–30 чел. Отмечается, что в 1880-е гг. самая большая татарская артель, представленная «чернорабочей прислугой», трудилась в Зимнем дворце.

Бахтияров отмечает у татар такие черты, как сплоченность, чувство коллективизма и товарищества, взаимовыручки, трезвый образ жизни, соблюдение ими традиционного духовного уклада и традиций. Автор констатирует, что «нищие из татар в Петербурге никогда не бывают». Халяльное мясо они продавали в 4 городских лавках. В книге подробно описана татарская конебойня, расположенная рядом с Конной площадью, где ежегодно резали ок. 1500 лошадей.

По мнению автора, большинство татар, занятых в хозяйственной сфере города, рассматривали столицу как место накопления определенного капитала, затем возвращались на родину для открытия своего «дела».

И. З.

Букейханов Алихан Нурмухамедович (1866/70–27.09.1937) казахский политич. деятель, депутат Госдумы 1-го созыва от Семипалатинской обл.

Род. в 7-м ауле Токраунской волости Каркаралинского уезда Семипалатинской обл., казах, по происхождению – из знатной султанской семьи. После окончания Омского технического училища поступил на экономический фак-т СПб. лесотехнического ин-та (1894). Впоследствии служил статистиком и сотрудничал с разл. периодическими изданиями.

В 1905 г. вступил в партию народной свободы, а также пытался образовать в г. Уральске казахскую конституционно-демократическую партию. В январе 1906 г. был арестован «как руководитель киргизского (т. е. казахского. – Ред.) политич. движения», освобожден через 3 месяца. Весной 1906 г. был избран членом Госдумы 1-го созыва, однако в СПб. прибыл только 8 июля, немедленно присоединился к депутатам распущенной Думы и вместе с ними отправился на совещание в Выборг. За подписание «Выборгского воззвания» был приговорен к трехмесячному тюремному сроку, который отбыл в Семипалатинской тюрьме. Впоследствии находился в ссылке в Самаре, служил статистиком в разл. учреждениях и сотрудничал с кадетскими периодическими изданиями.

В нач. 1917 г. возглавил созданный по его инициативе в Минске туземный отдел Западного фронта. После Февральской революции Временным прав-вом было поручено Б. совместно с М. Тынышпаевым и О. Шкапским разработать вопросы устроения Семиречья и киргизского быта в крае. 19.03.1917 г. Б. был назначен комиссаром Временного прав-ва в Тургайском крае. Одновременно Б. продолжал состоять в партии кадетов, а на 8-м съезде партии (май 1917) был избран членом ЦК партии народной свободы.

Б. принимал активное участие в казахском нац. движении, выступавшем за тер. автономию. Был инициатором и организатором 1-го Общекиргизского (общеказахского) съезда, прошедшего в Оренбурге 21–26.07.1917 г., который принял решение о создании самостоятельной партии «Алаш». Автор проекта программы партии, предусматривавшей федеративное и республиканское устройство Российского гос-ва, законодательную власть в виде Госдумы, а также тер. автономию для казахского населения. В связи с созданием собств. партии Б. заявил о выходе из партии кадетов. Осенью был избран председателем Тургайского обкома партии «Алаш».

Октябрьскую революцию не принял. Организатор 2-го Общекиргизского съезда, прошедшего в Оренбурге 5–13.12.1917 г., товарищ председателя президиума и докладчик по казахской автономии. После провозглашения автономии был избран участниками съезда председателем Всекиргизского народного совета «Алаш-Орда». После установления в Степном крае и Оренбурге большевистской власти установил контакт с советскими учреждениями. В апреле 1918 г. участвовал в переговорах с руководителями РКП(б) Лениным и Сталиным о предоставлении казахам тер.-нац. автономии. Однако до осени 1919 г. выступал противником советской власти, пытаясь осуществить провозглашенную ранее автономию в условиях гражданской войны, опираясь по помощь генерала Колчака.

В декабре 1919 г., после поражения армии адмирала Колчака, перешел на сторону советской власти. Участник 1-го Учредительного съезда Советов Киргизской (Казахской) АССР (4–12.10.1920 г.). Впоследствии находился на советской партийной и хозяйственной работе, а также переводил на казахский яз. произведения русской классической литературы. В 1920–30-е гг. трижды арестовывался. 27.09.1937 г. военной коллегией Верховного суда СССР был осужден по обвинению в принадлежности к террористической организации и в тот же день расстрелян. Реабилитирован в 1989 г.

Лит.: Акмола: Энциклопедия. – Алма-Ата, 1995, с. 301–2; Мусульманские депутаты Государственной думы России. 1906–1917 гг. Сборник документов и материалов. – Уфа, 1998; Политические деятели России. 1917: Биографический словарь. – М., 1993; Усманова Д. М. Мусульманские представители в российском парламенте. 1906–1917. – Казань, 2005.

Д. У.



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.