Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Хусаин Фаизхан – первый татарский просветитель
23.09.2011

ПРИЛОЖЕНИЯ

 

Письма

Копия первого письма Х. Фаизхана Ч. Валиханову хранится в архиве Г. Н. Потанина (НБ ТГУ. – Д. 7339–7340, 7354–7355). Копия снята с подлинника по указанию Г. Н. ПотанинаДинмухаммадом Султангазиным в 1895 г. во время пребывания в ауле отца Чокана. Копия второго письма, сделанная Г. Н. Потаниным, хранится в архиве Г. Н. Потанина (НБ ТГУ. – Д. 7352).

 

Перевод со старотатарского языка на русский язык осуществлен с транскрипции текста письма из книги: Хосэен Фэезханов. Историко-документальный сборник / Автор-составитель Р. Мар-данов. – Казан, 2006. – Б. 438–452.

Первое письмо Хусаина Фаизханова Чокану

 

7 апреля 1863 г.

Уважаемый и дорогой мой султан Шокан!

Получив Ваше письмо от 6 февраля (1863) и, узнав о Вашем здоровье, я был очень обрадован. Я желаю, чтобы Вы всегда были в крепком здравии и долго служили своему народу.

Мое здоровье за прошедшую зиму было отличное, ни разу не болел. Только Аллах знает, но польза кумыса налицо. Да наградит Вас Аллах за то, что Вы пригласили меня к себе пить кумыс. Однако и в этом году мне не удастся съездить к Вам. Вы сами знаете, что я человек бедный, да и семейный, не имею на поездку средств. Для того, чтобы поехать к Вам, необходимо иметь минимум сто или сто пятьдесят рублей лишних денег.

В этом году мне не удалось получить деньги из университета. В прошлом году университет мне дал четыресто рублей, а потому и в этом году я собираюсь поехать к детям хана Джихангира. Там буду, вероятно, пятнадцатого мая.

В прошлом году университет мне поручил собрать материал для словаря казахского языка и для грамматики, то есть грамматические слова, предложения, басни, рассказы (сказки) и песни. Я собрал около двух тысяч слов, много фраз, а также в устной передаче рассказы, басни, песни и другие.

В этом году привел их в порядок. Однако подобную работу сразу выполнить хорошо, не удалось. Не посоветоваться с таким ученым человеком как Вы было бы, не правильно. Поэтому я очень желал поехать к Вам и посоветоваться с Вами. К сожалению, и это мое желание не осуществляется. Нынешней весной я снова намерен обратиться к этой работе, местами дополнить, только, что же пожелает Всевышний?..

На будущий год университет обещает мне деньги. В таком случае имею большое желание поехать к Вам. Если Вы окажите мне помощь, то моя работа будет успешна, в противном случае будет очень плохо.

Ильминский в Казани издал небольшой словарь по казахскому языку, вполне хороший. Однако слов немного, наберется ли около полутора тысяч. Есть еще [что следует сказать]: значение некоторых слов отличается от языка казахов Внутренней Орды. Отсюда ясно, что в казахском языке между различными областями его распространения также имеются отличия. Так как Ильминский хорошо знает казахский язык, то он не должен был допустить ошибок. И еще, жители Внутренней Орды при содействии хана Джихангира стали ногайцами (отатаризовались). Когда они разговаривают с подобными нам ногайцами (татарами), то стараются говорить по-ногайски (по-татарски). А потому Внутренняя Орда не подходит для сбора материала для словаря казахского языка.

Глубоко благодарен за то, что Вы разрешили снять копии с Ваших тетрадей, находящихся у меня. Я еще не закончил их переписывать, как закончу, так передам Романовскому.

Напечатанного перевода Евангелия в Петербурге нет, весь тираж отправили в Казань. У меня имеется только «Апостол». Если Всевышний окажет милость, я куплю Евангелие в Казани и вместе с «Апостолом» и «Катехезисом» пришлю Вам. Сейчас еще не писал (об этом) и не просматривал (книги).

Среди Ваших тетрадей «Сказание о Кокетай-хане» (цикл киргизского эпоса «Манас», записанный Ч. Валихановым в 1856 г.) несколько отличается от казахских сказок. Откуда Вы ее достали? Распространено ли оно среди Вашего населения? Я очень прошу Вас написать о его преданиях. Кажется, это хорошая вещь.

Было бы хорошо, если бы Вы соблаговолили написать на чистом казахском языке: о древнем судопроизводстве казахов, о правах ханов и бийев, о законодательствах по правонаследию и родственным отношениям, о праздниках и обычаях. Я бы их включил в хрестоматию. От этого была бы двойная польза: и для языкознания, и для этнографии. Опубликовал бы я их от Вашего имени.

Песен не нужно, их у меня достаточно. Если будут исторические сказания подобно о «Кокетай-хане», естественно, было бы хорошо.

Что касается меня, то в эту зиму я составил краткую грамматику казанского татарского языка с примерамии литографировал ее. Но русский язык я хорошо не знаю, а потому просил одного студента исправить мои ошибки. Он также оказался не очень хорошим знатоком языка, и потому работа вышла неважная.

В прошлом году в Симбирской губернии нашел три надгробных камня древних булгар. С них снял копии, и написал об этом статью, которая в это время печатается в журнале археологического общества. В этой статье я доказываю: выражение «джиат джур», встречаемое в булгарских надписях, в основе не арабское, а просто анограмма (перестановка слов) и на татарском языкевыглядит как «джиед джуз» (йите йоз – семьсот). Когда напечатают, пришлю ее Вам.

Вельяминов (Зернов) уже в течение двух лет занимается историей касимовских (татар). В эти дни вышел из печати первый том в объеме ста или ста двадцати печатных листов. Мне пока он не дал. Если получу два экземпляра, один вышлю Вам.

В этом году я перевел с персидского языка 25 грамот иранских падишахов о сношениях с грузинскими правителями. Этот мой труд будет опубликован в вышеупомянутом журнале.

В эти летние дни я намереваюсь подготовить к печати [книгу] по общей тюрко-татарской истории, и в частности, очень краткую «Историю Казани» – около 10 печатных листов. По этому поводу опять прошу Вас о помощи.

Лерха в последнее время не видел. Он не общается с людьми подобно мне, только с учеными людьми. В действительности, имеет много сведений.

Говорят, будет новый устав университетов. На нашем факультете откроют новую кафедру– история Востока. Не знаю,какой профессор займет эту кафедру. Туда нужно поставить знающего человека. Может быть, Березин? Говорят, что будет увеличение и штата. У Березина нет печатных исследований о языках и науках Востока, он больше литератор. Другие ориенталисты спят.

Бедный Лама (Галсан Гамбоев) сейчас тяжело болен, у него болит грудная клетка. Он даже не может подняться с постели. Не знаю, что будет с ним.

Казембек переводит законы мусульманского права, играет роль аристократа.

Свободолюбивая молодежь нынче немного подавлена. В университете пока работают только два факультета: наш (восточный) и математический. Говорят, что в августе будут открыты все факультеты.

Нынче зима была очень теплая, можно сказать, что зимы вовсе не было. Уже сейчас на Неве лед тронулся. В эти дни погода стоит очень хорошая.

Мы с Вельяминовым должны были заняться казахским языком, но он это дело пока откладывает. Не знаю, возьмется ли за это занятие? Надписи крымских ханов отпечатаны. Однако из-за отсутствия времени у Вельяминова, предисловие еще не написано, потому издание задерживается в типографии. Если пожелаете, вышлю один экземпляр и этого издания.

В этом году хочу один-два месяца походить по Казанской и Симбирской губерниям. Может, найду там что-нибудь для науки?

Это не Ваше ли благородство? Мы ничего не знаем о Ваших отношениях с начальством. Да будет доволен Аллах, напишите.

Мирза Абдаллах (султан, сын казахского хана Джихангира, член степной комиссии (1865–1868) передает Вам привет. Еще одна новость. Недавно получил из Казани от Махмудова письмо. Там несколько людей (из татар) стремится выпускать газету на татарском языке. По этому поводу они уже подали прошение. Не знаю, разрешит ли начальство? Подробности не знаю. В нынешней поездке в Казань все узнаю.

Если Вы окажите милость написать мне письмо, то пишите в Ханскую ставку на имя Плотникова или Ахмадгирея Булаева (тархан, из приближенных Джихангир-хана). Они мне передадут. Имя и отчество Плотникова – Лев Николаевич. В начале августа буду в Казани. Тогда пишите на имя учителя гимназии Александра Михайловича Махмудова.

Я очень дорожу Вашими советами. Надеюсь на Вашу помощь советами.

Писал нижайший раб Аллаха Хусаин сын Фаизхана.

8 апреля 1863 года переписал: Динмухаммад Султангазин.

Второе письмо Х. Фаизханова

 

22 октября 1863 г. Петербург

…В этом году лето в Петербурге было холодное. Там, где мы жили, было много дождей, урожай прекрасный, большой. До сегодняшнего дня в Петербурге стоит чудесная погода. Дожди бывают через два-три дня. Однако очень тепло, заморозков еще не было. Деревья совсем зеленые, вода тоже теплая, многие все еще купаются.

В Казани татары, объединившись в кампанию из двух-трех человек, хотят издавать газету (на татарском языке). Сейчас их бумаги находятся на рассмотрении в Министерстве внутренних дел. Не знаю, дадут ли им разрешение? Один из них специалист по литографии. Сначала они хотят печатать литографическим способом. Литературные сотрудники найдутся. Ильминский тоже обещает оказать содействие своими советами, также Махмудов и другие.

Дорогой мой султан, в одном своем письме Вы просили подробно писать о состоянии дел в Петербурге, и потому я так длинно пишу Вам, утомляя Вашу голову. Уж, извините. Мой адрес следующий: на Невском проспекте, в д. Бенардаки (что № 84), кв. 63.

Желаю Вам много лет здоровья и благоденствия.

Писал искренний Ваш почитатель мулла Хусаин сын Фаизхана

22 сентябрь, 1863 года, Петербург.

Российская государственная библиотека.

Ф. 424 (фонд Н. И. Ильминского). – Оп. 5. –Ед. хр. 1. – Л. 44.

Высокочтимый, дорогой и уважаемый Николай Иванович.

После выражения искренней признательности и любви довожу до Вашего сведения следующее.

Нижайший раб Аллаха (факир) нынешним летом посетил Вашу Оренбургскую сторону, и некоторое время провел в Оренбурге. Однако, к сожалению, не удалось встретиться с Вашим превосходительством. Я очень признателен Вашей уважаемой супруге, которая была беспредельно милостива, приняв нижайшего раба. Я всем своим друзьям желал бы семейного счастья, подобно Вашему.

Чем занимается Ваше превосходительство? Нет ли у Вас намерения, навестить Петербург? Ваш приезд сюда был бы желательным.

Вместе с этим письмом я вложил письмо для Ибрахима Алтынсарина. Не знаю, где он сейчас находится. Если бы Вы проявили милость и отправили ему это письмо, то сделали бы мне одолжение.

В этих краях никаких новостей нет. Все по-прежнему, как Вам уже известно. Искренняя признательность, уважение и большой привет от меня Вашей супруге.

Пишущий с просьбой: Хусаин сын Фаизхана.

4 октябрь, 1860 года.

Российская государственная библиотека.

 

Ф. 424. – Оп. 5. –Ед. хр. 1. – Л. 57–58.

Второе письмо Фаизхана Н. И. Ильминскому.

Дорогой мой Николай Иванович.

В эти дни до меня дошли слухи, что под Вашим началом некоторыеученые люди хотят издавать газету на татарском языке. С этим известием необходимо поздравить всю научную общественность в целом, и всех преподавателей восточных языков, в частности.

Уже много времени эта идея волновала меня и еще несколько человек. Однако, то ли из-за недостаточности усилий, то ли из-за отсутствиявозможностей, она так и не осуществилась. Оказывается, для этого необходима была Ваша энергия. Слава Вашей человечности и хвала Вашему усердию.

Однако об этом я услышал кратко только как «преподаватель Ильминский якобы в Казани издает газету на татарском языке». До сих пор не знаю названия газеты, ее направление и цель. Но нет сомнения, что газета на татарском языке, какой бы она не была, в целом, принесет пользу нашему государству и татарскому народу, в особенности. Вы проявили бы великодушие, если бы написали одну две строки о названии и направлении газеты и выслали бы один два экземпляра газеты, что было бы большой милостью с Вашей стороны, и я с радостью подписался бы на получение одного ее экземпляра.

Если прикажете, то и я насколько сумею, смогу быть в этом деле Вашим помощником. Мне небезызвестно состояние дел моих соотечественников, и те вещи, которые оказывают влияние на их настроение. Поэтому я позволю себе написать несколько слов в качестве совета, хотя Вы и сами все хорошо знаете. Да и русская пословица «один ум хорошо, а два лучше»придает мне смелости.

Во-первых, необходимо остерегаться слов, направленных против религии ислама.

Во-вторых, иногда следует перепечатывать материалы хорошие ли, плохие из стамбульских, каирских и тегеранских газет. Ибо авторитет стамбульской газеты среди нашего населения очень высокий, и она будет влиять на их души. В Петербурге эти газеты выписываются; если сочтете приемлемым, то и я делал бы выписки на татарском языке, и переправлял бы их Вам.

В-третьих, большинство тех, кто может читать и писать среди нашего народа – муллы и торговцы. О муллах татарская поговорка гласит: «Они слышат, когда говоришь «на», и не слышат, если говоришь «дай». Поэтому среди них будет мало подписчиков на газету. Подписчиками на газету будут торговцы, так как им необходимы новости о купле-продаже. По этой причине необходимо будет не иногда, а часто перепечатывать известия из «Биржевых ведомостей». Естественно, эти вышеупомянутые пожелания нужны для того, чтобы завоевать расположение народа к газете. Основная же цель – открыть духовное око народа, чтобы сеять просвещение.

Здесь живет один сын казахского народа – Валиханов. Ока-зывается, его братишка учится в казанской гимназии. Он ко мне обратился с просьбой, чтобы Вы обратили внимание на его брата.

В этой стороне больше нет достойных внимания новостей.

Если проявите милость написать мне письмо, мой адрес следующий:

Мулле Хусейну Фейз-Ханову.

На Петербургской стороне,

В Съезженской улице,

В д. Журиной №4, С.Петербурге.

У меня еще находится Ваша «Калила и Димна» на тюркском языке. При случае, Вам отправлю.

Не знаете ли, где сейчас скитается сын казахского народа Ибрахим Алтынсарин?

Дорогой Николай Иванович, набравшись смелости, написал много, простите мою нескромность.

Искренне, покорный Ваш: Хусаин сын Фаизхана.

Девятого января, 1862 года, Петербург.

Посылаю привет Вашей милой супруге.

Институт восточных рукописей РАН.

 

Архив востоковедов. – Ф. 61 (Фонд В. В. Григорьева). –

Оп. 2. – Ед. хр. 24. – Кол. 1.

Дорогой и уважаемый Василий Васильевич!

Вот к Вашим услугам едет хаджи Мухаммадалим Йунусов. Это тот человек, кто как поверенный жителей Ташкента, вышел навстречу генералу Черняеву и выразил ему покорность жителей Ташкента. Кроме того, оказал много услуг, за что был награжден государством бархатной шубой и золотой медалью.

Затем Черняев направил этого человека с растениями, семенами и другой продукцией, выращиваемой в Ташкентской области в Москву на выставку. Он, до сегодняшнего дня находясь в Москве, удостоился большого уважения: его приглашали на заседания Общества сельского хозяйства и других обществ, где задавали вопросы и остались довольны его ответами. Так что упомянутые общества избрали его своим членом. И сейчас он едет в Петербург. Полагая, что вы изъявите желание его увидеть, я рекомендовал ему прибыть к Вашим услугам. Надеюсь, что примите его.

Взывающий к богу, Хусаин сын Фаизхана.

12 марта 1866 г., Москва (12 марта – ошибочная дата, так как Фаизхан в Москву отбыл 7 апреля. Скорее всего, письмо написано 12 апреля).

 

Архивные материалы

Российский государственный архив древних актов.

 

Фонд 180. – Опись 7. – Ед. хр. 1953. – Документ 6 (у Марданова).

Министерство иностранных дел 1858 г. № 281

Милостивый государь Константин Сергеевич

Преподаватель татарского языка в С.-Петербургском университете мулла Гусейн, занимающийся ныне по поручению Академии Наук снятием копий с грамот на татарском языке, хранящихся в Московском Государственном Архиве Министерства Иностранных Дел представил мне несколько списанных им актов.

Препровождая оные в Академию, долгом считаю присовокупить, что занимаясь вместе с муллою Гусейном, нам посчастливилось найти в делах Архива еще несколько подлинных грамот и копии на татарском языке по сношению Крыма с Россиею и Польшею, не вошедших в прежние реестры. Продолжая заниматься разбором хранящихся в Архиве дел по сношению нашего Двора с Востоком, я надеюсь, при помощи муллы Гусейна, найти и еще много неизвестных актов, а потому полагаю, что если бы Академия продолжила пребывание этого ориенталиста в Москве еще некоторое время, то сие принесло бы несомненную пользу Академии относительно задуманного ею издания.

Примите уверение в отличном почтении и личной преданности 16 июня 1858 г.

[М. А. Оболенский].

Российский государственный архив древних актов.

 

Фонд 180. – Опись 7. – Ед. хр. 2071.

Копия отношения Императорской Академии Наук в Де-партамент внутренних сношений, от 18 мая 1859 г. № 1042.

Императорская Академия Наук предполагает издать Собрание документов, относящихся к истории Крыма, обращалась в 1858 г. к Министру Иностранных Дел с покорнейшею просьбою о допущении командированного в Москву муллы Гусейна к описанию в Московском Главном Архиве копий с актов на татарском языке, относящихся до сношений Крымских ханов с Россией и с Польшей, и вследствие чего получено было от г. Министра Иностранных Дел 13 марта 1858 г. № 2540 (по Департаменту внутренних сношений) уведомление о распоряжении сделанных в удовлетворении ходатайства Академии.

На этом основании сделаны были копии с упомянутых актов, и, по рассмотрении их, Академия признала полезным издать их в подлиннике, с приложением и переводом на русский язык. При исполнении сего открылась однако необходимость иметь в виду старинные современные переводы этих актов, имеющихся в сказанном Архиве, ибо без их пособия не всегда можно по татарским подлинникам верно читать многие русские и польские собственные имена, и кроме того многие выражения гораздо лучше могут быть поняты при пособии современных переводов. По сему, Академия желала бы командировать в Москву адъюнкта Академии Надворного советника Вельяминова-Зернова для рассмотрения означенных переводов в Московском Главном Архиве и для снятия с них, если он признает нужным точных копий.

Вследствие сего Академия Наук имеет честь обратиться в Департамент внутренних сношений с покорнейшею просьбой не отказать ей в этом случае в содействии означенному предприятию на пользу отечественной истории, и сделать распоряжение к допущению В.Вельяминова-Зернова к обозрению и снятию копий с старинных хранящихся в Главном Архиве Министерства Иностранных Дел переводов с актов на татарском языке, относящихся до сношений Крымских ханов с Россией и Польшей и о последующем почтить уведомлением.

Верно: начальник отделения (подпись).

Российский государственный архив древних актов.

 

Фонд 180. – Опись 7. – Ед. хр. 1913. – Документ 12 (у Марданова).

…Его сиятельство князь Александр Михайлович сообщил г. Президенту Императорской Академии наук, что Московскому главному архиву сделано надлежащее распоряжение к допущению преподавателя татарского языка в С.-Петербургском университете муллы Гусейна для снятия копии с хранящихся в этом Архиве актов на татарском языке, относящихся до сношений крымских ханов с Россиею и Польшею.

28 марта, 1858 г.

Центральный государственный исторический архив

Cанкт-Петербурга. – Ф. 139. – Оп. 1. – Д. 6045 (О поручении

занятий в Санкт-Петербургском университете по Восточной

каллиграфии муллы Фейз-Ханову, по случаю смерти

учителя оной Аминовым и о производстве ему платы.

17 января 1861 г.).

Л. 1. 17 января 1861 г.

Министерство народного просвещения

Совет Императорского С.-Петербургского Университета

Господину попечителю С.-Петербургского учебного округа

Предложением бывшего г. попечителя С.-Петербургского учебного округа от 18 февраля 1856 г. За № 1205 дано было знать Совету С.-Петербургского университета, что г.министр народного просвещения 15 февраля того же года за № 1553 между прочим разрешил для практических занятий Восточными языками студентов факультета Восточных языков, определить по найму без присвоения права службы трех практических преподавателей, с производством каждому из них жалованья по четыреста руб. в год из остатков от штатных сумм, на содержание означенного факультета положенны. Вследствие сего факультет Восточных языков вошел в Совет университета с представлением об исходатайствовании разрешения производить ежегодную плату практическому преподавателю Фейз-Ханову, о котором факультет неоднократно заявлял Совету университета как о весьма полезном и вполне достойном преподавателе вместо бывшего практического преподавателя, а ныне лектора Гомбоева (сбоку страницы написано карандашом – 1869 г. № 70).

Совет университета, имея в виду, что за повышением бывшего практического преподавателя Гомбоева в звание лектора открылась возможность производить плату Х. Фейз-Ханову из суммы факультета Восточных языков, и принимая в уважение отличный отзыв факультета Восточных языков о полезной деятельности практического преподавателя Фейз-Ханова, имеет честь покорнейше просить Вашего Превосходительства об исходатайствовании разрешения производить ему ежегодную плату по четыреста руб. из общих остатков от штатной суммы факультета Восточных языков.

Ректор университета Плетнев

Центральный государственный исторический архив Cанкт-Петербурга. – Ф. 139. – Оп. 1. – Д. 6045.

Л. 2. 1 февраля 1861 г.

№ 562   Господину министру народного Просвещения

Представлением Вашего Высокопревосходительства от 15 февраля 1856 г. за № 1553, между прочим разрешено: (из донесения Совету университета № 65)

Вследствие представления о сем Совета С.-Петербургского университета от 17 текущего января, и имея ввиду, что за повышением бывшего практического преподавателя Гомбоева, последовавшим от разрешения моего от 26 мая минувшего года в звание лектора открылась возможность производить плату Фейз-Ханову из сумм факультета Восточных языков и принимая в уважение отличный отзыв факультета Восточных языков о полезной деятельности практического преподавателя Фейз-Ханова имею честь покорнейше просить Ваше Высокопревосходительство о разрешении (и т.д. из остатков денег).

Подписал попечитель И. Делечнов

Центральный государственный исторический архив Cанкт-Петербурга. – Ф. 139. – Оп. 1. – Д. 6045.

 

Л. 3. 15 февраля

Министерство народного просвещения

Департамент

Отделение 1

14 февраля 1861 г.

№ 909 на № 562

Господину попечителю С.-Петербургского учебного округа

Согласно представлению Вашего Превосходительства от 1 сего февраля, я разрешаю производить состоящему при С.-Петербургском университете практическому преподавателю Восточных языков Фейз-Ханову за занятия его со студентами Восточного факультета, в виде платы, по четыресто р.с. в год, из общих остатков от штатной суммы сего факультета.

Товарищ министра народного просвещения

Центральный государственный исторический архив Cанкт-Петербурга. – Ф. 139. – Оп. 1. – Д. 6045.

Л.5.

Министерство народного просвещения

Правление Императорского С.-Петербургского университета

28 февраля 1861 г. № 543

Господину попечителю С.-Петербургского учебного округа

Декан факультета Восточных языков при С.-Петербургском университете, донося, что по случаю смерти учителя Восточной каллиграфии Ибн Ямина Аминова, факультетом поручено занятие по каллиграфии мулле Хусейн Фейз-Ханову с 9-го сего февраля, почему просит о разрешении производить Фейз-Ханову плату с этого числа, за занятия по каллиграфии.

Правление С.-Петербургского университета донося об этом Вашему Превосходительству имеет честь испрашивать разрешения впредь до определения учителя каллиграфии производить Фейз-Ханову плату за занятия по каллиграфии с 9-го февраля, по тридцать два рубля шестьдесят шесть с половиною копеек в месяц, из штатной суммы факультета Восточных языков, на этот предмет назначенной.

Ректор университета  Плетнев

Центральный государственный исторический архив Cанкт-Петербурга. – Ф. 139. – Оп. 1. – Д. 6045.

 

Л.6.  № 1229

7 марта 1861 г.

На №543

Правление С.-Петербургского университета

Вследствие представления Правление С.-Петербургского университета от 28 минувшего февраля, и по случаю смерти Ибн-Ямин-Аминова, состоявшего учителем Восточной каллиграфии при С.-Петербургском университете, я разрешаю за порученное мулле Хусейн Фейз-Ханову занятие по каллиграфии производить с 9 минувшего февраля по тридцати два руб. шестидесяти шести с половиною коп. в месяц из штатной суммы факультета Восточных языков, на этот предмет назначенной.

Подписал Попечитель   И. Деленов, Скрытнюк

Центральный государственный исторический архив Cанкт-Петербурга. – Ф. 139. – Оп. 1. – Д. 6045.

Л. 7–8.

Министерство народного просвещения

Господину Попечителю учебного округа

Совет Императорского С.-Петербургского С.-Петербургского

Университета 28 марта 1861 г. № 621

Факультет Восточных языков при С.-Петербургском учебном округе входил с представлением об исходатайствовании практическому преподавателю Хусейну Фейз-Ханову звания потомственного почетного гражданства за усердия и полезные занятия Фейз-Ханова восточными языками. Совет университета, во внимание к ходатайству факультета, в собрании 16 января сего года определил просить об исходатайствовании Фейз-Ханову звания почетного гражданства.

Между тем, 25 февраля сего года факультет Восточных языков, по случаю открывшейся в оном вакансии учителя мусульманской каллиграфии, вошел в Совет университета с новым представлением, в котором ходатайствовал об определении на эту должность преподавателя Фейз-Ханова с присвоением ему штатного по оной жалованья и праве службы.

Вследствие сего, Совет университета, согласно определению своему 27 истекшего февраля и на основании существующих постановлений, в собрании своем 20 текущего марта, произвел установленным порядком баллитирование практического преподавателя Фейз-Ханова на должность учителя восточной каллиграфии с окладом жалованья, назначенным по штату факультета Восточных языков. По этой баллотировке оказалось, что г. Фейз-Ханов избран был на означенную должность большинством двадцати трех избирательных голосов против двух неизбирательных.

Представляя при сем копию баллотировочного листа и принадлежащие Фейз-Ханову документы, а именно: 1. Билет, выданный ему из Казначейства Департамента Удельной [конторы]; 2. Свидетельство о браке с ним его жены; 3. 3 метрические свидетельства, одно – сына его Мухаммад Рашида и два дочерей его Биби Айша и Зейнаб. Совет С.-Петербургского университета покорнейше просит Ваше Превосходительство об утверждении Фейз-Ханова, по надлежащем исключении его из податного состояния, в должности учителя восточной каллиграфии с присвоением из штатной суммы факультета Восточных языков, с правами государственной службы и с прекращением производства Фейз-Ханову платы по 400 руб. в год, разрешенной предложением Вашего Превосходительства от 21 февраля сего года № 1002, за практические занятия со студентами факультета Восточных языков, с тем, чтобы Фейз-Ханов получал вознаграждение за этот особый труд, на общем основании согласно 89 ст. Общего устава Российских университетов.

При этом Совет университета имеет честь покорнейше просить Ваше Превосходительство об отмене прежнего постановления Совета 16 января 1861 г. касательно исходатайствования Фейз-Ханову звания почетного гражданства.

Ректор университета  Плетнев

Центральный государственный исторический архив Cанкт-Петербурга. – Ф. 139. – Оп. 1. – Д. 6045.

 

Л. 10–11.

Министерство народного просвещения Совету С.-Петер-бургского университета

попечителя С.-Петербургского учебного округа канцелярия

Апрель 1861 г. № 1976

Не встречая со своей стороны препятствий к представлению практическому преподавателю Хусейну Фейз-Ханову должности учителя мусульманской каллиграфии при С.-Петербургском университете, впредь до утверждения его в службе по учебной части, – о чем я вместе с сим вошел к Г. Министру народного просвещения с представлением, – допустить Фейз-Ханова к исправлению должности учителя мусульманской каллиграфии при С.-Петербургском университете, с производством ему в виде платы, по найму, положенного по штату жалованья, и с прекращением с сего числа производства ему платы по 400 р. Сер. В год, разрешенной предписанием моим от 21 минувшего февраля за №1002, за практические занятия со студентами факультета Восточных языков, с тем, чтобы Фейз-Ханов получал вознаграждение за этот особый труд, на общем основании, согласно 89 ст. Общего устава Российских университетов. Вместе с сим я отменяю прежнее постановление Совета С.-Петербургского университета, от 16 января сего 1861 г. касательно исходатайствования Фейз-Ханову звания почетного гражданства (последние три строки зачеркнуты).

Попечитель

Центральный государственный исторический архив Cанкт-Петербурга. – Ф. 139. – Оп. 1. – Д. 6045.

 

Л. 13.

№ 40

Приказ управляющего Министерством народного просвещения

3 ноября 1862 года

Правительствующим Советом утверждены на службе по учебной части:

13 августа 1862 г.:

Допущенный к исправлению должности учителя мусульманской каллиграфии в Императорском С.-Петербургском университете, из государственных крестьян, Фейз-Ханов – с исключением из подушного оклада, с 1 апреля 1861 г.

Подписал управляющий министерством, статс-секретарь Головнин

Центральный государственный исторический архив Cанкт-Петербурга. – Ф. 14. – Оп. 2. – Д. 514 (По донесению декана факультета восточных языков об исходатайствовании разрешения на утверждение Фейз-Ханова учителем каллиграфии по восточному факультету).

 

25 февраля 1861 г.

Л. 9

Министерство народного просвещения

исправляющий должность ректора

Императорского С.-Петербургского

университета 18 сентября 1861 № 1710

Свидетельство

Дано сие за надлежащим предписанием и приложением казенной печати исправляющему должность учителя каллиграфии факультета Восточных языков при С.-Петербургском университете Хусейну Фейз-Ханову для свободного жительства его с семейством в С.-Петербурге по первое января тысяча восемьсот шестьдесят второго года.

Исправляющий должность Ректора университета

Центральный государственный исторический архив Cанкт-Петербурга. – Ф. 14. – Оп. 2. – Д. 514.

 

Л. 10

27 января 1861 г.

В Совет С.-Петербургского университета

Декана факультета Восточных языков

Донесение

Факультет Восточных языков имеет честь покорнейше просить Совет университета об исходатайствовании вознаграждения из дополнительных сумм университета учителю каллиграфии Фейз-Ханову, который во второй половине прошедшего академического года по поручению факультета сверх своей прямой обязанности преподавание татарского языка.

Декан    А. Мухлинский

Центральный государственный исторический архив Cанкт-Петербурга. – Ф. 14. – Оп. 2. – Д. 14.

 

Л. 25

Министерство народного просвещения

Господину председателю временной комиссии, учрежденной для управления С.-Петербургским университетом

Попечителя С.-Петербургского учебного округа канцелярия

30 апреля 1862 г.   № 2516

Вследствие представления исправляющего должность ректора С.-Петербургского университета от 18 января сего года и за получением ныне отношения Департамента Народного Просвещения от 19 сего апреля за № 2968 я увольняю учителя восточной каллиграфии С.-Петербургского университета Фейз-Ханова для излечения болезни в отпуск в Киргизские степи сроком на четыре месяца. Вместе с сим покорнейше прошу поручить Фейз-Ханову во время пребывания в Киргизских степях заняться исследованием киргизского наречия и собранием пословиц и поверий киргизов.

Попечитель

Центральный государственный исторический архив Cанкт-Петербурга. – Ф. 14. – Оп. 2. – Д. 514.

 

Л. 34

Во временную комиссию, учрежденную для управления С.-Петербургским университетом

Декана факультета Восточных языков

Донесение

Факультет Восточных языков имеет честь довести до сведения временной комиссии, что занятия практического преподавателя Фейз-Ханова, во время пребывания в Киргизских степях согласно отзыву проф. Березина, рассматривавшего отчет Фейз-Ханова, заслуживают только одобрения и поощрения, а труды над собранными им материалами во время путешествия по окончании их могут принести большую пользу при преподавании студентам Восточного факультета.

Декан А. Мухлинский

№58 декабрь 1862 г.

Центральный государственный исторический архив Cанкт-Петербурга. – Ф. 14. – Оп. 2. – Д. 514.

 

Л. 44

Министерство народного просвещения

Господину председателю временной комиссии, учрежденной для управления С.-Петербургским университетом

Попечителя С.-Петербургского учебного округа канцелярия

28 апреля 1863 г.   № 2348

В следствие представления Вашего Превосходительства от 16 сего апреля, я разрешаю учителю каллиграфии при факультете Восточных языков мулле Фейз-Ханову продлить, согласно просьбе его, для лечения болезни к отпуску в киргизские степи на каникулярное время сего года к сверх оного на 28 дней.

Попечитель

Центральный государственный исторический архив Cанкт-Петербурга. – Ф. 14. – Оп. 2. – Д. 514.

 

Л. 52(у Марданова)

Его Превосходительству

Господину Ректору С.-Петербургского университета,

Лектора восточных языков Фейз-Ханова

Прошение

Желая для поправления расстроенного здоровья отправиться в Оренбургскую губернию, покорнейше прошу Ваше Превосходительство уволить меня в отпуск на каникулярное время и сверх оного на 28 дней.

Лектор Фейз-Ханов

27 апреля 1864 года.

Центральный государственный исторический архив Cанкт-Петербурга. – Ф. 14. – Оп. 2. – Д. 514.

 

Л. 55

Свидетельство

Дано сие свидетельство лектору С.-Петербургского университета мулле Хусейн Фейсханову в том, что от законной его жены Бибифатимы Яхиной родился сын сего 1864 года августа 27 числа, кои по мухаммеданскому закону наречен (Ахмед Сами), и по метрическим вверенного мне прихода книгам за № 5 записан, чего сем удостоверяю с подписью с приложением печати С.-Петербург 1864 года октябрь 12 дня.

С-Петербургский гражданский мулла, имам, хатыйб, Тархан, Мухаммед Алим Хантемиров

Центральный государственный исторический архив Cанкт-Петербурга. – Ф. 14. – Оп. 2. – Д. 514.

 

Л. 56

Свидетельство

Дано сие свидетельство мулле Хусейн Фейзханову в том, что сын его Ахмед Сами умер сего года ноября 18 числа, коего тело предано земле по мухаммеданскому обряду на мухаммеданском кладбище, то есть Напобольском? Поле здесь в С.-Петербурге и по метрическим в вверенном мне приходе книгам под № 14 записано, о сим свидетельствую приложением печати С.-Петербурга 19 декабря 1864 года.

Петербургский гражданский мулла, имам, хатыйб, Тархан, Мухаммед Алим Хантемиров

Центральный государственный исторический архив Cанкт-Петербурга. – Ф. 14. – Оп. 2. – Д. 514.

 

Л. 60 (у Марданова)

Свидетельство

Дано сие урожденной из мухаммедан, Ведомства Министерства государственных имуществ Рязанской губернии Касимовского уезда деревни Мунтовской Яхъя Максютова Бекеева дочери Биби-Фатимы Бикеевой в том, что она сочеталась законным браком Симбирской губернии, Курмышского деревни Сабачей, с казенным крестьянином Хусейном Фейзхановым, который брак совершен мною здесь в Санкт-Петребурге по мухаммеданскому обряду в 1855-м году в 10-й день января месяца; в чем значится по метрической, вверенного мне прихода, книге под № 1-м. В том и свидетельствую подписанием моим и приложением печати.

С.-Петербург. Мая 20-го дня 1855 года.

С.-Петербургский гражданский мулла имам, хатыб, тархан Мухаммад-Эмин Хантемиров

Центральный государственный исторический архив Cанкт-Петербурга. – Ф. 14. – Оп. 2. – Д. 514.

 

Л. 64–69 (у Марданова)

1861 год, сентябрь 25 дня.

Ведомство Алатырской удельной конторы, Петряксинского приказа, нижеписанные государственные крестьяне, будучи на мирском сходе и выслушав объявленные нам приказным старостою местного приказа Карюковым предписание Алатырской удельной конторы от 12 минувшего августа за № 10146, об увольнении государственного крестьянина нашего приказа деревни Собачьего Острова Хусейна Фейз-Ханова на службу по учебному ведомству, с общего всех согласия, составили сей приговор в том, что не имеем со своей стороны совершенно никаких препятствий; мы уволить его, Фейз-Ханова, из нашего общества согласны.

В чем, написав сей приговор, подписуемся. Деревень: Собачий остров Выборный Ахмет Салимов, рядовые [приведены фамилии более 80 татар, не умевших писать, около 40 – из Петряксы, 25 – из Новых Мочали, 15 – из Старые Мочали, подписывались указные муллы Ашраф Мифтахутдинов и Калимулла Мухаммад-Аминов; из русских: Можаровские майданы – 30, Пиловальский завод – 19 человек].

К сему приговору за себя и протчих неграмотных крестьян села Пиловальского завода руку приложил Иван Иванов Ростопин.

Центральный государственный исторический архив Cанкт-Петербурга. – Ф. 14. – Оп. 2. – Д. 514.

 

Л. 77 (у Марданова)

В Совет С.-Петербургского университета

Факультета восточных языков

Донесение

В 1862 году во время поездки лектора Фейз-Ханова в Киргизские степи, Факультет восточных языков, с разрешения г. Попечителя, поручил ему заняться исследованием киргизского наречия, собиранием пословиц и поверий и составлением словаря. По возвращении своем г. Фейз-Ханов представил отчет о своих занятиях, который был одобрен факультетом, разбор двух надписей, напечатанных в Записках Археологического общества и образец словаря, которого по кратковременности пребывания не смог он окончить. Факультет в.яз., вполне оценяя труды Фейз-Ханова и имея ввиду, что окончательное составление словаря киргизского наречия будет важным пособием для преподавания и приобретением для лингвистики, согласно ходатайству заслуженного ординарного профессора Мухлинского и ординарного профессора Березина и на основании определения своего 25-го февраля, имеет честь покорнейше просить Совет университета о командировании Фейз-Ханова в Киргизские степи с 1-го апреля по 1-е сентября сего года с сохранением содержания и выдано 300 р. с. из специальных средств университета, дабы доставить ему возможность окончить начатый им труд.

И. д. декана:    М. А. Казембек

Секретарь: К. Голстунский

№15

1866 г. 28-го февраля

Центральный государственный исторический архив Cанкт-Петербурга. – Ф. 14. – Оп. 2. – Д. 514.

 

Л. 91 (собственноручно)

В Факультет Восточных языков вдова лектора татарского языка Фейз-Ханова Фатима Фейз-Ханова

Прошение

Муж мой, исполняя возложенные на него факультетом Восточных языков поручения, умер 28 августа сего года в Симбирской губернии, где и похоронен чужими людьми, которые в настоящее время требуют от меня истраченны ими на погребение его денег, я же не имею никаких средств, вынуждена обратиться в Факультет Восточных языков с покорнейшею просьбою выдать мне какие либо вспомогательные для отдачи требуемых от меня денег

16 сентября 1866 года

Вдова лектора татарского языка Фатима Фейзханова

Центральный государственный исторический архив Cанкт-Петербурга. – Ф. 14. – Оп. 2. – Д. 514.

 

Л. 93

Господину попечителю

Совет Университета просит выдать вдове 100 рублей

Центральный государственный исторический архив Cанкт-Петербурга. – Ф. 14. – Оп. 2. – Д. 514.

 

Л. 94 (у Марданова)

Свидетельство

Предъявительница сего, вдова бывшего лектора факультета Восточных языков при императорском С.-Петербургском университете, состоявшего в VIII классе, муллы Хусейна Фейз-Ханова Биби-Фатима Яхъина Фейз-Ханова, мухаммеданского исповедания, имеет дочерей: Биби-Айшу, родившуюся 8 сентября 1855 г., Биби-Зейнаб, родившуюся 4 октября 1860 г. и Амину, родившуюся 25 октября 1862 г., в удостоверение чего и выдано вдове Фейз-Хановой это свидетельство за надлежащим подписанием и приложением Университетской печати, для свободного жительства с означенными детьми во всех городах Российской империи; в случае же смерти вдовы Фейз-Хановой свидетельство это должно быть возвращено в С.-Петербургский университет.

Ректор Императорского С.-Петербургского университета,

Действительный Статский Советник и различных орденов кавалер

[30 сентября 1866 г.]

Центральный государственный исторический архив Cанкт-Петербурга. – Ф. 14. – Оп. 2. – Д. 514.

 

Л. 97–98 (у Марданова)

Господину Ректору Императорского

Санкт-Петербургского университета

Отношение Вашего превосходительства от 15 минувшего октября за № 1148, о сообщении Вам, Милостивый государь, отзыва Императорской Академии наук о том, какие ученые труды были поручаемы ею покойному лектору татарского языка Фейз-Ханову, и насколько его деятельность принесла пользы для оной, было мною доложено конференции Академии. Вследствие сего, в заседании Историко-филологического отделения Академии 25 октября, академик Вельяминов-Зернов представил свое донесение, в коем сообщил, что «Фейз-Ханов был человеком замечательным в своем роде. По происхождению бедный крестьянин из татар, он первоначальное воспитание получил весьма скудное в одной из простых медресе татарских. Чувствуя сам недостаточность этого воспитания и движимый желанием образоваться, он собрал последние средства и прибыл в Петербург, с усердием принялся за работу, посвящая себя преимущественно изучению Востока, в особенности же языков татарского и арабского. Труды эти не остались бесполезны. Фейз-Ханов сделался одним из лучших знатоков языка татарского. Не раз занимаясь с ним вместе, академик Вельяминов-Зернов удивлялся обширности его практических познаний в различных наречиях татарских; не раз даже сам пользовался его указаниями. Для Академии наук Фейз-Ханов работал много и усердно. В Азиатском музее хранится значительное число рукописей восточных, переписанных Фейз-Хановым по заказу Академии, и все эти копии замечательны по своей отчетливости. Уже это одно составляет заслугу немаловажную, так как переписчиков, знающих подобно Фейз-Ханову, найти весьма трудно для рукописей азиатских. Вместе с тем, под надзором академиков Вельяминова-Зернова и Дорна, исполнял Фейз-Ханов почти постоянно и другого рода работы для Академии: читал корректурные листы, делал алфавитные указатели, составлял описания рукописей арабских, персидских, турецких и татарских, собирал во время поездок своих в Казань и Оренбургский край восточные тексты, разыскивал редкие рукописи, входил для этого в переписку и личные сношения с азиатцами и т. п. Большую часть трудов этих исполнял он безвозмездно, со свойственной ему скромностью, из одного желания быть полезным науке и Академии. Особого замечания в числе трудов, предпринятых Фейз-Хановым для Академии, заслуживает поездка, совершенная им, по поручению Академии, летом 1858 г. в Москву для занятий в Московском Главном архиве Министерства иностранных дел. Во время этой поездки Фейз-Ханов переписал множество весьма важных татарских документов, относящихся до истории сношения бывшего Крымского ханства с Россиею и Польшею. Труд этот, по постановлению Академии, был издан академиком Вельяминовым-Зерновым, с помощью самого Фейз-Ханова в 1864 г. Он составляет книгу почти в 1000 страниц».

Историко-филологическое отделение, одобрив заключение его донесения, поручило мне сообщить оное Вашему превосходительству.

Непременный секретарь: К. С. Веселовский

[2 ноября 1866 г.].

Центральный государственный исторический архив Cанкт-Петербурга. – Ф. 14. – Оп. 2. – Д. 514.

 

Л. 99–100 (у Марданова)

В Совет С.-Петербургского университета

Факультета восточных языков

Представление

Вдова лектора татарского языка Фейз-Ханова обратилась в факультет с просьбою об исходатайствовании за службу ее мужа пособия и в прошении своем, между прочим, указала на труды и занятия его в Императорской Академии наук. Предварительно какого-либо распоряжения по этой просьбе, факультет просил г. Ректора университета войти в сношение с непременным секретарем Академии о том, что какие ученые труды были поручаемы Академией покойному Фейз-Ханову и насколько его деятельность, принесла пользы для оной. На отношение г. Ректора по этому предмету непременный секретарь Академии сообщил отзыв академика Вельяминова-Зернова, одобренный историко-филологическим отделением. Этот лестный отзыв Академии о трудах Фейз-Ханова факультет имеет честь при сем представить Совету.

С своей стороны, факультет считает долгом свидетельствовать перед советом университета о значительной пользе, которую приносил покойный Фейз-Ханов своим преподаванием и глубокими знаниями в тюркских наречиях, в ревностно-усердной службе, преданности и любви к научным занятиям. Он каждому предлагал к услугам свои знания, которыми и пользовались весьма многие. Несмотря на трудности жизни, которые он должен был преодолевать, на свое происхождение, первоначальную обстановку и воспитание, на медные гроши в каком-то мусульманском училище, Фейз-Ханов сделался человеком замечательным в своем роде. Из общения с профессорами факультета и ориенталистами-академиками он усвоил себе научные приемы и сделался вследствие того, можно сказать, единственным между двумя миллионами наших татар ученым-исследователем.

Кроме занятий по Академии наук, требовавших обширных знаний в восточных литературах, он издал грамматику татарского наречия, употребляемого казанскими татарами, напечатал в трудах Археологического общества разбор двух болгарских надписей, труд, замечательный в лингвистическом отношении, и составил киргизско-русский словарь – приобретение весьма важное не только для учебной, но и ученой литературы, но, к сожалению, смерть не позволила окончить и издать этот труд. Факультет смело может сказать, что вся трудная и скудная жизнь покойного труженика была посвящена научным занятиям, и то, что им было сделано, составляет важную заслугу; постоянные и обширные занятия Фейз-Ханова, его трудолюбие и рвение были изумительны и много расстроили его слабое здоровье. В последнее время, когда факультет, признав полезным расширить киргизский словарь и пополнить некоторые пробелы в исследовании его киргизского наречия, предложил Фейз-Ханову свое ходатайство о командировании его в киргизские степи для более всестороннего изучения его, он, несмотря на расстроенное здоровье, охотно принял это предложение факультета. Отправленный в командировку, он уже в Москве начал свои занятия по возложенному на него поручению разыскиванием и собиранием разных рукописей исторического содержания, о чем тотчас донесено им было факультету. По приезде на место командирования усиленные занятия окончательно расстроили его здоровье, и смерть преждевременно похитила этого полезного труженика среди занятий по исполнению возложенного на него поручения.

В уважение всех вышеизложенных обстоятельств факультет считает долгом просить Совет университета об исходатайствовании в виде особой милости к заслугам покойного и в видах поощрения и привлечения мусульман к научным занятиям – выдаче вдове Фейз-Ханова с тремя малолетними детьми, оставшимся без всяких средств к существованию, тысячи рублей серебром из сумм государственного казначейства. Хотя штатная служба Фейз-Ханова была не продолжительна, всего пять лет и несколько месяцев, но он с 1857 года уже занимался преподаванием татарского языка, не получая за то никакого вознаграждения. Сверх того, Фейз-Ханов с 1861 года и до смерти безвозмездно нес на себе различные обязанности единственно из желания быть полезным факультету. Занимая должности учителя каллиграфии, он безвозмездно преподавал татарский и османский языки, а впоследствии, будучи лектором татарского языка, преподавал безвозмездно каллиграфию и османский язык.

При этом факультет просит Совет университета обратить внимание и на отзыв академии.

Декан:   М. А. Казем-Бек.

Секретарь: В. Голстунский

№ 86

19-го ноября 1866 г.

Центральный государственный исторический архив Cанкт-Петербурга. – Ф. 14. – Оп. 2. – Д. 514.

 

Л. 126 (у Марданова)

Его Превосходительству господину Ректору

Санкт-Петербургского университета

Вдовы лектора восточных языков Фатимы Фейз-Хановой

Прошение

После смерти мужа моего, с 1866 года, я осталась без всяких решительно средств к существованию с тремя дочерьми, из которых старшей 13 лет, средней 8 лет, а меньшей 6 лет.

В течение этих трех лет средствами к жизни были только незначительные два единовременные пособия, полученные мною вследствие ходатайства университетского Совета и благосклонного внимания декана Факультета восточных языков Мирзы Казем-Бека, который, уважая память моего покойного мужа, в течении всего этого времени вносит за воспитание старшей дочери моей в Мариинской женской гимназии и не оставляет моих сирот.

Лишенная решительно всяких средств к жизни и не имея положительно никакой возможности не только воспитывать, но даже содержать своих детей, я приемлю смелость беспокоить Ваше Превосходительство покорнейшею просьбою, во-первых, об исходатайствовании мне единовременного пособия, составляющего для меня единственную надежду поддержать свое скудное существование, во-вторых, почтительнейше прошу Ваше Превосходительство, исходатайствовать определение средней и меньшей дочерей моих на казенное содержание в одно из существующихказенных учреждений.

Ходатайство Вашего Превосходительства в этом случае составляет для меня единственное и исключительное средство предупредить то тяжелое бедственное положение, которое, несомненно, должно постигнуть меня и мою семью в случае отказа мне и моей покорнейшей просьбе.

Вдова лектора восточных языков Фатима Фейз-Ханова

7 апреля 1869 г.

Жительство имею: Литейной части 3-го участка

По Баскову переулку

Дом № 8, квар. № 13.

Центральный государственный исторический архив Cанкт-Петербурга. – Ф. 14. – Оп. 2. – Д. 514.

Л. 126

Справка

вдове лектора Фейзхановой выдано было пособие на погребение ее мужа – 100 руб. из специальных сумм.

По ходатайству Совета выдача ей пособия из сумм государственного казначейства 1000 руб. разрешения не последовало, а назначена была Г. Фейз-Хановой в январе 1858 г. 257 руб. из государственного казначейства. За сим, по определению Совета Университета, 16 января 1868 г. выдано было вдове Фейз-Хановой из специальных сумм Университета пособие 300 руб.

Центральный государственный исторический архив Cанкт-Петербурга. – Ф. 14. – Оп. 2. – Д. 514.

 

Л. 140

Справка:

По случаю смерти лектора татарского языка Фейз-Ханова, вдове его было выдано 100 руб. из специальных сумм университета.

После сего, согласно ходатайству Совета Университета, Г. министр народного просвещения 20 декабря 1867 г. разрешил выдать вдове Фейз-Хановой пособие 257 руб. 30 коп. из государственного казначейства.

18 января 1868 г. Совет университета выдал Г. Фейз-Хановой в пособие 300 руб. из специальных сумм университета. Наконец, в январе 1873 г. выдано ей же, согласно прошению 200 руб.; всего выдано в 4 раза в пособие 857 руб. 30 коп.

Центральный государственный исторический архив Cанкт-Петербурга. – Ф. 14. – Оп. 2. – Д. 514.

 

Л. 160 (у Марданова)

В Санкт-Петербургский университет

Дочери покойного лектора восточных языков

С.-Петербургского университета муллы Хусейна

Фейз-Ханова Амины Хусейновны Фейз-Хановой

Прошение

Имею честь покорнейше просить С.-Петербургский университет прислать мне копию с послужного списка покойного моего отца, бывшего лектором в С.-Петербургском университете в 1856–65 годах. Причем посылаю 2 шестьдесят копеек, гербовые марки.

Жительство имею: Г. Казань, Екатерининская улица,

д. Алкиных.

Амина Фейз-Ханова

Казань, 1905 г. 23-го сентября.

Центральный государственный исторический архив Cанкт-Петербурга. – Ф. 14. – Оп. 1. – Д. 5615 (Об определении преподавателей практических уроков Ахмет Бен-Хусейна, Ламы Гомбоева и Кельзи и об определении мулла-Хусейна Фейз-Ханова по турецко –татарскому. 20 февраля 1856 г.).

 

Л. 77 (у Марданова)

Его Превосходительству господину Ректору

Императорского С.-Петербургского университета

Тайному советнику и кавалеру

Петру Александровичу Плетневу

Студенты факультета восточных языков, сознавая крайнюю потребность в практических преподавателях турецкого и татарского (восточной России) языков, заботились о приискании себе таких преподавателей, без которых занятия их не могли идти по названным языкам успешно. Поиски их увенчались совершенным успехом. Татарин мулла Хусейн, казанский уроженец, прекрасно помусульмански образованный, знающий не только турецкий и татарский языки, но также арабский и персидский, и свободно владеющий русским языком, изъявил готовность посвящать студентам несколько лекций в неделю для практических занятий татарским и турецким языками безвозмездно. В следствие этого студенты факультета восточных языков осмеливаются обратиться к Его Превосходительству с покорнейшею просьбою дозволить мулле Хусейну заниматься со студентами этого факультета, первого и второго разрядов, турецким и татарским языками в самом университете, так как частные квартиры не представляют никакого к тому удобства, и [так] как при занятиях этих необходим учено-педагогический надзор факультетского начальства.

Декан: М. А. Казем-Бек.

Сентября 25 дня, 1857 года.

Центральный государственный исторический архив Cанкт-Петербурга. – Ф. 14. – Оп. 1. – Д. 5615.

Л. 84

Министерство народного просвещения

Г. ректору С.-Петербургского университета

попечителя С.-Петербургского учебного округа канцелярия

18 ноября 1857 г. № 4754 на № 1421

Г. Министр народного просвещения от 14 сего ноября № 10278, по представлению моему разрешил допустить муллу Хусейна Фейз-Ханова к практическим занятиям со студентами Восточного факультета С.-Петербургского университета в турецком и татарском языках, без производства ему платы.

Об этом уведомляю Ваше Превосходительство в ответ на представление Ваше от 15 минувшего октября к надлежащему исполнению. Паспорт Фейз-Ханова при сим возвращается.

Попечитель С.-Петербургского учебного округа

Центральный государственный исторический архив Cанкт-Петербурга. – Ф. 14. – Оп. 1. – Д. 5615.

 

Л. 92

Министерство народного просвещения

ректорС.-Петербургского университета

16 октября 1857 № 1428

Свидетельство

Предъявитель сего, Турецкий подданный, преподаватель арабского языка при императорском С.-Петербургском университете Ахмет бен Хусейн в удостоверение чего выдано ему свидетельство для свободного проживания с супругою в С.-Петербурге сроком по 1-ое число декабря сего 1857 года.

 

Центральный государственный исторический архив Cанкт-Петербурга. – Ф. 14. – Оп. 1. – Д. 615.

Л. 196

Министерство народного просвещения

Совету С.-Петербургского университета

попечителя С.-Петербургского учебного округа канцелярия

20 марта 1860 г. № 1202

Г. Министр народного просвещения в продолжении от 15 сего марта за № 1765 по представлению моему, разрешил выдать практическому преподавателю турецко-татарского языка С.-Петербургского университета Фейз-Ханову в вознаграждение за безвозмездное преподавание им сего языка студентам Восточного факультета в продолжении полутора года, триста руб. сер. из экономической суммы сего университета.

Об этом имею честь Совет С.-Петербургского университета уведомить к надлежащему исполнению в ответ на представление от 11 минувшего февраля.

Попечитель

Центральный государственный исторический архив Cанкт-Петербурга. – Ф. 14. – Оп. 1. – Д. 5615.

 

Л. 214

В Совет С.-Петербургского университета

Декана факультета восточных языков

Донесение

Факультет восточных языков, принимая во внимание усердные и безвозмездные занятия со студентами практического преподавателя муллы Хусейна Фейз-Ханова и желая удержать такого полезного для факультета преподавателя, отличные знания которого в мусульманских языках с значительною пользою и успехом могут быть применимы к занятию со студентами, посвятившими себя изучению восточных языков, определил в заседании своем 19 октября сего года покорнейше просить Совет университета исходатайствовать Фейз-Ханову, в вознаграждение за его безвозмездные труды и в поощрение будущих его занятий, звание почетного гражданина, так как факультет по неимению средств не может просить о назначении ему жалования наравне с прочими практическими преподавателями.

Декан факультета: А. Мухлинский.

Секретарь: К. Голстунский.

№ 58

1860 г.

7-го ноября.

Центральный государственный исторический архив Cанкт-Петербурга. – Ф. 14. – Оп. 3. – Д. 15342 (Об определении муллы Хусейна практическим преподавателем турецкого и татарского языков).

Л. 3 (у Марданова)

Господину декану факультета

Восточных языков

Господин Министр Народного просвещения от 14 ноября [1857] за № 10238, по представлению господина попечителя С.-Петербургским учебным округом, разрешил допустить мулу Хусейна Фейз-Ханова к практическим занятиям со студентами Восточного факультета С.-Петербургского университета в турецком и татарском языках без производства ему платы.

Об этом имею честь уведомить Ваше Превосходительство для надлежащего исполнения по факультету.

Паспорт Фейз-Ханова при сем возвращается.

Ректор университета Плетнев.

Читал Хусейн Фейз-Ханов и получил паспорт.

Исполнено 17 декабря, №87, согласно постановлению факультета 16 декабря.

Центральный государственный исторический архив Cанкт-Петербурга. – Ф. 14. – Оп. 3. – Д. 15342.

 

Л. 4 (у Марданова)

Факультету Восточных языков

орд. проф. А. Мухлинского

Донесение

Честь имею донести факультету, что практический преподаватель турецко-татарского языка Фейзуханов будет занимать слушателей переводами с русского на турецко-татарский язык Русской истории пр. Устрялова и упражнениями в турецко-татарских разговорах 4 раза в неделю, а именно: в IV курсе по понед. от 10.30 до 12 ч., в III курсе по втор. от 13.30 до 15 час. и четв. от 10.30 до 12 ч. и во II курсе по сред. от 10.30 до 12 ч.

Орд. проф. А. Мухлинский.

15 января 1858 г.

Донесено ректору 18 января, № 5.

Центральный государственный исторический архив Cанкт-Петербурга. – Ф. 14. – Оп. 3. – Д. 15399 (Об исходатайствовании вознаграждения практическому преподавателю Фейз-Ханову 400 руб. сер.).

Л. 1 (у Марданова)

В Совет С.-Петербургского университета

Декана факультета восточных языков

Донесение

Факультет Восточных языков, оценяя неутомимое усердие в практических занятиях со студентами Восточного факультета разряда Арабско-персидско-турецко-татарского и видимую пользу преподавателя турецко-татарского Фейзу-Ханова, а с другой стороны, принимая во уважение, что он безвозмездно преподает уже полтора года, имею честь ходатайствовать перед Советом университета о назначении ему вознаграждения 400 р. с. из сумм для сбора за слушании лекций.

14 декабря 1859 г.

№67.

Центральный государственный исторический архив Cанкт-Петербурга. – Ф. 14. – Оп. 3. – Д. 15510 (Разная переписка за 1865 г.).

 

Л. 109 (собственноручно с незначительными орфографическими ошибками)

Его Превосходительству Господину Декану факультета

Восточных языков Императорского

С..-Петербургского университета

Лектора Х. Фейз-Ханова

Рапорт

Имею честь довести до сведения Вашего Превосходительства, что в течение минувшего 1864 года, я издержал 30 руб. собственных денег на покупку материала на занятия в каллиграфии.

За тем покорнейше прошу Вашего Превосходительства ходатайствовать о выдаче мне из университета вышеуказанные 30 руб. по прежнему примеру

Лектор Х. Фейз-Ханов

8 января 1865 г.

Центральный государственный исторический архив Cанкт-Петербурга. – Ф. 14. – Оп. 3. – Д. 15510.

Л. 135 (у Марданова)

Его Превосходительству господину декану факультета

восточных языков Антону Осиповичу Мухлинскому

лектора Фейз-Ханова

Донесение

Рассмотрев по поручению Вашего Превосходительства третий от 22 февраля 1865-го года отчет отправленного в Турцию с ученою целью кандидата Максимова, я пришел к заключению, что, как видно из образцов, представленных господином Максимовым с целью показать систему занятий его факультету, занимается он добросовестно и толково; отчет его показывает знание дела и трудолюбие; хотя, конечно, господин Максимов не мог избежать некоторых, впрочем, совершенно маловажных, ошибок в точности перевода и иногда допускает он не вполне основательные предположения.

Лектор Х. Фейз-Ханов.

13 апреля 1865 г.

 

Центральный государственный исторический архив Cанкт-Петербурга. – Ф. 14. – Оп. 3. – Д. 15510.

Л. 136 (у Марданова и меня)

Совету факультета Восточных языков

Лектора Фейз-Ханова

Рапорт

Намереваюсь по причине слабого здоровья отправиться на вакантное время в Киргизские степи для пользования кумысом, если последует на это разрешение начальства, и, предполагая возможность со стороны факультета какого-нибудь поручения, я считаю долгом донести об этом Совету оного. И если факультету угодно будет возложить на меня какое-либо поручение, то я покорнейше прошу Совет оного ходатайствовать перед начальством о выдаче мне более продолжительного, а именно от 10 мая по 5 сентября отпуска, с оставлением за мною всего мною получаемого содержания.

Лектор Х. Фейз-Ханов

14 апреля 1865 г.

Центральный государственный исторический архив Cанкт-Петербурга. – Ф. 14. – Оп. 3. – Д. 15510.

Л. 143

Его Превосходительству господину декану факультета восточных языков

Лектора Фейзханова

Рапорт

Считаю своим долгом довести до Вашего Превосходительства, что, по причине усиления болезни моей, я не надеюсь до моего отъезда быть в университете на лекциях и экзаменах; и потому честь имею покорнейше просить Ваше Превосходительство или поручить испытание г. г. студентов по моему предмету другому лицу или назначить это испытание у меня на квартире.

При сим имею честь препроводить на рассмотрение факультета программу по моим занятиям в 1865–66 академическом году.

Если эта программа будет одобрена факультетом, то покорнейше прошу Ваше превосходительство сообщить собранию факультета просьбу мою об увольнении меня от обязанности учителя каллиграфии.

Лектор Х. Фейз-Ханов

1 мая 1865 г.

Центральный государственный исторический архив Cанкт-Петербурга. – Ф. 14. – Оп. 3. – Д. 15510.

 

Л. 150–151

Замечания лектора Фейз-Ханова

по поводу проекта о переобразовании

факультета Восточных языков

Принимая смелость изложить здесь свое мнение по этому вопросу, отношу его только к разряду арабо-персидско-турецких языков.

1. Воспитанники нашего факультета и в настоящее время имеют достаточно занятий, так что студент с посредственными способностями даже при большом старании не может выйти хорошим кандидатом. Когда по уставу прибавятся еще лекции трех частей истории Востока и будет усилено преподавание арабского языка лекциями доцента оного, то круг занятий студентов боле расширится. Тогда, занимаясь только факультетскими предметами, нелегко будет кончить курс кандидатом; если же необходимо будет сверх того заниматься еще посторонними предметами, то выйти хорошим кандидатом будет чрезвычайно трудно; так что разве из десяти один или двое пересилят такой труд; остальные же окажутся слабыми ориенталистами и слабыми (например) юристами. А, по моему мнению, полезнее быть хорошим ориенталистом, чем полу-юристом и полу-ориенталистом.

Кроме того, занимаясь в университете около 8 лет, я знал многих из студентов, которые и до введения настоящего разделения факультета, занимаясь восточными языками с целью быть учеными, поступили в гражданскую службу, и наоборот, желавшие быть (например) переводчиками пошли по ученой части; и так воспитанник не знает и сам, какая дорога ему откроется. В случае же введения такого разделения факультета, если воспитаннику (например) ученого отделения откроется путь по гражданской службе, он должен заниматься еще год или два предметами, необходимыми для того пути. Поэтому, как мне кажется, факультету трудно удовлетворить такой цели студентов. При всем том, нет слова против пользы распределения часов лекций (если только это возможно) таким образом, чтобы они не совпадали с лекциями тех предметов; тогда, если кто пожелает слушать те лекции в продолжении четырех лет университетского курса, пускай слушает, а другие могут по своему желанию заниматься теми предметами после окончания курса в факультете Восточных языков. При этом экзамен из известных посторонних предметов сделать условием получения магистерской степени было бы нехудо; тогда неспособные молодые люди не домогались бы получить ее.

2. Усиление преподавания арабского языка в первом курсе очень желательная мера, потому что мы ясно видим, что студенты во 2-м и многие на 3-м курсе не знают арабской этимологии, так что нам, кроме правил турецкого языка, оказывается необходимым объяснить также правила этимологии арабского языка. Если на 1-м курсе преподавание арабского языка усилится, то это, конечно, облегчило бы труд преподавателей персидского и турецкого языков. Но, вместе с тем, если на 1-м курсе будет преподаваться только один арабский язык, я недумеваю, можно ли персидский и турецкий языки изучать в три года; в особенности, отрасли турецкого языка, составляющие отдельные наречия, в три года изучить, как мне кажется, очень трудно.

3. «В первых двух курсах будут читать только профессора, а лекторы начнут свои занятия с 3-го курса». Я не понимаю пользы от такого распределения. В таком случае, мне кажется, большая часть дорогого времени ученых профессоров будет употреблена на ознакомление студентов с азбукой и первоначальными элементарными сведениями, которые могли бы исполнять лектора; а профессора в последних курсах сообщали бы студентам свои ученые познания, согласно своему знанию.

Будучи почти 8 лет практическим преподавателем, в продолжении пяти лет, сознаюсь, я занимался с воспитанниками разговором без связи и системы; теперь два или три года как занимаюсь сообразно программе, поданной мной в факультет и утвержденной им; и, по опыту, нахожу, что разговором без всякой системы и связи очень мало можно принести пользы слушателям; ибо, откровенно сказать, нередко случается, что приходишь, например, в аудиторию, по расстройству духа или небрежности, то не находишь, с чего начать разговор или, начав, продолжать его; воспитанник также не находит, о чем начать речь; и потому пять или десять лекций проходит в молчании или поневоле повторяешь в сотый раз истертые фразы…. Это я говорю в отношении себя, другие преподаватели, может быть, гораздо способнее меня.

В настоящее время я занимаюсь в первом курсе следующим образом. После ознакомления студентов с азбукой и произношением букв в две или три лекции объясняю из грамматики об именах, затем из самых употребительных слов, как, например, названия предметов природы, человеческих органов, качеств их и т.д., составляю фразы с употреблением в них только пройденных грамматических частиц с объяснением заранее входящих туда слов; потом студенты сами делают грамматический разбор и перевод; за сим они сами же составляют из тех же материалов другие фразы; за сим в одну или две лекции прохожу местоимения, которые опять применяются в упражнении; таким образом студенты проходят вкратце все части грамматики и в разговоре, причем постоянно, исправляется их произношение; и в продолжении года они еще приобретают более 1000 коренных слов; впрочем, признаюсь, в отношении успеха моему предмету много помогает преподавание азербайджанского языка. О способе занятий моих в других курсахизложено в программе. За всем этим, если изложенный способ преподавания оказывается не вполне удовлетворительным, то факультет сам может дать нам лучшую программу системы преподавания по своему усмотрению; и в случае, если найдет, что я неспособен выполнить ее, то не затруднится, конечно, заменить меня лектором, более способным к этому делу.

Центральный государственный исторический архив Cанкт-Петербурга. – Ф. 14. – Оп. 3. – Д. 15511 (Журнал собраний факультета за 1866 г.).

 

Л. 11 (у Марданова)

Собрание от 25 февраля 1866 г. протокол № 6.

10. Заявление орд. Профессоров Березина и Мухлинского о командировании лектора Фейз-Ханова в Киргизские степи Оренбургской губ. Для доставления ему возможности окончить составление словаря киргизского языка.

Определено: принимая во внимание, что составление словаря киргизского языка будет служить во многом приобретением для лингвистики, ходатайствовать о командировании Фейз-Ханова в киргизские степи с 1-го апреля по 1-е сентября с сохранением содержания и с выдачею ему 300 р.с. из специальных средств университета.

И. д. декана: М. А. Казем-Бек.

А. Мухлинский, В. Григорьев, Д. Чубинин, И. Березин, В. Васильев, М. Навроцкий.

Секретарь: К. Голстунский.

Центральный государственный исторический архив Cанкт-Петербурга. – Ф. 14. – Оп. 3. – Д. 15511.

 

Л. 44

Собрание от 10 ноября 1866 г.

Определено: ходатайствовать перед Советом о назначении вдове Фейз-Хановой, в виде особой милости, в выдаче 100 руб. из сумм государственного казначейства за службу ее мужа при С.-Петербургском университете.

Декан Казем-Бек.

В. Григорьев, Д. Чубинин, М. Навроцкий, Хвольсон.

Секретарь К. Голстунский.

Центральный государственный исторический архив Cанкт-Петербурга. – Ф. 14. – Оп. 3. – Д. 15506 (Журнал собраний за 1864 г.).

 

Л.1

4. Донесение преподавателя Фейз-Ханова об отъезде магистранта Максимова на Восток.

Определено: принять к сведению.

Центральный государственный исторический архив Cанкт-Петербурга. – Ф. 14. – Оп. 3. – Д. 15506.

 

Л. 17

Собрание 14 апреля 1865 г. Протокол № 5.

Слушали: 1. Донесение лектора Фейз-Ханова об исходатайствовании ему отпуска на вакансионное время и сверх того на 29 дней.

Определено: принимая во внимание болезненное состояние, ходатайствовать об увольнении лектора Фейз-Ханова с 10-го мая по 25-е августа. Вместе с тем, поручить ему собирать различные надписи, отыскание клоторых может навести к открытию и уяснению многих исторических фактов.

Исполнено 19 февраля за №19.

Центральный государственный исторический архив Cанкт-Петербурга. – Ф. 14. – Оп. 3. – Д. 15502 (Программа преподавания 1863/65 гг.).

Л. 5 (собственноручно)

Программа занятий лектора Фейз-Ханова

со студентами факультета Восточных языков

С.-Петербургского университета в 1863–64 гг.

в I-м курсе

Читаю краткую грамматику татарского языка по своему руководству, и, чтобы применить на практике, занимаюсь со студентами переводом, разбором и пересоставлением кратких фраз, приведенных в моем руководстве, по мере пройденных правил.

во II-м

Занимаюсь со студентами переводом статей, приведенных в моем руководстве, с грамматическим разбором и применением пройденного к разговору.

в III-м

Занимаюсь со студентами переводом турецких газет, применяя пройденное к разговору.

и в IV-м

Занимаю студентов чтением и переводом частных и официальных писем на османском языке, написанных почерками губар и дивани.

Кроме того, занимаюсь со студентами I-го и II-го курсов упражнениями по каллиграфии.

Х. Фейз-Ханов

28 января 1864 г.

Центральный государственный исторический архив Cанкт-Петербурга. – Ф. 14. – Оп. 3. – Д. 15503 (Протоколы заседаний факультета за 1864 г.).

 

Л. 6 (у Марданова)

Господину декану Факультета восточных языков

Учителя каллиграфии Хусейна Фейз-Ханова

Рапорт

Имею честь довести до сведения Вашего Превосходительства, что в течении минувшего 1863 года я издержал на покупку материалов для занятий по каллиграфии тридцать руб. сер. За тем покорнейше прошу Вашего Превосходительства ходатайствовать у начальства университета о выдаче мне вышесказанной суммы.

Учитель каллиграфии Х. Фейз-Ханов.

1864 г. 7-го января.

Тридцать рублей получил: Х. Фейз-Ханов, 15 января 1864 г.

Центральный государственный исторический архив Cанкт-Петербурга. – Ф. 14. – Оп. 3. – Д. 15503.

 

Л. 11 (у Марданова)

Ваше Превосходительство

Милостивый Государь Антон Осипович!

Вследствие поручения Вашего Превосходительства, я прочитал и рассмотрел отчет командированного за границу с ученою целью кандидата г. Максимова о занятиях его исследованием Османской литературы и изучением разговорного турецкого языка, и нашел его удовлетворительным. Замечу только одно, что, мне кажется, нет необходимости тратить много времени на чтение таких книг, как, например, «Алты бармак», «Танких ат-таварих» и т.п. Потому что такие книги не редкость, большая часть из них находится в С.-Петербургских библиотеках; и музей Императорской Академии Наук скоро будет иметь всех в Турции печатанных книг. Стало быть, и здесь можно заниматься чтением таких книг.

Учитель Х. Фейз-Ханов

22-го января 1864 г.

Центральный государственный исторический архив Cанкт-Петербурга. – Ф. 14. – Оп. 3. – Д. 15452 (Журнал собраний факультета Восточных языков 1860/61 гг.).

 

Л. 15.

Собрание 17 февраля 1861 г.

4. Во время собрания определено ходатайствовать перед Советом университета об утверждении практикующего преподавателя Фейз-Ханова учителем Восточной каллиграфии с правами и преимуществами сему званию.

Центральный государственный исторический архив Cанкт-Петербурга. – Ф. 14. – Оп. 3. – Д. 15498 (Журнал собраний факультета за 1863 г.).

Л. 2 (у Марданова)

Собрание 17 января 1863 г. Протокол №1.

7. Донесение учителя каллиграфии Фейз-Ханова с просьбою выдать ему 30 р. с. на покупку материалов для занятий по каллиграфии и 35 р. с. на литографирование Татарской грамматики.

Определено: просить г. Председателя сделать распоряжение о выдаче под расписку г. Фейз-Ханову 65 р. с. на предметы, им указанные.

Исполнено.

Центральный государственный исторический архив Cанкт-Петербурга. – Ф. 14. – Оп. 3. – Д. 15521 (Журнал собраний факультета за 1867 г.).

 

Л. 7–9 (у Марданова)

Собрание от 10 марта 1867 г. Протокол № 5.

Слушали: 1. Сообщенное г. Ректором предложение г. По-печителя, который уведомляет, что по настоящему положению финансовых средств государства он затрудняется ходатайствовать перед г. Мин. Нар. просв. о назначении вдове Фейзхановой в единовременное пособие 1000 р. с., так как по закону она имеет право на получение только 400 р. с.

Определение: Представить Совету следующее: Факультету было известно применение закона к положению вдовы Фейз-Ханова относительно назначения ей пособия, но право ходатайства о назначении ей в пособие 1000 р. факультет основывал на следующих обстоятельствах, а именно: 1. лектор Фейз-Ханов в течении многих лет, не получая за то никакого вознаграждения и имея в виду лишь пользу науки и факультета; 2. научные занятия его, признанные факультетом и засвидетельствованные Академией Наук, выдвинули его из всей массы татарского населения России, несмотря на низкое происхождение и скудное воспитание; и в 3. здоровье Фейз-Ханова было расстроено усиленными научными и и педагогическими занятиями, и даже самая смерть его последовала при исполнении возложенного на него поручения, и, наконец, в 4-х. бедственное положение семейства покойного труженика. На основании этих обстоятельств просить Совет университета повторить свое ходатайство об испрошении вдове Фейз-Хановой 1000 р.с. в пособие из Государственного казначейства в виде особой Монаршеской милости к трудам покойного мужа ее. При том присовокупить, что подобное ходатайство со стороны Совета не только послужит к возможному временному обеспечению семейства, но и будет залогом будущего поощрения и привлечения мусульман к научным занятиям на пользу России, что, по мнению факультета, весьма важно в видах правительства.

Декан А. К. Казембек.

Д. Чубинов, В. Григорьев, В. Васильев,

М. Навроцкий, Д. Хвольсон.

Секретарь К. Голстунский.

Российский государственный исторический архив. – Ф. 775 (Центральное управление по цензурному ведомству). – Оп.1. – Д. 255 (О дозволении Яхину и Насырову издавать в Казани еженедельный листок на татарском языке «Танг-Юлдузы» («Утренняя звезда». Началось 11 сентября 1863 г. Кончилось 20 сентября 1863 г.).

 

Л. 3–4

Его Превосходительству

Господину Казанскому Военному

Губернатору генерал-лейтенанту

и Кавалеру Петру Федоровичу Козлянинову

Содержателя литографии

Казанского мещанина

Мухаммадвали Музаффарова Яхина и

Преподавателя татарского языка в

Казанском духовном училище из

государственных крестьян Абделкаюма Насырова

Прошение

Татары, едва ли не самое многолюдное племя из всех инородцев в Русской империи, до сих пор не имеют на своем языке периодического листка,поэтому распоряжения высшего правительства и местной власти, касающиеся более или менее непосредственно татар, доходят до них по слуху, не из первых рук. Отношения промышленные и торговые, которые в настоящее время деятельно развиваются, могут доходить до них несвоевременно, к вреду торгово-промышленной предприимчивости, к которой татары вообще очень склонны. Наконец, сколь не замкнуты татары в своем особом кружке, обуславливаемом религию и своеобразным местом, но сродни человеческой природе любопытство и на них простирает свою силу. И их интересует иногда знать, что делается на белом свете. Большинство татар не знает русской грамоты, весьма не многие владеют русским языком в такой степени, чтобы следить за русскими газетами. Татарский периодический листок мог бы устранить вышеуказанные неудобства. Мы можем предпринять издание такого листка, предполагая преимущественно передавать то, что содержится в русских наиболее употребительных газетах, каковы: С.-Петербургские Ведомости и т. под. По нашему убеждению следующие предметы должны войти в предполагаемое издание:

1.  Высочайшие Манифесты.

2.  Высочайшие указы и распоряжения правительства и местной власти, прямо или косвенно относящиеся к татарам.

3.  Торгово-промышленные новости.

4.  Сведения о происшествиях в России и наиболее замечательные события за границей, насколько это может интересовать татар.

5.  Статьи, заключающие популярное изложение общеполезных сведений, этнографические описания и рассказы для легкого чтения.

6.  Библиографические и критические заметки о книгах на татарском или другом мусульманском языке.

7.  Наконец, разного рода объявления.

Это издание не будет превышать размеров Губернских ведомостей, то есть должно выходить еженедельно от одного до двух печатных листов.

Издание и редакторскую ответственность принимаем на себя совокупно.

Представляя эти соображения на благоусмотрение Вашего Превосходительства, покорнейше просим исходатайствовать у господина министра внутренних дел разрешение нам издавать еженедельный листок на татарском языке под названием «Танг Юлдузы», то есть Утренняя звезда.

Декабря дня 1862 года.

К сему прошению содержатель литографии казанский мещанин Мухаммадвали Музаффаров Яхин руку приложил (подпись). Преподаватель татарского языка в Казанском Духовном училище Абделкаюм Насыров руку приложил (подпись).

20 сентября 1863 г.

№493

Петербургский цензурный комитет.

Российский государственный исторический архив. – Ф. 733 (Департамент народного просвещения). – Оп. 26. – Д. 130 (Об учреждении факультета Восточных языков).

Л. 493–498

Министерство народного просвещения

Господину министру народного просвещения

от Попечителя С.-Петербургского учебного округа

2 ноября 1855 г. № 6982  

В отношении от 24-го минувшего августа, Ваше Высокопре-восходительство, между прочим, уведомили меня, что разделили со своей стороны мнение мое о пользе и необходимости доставления студентам университета практических уроков в восточных языках… Вы полагали бы, со своей стороны, возможным допустить на первый раз и в здешнем университете способных лиц к практическому упражнению студентов из платы по найму, на счет остатков штатной суммы на жалованье профессорам и чиновникам… Факультет рассмотрел это дело (собрание 20 сентября) нашел, что: I. Преподаватели практических уроков должны быть из природных туземцев по принадлежности каждого языка; II. Факультет полагает необходимым иметь таких преподавателей по языкам: новоарабскому, персидскому, турецко-татарскому, монгольскому, китайскому и манчжурскому; VI. По турецко-татарскому языку факультет, по свидетельству профессоров: Мухлинского, Березина и Казембека, желал бы приобрести симбирского ученого муллу Хусейна Фейз-Ханова. Приобретение этого природного ориенталиста, по убеждению факультета, весьма было бы полезно по кафедре турецких наречий… Что касается до муллы Хусейна Фейз-Ханова, предназначаемого факультетом для практических занятий по турецко-татарскому языку, то он изъявил желание поступить на Восточный факультет в качестве лектора, без жалованья, с тем, однако, чтобы служба его при университете считалась действительной; при чем объяснил, что он всяким единовременным возмездием, какое начальству угодно будет назначить за его труды, останется доволен и готов, если нужно, подвергнуться испытанию…

К сему считаю долгом присовокупить, что о мулле Хусейне Фейз-Ханове, предназначенным для практических уроков по турецко-татарскому языку, я вхожу к Вам, милостивый государь, с особым представлением.

Попечитель С.-Петербургского учебного округа

М. Мусин-Пушкин.

Российский государственный исторический архив. – Ф. 733. – Оп. 26. – Д. 130.

 

Л. 498

Копия с отношения попечителю С.-Петербургского учебного округа Попечителя Казанского учебного округа, от 8 августа 1855 г. за № 2699

В следствии отношения Вашего Превосходительства от 3 прошедшего июня предлагал я Гл. ординарному профессору Казанского университета Готвальду и директору 1-ой Казанской гимназии спросить Ташкентца Абдекаримова и Бухарца Бен-Хусейна, не пожелают ли они поступить на службу в Восточный факультет С.-Петербургского университета преподавателями для практических уроков Восточных языков, на условиях, изложенным в означенном отношении.

 Ныне гг. Готвальд и Ростовский донесли мне, что означенные иностранцы желают поступить на службу в Восточный факультет С.-Петербургского университета и из них первый с тем, чтобы ему было назначено жалованье по пятьсот руб.сер. в год и из того числа 100 руб. выслано вперед сюда на подъем и проезд по совершенному неимению на то собственных средств.

Имею честь уведомить о сем Вас, милостивый государь, и присовокупить, что Абдекаримов и бен-Хусейн никаких документов с собой представить не могут, но, как иностранцы, имеют только виды от Губернатора на проживание в Казани.

Подлинное подписал: Генерал-лейтенант Молоствов

Скрепил: управительканцелярии И. Цепелев

Российский государственный исторический архив. – Ф. 733. – Оп. 26. – Д. 130.

 

Л. 499

Министерство народного просвещения

Господину министру народного просвещения

Департамент С.-Петербург

2 ноября 1855 г. от Попечителя

С.-Петербургского учебного округа

В отношении от настоящего числа за № 6982, я имею честь довести до сведения Вашего Высокопревосходительства, что ученый татарин мулла Хусейн Фейз-Ханов изъявил желание поступить в факультет Восточных языков в качестве лектора татарского языка, без жалованья, но с тем, чтобы служба его при университете считалась действительною, он же всяким единовременным возмездием, какое начальству его будет угодно сделать за его труды, останется доволен и готов, если нужно, подвергнуться испытанию.

Декан Восточного факультета Действительный Статский Советник Казамбек свидетельствует, что он знает Фейз-Ханова в течение семи лет с отличной стороны, а также как ученого ориенталиста, который для факультета Восточных языков может быть весьма полезен.

Принимая во внимание таковой отзыв Казембека о Фейз-Ханове, равно изъясненную в вышеупомянутом отношении моем необходимость иметь при Восточном факультете преподавателя практических уроков по татарскому языку, а также то, что Фейз-Ханов готов занять это место, не получая жалованья, что при ограниченности средств Университета составляет весьма важное обстоятельство, я по всем этим причинам полагал бы определить муллу Хусейна Фейз-Ханова преподавателем практических уроков по турецко-татарскому языку при факультете Восточных языков С.-Петербургского университета, однако ж не в качестве лектора, а с правами службы, присвоенными Высочайше утвержденным 22 октября 1854 г. штатом означенного факультета учителю Восточной каллиграфии, но без производства жалованья.

Представляя это предположение мое, на Ваше, милостивый государь, усмотрение, считаю долгом присовокупить, что если Вашему Высокопревосходительству угодно будет на них согласиться, я, по получении о том уведомления, войду с кем следует в предварительные сношения об утверждении в учебной службе Фейз-Ханова, принадлежащего к ведомству Алатырской Удельной конторы, Симбирской губернии.

Попечитель С.-Петербургского учебного округа

Мусин-Пушкин

Российский государственный исторический архив. – Ф. 733. – Оп. 26. – Д. 130.

Л. 545

Министерство народного просвещения

Господину министру народного просвещения

22 марта 1856 г.

от Попечителя С.-Петербургского учебного округа

От 2 ноября 1855 года я имел честь обращаться к Вашему Высокопревосходительству с покорнейшею просьбою об определении муллы Хусейна Фейз-Ханова преподавателем практических уроков по турецко-татарскому языку при факультете Восточных языков С.-Петербургского университета, с правами службы, присвоенными Высочайше утверждением 22 октября 1854 года штатом означенного факультета учителю Восточной каллиграфии.

Имея в виду отношение Вашего Высокопревосходительства от 15 минувшего февраля, № 1552, об определении преподавателями практических уроков студентам Восточного факультета: Ахмета бен Хусейна по языку новоарабскому, Абделкаримова по китайскому, Гомбоева по монгольскому и Кельзи по арабскому, и принимая во внимание, что изучение татарского языка в практическом отношении столь же необходимо, как и изучение в сем отношении прочих восточных языков, я долгом считаю возобновить пред Вами, милостивый государь, мое ходатайство об определении муллы – Хусейна Фейз-Ханова, на основании в изложенных вышеупомянутом отношении моем, преподавателем практических уроков по турецко-татарскому языку.

Попечитель С.-Петербургского учебного округа

Мусин-Пушкин

 

Российский государственный исторический архив. – Ф. 733. – Оп. 26. – Д. 130.

Л. 569

Министерство народного просвещения

Господину министру народного просвещения

Департамент народного просвещения

4 ноября 1857 г. № 4561

от Попечителя С.-Петербургского учебного округа

Факультет Восточных языков, признавая, что для большей успешности практических занятий студентов сего факультета в языках турецких и татарских необходимо иметь при университете особых для этого преподавателей, вошел к ректору С-Петербургского университета с представлением о допущении татарина муллы Хусейна Фейзуханова, казанского уроженца, к практическим занятиям в С.-Петербургском университете со студентами Восточного факультета. При этом факультет Восточных языков объяснил, что Фейзуханов известен факультету своими занятиями и, зная не только турецкий и татарский языки, но также арабский и персидский, и свободновладеющий русским языком вполне обладает необходимыми для сего знаниями и совершенною способностью к педагогическим занятиям.

Вследствие представления о сем ректора С.-Петербургского университета, находя, со своей стороны, допущение Фейзуханова к практическим занятиям со студентами Восточного факультета весьма для них полезными, я имею честь об этом представить на благоуважение Вашего Высокопревосходительства, покорнейше испрашивая разрешения допустить Хусейна Фейзуханова к практическим занятиям со студентами в турецком и татарском языках, без производства ему платы.

Паспорт лашмана Хусейна Фейзуханова при сим имею честь представить.

Попечитель С.-Петербургского учебного округа

 

Российский государственный исторический архив. – Ф. 733. – Оп. 26. – Д. 130.

Л. 570

Министерство народного просвещения

Господину попечителю С.-Петербургского учебного округа

Департамент народного просвещения

14 ноября 1857 г. № 10208 на № 4561

По представлению Вашего Сиятельства от 4 ноября о разрешении допустить Хусейна Фейз-Ханова к практическим урокам по турецко-татарскому языку при факультете Восточных языков С.-Петербургского университета и согласно изъявленному им желанию принять эту обязанность до времени без жалованья и без прав службы, как видно из прилагаемой у сего подписки его, я разрешаю допустить Хусейна Фейз-Ханова к исполнению сей обязанности, на том же основании, на коем, по пункту 2-му предложения моего г. Предшественнику Вашего Сиятельства от 15 февраля другими преподавателями практических занятий со студентами Восточного факультета в С-Петербургском университете.

Министр народного просвещения

Российский государственный исторический архив. – Ф. 733. – Оп. 26. – Д. 328 (О выдаче паспортов преподавателям восточного языка С.-Петербургского университета Ахмету-бен-Хусейну и Абдекаримову).

 

Л. 1–3

Попечитель С.-Петербургского учебного округа от 12 января 1857 г. за № 186 обратился к министру народного просвещения о выдаче видов на жительство от С.-Петербургского университета, а не из Иностранного отделения Адресной экспедиции преподавателям практических уроков для студентов Восточного факультета без присвоения прав службы – бывшему преподавателю арабского языка в Казанском университете турецкому подданному Ахмет бен Хусейну и китайскому уроженцу Абдекаримову. Просил освободить от «всяких адресных сборов» как преподавателя турецкого языка Вехби-эфенди и выдать Ахмету бен Хусейну и Абдекаримову свидетельство на свободное жительствоот С.-Петербургского университета сроком на 2 месяца.

Исправляющий должность

попечителя С.-Петербургского

учебного округа

Российский государственный исторический архив. – Ф. 733. – Оп. 120. – Д. 323 (О командировании некоторых лиц Министерством народного просвещения за границу с ученою целью)

 

Л. 5

Министерство народного просвещения

Господину министру народного просвещения

от ПопечителяС.-Петербургского учебного округа

10 марта 1866 № 941

В 1863 г. во время поездки лектора С.-Петербургского университета Фейз-Ханова в Киргизские степи факультет Восточных языков поручил ему заняться исследованием киргизского наречия, собиранием пословиц и поверий и составлением словаря. По возвращении своем г. Фейз-Ханов представил отчет о своих занятиях, который был одобрен факультетом и кроме того разбор двух надписей, напечатанный в Записках Археологического общества, и образец неоконченного словаря. Факультет Восточных языков, вполне оценяя труды Фейз-Ханова и имеяв виду, что окончательное составление словаря киргизского наречия будет важным пособием для преподавания и приобретением для лингвистики, просил бы исходатайствовании командирования г. Фейз-Ханова в Киргизские степи с 1-го апреля по 1-е сентября сего года с сохранением содержания.

Вследствие сего, и имея в виду доставить г. Фейз-Ханову возможность считать начатый им полезный ученый труд, я, согласно представлению Совета здешнего Университета, имею честь покорнейше просить Ваше Высокопревосходительство о командировании лектора Фейз-Ханова с ученою целью в Киргизские степи по 1-е сентября сего года с удержанием за это время получаемого им от Университета содержания.

Попечитель

Российский государственный исторический архив. – Ф. 733. – Оп. 120. – Д. 323.

 

Л. 10

Министерство народного просвещения

Господину попечителю С.-Петербургского учебного округа

 Департамент народного просвещения

22 марта 1866 г. № 2914 на № 941

На представление Вашего превосходительства от 10 текущего марта имею честь уведомить, что я согласен на командирование лектора Императорского С.-Петербургского университета Фейз-Ханова в Киргизские степи с ученою целью, с 1 апреля по 1 сентября сего года, что причитающееся ему за это время содержание, получаемое им по С.-Петербургскому университету, может быть ему сохранено на основании существующих постановлений.

Министр народного просвещения Головнин

Институт восточных рукописей РАН. – Ф. 152 (Азиатский музей). – Оп. 1. – Д. 4 (Переписка о комплектовании и использовании рукописей и печатных работ музея; авансовые отчеты по мелким хозяйственным расходам).

Л. 19

Мулле Гусейну за 26 восточных рукописей (рукописи и печатные копии) отдано 23 октября 1854 г. сто рублей серебром.

Получил Хусейн Фейзуханов

Институт восточных рукописей РАН. – Ф. 152. – Оп. 1. – Д. 4.

 

Л. 94

Получил шестьдесят пять рублей серебром Хусейн Фейзханов 1857 г.

Институт восточных рукописей РАН. – Ф. 152. – Оп. 1. – Д. 4.

 

Л. 151

История Сулчуков на турецком языке получил от г. Академика Дорна.

26 января 1859 года Хусейн Фейзханов

Институт восточных рукописей РАН. – Ф. 152. – Оп. 1. – Д. 4.

 

Л. 160

Получил двадцать пять руб. за перепись персидских текстов мулла Хусейн Фейзханов 5 марта 1860 г.

 Институт восточных рукописей РАН. – Ф. 152. – Оп. 1. – Д. 5 (Выписка из протоколов общего собрания Академии наук и переписка с академиками, учреждениями и частными лицами о комплектовании Азиатского музея).

 

Л. 62

Пятьдесят рублей за книги: История Джаудет (4 тома); Хейруллы (11 т.) рукописи о некоторых событиях – получил мулла Хусейн Фейзханов.

12 ноября 1863 г.



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.